Из жизни подростков - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Из жизни подростков (Проза)
Из жизни подростков
(Ellena)Дата: Четверг, 12.02.2015, 18:24 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Каждый день Таня шла в школу через весь поселок. Дорога занимала полчаса. Это был обычный населенный пункт, находящийся в отдалении от крупных городов и областных центров. Такие места часто называют "депрессивными".
Когда о поселках подобного рода заходит речь, то часто упоминаются одни и те же атрибуты: грязные улицы, давно не ремонтированные здания, разрушенные деревянные строения и ничем не занятые пьющие люди на улице. Хоть Тане и исполнилось двенадцать лет, она обо всем этом знала, но еще не выработала собственного мнения по поводу этого. Она считала, что в любой теме слишком много подводных течений, чтобы судить обо всем смело, открыто и с первой попытки.
Сегодня к Тане в школе подошли Оля, одноклассник Зеленый, и еще один подросток постарше из параллельного класса. Немного заискивающим голосом они сказали, что хотят зайти к ней после уроков.
-Посмотреть, - усмехаясь, сказал старшеклассник. Ее поразило, как непривычно прозвучал дружелюбный голос в отношении к ней.
То, что с Таней разговаривали, да еще дружелюбно, было из ряда вон выходящим событием. Как правило, хорошим обращением Таню не баловали. С ней в течении последнего года вообще старались не заговаривать. А если и разговаривали, то только чтобы наехать, или прокомментировать какой-то недостаток в ее внешности. Но сейчас происходили такие события, что можно было спокойно отклоняться от общепринятых правил.
На уроке учительница сказала хорошо артикулированным уверенным голосом:
-Давайте поможем Тане. Все знают, какое тяжелое событие произошло в ее жизни. Все должны понимать, как важна в такой ситуации ваше поведение.
Дальше шли еще и другие слова о том, что очень важно поддерживать человека, понимать его, быть добрым и сочувствующим. Таня, услышав это, прониклась и ей показалось, что слова искренние, и к ней, наконец, начнут относиться по-человечески. Оля даже села с ней за одну парту.
Но на следующей перемене все опять вернулось на круги своя, и Таня продолжала сидеть одна.
В прошлом году у нее была подруга. Но подруга переехала в соседнее село, и стала ходить в другую щколу. Казалось бы - всего двадцать километров. Они могли видеться почти каждый день! Но жизнь Тани изменилась с того момента кардинально. С ней перестали дружить вообще. Она упала так, что дальше некуда.
Конечно и раньше, со своей толстой подругой, она не была на высоте в классе. Но теперь и говорить нечего.
И когда к Тане подошли и сказали, что хотят к ней прийти, то она быстро согласилась. Конечно, Таня понимала, зачем они собираются ее навестить, но это по большому счету ничего не меняло.
В какой-то момент Таня даже подумала, что к ней подойдут еще раз. Она внимательно следила за Олей - может быть, ее слова означают, что они пойдут домой вместе. Но Оля не собиралась больше к ней подходить. Оля собиралась домой после уроков вместе со своими подругами, и даже не думала смотреть в ее сторону. Так что Таня вышла на улицу одна.
Путь ее пролегал сначала через небольшой район, застроенный каменными домами - это была целая улица, на которой стояло двенадцать хрущевок. А потом - через сектор частной застройки, который тянулся очень далеко.
Когда Таня шла мимо каменных домов, в какой-то момент ей казалось, что она находится в городе. Был на улице такой участок, проходя по которому человек видел, что его со всех сторон окружают дома, и была иллюзия настоящей городской улицы. Хоть это продолжалось недолго, но такой момент наступал. Таня ходила по улице каждый день, и научилась его улавливать - такой эффект возникал всего из нескольких точке обзора - в улице и в одном из дворов. Во всех остальных местах пейзаж обязательно портился деревянным домом, торчащим из-за хрущоб, или чем-то подобным.
Но стоило сделать несколько шагов вперед, как иллюзия разрушалась. Не оставалось никаких сомнений, что ты находишься именно в поселке. Стоило пройти еще немного - как окончательно рассеивались маленькие толпы учеников, выходящих из школы, и начинался длинный поселок.
Школьники горланили во всю глотку, но через какое-то время они терялись из виду. Таня оставалась в полном одиночестве, и уныло шла через поселок. Она переходила через переезд. Иногда мимо проезжал пассажирский поезд, и Таня тоскливо смотрела на него. Больше всего Тане хотелось куда-то уехать.
Рядом с переездом стояли две хрущобы. Они выглядели неуместно и потерянно на фоне темного леса и пустынного широкого поля, но Таня завидовала тем, кто живет здесь, потому, что сама она жила в менее комфортных условиях - в маленьком деревянном доме.
Теоретически Таня понимала, что в ее жизни происходят вещи, которые многие назвали бы более серьезными, чем противостояния, которые возникают у них в классе. Когда она смотрела на себя со стороны и пыталась представить, что скажет взрослый человек, глядя на это, она осознавала, что он не придаст никакого значения их школьным разборкам. Но когда Таня оказывалась среди сверстников, она не очень хорошо отдавала себе в этом отчет. То есть, понимание ситуации ничего не меняло.
В поселке за последнее время появилось несколько новых домов, некоторые дома были отремонтированы, но большая часть домов не изменились. Множество домов стояло пустыми и заброшенными, у них провалилась крыша и просели стены. Но односельчане не трогали эти дома. Возможно, в знак уважения к давно уехавшим хозяевам. Поэтому здания оставались стоять. Похожими на декорации. В окнах до сих пор висели занавески. Наверно, там и мебель сохранилась, думала Таня.
Заброшенные дома казались частью каких-то странных декораций, котрые непонятно кто здесь соорудил. Чем больше Таня смотрела на это, тем больше она об этом думала. И ей становилось не по себе.
Скоро Таня дошла до маленького деревянного дома. Он стоял на окраине, вдалеке от основной улице. И был более обшарпанным, чем все остальные.
Маленькие оконца пропускали очень мало света. Старая мебель покрылась пылью. Металлическая поверхность радиоприемника отражала комнату вверх ногами, как кривое зеркало. В комнате было не убрано. На столе стояла грязная посуда. На полу валялся мусор. По большому счету, грязь лежала здесь все время, насколько Таня себя помнила. Она не раз пыталась ее отмыть, но все снова покрывалось грязью. Водопровода в доме не было, и каждый раз перед уборкой нужно было греть воду. Никто этого никогда не делал.
Таня положила портфель в угол. Немного постояла, разглядывая комнату. Взяла тряпку, намочила в холодной воде и начала тереть поверхность кухонного шкафа. Она терла изо всех сил, но все-таки пятна оттирались с большим трудом.
В комнате стоял еще один шкаф с полированной поверхностью. А как оттирать его? Ведь можно испортить поверхность. а это значит, что он так и останется грязным.
Стало пасмурно, и свет в маленьких оконцах еще больше потускнел. Таня терла шкаф некоторое время, и ей удалось отмыть несколько пятен, но было много других. Пятна лежали на полу, на стенах, на мебели, на окнах. Даже если бы ей удалось оттереть пол, на нем все равно оставались бы следы облезлой краски. Красивее от этого комната не стала бы. Чуть не плача, Таня бросила губку.
На кухне тоже лежала гора грязной посуды. Таня посмотрела на полки - еды почти не осталось. Она спустилась в погреб - там хранилось немного варенья. Таня вытащила большую трехлитровую банку, отнесла в комнату. Отодвинула грязную посуду, поставила банку рядом. Зачерпнула в ковш ледяную колодезную воду. Стала ложкой есть прямо из банки и запивать из ковша. Таня с утра ничего не ела, поэтому ей показалось, что это очень вкусно.
Раньше Таня не брала ничего из погреба. Но сейчас другого выхода не оставалось.
Очень долго Таня сидела и ела варенье. Сначала она пробовала макать туда булку, но булка скоро кончилась, и Таня стала есть варенье просто так, ложками. Сидя среди грязной комнаты.
В таком виде ее застала соседка. Встав на пороге грязной комнаты, она всплеснула руками.
-О господи! Как в хлеву.
Таня ничего не говорила, потому, что не знала, что ей сказать. Соседка оглядела комнату, и издала вздох, похожий на стон. Тане стало неловко, что она делает это слишком надрывно. Если бы можно было приглушить эмоциональный накал, идущих от женщины, допустим, повернув рычаг, Таня бы это сделала.
Иногда она жалела, что у людей нет таких переключателей. Она была бы очень рада.
-Ну, чего расселась, пойдем, что ли? - Сказала соседка. Наверно, добрые люди должны выглядеть именно так. То, что она видит перед собой - это доброта и человечность. Таня подумала об этом почти спокойно, без эмоций. Женщина повернулась спиной. Таня осталась сидеть неподвижно. соседка обернулась.
-Ну? Чего застыла? Сколько я должна ждать? Боже мой, до чего тупые.
Таня не двигалась.
-Или мне силком тащить?
Таня встала, надела куртку и пошла следом за ней.
Дочь соседки, Оля, никогда не ходила домой вместе с Таней. Половину пути она шла с подружкой, а потом - в одиночестве.
Соседи недавно сделали ремонт, и дом был похож на городскую квартиру. У них даже имелась ванная.
Таня давно не мылась. Баню у них уже год, как не топили. А денег на общественную баню у нее теперь не было. Она и раньше-то не очень часто ходила в баню. Но теперь волосы у нее были такие грязные, что определить настоящий цвет при всем старании никто бы не смог.
-Хоть бы помылась, - говорила Оля. - Нет, я все понимаю, но неужели воды не согреть и не вымыть себе элементарно голову?
Два месяца назад Таня пыталась согреть воду, и самостоятельно вымыть голову. Но подхватила простуду, когда сушила волосы, а в медкабинете не дали освобождения.
-Иди на уроки, - сказали ей с осуждающим видом. - Хотят дома посидеть.
За столом сидел младший брат Оли с тарелкой супа. Из соседней комнаты Таня слышала взволнованный голос Оли.
-Мама, ее что, со мной положат?!
И через какое-то время она отчетливо сказала:
-Мама, я не хочу с ней спать!
Брат Оли загоготал, глядя то на закрытую дверь в соседнюю комнату, то на Таню.
Таня хотела уйти. но она со вчерашнего дня ничего не ела. И ведь день думала только об этом.
Вышла соседка. Сказала Тане, чтобы та шла с ней на кухню. Таня спросила:
-А как отмывать поверхность полированного шкафа?
Соседка вздохнула, и на выдохе ответила:
-Выбросить и купить новый.
Тане поставили еду отдельно на кухне. Она чувствовала, что надо отказаться, но есть очень хотелось. Таня выглянула в общую комнату. Там Оля с матерью ставили тарелки на стол.
Соседка разговаривала с мужем.
-И кто их знает, чего там у них творится, - говорила она.
-Главное, один за другим умерли от рака, - сказал муж.
-Да! Ведь такого никогда не бывает. От рака умирают поодиночке.
-Это же не заразная болезнь...
На тарелке перед Таней стоял суп. Таня поняла, что как ни была голодна, не сможет это съесть. Она все-таки заставила себя проглотить несколько ложек каши, чтобы соседка снова не начала орать, и съела кусок хлеба, который лежал рядом. Выпила стакан чая. Суп так и остался тарелке. К счастью, рядом с ней никого не было.
Таня потихоньку выскользнула на улицу. Стараясь, чтобы никто не увидел, добралась до дома.
Постепенно сгущались сумерки. Они заполняли собой все пространство. Небо начинало блекнуть. За домом Тани начиналось поле, а за ним - река. На реку Таня летом ходила купаться.
Тане предстояла ночевка в пустом доме. Идти туда не хотелось. Но не потому, что Таня боялась, а по привычке - она вообще старалась как можно меньше времени проводить дома. Вот и сейчас она прошлась по пустому, темному двору и свернула в дом. К тому времени едва можно было разглядеть, что находится под ногами.
Таня зашла в дом и заперлась изнутри на щеколду, твердо решив, что если придет соседка, открывать она не будет. И включила свет.
Но тут же сообразила, что глупо не открывать. Свет-то в окне видно. Но, с другой стороны, дом чем-то напоминал крепость. Со стороны окон дом был окружен высоким забором ("Так называемый палисадник", - усмехаясь, объясняли местные приезжим). И пока не разобьешь окно, в дом не попадешь. Остается только взламывать замок. А уж этого делать никто не будет.
Почувствовав себя в безопасности, Таня оглянулась по сторонам. Первым делом она затопила печь. Потом выключила свет, взяла фонарь и поднялась по лестнице на чердак.
Сюда заходили редко. Только когда требовалось найти какую-нибудь давно забытую вещь. Но сейчас оказалось, что на чердаке очень удобно прятаться. Высокая треугольная крыша была лишена слуховых окон и окон в торцах. Если выключить фонарь, наступит кромешная тьма. Здесь можно было даже спать. Если бы не холод. Ночью здесь резко холодало. И, посидев немного, Таня решила спуститься.
В доме стало заметно теплее. Таня подумала, и поставила греться воду, чтобы вымыть посуду. Она долго терла, и устала, но посуда еще оставалась. Грязную воду Таня вылила в ведро. Чтобы вынести ведро, нужно было выходить на улицу, а Тане не хотелось.
Мыть голову Таня не стала. Она подумала, что если простудится, к ней обязательно придет соседка, и отказалась от этой идеи.
Она выключила свет, чтобы никто, заглянув с улицы, не мог определить, что она дома.
За печью лежал продолговатый предмет, накрытый простыней. Таня боялась подходить к нему. Но при одной мысли, что нужно идти ночевать к соседям, ей становилось страшно. И она решила, что лучше останется здесь.
Включив лампу и плотно задвинув занавески, Таня сделала кое-что из уроков. Поела еще немного варенья, положила дрова в печь. Печь давно не ремонтировалась и сильно дымила. От этого в комнате были разводы от дыма. Это делало полноценную уборку невозможной - как, например, оттереть копоть с бумажных обоев?
Таня выключила свет, оставшись в кромешной темноте. Глаза постепенно привыкли. Таня смогла хорошо разглядеть людей, которые проходили по улице. Странно, но страха она совсем не чувствовала.
И вдруг раздался странный звук, похожий на стон. Таня на миг вздрогнула, но взяла себя в руки и включила свет. В доме все было, как раньше. Она заглянула за печь. Ничего не изменилось. Предмет лежал все так же неподвижно. Таня выключила свет снова.
Кто-то постучал в дверь. Таня слышала, как ее позвали. Но она не включила свет и не отозвалась, надеясь, что никто не догадается о том, что она здесь.
Таня знала, что соседка беспокоится. Если она не пустит сегодня Таню переночевать, остальные соседи могут ее осудить. Как бы ни презирали Таню и ее семью, но в такой ситуации правила предписывали поступать строго определенным образом. Так что Таня понимала - нужно действовать решительно. И не зажигала света всю ночь.
 
(Ellena)Дата: Пятница, 13.02.2015, 11:34 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Дина сначала не хотела ехать. Но потом вспомнила, что давно собиралась в поездку куда-нибудь на северный Урал, или на Белое море. И неожиданно для себя согласилась.
Отношение к путешествиям у нее было двоякое. С одной стороны, она, как и все Мироновы, впадала в ужас от мысли, что в глухих местечках может кто-то жить. С другой - восхищалась старинными улочками и зданиями, которые сохранились в небольших городах и очень любила гулять в таких местах. Она жила в большом городе, и редко удавалось выбраться на природу. Да природы почти не осталось в непосредственной близости от нее. И поэтому она с радостью постаралась воспользоваться возможностью и уехать из города подальше.
Дина боялась летать самолетами. На поезде она ехать тоже не хотела, и поэтому решила поехать на машине. Путь должна была занять несколько дней, и Дина предупредила Мироновых, что половину недели ее не будет. Они согласились.
Дело было так. У Миронова умерла от неизлечимой болезни сестра, живущая в далеком поселке. Незадолго до этого умер ее муж. Миронов знал, что она болеет, но известие пришло к нему неожиданно. Нужно было что-то решать. Их дочь Таня оставалась совсем одна, и Мироновы собирались оформить опекунство.
Нужно было ехать за Таней. Сам Миронов сейчас ехать никак не мог. Его жена ужасно боялась отъезжать так далеко от Москвы - она испытывала непонятный страх перед такими поездками. Она наслушалась разговоров о том, какая там ужасная жизнь, и ехать категорически не соглашалась.
Дина узнала об этом, и сказала, что она может поехать.
-Только мне нужно как-то объяснить свое отсутствие на работе, - сказала она.
-Мы все устроим, - сказали Мироновы.
Когда Дина поделилась с друзьями идеей поездки, они сказали, что сама по себе мысль хорошая.
-Не знаю, вернусь ли я оттуда, - сказала Дина.
-Что, так далеко придется ехать?
-Да, больше двух дней пути только в одну сторону.
-Может быть, лучше полететь на самолете? Ну, вырвет, подумаешь...
-Это же не морская болезнь. Я не боюсь, что меня вырвет. Я боюсь другого...
-Ладно, бывает. Я знаю, некоторые не могут летать.
-Мне однажды доводилось бывать в маленьком городе. Я сидел в машине. Вдруг, неожиданно для меня, из-за угла выскочили трое с большими палками, и накинулись на какого-то чувака, идущего по улице. И начали его бить ногами. Я даже не успел испугаться... Тут же откуда-то взялись еще несколько человек, и кинулись ему на подмогу. Я тогда подумал - хорошо, что я не вмешался. Правильно говорят - не надо вмешиваться.
-Хорошо, - сказала Дина. - Я не буду вмешиваться.
-Я не к тому. Просто там иногда бывает что-то такое...
-А мне рассказывали, как какую-то машину стали крушить бейсбольной битой...
-Можно подумать, у нас такого нет.
-А что, кто-то другой вместо тебя не может поехать?
-Мне самой интересно.
-Я бы тоже поехал, но не могу.
Впоследствии выяснилось, что очень многие из друзей и знакомых Дины хотят поехать, но не могут. Но Дина все-таки от своей мысли не отказалась.
Первую часть пути она ехала спокойно. Она даже не чувствовала, что устает, или что пейзаж за окном становится все однообразнее. Наоборот, она с интересом смотрела на пейзаж за окном. Кое-что даже фотографировала.
Ей говорили, что в здешних местах много заброшенных деревень. Она любила всякие такие вещи. Ей нравилось, что можно зайти в дом, где когда-то жили люди, все там осмотреть, найти какие-то предметы, которые раньше составляли часть чужой жизни. И Дина решила обязательно найти такую заброшенную деревню.
Очень скоро ей это удалось. По дороге ей стали попадаться деревни с домами без окон, или с покосившейся крышей, или с проломами в стенах.
Из-за того, что Дина останавливалась рядом с заброшенными домами, она сильно задержалась. Она и сама понимала, что время уходит, но хотела пробраться в эти дома, как можно больше осмотреть, сфотографировать и привезти эти снимки в город, чтобы показать своим знакомым. Все-таки, экзотика.
Было что-то притягательное в том, чтобы заходить в пустые здания. Которые иногда выглядят так, как будто из них только что уехали.
Особенно запомнился небольшой дом, стоявший у самой дороги. В нем остлась еще старая мебель и, что удивило Дину больше всего, стеллаж с книгами. Несмотря на щели в потолке и в стенах, книги сохранились довольно хорошо. И, хотя страницы слиплись, их можно было читать. Или даже взять с собой. Дина немного задержалась у стеллажа. Как будто это был книжный магазин. Несколько книг - в основном, художественных, - она забрала.
О цели поездки, то есть, о встрече с Таней, она если задумывалась, то очень немного. Она знала, что девочка живет одна в доме. В своей способности найти этот дом она не сомневалась, а все остальное интересовало ее крайне мало.
Дина остановилась еще в нескольких местах. В маленьком городке, который попался ей на пути, она зашла в краеведческий музей. Запомнилась только зоологическая экспозиция. Дина ходила по пустым залам среди витрин с неподвижными зверями. Кроме нее в залах никого не было, и это казалось странным.
Все те рассказы, которые Дина слышала о провинции, совершенно не оправдали себя.
Ее всегда тянуло в заброшенные, покинутые места. Она слышала разговоры о том, что в пустом доме может остаться душа человека, который раньше здесь жил. Однажды кто-то купил квартиру, они сидели и отмечали новоселье большой компанией кто-то сказал:
-Слышите, что-то потрескивает? Наверно, это...
-Души бывших жильцов? - Пошутила Дина.
-Кто знает?
Квартира была в довольно старом доме, который был построен лет пятьдесят назад.
-Ты что-нибудь знаешь о прежних жильцах?
Владелец задумался. Оказалось, и правда, прежний жилец той квартиры умер. Но они тогда не придала этому зачения. И никаких мистических последствий это для нее не повлекло. Поговорили и забыли.
И это обычный дом, в центре большого города. А здесь все выглядит еще более странно. И вообще, почему их до сих пор не разбирают на дрова? И никто не заселяет это место?
Ничего особенно зловещего здесь, конечно, не было. Но кто может с уверенностью сказать?
Тем временем сгущались тучи. Становилось пасмурно. Радостное воодушевление постепенно начало исчезать. Дина подъезжала к поселку.

На следующий день после уроков Оля, Зеленый, и еще двое из более старших классов пришли к Тане. Оля держалась холодно, отстраненно. Ее отстраненность выглядела очень неестественно. Так могли держаться на сцене, а не в жизни. Таня подумала, что мир, который ее окружает - это как склад ломаных декораций. Разрушенный дом, а теперь вот это Олино лицо.
Переговоры начал Танин одноклассник. Когда они подошли к ней на перемене, он сказал:
-Только ты никому не говори.
Таня пожала плечами.
-Мы просто посмотрим.
Старший пацан усмехнулся.
-Интересно.
Они говорили почти заискивающе. Таня понимала, что если откажется, то это может повлечь нежелательные для нее последствия. И Таня согласилась.
Он стал суетливо предлагать ей какой-то телефон, якобы за то, что она их пустит. Таня не хотела брать, и ничего не говорила, но он принял ее молчание за согласие. Оля натянуто улыбнулась ей, как бы давая понять, что ее в случае согласия примут в игры, на что Таня, впрочем, не очень рассчитывала.
Бывшая подруга сидела с ней за одной партой еще с пятого класса. После того, как им исполнилось десять лет, она быстро стала терять в статусе. То же самое можно сказать про саму Таню. Поэтому Таня не могла с уверенностью сказать, что с ней не общаются из-за ухода подруги. Если бы та осталась, он бы обе находились в изоляции. Ну, может быть, Таня чуть в большей степени.
После уроков одноклассники всей компанией стояли перед её дверями.
Таня не очень хотела ни телефона, ни дружбы Оли. Единственное, что она хотела бы попросить у Оли в обмен на ее просьбу - это чтобы соседка как можно меньше к ней заходила. Но Оля приняла бы отстраненный вид, и сказала бы: "Ну, что я могу сделать?" Она и правда ничего не могла.
Их было четверо. Оля, Зеленый, и два мальчика постарше. Они осторожно и почти благоговейно вошли в дом - Таня поняла, что сейчас она для них значимая фигура. И уже из-за одного этого стоило согласиться на то, чтобы пустить их сюда. Они уже воспринимали ее не как второсортное существо, но как полноценного, равного себе человека. Может быть, даже было какое-то превосходство. Но такие моменты не длились долго. И Таня предпочла бы, чтобы они вообще не приходили.
Они несмело зашли в дом и остановились.
-Проходите, - сказала Таня и повела их в отдаленный угол комнаты. Там по-прежнему лежал предмет, накрытый простыней.
Таня вспомнила, как ночью услышала стонущий звук, который предположительно исходил отсюда. Но она не стала ничего говорить.
Все четверо медленно и с опаской приблизились.
-Ну вот, - сказала Таня, не зная, что еще добавить. - Смотрите.
Они медленно приблизились, оттиснув ее в сторону.
-Ну и ну, - сказал один из них. Другой, наконец, поднял простыню, и он увидели неподвижное и бледное лицо.
Они замерли и молча смотрели.
-Он должен был окоченеть, - сказал один.
-Тоже мне, эксперт.
-Страшно?
-А тебе?
Таня не могла понять, как можно бояться мертвого тела. Это такой же неодушевленный предмет, как и все остальные. Точнее, она с самого начала решила об этом не думать. Если бы она начала размышлять, то неизвестно, чем бы все закончилось.
Страх остальных был ей совершенно чужим, и это отделяло ее от них.
-Потрогай.
-Сам потрогай.
-Еще не начал разлагаться.
-На какой день он разлагается-то?
-Не скоро еще.
Кто-то простыню с другого конца и появились ноги.
-А где белые тапочки?
-Нету.
-Вот, смотрите, я потрогал.
-Холодная.
-Некрофилы.
-А, может, тут трупные пятна.
-Посмотрите, ноги сгибаются.
-Давайте попробуем.
-Подними.
-Сам подними.
-Вот, что было когда-то тетей Женей.
-Хватит, не смешно уже.
-Да, давайте все.
-Ой, смотрите, тут вроде трупное пятно, - сказал один поднимая рукав.
-Тебе кажется.
-Давайте и правда все.
-Сейчас.
-Нет, серьезно.
-Ребята, я считаю, вы что-то уже разошлись, - сказала та девушка, что была постарше.
Все это время Таня молча стояла в стороне и размышляла, что было бы, если бы она их не пустила. Перебили бы стекла? Если только это, то еще ничего.
-Тебе страшно, наверно, ночью? - Доверительно спросила Оля.
-Нет, - сказала Таня.
-Чего ты к нам-то не пришла? - Спросила она. - Мы тебя ждали.
-Она здесь спала, что ли?
-Да, - сказала Оля. - Ну, насколько я понимаю...
-Она некрофилка, - сказал один из пришедших.
-Скрытая некрофилка.
"Этого и следовало ожидать", - подумала Таня. Она испытывала самое неуместное чувство в такой ситуации - грусть. Она должна была как минимум насторожиться. Напрячься. Подготовиться к защите. Но что она сделает в одиночку против четырех? Ну ладно, от четырех еще можно запереться в доме. Но за ними стоят класс и улица.
А четверо пришедших, потеряв интерес к трупу, ходили по комнате и рассуждали.
-Сколько тут, наверно, тараканов. У них тут жилище.
-Это точно, они тут караванами ходят.
-Караваны тараканов.
-А что тут еще. смотрите, музейный шкафчик.
-А можно мы здесь вечеринку замутим? Свободная хата...
-Точно. Ты, наверно, тут по вечерам зажигаешь?
-Ладно, ребята. - Сказала Оля. - Отстаньте от бедной Тани.
-А мы чо?
-Трагедия у нее в семье.
-И многих ты так водишь посмотреть на труп?
Им явно пришла в голову друга направленность разговора.
-Да если бы у меня...
-А что же ты людей пускаешь?
-За старый телефон, да?
-Или за еду?
-Ребята, она нас пустила, потому, что боялась. Боялась, что мы на нее наедем.
-А так не наехали, да? - Ласково сказала старшая девочка.
-Смотрите, оно шевельнулось.
-Тебе показалось.
Они, что самое страшное, вовсе не собирались уходить. Все четверо расселись по стульям, скамейкам, и, кажется, утихомирились.
-Нет, правда, - сказала Оля. - Я, конечно, все понимаю. Но это же твоя мама. неужели тебе не...
И тут раздался тот самый звук, который Таня слышала вчера ночью. Все обернулись в сторону тела. Звук повторился. На этот раз он был более громким. Он напоминал уже стон. Не успели они опомниться, как труп стал шевелиться. Тело, оставаясь неподвижным, медленно сгибалось в пояснице. Его забыли накрыть простыней, и теперь его верхняя часть поднималась. Как будто женщина, лежащая на кровати, хотела встать.
-Это воздух выходит, - дрожащим голосом сказал самый старший. - У них такое бывает.
-А я испугался, - сказал тот, кто помладше. Хотя он мог сказать это и в настоящем времени.
-Я слышал, они шевелятся в морге.
-Я тоже что-то такое слышал.
Все сидели и во все глаза смотрели на труп.
-Да, это у него выходит воздух, - сказала старшая девочка.
Она сама чувствовала, что дрожащий голос выдает волнение.
-Неприятно как-то... - поморщился старший.
-Да, не по себе.
-Не скажу, что боюсь...
-Что-то есть в этих историях об оживших мертвецах, правда?
-Ну...
-Знаете, если он еще раз так сделает...
Как бы в подтверждение этого труп застонал еще раз. Теперь он лежал на боку.
-Слушайте, - сказал один из них со страхом на лице, который противоречил его шутливым словам.
-Он сейчас слезет с кровати и к нам поползет.
-Как в фильме "Звонок".
-Вот что значит "Перевернуться в гробу".
-Посмотрели и хватит.
-Так, все.
-Давайте и правда пойдем.
Теперь уже они были напряжены, так же, как Таня несколько минут назад. Они медленно, гуськом вышли за дверь. На Таню они не посмотрели. Она, наконец, вздохнула с облегчением.
Почувствовав, что часть их цинизма передалась ей, Таня повернулась к телу и сказала:
-Спасибо, что хоть после смерти сделала что-то для меня.
И накрыла его простыней.
6.
Четверо подростков нанесли целые лужи грязи. Таня решила, что не будет сейчас все это убирать. Грязь была почти всюду, и скоро должна была подсохнуть. Таня проследила взглядом в окно, как выходят подростки, и закрыла двери изнутри на задвижки. Немного подумав, она шмыгнула во двор, заперла калитку, принесла дров, и задумалась.
Так как они все вместе прогуляли несколько последних уроков, до вечера еще оставалось очень много времени. Больше всего Таню беспокоила проблема еды. Есть было нечего. Осталось совсем немного вчерашнего варенья. Она доела его до конца. Спустилась в погреб. Оставалось еще несколько банок, но некоторые из них покрылись плесенью, и есть их было небезопасно. Оставшиеся банки не выглядели особо аппетитно. Она осмотрела все еще раз. В доме оказалось много сахару, но сахар - это не еда. Таня подумывала было сварить и него сироп, но это было долго. Она нашла в холодильнике пару яиц и сварила их. В комоде было два сухаря. Таня съела их с чаем. Осталась еще крупа, которую Таня готовила каждый день.
Таня съела целую тарелку каши и осознала - на этом еда закончилась. Вариантов никаких тоже не было. Она осмотрела грязную комнату и стала делать уроки.
Она сделала самое необходимое. И с ужасом подумала о том, сколько времени должно еще пройти, пока не закончится день. И еще Таня очень боялась Оли и всей остальной компании, которая побывала у нее сегодня днем. Конечно, дверь выламывать они не станут. У них кишка тонка... А вот стекла выбить - запросто... Хотя, неизвестно, как на это посмотрит улица. А еще они могли встать на улице и выкрикивать гадости. Или встать у самых окон. Одним словом, что-то можно придумать. Грязью дом закидать...
"Но в таком случае, я спрячусь на чердаке. - Думала Таня. Ее воодушевила эта мысль. - Спрячусь на чердаке. Правда, утром все равно в школу".
Еще была опасность, что приедут из органов опеки. На случай этого у Тани был тот же план. Она решила до последнего не сдаваться.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Пятница, 13.02.2015, 12:27 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
Это отрывок?
Непонятно, а почему покойницу не хоронят?
 
(Ellena)Дата: Суббота, 14.02.2015, 18:34 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Посмотрев в окно, Таня увидела, что по улице едет машина. Машина подъезжала к ее дому. Таня сразу почувствовала, что это к ней. и не ошиблась. Машина остановилась у ее калитки. Таня отошла подальше и окон, и сквозь тюль, чтобы ее не заметили снаружи, сала наблюдать. Из машины кто-то вышел и подошел к калитке.
Таня хотела спрятаться на чердаке, но поняла, что если она будет ходить по дому, ее можно будет заметить в открытое окно. И осталась на месте.
В дверь постучали. Таня не знала, кто это. Может быть, из органов опеки. А может быть, и нет.
Некоторое время Таня тупо сидела в доме. Потом выглянула в окно. машина так и стояла на том же самом месте. А калитка была раскрыта. Таня закрыла ее, но тот, кто приехал, видимо, ничуть этим не смущаясь, просунул руку через забор и открыл ее. А теперь, видимо, находится во дворе. Это было не очень похоже на прежний Танин опыт, и она решила подождать, чем это закончится.
Могло быть и так, что это приехали за ней. Но Таня верила, что грязь, которая у нее в доме, грязь в ее внешнем облике оттолкнет все хорошее. И людей в том числе.
С другой стороны, вместе с машиной как будто появилось что-то новое. И это новое могло отогнать все плохое, что находилось в окружающем мире и мешало жить. и Таня решила выйти на улицу и посмотреть, что там случилось.
Во дворе и в самом деле сидела девушка. Она, натянуто улыбаясь, подошла к Тане и поднялась на крыльцо. По ней было видно, что она приехала явно не отсюда - здесь все выглядели совершенно по-другому. Начиная с дикости ситуации, когда человек преспокойно и дружелюбно вторгается на чужой двор. Заканчивая тем, что ее совершенно не смутила окружающая грязь. Она и сама успела основательно испачкаться. Видимо, она задела что-то ногой.
Девушка сказала, что ее зовут Дина, что она - родственница Тани и собирается отвезти ее к дяде и тете, которые живут в большом городе, далеко отсюда. Дина зашла в дом, и быстро взяла документы.
-А с телом что делать? - Спросила Таня. - Надо, наверно, в морг...
-Нам надо ехать, - ответила Дина. - у нее здесь троюродная сестра, она приедет и все сделает...
Когда они вышли за калитку, стал собираться народ.
-А как же вещи? - Спросила Таня.
-Ничего, мы тебе все купим, - ответила Дина.
Не глядя по сторонам, она, вместе с Таней, подошла к машине.
На улице стояло уже человек шесть, они глазели на происходящее. Появилась еще одна машина. Она подъехала к сборищу людей. Два человека вышли из нее, растерянно оглядываясь.
-Нам нужен дом восемь. Где здесь дом восемь?
В доме восемь как раз жила Таня. Голоса у них были взволнованные. Таня села в машину и сразу же почувствовала, как здесь тепло.
Вокруг машины толпилась уже вся улица. Пришли и с соседних улиц. Двое из другой машины повторяли:
-Здесь живет Таня Миронова?
Дина быстро села в машину следом за Таней, закрыла дверь, окна, и, внимательно глядя на дорогу, начала выезжать с улицы. Таня, оглядываясь, смотрела, как чиновники, все еще повернувшись к ним спиной, что-то выясняют с Таниной соседкой. Все остальные - взрослые, дети - толпились вокруг них. Таня внимательно смотрела на это из окна, пока машина не свернула за угол.
Таня никогда не ездила в машине. Иметь машину - то было показателем достатка. У олиной семьи была машина. Они выращивали поросят, и на поросятах заработали сумму, необходимую для покупки. А вот у Таниных родителей машины не было никогда. Таня отдавала себе отчет в том, что она может вырасти и купить машину сама, но это утешало ее слабо.
Они ехали быстро. Свернули на ту улицу, по которой Таня каждый день ходила в школу. Непривычно было видеть знакомые улицы из окна машины. Все казалось странным, необычным.
Они свернули на противоположную от школы улицу и быстро поехали по шоссе.
-Хвоста нет? - Сказала Дина сама себе. - Повезло, оторвались.
Она имела в виду чиновников из органов опеки.
Таня смотрела в окно. Здесь она еще ни разу не была. Почему-то не проходило ощущение того, что все это не по-настоящему, что все это скоро закончится, и что долго это продлиться не может. Например, их догонят чиновники из органов опеки. Или что-то в таком духе.
Не обращая внимания на Таню, Дина достала телефон и позвонила.
-И откуда они взялись? - Говорила она сама себе. - Не пойму. И, главное, совсем неожиданно...
На другом конце что-то отвечали. Дина рассказывала:
-Они говорят: "Мы из органов опеки". А я им такая говорю: "Да пошли вы!". Закрыла дверь и уехала, прямо вывернулась у них из-под носа. Только они меня и видели. Я им сказала - у нее семья. Вы же не можете осиротевшего ребенка разлучить с семьей. У нее дядя и тетя! Хотя она этих дяди и тети в глаза не видела. И меня видит в первый раз. Даже побоялась мне открывать дверь сразу. Ну и потом я уехала. Так и не догнали.
Пауза. Она кого-то слушала.
-Нет, я понимаю, что у них работа такая. Как ты думаешь, ничего не будет? Я, в крайнем случае, скажу, что их не заметила. Я ведь все-таки раньше приехала.
Таня не слушала. Она хотела есть, но стеснялась попросить. Есть хотелось настолько, что чувство голода стало даже как-то притупляться. А Дина самозабвенно говорила по телефону. Наконец, закончила. Таня решила, что просить точно ничего не будет.
Отъехали уже на значительное расстояние. Миновали районный центр. Таня впервые видела его из окна машины. Она успела отметить несколько знакомых зданий, когда они уже остались позади.
Скоро Дина захотела есть сама. Она сказала, что на заднем сидении лежит еда - шоколадки и минералка. Таня достала все это, передала Дине, и взяла сама. Шоколадки показались очень хорошей едой после того, что было до этого. Тем более, Таня и в самом деле очень хотела есть. Поэтому она не жаловалась, ей хватило.
По дороге Дина пыталась что-то рассказывать про город, в который они скоро приедут. Таня решила, что ей город нравится уже сейчас.
Единственное, что ей казалось пугающим - что все это как будто не по-настоящему. Что Дине сейчас все это надоест, и вернется обычная для Тани жизнь - поселок, люди, живущие в нем, и все остальное. Что-то в этом казалось не так.
-Я хотела купить для тебя одежду, - сказала Дина. - Только кого сейчас интересует модная одежда.
-Может быть, тебе это и покажется странным, но меня как раз это очень интересует, - ответила Таня.
Дина удивилась.
-Ехать нам еще далеко, - откровенно говорила она. - И меня очень беспокоит то, что я прихожусь тебе слишком дальней родственницей.
Таня поняла это из телефонного разговора Дины, но решила промолчать.
-Мы ведь и в самом деле должны были обратиться в органы опеки. Конечно, мы сделаем это в Москве, когда ты будешь уже у дяди и тети. Но я, честно говоря, не уверена, что мы поступаем правильно... Если нас остановит полиция... Я, конечно, рассчитываю на то, что она нас не остановит. Но если вдруг это произойдет... Это будет плохо. Поэтому я сразу говорю - я поеду не по главным дорогам, а по каким-нибудь объездным. Чтобы мы вообще доехали. Но ехать мы будем из-за этого дольше.
Таня молча слушала.
-Конечно, если нас остановит все-таки полиция, ничего страшного не произойдет. Я скажу все, как есть. Скажу, что ты - моя родственница и не можешь жить одна в доме. А соседи, которые дал тебе крышу над головой, плохо с тобой обращаются.
"Откуда она знает?" - подумала Таня.
-И что я еду с тобой в город. Нет, почему я должна бояться, - сказала Дина. - Чего здесь такого-то? Я же в самом деле говорю правду.
Все это время Таня сидела молча. Она даже забыла смотреть на пейзаж за окном - так внимательно она слушала Дину.
-Тебя другие дети очень гнобят? - Спросила Дина.
Таня вздрогнула. Сначала она даже не знала, что сказать. "Меня не гнобят"? Но Дина бы вряд и поверила. Дина сказала:
-Ничего, переодеть, что-нибудь еще сделать и... Все-таки, меня беспокоит все это. Не знаю, правильно ли мы поступаем...
Таня немного растерялась. Она мечтала уехать, но представляла, что все произойдет совершенно по-другому. Поэтому ей было тяжело собраться с мыслями.
Она посмотрела на машину еще раз. В машине было намного уютнее, чем в ее доме, откуда она уехала. Дина была слишком простая, и вызывала у нее доверие. Поэтому она призналась, что в машине едет первый раз.
Оказалось, что Дина заметила.
-А можно высунуть голову в окно на крыше? - Спросила Таня.
-Не знаю... - Сказала Дина. - А вдруг кто-нибудь придерется? Я имею в виду, полиция остановит. Тогда у нас точно будут трудности. Я сверну лучше.
Они и правда свернули с дороги, по которой ехали. Она была не очень хорошо освещена, но по сравнению с другой, на которой они оказались, выглядела довольно ухоженной. Они ехали по колдобинам, освещая дорогу только фарами.
И тут Таня в самом деле высунула голову в люк на крыше. Однажды по телевизору она видела, как кто-то так делал, и ей очень хотелось испытать то же самое.
Они ехали по большому полю, и навстречу дул ветер. Тане скоро стало очень холодно, но все-так она продолжала так стоять. Наконец, ей показалось, что она так едет уже довольно долго, и она снова села в салон.
Ехали по каким-то колдобинам, по лесу, среди незнакомых деревень и домов. "Странно, - думала Таня. - Как она еще не заблудилась?"
В этом было что-то пугающее, но и интересное, в то же время. в одном из поселков они зашли в магазин и купили еды, в основном, сладкого. Дина купила для Тани мороженого. Поехали дальше. Таня сидела в машине и ела мороженое.
Скоро въехали в областной центр. Это был довольно небольшой город, но по сравнению с Таниным поселком он казался просто огромным. Таня была в областном центре один раз, и никуда дальше него не выезжала. Поэтому она старалась смотреть внимательнее в окно и ничего не пропустить.
Остановились в придорожном кафе. Это была большая, хорошо освещенная комната, в которой стояли блестящие стулья с металлическими спинками и стеллажи с самым разным товаром. На витрине лежала выпечка, блестящая, гладкая, как будто полированная. Вся еда казалась немного бутафорской. Как будто это был театральный реквизит.
Когда Дина купила одну булочку, ей подали ее на блюдце. Булочка, такая глянцевая на витрине, в тарелке немного изменилась, стала казаться проще. Когда Дина начала ее есть, булочка стала крошиться. Казалось, что она вся покрыта глянцем, и Таня даже удивилась. Булочка действительно была съедобной.
Сама она съела мороженое. И стала смотреть по сторонам.
Она выглядела очень затрапезно. Ей показалось странным, что она вообще сидит в этом кафе, а рядом с ней - приличные люди, как будто из другого мира. Если бы не Дина, Таня боялась бы еще больше.
Она хотела съесть что-то еще. Но говорить об этом не стала. Им нужно было как можно быстрее ехать дальше.
Дверь кафе раскрывались бесшумно. И они, выходя из него, навсегда оставляли позади местность, где оно стояло - мокрые снежные глыбы по обочинам дороги, пыхтящие грязные фуры, деревянные хозяйственные постройки. Они ехали дальше. Снова оказались среди леса.
Дина сказала:
-Можешь поспать.
Таня легла на раздвижное сидение, как на диван. Дина сказала, что в машине есть одеяло. Обувь Таня сняла, но осталась в одежде. Она уже стала засыпать, как Дина заорала:
-Ой, смотри, лиса!
Таня подняла голову.
-Лиса перебежала дорогу, - объяснила Дина.
Потом Таня заснула, а машина, тем временем, ехала дальше.
Проснулась Таня, когда было уже светло. Дина спала сидя. Таня увидела, что они находятся в каком-то городе. Она села, и стала его разглядывать. Небольшие трехэтажные каменные дома, узкая улица, магазин, вдалеке - какой-то парк. Дина по-прежнему спала. Таня осторожно надела обувь, открыла дверь, и вышла из машины.
Она прошла несколько шагов и остановилась в нерешительности. Все вокруг было незнакомым. Казалось, даже воздух другой. Все было непонятным, странным. Она даже не знала, что это за город. Не могла же она подойти к кому-то из прохожих и спросить: "А как этот город называется?" И она решила просто походить по улицам. В конце концов, все рано или поздно выяснится.
Она вернула на несколько улиц. Прохожих было мало. Даже если бы Таня и хотела у кого-то что-то спросить, вряд ли ей это удалось бы. Она обошла несколько улиц. Одинаковые трехэтажные небольшие дома, некоторые из них - старинные. На Таню никто не обращал внимания. Она остановилась рядом с одним из домов, но подумала, что на нее могут обратить внимание, если она будет так же неподвижно стоять. И она пошла дальше.
Скоро она вышла к небольшой реке. Река была мелкая, с сероватой водой. Рядом стояли мокрые скамейки. Таня хотела сесть и посидеть на них, но они были уж слишком грязные.
Таня подошла к парапету, и заглянула вниз. Внизу колыхалась глянцевая серая вода, и в ней плескались блики.
Город казался очень большим. Таня долго ходила по нему, стараясь при этом запоминать направление - нет ничего глупее, чем заблудиться, едва отойдя от машины.
На нее никто особенно не обращал внимания. В целом она сливалась с толпой.
Таня вспомнила, что в это время она должна быть в школе, и ей стало легко и радостно.
Пройдя еще немного по городу, Таня наткнулась на большое здание с колоннами. Таня подошла и прочитала, что это краеведческий музей.
Таня никогда не интересовалась краеведческими музеями. но сейчас она решила, что такой человек, как Дина, обязательно бы зашел в краеведческий музей. Потому, что ей как-то все равно, что про нее подумают. И Таня зашла.
В краеведческом музее было тихо и пусто. Оказалось, что кроме Тани там почти никого нет. Какая-то женщина оторвалась от болтовни с другой женщиной, и пошла в залы. Там она включала свет около каждой витрины. Тане даже стало не по себе от того, что для нее кто-то включает в витринах свет. Ей показалось, что это неправильно. Она даже испугалась, что женщина сейчас начнет на нее орать, как это обычно делали люди в поселке. Но ничего подобного не происходило.
В поселке, когда взрослый делал что-то для ребенка, как правило, он всегда орал на него, чтобы не возникло ощущения, что ребенок находится над ситуацией. И поэтому впечатление от музея было испорчено. Она боялась одного - что на нее сейчас заорут.
В экспозиции музея были представлены животные, которые живут в этих местах. Почти во всех залах были животные - лоси, медведи. И все залы были пустыми.
Таня старалась побыстрее все обойти. Ей было не по себе. Она очень боялась, и ей казалось, что все какое-то странное и непонятное, и что все она не знает, как дальше быть с этим.
Тане было неудобно от того, что хранительница музея постоянно ходит с ней из зала в зал. Ей было бы намного легче, если бы в музей зашли другие посетители, и она не была бы уже одна. Но в музей больше никто не заходил.
Еще в одном зале было старое жилище доисторического человека. Таня заинтересовалась жилищем, и внимательно его осмотрела. Наверно, это был единственный более-менее запоминающийся экспонат.
Когда Таня вышла на улицу, стал постепенно накрапывать дождик. Становилось холодно и неуютно. Таня не очень хотела находиться в музее, но куда еще пойти без Дины, она не знала.
Она еще немного походила по городу. Улицы ближе к центру становились все более узкими, и Таня думала, что хорошо бы здесь жить.
Она купила у продавца на улице мороженое. И успела съесть его как раз до того момента, как вернулась к Дине. Когда она села в машину, Дина проснулась.
-А я гуляла по городу, - сказала Таня. - И даже в краеведческий музей зашла.
-Нам еще долго ехать, - сказала Дина, и они отправились дальше.
Они опять свернули на плохие дороги. Таня спросила у Дины, почему ей захотелось зайти в музей, хотя обычно она музеи не любит. Это как-то странно.
Тане хотелось увидеть что-то такое, что она бы не видела, живя в своем поселке. А краеведческие музеи она видела в маленьких городах, в которых часто бывала.
Дина ответила, что она действительно как-то очень спокойно к этому относится. Таня поняла - если ты относишься к месту, где побывал, пренебрежительно, то это многое меняет. Тебя начинают воспринимать совсем по-другому.
Таня рассказала Дине про про то, как из мертвого тела выходил воздух.
-Такое и правда бывает. Когда я еще училась, у нас в компании был знакомый, который водил нас в морг. он там работал. Он рассказывал, что трупы живут какой-то своей совершенно особенной жизнью. Если можно так сказать - трупы живут. Они шевелятся, двигаются, издают звуки. Открывают глаза. У тех, кто с этим соприкоснулся, или часто соприкасается, вырабатывается очень специфический юмор. Такая разновидность черного юмора.
-Мне показалось, что они его испугались. Они после этого сразу ушли...
-Люди по-разному реагируют на такие вещи. Кто-то начинает истерически смеяться, кто-то пугается и уходит, а кто-то впадает в суеверие.
-А иногда все сразу, - сказала Таня.
Они проехали еще несколько маленьких городков. Скоро они достигли того самого заброшенного поселка, в котором остановилась Дина по дороге в обратную строну. Она рассказала Тане, что там есть дом, в котором лежат книги.
Таня первая зашла в этот дом. Первое, что она поняла - что комната почти ничем не отличается от комнаты, в которой жила она сама. Казалось, что в дальнем углу тоже лежит мертвое тело, так было похоже все остальное. Несмотря на щели в стенах и потолке, на выбитые стекла, пустые дверные проемы. Мебель была почти такая же. И такие же предметы на полках - посуда, сковороды, кастрюли.
Дина показала полку, на которой лежали старые книги. Таня открыла, посмотрела. Книги и правда были очень старые. Больше нигде Таня не могла бы найти ничего подобного. И поэтому Таня решила, что все это очень интересно. Она быстро перелистала книги.
Дина попыталась на этот раз осмотреть противоположную часть комнаты, и чуть не провалилась. Таня сказала ей, что комната похожа на ее старый дом. Дина сказала, что вообще все дома здесь похожи.
Таня взяла одну из книг. Это была очень странная детская книга. И они поехали дальше. Очень скоро начался пригород. Еще задолго до того, как оказаться в большом городе, они встали в пробку. Таня много знала о большом городе по книгам, фильмам, и ей показалось, что многое совпадает. Но то, что пришлось стоять в пробке, очень сильно испортило впечатление.
Когда они приехали домой, уже совсем стемнело. Они остановились в доме у Дины.
Дина сказала, что лучше ей остановиться у дяди и тети. Там, в конце концов, у нее будет не просто отдельная комната, но отдельная ванная. Таня подумала об этом, но каких-то выводов делать не стала.
Она очень долго мылась. Ей казалось, что ванная пачкается от того, что в нее льется грязная вода. И было непривычно чувствовать себя в чистом помещении.
Потом они с Диной сидели в комнате.
-Сейчас слишком поздно ехать и покупать для тебя одежду, но мы можем попробовать померить что-то из моего. У тебя размер ненамного меньше.
Таня почти не задумывалась об этом. Оказалось, что и правда у нее размер совсем другой, не такой, как у Дины. Но большая часть одежды Дины подходит и для нее. В Дининой одежде она и правда стала выглядеть красивее.
Дина сказала:
-Тебе в любом случае надо будет здесь осваиваться. У тебя нет ни друзей, никого... Правда, есть у дяди и тети, но это не то...
Она задумалась.
-Я не смогу с тобой общаться. Потому, что я много работаю. Не сможешь же ты целыми днями сидеть одна дома...
-Ничего, - сказала Таня.
Она вспомнила, как долгое время находилась наедине с мертвым телом , и решила, что сидеть одной в городской квартире - еще не самое плохое.
-Правда, я могу познакомить тебя с Юлей, - сказала она. - Юля - это твоя двоюродная сестра. Она увлекается театром, и общение с ней для тебя может быть интересным. Она тебе все расскажет.
Таня ничего против не имела.
Она смотрела в окно. Окно занимало всю стену. А на полу перед стеклом лежала белая галька. Как на пляже.
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Из жизни подростков (Проза)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград