Фэнтези - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Фэнтези (Рассказы с присутствием элементов фантастики и сказочных пер)
Фэнтези
avesin (avesin)Дата: Вторник, 20.05.2014, 22:40 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: VIP-КЛУБ
Сообщений: 49
Награды: 4
Репутация: 3
Статус:
Выпивохи

Всегда выбирайте благоприятное расположение
звёзд на небе.

Суббота, середина июня. День стоял солнечный, не очень жаркий, почти без ветра. Алексей сидел в скверике на скамейке и смотрел, как ходят прохожие. Рабочая неделя закончилась и он всеми фибрами души влился в бесконечный поток отдыхающих, которые раскрытым ясным летом в лёгких, откровенных, курортных одеждах куда-то ехали, где можно отдаться воле баловства и неги. И, конечно же, подлечиться. Свежий воздух, лес, трава, море и песок — самые надёжные лекари. С уже коричневыми лицами, в футболках, шортах и с крепкими загорелыми ногами, они ходили перед ним и смотрели друг на друга, и дальше в даль, там, где всё это есть, но обычный городской житель рассмотреть не может. Потому, что он не вошёл в тот лучистый поток энергии, который объединяет раскованных детей природы. Они перед ним шествовали чуть ли не колоннами, а он глядел и думал о том: "Что нужно сразу собраться, решительно, не откладывая на следующий день, одеться так же и поехать куда-нибудь на пляж… Но не сегодня. В другой раз. Сейчас времени нет. Намечается долгожданная встреча старых друзей. А позагорать ещё время есть — всё лето впереди". И Алексей смотрел на клумбы, высаженных узорами из разноцветных, ярких, нежных цветов. Вид которых ему так знаком был с детства, но, как они называются он не знал. Да, это и не имело значение. Главное, что красиво. Его радовали и деревья с густыми кронами, которые шевелились, колыхались зелёными ярусами. Или неподвижно замирали при отсутствии хоть какого-нибудь ветерка. Молчаливые гиганты. Их никогда не бывает много. Но в силу неких причин, человек, иной раз, вырубает настолько безжалостно, что ссыхается и исчезает плодородная почва, и прорывается песок, обезвоженный, бесконечный. И Земля, как планета самая изумительная и красивейшая, из животворящей начинает становиться пустой и безжизненной, каких много разбросано по вселенной.
Алексей увидел, как на высоте в метрах пятидесяти, плавно пролетает жёлтое такси. Новшество. Энергия берётся от магнитного поля земли. Стоило оно ещё довольно дорого, разве что прокатиться. То ли дело велосипеды. Езди, сколько хочешь. Раньше были в ходу двухколёсные. Но человек на таком виде транспорта до семидесяти процентов внутренней энергии тратит на удержания равновесия. Поэтому, в основном, стали применять трёхколёсные, четырёхколёсные. У пятиколёсного велосипеда, одно колесо ведущее, управляющее, а остальные четыре служат основой, опорой для всей движущейся массы. Люди на таком виде транспорта чувствуют себя надёжно и уверенно. Почти вся их внутренняя энергия идёт на движение. Прекрасный вид транспорта, раскрепощает людей. С такой колесницей уже никуда не упадёшь, только что, заехать в большую яму.
Кафе "Встречи" находилось недалеко. Пройти один квартал. Алексей посмотрел на часы, оставалось сорок минут. Надо будет скоро покидать скамейку и идти. Нет, всё таки отпуск его радовал. Не обременён обязательствами. Не нужно сегодня и завтра идти туда и только туда. Да заниматься тем, что ты делал вчера, позавчера, месяц назад. Но это, когда есть обязательства и труд, а когда нет, то счастливая, озабоченная уличная шумиха может превратиться в обыденность, сползшую до невзрачной скучности. Хорошо как: сидишь и смотришь, и люди кругом счастливые, катают коляски, улыбаются, идут, все двигаются, разноцветные. Видишь, жизнь идёт. Твоя. Ты сидишь, а она шагнула, дальше, ещё дальше… Ничего не делаешь, не прикладываешь никаких усилий, а твоё бытие размеренно, вместе со всеми, которые сейчас рядом с тобой, хоть и никого из них не знаешь, совершает историческое действие. Историческое, если это отметит особый человек. А если нет, то может остаться только в памяти каждого, на какое-то время. Всех, кого Алексей сейчас видит и слышит. Случайная общность около скамейки, меняющаяся, динамичная. С живыми лицами, жестами, голосами. Близкая и почти родная, как часть его жизни.
Ну вот и всё. Нужно идти. Он стол заказал и поэтому должен встретить остальных, как положено. Чтобы не получилось: этого нет, то пропало, а таким нас удивлять не надо. Должен быть хоть какой-то порядок. Тем более, время ещё есть. И Алексей поднялся от нагретого солнцем, крашеного дерева, глянул напоследок на узоры цветов и гуляющих людей, да отправился в сторону кафе. На проспекте на него неслись уже другие звуки — машины. Они то разгонялись, то притормаживали, ни конца ни края не было этому потоку. В одном месте останавливались к тротуару, в другом отъезжали, чтобы влиться в общее движение. Вдали размеренно работал светофор, пропуская очередную порцию радостно ожидающих автомобилей. Пройдя немного, он свернул на более тихую и спокойную улицу, где машины, в основном, просто стояли, выставив свои металлопластмассовые зады на проезжую часть. Здания от дороги отгораживались живописными тротуарами, что несли в себе потёртую красоту истоптанного древнего пути. От деревьев ложилась тень. Ещё немного и Алексей в одном из домов открыл дверь с фактурой под тёмное дерево, и вошёл во внутрь. И сразу же оказался в просторном зале с приглушённым светом, уставленным чистыми, с салфетками, столами и барной стойкой около стены на против окон, в приоткрытых зелёных шторах. Да и в самом кафе преобладали зелёные и коричневые тона. Официантка, стоявшая около бара и беседовавшая с барменом, оглянулась на него. Аккуратненькая, одетая во всё бело-кремовое, с кружевным белым чепцом на голове, в очень радушном стремлении подошла к Алексею. Не смотря на свою тонкость и женственность, она ему напоминала гриб, не известно какой, но съедобный. Что её ничуть не портило. И узнав про заказанный стол, отвела к тому, что был поболее других и стоял несколько отстранёно. Уже сервированный, с блестящей, сверкающей чистой посудой и какими-то салатами.
- Пожалуйста, можете садиться. Остальное подадим попозже, когда скажете, - она указующе улыбнулась вместе с рукой направленной на стулья.
¨Не такая уж худая, - подумал Алексей, - нормальная". И мысленно опять вернулся к грибам: белые, подберёзовики, подосиновики, грузди… Он хотел найти какое-то сравнение, но ничего вроде бы не подходило. Может белый? ¨ Сама по себе, какой-нибудь, мне не известный. А почему гриб? Вообще мужской род. А она женщина, вон какая", - продолжал искать Алексей ответ такой схожести. А девушка снова стала к стойке бара и вернулась к своей беседе.
Вместе с Алексеем за столом должны разместиться шесть человек. Друзья, которые по своему почину не пили спиртного четыре года. А затем к хмельным напиткам вернулись обратно и сегодня решили поделиться друг другу своими ощущениями, и историями. Таким образом они собирались раз в год, в полтора года. Тема встреч может быть разная, но сегодняшнии разговоры должны будут проходить в основном о выпивке. О том, что отводит к нехорошей стороне жизни, считается вредной привычкой, зачастую бедой, но многие это делают. И мало того, ещё и доказывают, что полезно, причём, те же люди, которые недавно говорили о вредности. Воспитание, порой образование может не иметь значение, все деликатно начинают расточать похвалы Бахусу. Нет, и поговорить можно не только о самой выпивке, а о ситуативном положении выпившего. Вот, где встречаются интересные лица и позы, как у хмельных, так и у трезвых, потому, что люди своим умом, желаниями и потребностями непохожи.
Вдруг во входных дверях зашумело, зашипело, двери резко открылись. Глубоко вздохнул порыв ветра, а затем с силой, стуча, рассерженно захлопнулись. А по залу кто-то быстро пробежал топоча и охая. И тут же, на соседний, рядом с Алексеем стул, уселся человечек. Алексей наклонился чтобы рассмотреть получше, потому что голова нового гостя еле виднелась из-за спинки.
В свою очередь, маленький косматый дедушка с длинной белой бородой, большими, ясными, васильковыми глазами, уставившись, разглядывал его самого. Посидев так немного, вдруг заговорил быстро, затараторил, местами переходя нараспев:

По лесочку, по просёлочкам,
Зайчишка скачет-перескачет.
А по полянкам, по кусточкам
Кузнечик маленький стрекочет.
Перепёлочки, стрекозочки,
Сосёночки, берёзочки,
Птички да мошки,
Зверушки, лягушки.
Голова то не дурна,
Но навалилася беда!
Беда чужая, злая,
А сторона неведома какая.

Он приговаривал, напевал, с охами, ахами, присвистами, как заведённый, не останавливаясь. Высоким голоском, скрипучим, а в особо необходимые моменты, где требуется внимание или возмущение, переходил почти на визг. Как ставя восклицательный знак, тоненький, вибрирующий и сердитый.
- Ну надо же а! Ну что ж это такое! - в их сторону шла быстрым шагом официантка. - Вы не беспокойтесь. Я его сейчас отправлю в другое место. Старичок Лесовичок. Зачастил в наш район. На выезде из города роща стоит красивая, так её всю замусорили. А он теперь бегает по всем общепитам, рассказывает. Здесь кафе дедушка, никакого леса не росло. И мы не мусорили. А городские власти скоро решат Ваш вопрос. Очистят рощу. Все выйдем на субботник. Идите дедушка. Поговорите с кем-нибудь другим. Здесь рядом бродит дедушка Чердачок. Вот с ним и пообщайтесь. И ему интересно будет, и Вам тоже.
Тот помолчал, задумавшись:
- Чердачок? Мне дедушка Чердачок не нужен, - отказался он.
- Тогда сходите к Водяному. Здесь не далеко озеро есть. Может найдёте общие интересы, - не растерялась официантка.
- К Водяному… Вот это да… К нему схожу, - старичок Лесовичок быстро сполз со стула и семеня ножками побежал к двери.
Они столкнулись в дверях. Лилипут ловко проскочил у длинных ног вошедшего и скрылся в свете улицы. Там, снаружи, кто-то чертыхнулся.
- Что это было? - обращаясь через зал, к Алексею с официанткой, удивлённо спросил он.
- Старичок Лесовичок, - мило и с охотой ответила ему официантка.
- Такой маленький? - поразился тот.
- Дети природы и боги одновременно. Как каким увидишь. Могут быть вот такими маленькими, а могут и — ужасающих размеров.
- То-то я видел одного в лесу… Поболее, чем этот, в несколько раз. Косматее, корявее, - и пошёл к ним в зал.
Следом сразу же ввалились переговариваясь и похохатывая ещё двое. У обоих лица светились счастьем от такой неожиданной встречи. Шли и показывали руками расстояние от пола удивлённо переглядываясь друг с другом.
- Видишь какие мужики бывают. Куда угодно пролезет, проскочет, не то что ты со своим пузом, шустрый, - поддевал один другого.
- Перестаньте болтать, - резко оборвал их Алексей. - Это старичок Лесовичок из замусоренной рощи. Рассаживайтесь. Покушаем, а потом и пошутим.
Но те подойдя, стали рядом с Алексеем, около стола, поглядывая на входную дверь.
Их дружба проходила естественно и нормально. Они как-то и не задумывались, что их объединяет и зачем. Тихоходом, медленно протягиваясь озабоченная, полная волнений, каждый раз новых событий, начинающаяся жизнь, вдруг каким-то мгновением пролетела, уже осталась где-то там позади, прожитая… И они уже старые, а она — эта жизнь, скоро закончится. Друзья все вместе пойдут умирать в не понятную туманную даль разлук и вечного плача. "Что вы говорите какую-то ерунду! Посмотрите на себя, лбы нехоженные. Вы ещё половину прожили! Не всё интересное закончилось", - сразу же развалила, разрушила собранный скрупулёзно, со слезою жалости к себе и к окружающим, торжественный, мрачный траур, знакомая по школе. "А почему нехоженные? Ты про что?" - заволновался Матвей, ожидая какого-то подвоха. "Я про то, что на женщин нужно внимание обращать. Если жена есть, то на жену. А если нет, то на других свободных интересных дам". - "А-а-а. Это конечно. Мы всегда делаем. Любовь к женщинам, есть начало всех начал. Я думал, куда мы только не ходили… оказывается нужно к дамам".
Алексей посмотрел на ряд замолчавших мужчин, отодвинул стул и сел за стол, показывая рукой, приглашая:
- Садитесь, не стойте, сейчас придут.
Официантка тоже не осталась в стороне и начала усаживать, отодвигая стулья, говоря приятные радушные слова:
- Усаживайтесь поудобней. Скоро принесу горячее и свежего чая. Рассаживайтесь. Можете сделать личные заказы. Если кому-то захочется послушать музыку, обращайтесь к бармену. Когда будет не занят основной работой, то может спеть, играет на гитаре и гармошке. А так, проигрыватель, если все клиенты зала будут согласны.
- Девушка, у меня просьба. Первые три часа не надо песен и музыки, а потом посмотрим, - заторопился Алексей. - Мы поговорить хотим.
- Хорошо. Если что, вызывайте, я всегда буду рядом.
В кафе снова тихо дохнуло, воздух качнулся, но разговаривающие сразу не обратили внимания, как возле их стола появились ещё два человека.
- А, вот и Фима с Афанасием, - увидев их, обрадовался Алексей, - теперь все.
А радоваться вместе — одно из благ, одно из счастий жизни, которое даётся человеку. Потому, что тогда он начинает ощущать всю её полноту и единение желаемого, свою нужность. И когда такая радость идёт от хорошего, от добра, от блага, от искренности, то она приобретает высокое качество смысла бытия. И души их взлетают, возносятся к небу, а это есть знак животворящей жизни. Но главное здесь не переусердствовать. Если останешься радостным навсегда, то можешь не увидеть правды, или не захочешь её заметить. А внутренняя благость, отчуждённая от всего окружающего, будет руководить тобой до конца твоих дней. И ты уже не сможешь сажать зёрна в землю и выращивать их.
Фима с Афанасием счастливо закивали, здороваясь со своими друзьями, приветствуя их. Все пожимали друг другу руки и говорили хорошие слова. Лица светились внутренним восторгом. Первые минуты встречи были самые добрые и душевные, и им даже хотелось пощупать, потрогать каждого после долгой разлуки. Они рассаживались за столом, переговариваясь. Официантка уже ходила рядом с блокнотом и старательно вслушиваясь, принимала заказы. А когда всех обошла, то пошла от стола в столовую, красиво покачивая фигурой в такт своим шагам. А шесть человек: Алексей, Афанасий, Ефим, Тихон, Фока, Матвей, увлечённо отдались беседе о себе и о своём прошлом. Застолье трезвости разговорилось, разболталось. Они быстро вжились в стол. Наполненным собою: своими лицами, руками и жестами. Ну и конечно же тем, что им при поднёс повар и официантка. Одно другому не мешало. Но всё, всё, это не главное, ради чего они здесь собрались. И хорошо приготовленная еда прекрасна и увлекательна, особенно на голодный желудок. А все уже хоть сколько-то насытились. Подавили самый изводящий голод. И свободный не зависимый рот может говорить, а уши честно слушать.
Алексей поднял руку призывая к вниманию и тишине. А когда живой и радостный народ перестал стучать и позвякивать столовыми приборами, тарелками, при этом занимательно беседуя, как старожилы на скамейке возле одного из своих домов, и обратил свой внимательный слух, острый взгляд на него, то Алексей заговорил.
Рассказ Алексея
Как вы знаете, подошёл Новый год, начиная с которого, закончились несколько лет нашей трезвости. В то прекрасное торжество мы все выпили хмельные напитки, как будто в первый раз. А в дальнейшем я не стал усиливать эту традицию, иногда пил горькую по праздникам. Но в один из летних выходных, по какой-то своей личной причине, решил выпить водки. И купил не известную мне до селе чекушку "Губернаторская". Хорошая оказалась водка, качественная, на совесть сделанная. Пил я дома один с радиопроигрывателем. Чтоб не было суетно и можно спокойно посидеть, подумать. Через какое-то время, четвертинка опустела — хорошая водка. И пошёл в магазин, купил ещё одну. Прошло время и вторая почти опустела. А голова уже затяжелела и ко сну начало клонить, к тихому, да беззаботному. Всё таки выходной. И тут неожиданно в дверь кто-то постучал. Как вы знаете, я человек одинокий, в гости ко мне заходят редко. Особенно по вечерам. А тут, сегодня, пожалуйста. И пошёл открывать. В общем коридоре было темно. В дверях стоял мужчина. В белой куртке и чёрных штанах. Я начал внимательно вглядываться в лицо. Этого человека не знал. Может быть когда-то в молодости встречались? Но вспомнить не смог. Скорее всего видел его впервые. А он тихим, спокойным голосом спросил: "Можно Вам составить компанию? Я знаю, что Вы один, и я один. А хочется с кем-то посидеть, поговорить. И Вам веселее будет". У него был широкий череп и небольшие залысины. Мне он казался то молодым, то лет сорок. Никак не мог разглядеть. И думал о том, что в общем-то уже посидел, и после выпитой бутылки водки собеседник из меня будет не очень хороший. Но весь вид незнакомца говорил, что ему надо зайти в гости, скрасить своё одиночество. Он стоял, ждал. Я развернулся и пошёл во внутрь квартиры. Думал, что при свете нежданного гостя разгляжу получше, да и познакомиться надо. И уже стоя ближе к середине комнаты, вдруг почувствовал за своей спиной провал, яму, откуда вопило что-то ужасное, какая-то боль, несчастье, беда… Но тут же в ответ подумал, даже с некоторым удивлением: "Что может случиться? Всё нормально". Прервал внутри себя непонятную кликушесть и начал поворачиваться в сторону предполагаемого гостя. И как сразу же, получил сильный удар в глаз тяжёлым предметом. Потом ещё раз и ещё по голове. Почувствовал, что лицо быстро залила кровь. Далее стал бить острым предметом, я понял, что вилкой. Так и не увидел, кто это. Затем нападавший схватил DVD плейер и попытался ударить им. Видимо помешали провода и до головы он не дотянулся. Я почувствовал себя нелепым клоуном в разыгрывавшейся кровавой картинке. В отместку схватил телевизор и начал поднимать его. Но тот оказался тяжеловат, а я уже достаточно слаб. Бандит телевизор отобрал, поставил на место. И тут же схватил кухонную табуретку и начал бить ей. Я упал не сразу, ещё стоял, держался за стол. А, когда свалился спиной на пол, то пытался разглядеть его. Увидел чёрные штаны. Он перемещался короткими порывистыми движениями, суетясь, как жук. Вор сел на меня сверху и прицеливаясь, ребром сидения табуретки, принялся бить по переносице. Далее перешёл на руку, на изгиб локтя. Казалось, что локоть превратился в тряпку. Сознание не терял. А тот бил не останавливаясь. От боли немножко застонал. Вор ещё покуражился, затем встал и принялся лазить по тумбочкам, по столам. И вскоре тихо ушёл, прикрыв за собой входную дверь. Я остался на полу. Вечер выходного дня. Полежав какое-то время, поднялся: закрыл на ключ входную дверь и свалился на диван, спать. Проснулся утром следующего дня — вижу одним глазом. Посмотрел в зеркало, а вместо лица, кровавое мессиво. На полу, где вчера лежал — лужа крови. Тяжёлый предмет, которым он бил сначала, оказалась настольная лампа со своим увесистым основанием. На столе бандит оставил бутылку водки ¨Столичная" и пакет сока. Вор украл паспорт, мобильный телефон, кошелёк, DVD диски. Умылся, но один глаз так и не открылся. Было не понятно, есть он там, или уже нет. А ещё вспомнил, что сейчас должна прийти мама, мы договаривались. И через некоторое время кто-то постучал в дверь. Я открыл, мама постояла, посмотрела и пошла звонить в милицию. Подождали, милиция не приехала. Сходила, позвонила ещё раз, так и не дождались. Позвонили родственнику и он на машине отвёз нас в больницу. Врачи прочистили глаз и тот на радость, оказался целый. Голову намазали зелёнкой, а на руку наложили гипс. Выписали справку о травмах. В милицию пошёл на следующий день. У дежурного написал заявление и ко мне домой вызвали оперативную группу. Группа работала, как положено: снимали отпечатки пальцев, фотографировали. Девушка с фотоаппаратом спросила: ¨Почему вы не вызвали полицию сразу?" Я ответил: ¨Что вызывали два раза, но вы не приехали". Девушка не поверила: ¨Такого не может быть. Вы специально нас не вызвали". Как её было убедить в обратном, я не знал. Оперативная группа, закончив своё дело, уехала. Во вторник направился к следователю. Девушка, в форме, офицер, рыженькая, внимательно выслушала, задала несколько вопросов, записала всё и дала мне почитать да подписаться. Я нашёл несколько неточностей. "Извините, - говорю, - Вы здесь написали ¨стул", а должен быть ¨стол". У меня дома ни одного стула нет". - ¨Ну какая Вам разница. Есть стул, нет стула. Стол или стул". Две-три существенные ошибки она всё же переправила, а мелкие так и остались висеть. Через год ехал на автобусе и видел её, как она шла по улице: вся одетая в светлое, очень женственное, счастливая, быстрая и лёгкая. В среду снова пошёл к следователю, но это уже был другой милиционер. Молодой человек в гражданском. Рядом с ним стоял ещё один парень в цивильной одежде. Следователь поинтересовался про мои дела, а потом предложил:
- Вы же ювелир по профессии. Я Вам разрабатываю хороший вариант. Будете работать дома, а ¨крыша" — вот этот человек. Он не милиционер. Доход будем делить соответственно.
Сижу весь в зелёнке и гипсе. Что-то я не понял в расследовании. От предложения отказался, настаивать они не стали. Но зато от моих знакомых поступало куча догадок, кто так мог напасть: бывший милиционер уволенный за наркотики, кто-то из общества инвалидов, связанный с наркотиками, матрос, который уходил в рейс и выполнил заявку своей принцессы-злыдни, отъезжающий за границу на постоянное место жительства (традиция: перед отъездом, в России, кого-нибудь грохнуть по голове, украсть деньги, что-нибудь), только что вышедший из тюрьмы — закрепил своё кредо… Вспомнил, как недавно видел группу парней с девицей, стоявших около старенькой машины. Один из них очень пристально смотрел на меня. И внешне похожий на специалиста по борьбе с одиночеством. Я тогда подумал, что они приехали откуда-то из района. Много разных предположений. Через некоторое время меня вызвал начальник следователей, спросил про дела, а затем направил в кабинет. Там сидел милиционер в форме, офицер. Выслушал, задал несколько вопросов. Сказал, что там мог быть не один человек, а двое или трое. Затем сообщил, что мне необходимо пройти судмедэкспертизу и написал туда специальное заявление. На следующий день направился к судмедэксперту. Где стояла длинная очередь. На улице было жарко, все вспотели. Прождал несколько часов. Увидев меня, человек в белом халате остался недоволен. Он рассердился. Сказал, что я всё не так сделал, неправильно оформил документы, поэтому должен идти обратно и переделывать по новой. Я пришёл домой и папку со справкой от врачей и уголовным делом положил подальше в шкаф. Решил серьёзней, сам, заняться своим здоровьем.

И почти каждый сказал что-то о жизни, о проникновении нового. В советское время про такое редко можно было услышать. А сейчас родилось, воспиталось такое "детище". Удивительная живучесть и ловится оно трудно. Полиция руками разводит, - а что сделаешь?! Мимикр. И бьёт оно радушных в их квартирах по головам, а народ только кряхтит да валится. О-па! Какой ловкий, сильный гость явился. О-па! О-па! О-па, па…
Кушайте ребятки, кушайте мужички, подкрепляйтесь. Жуйте тем, что есть. Старайтесь распробовать вкус блюд, потому что приготовление пищи — это искусство. А всем нужно насытиться, так как сейчас приступит к рассказу наш Тихон. И сила обеденного стола бывает на столько объединяющей, что все сидящие за ним становятся похожими друг на друга. И трудно уже определить и сказать, кто из них красивее и приятней голосом.
 
Мария Соседко (webmanya)Дата: Четверг, 04.09.2014, 08:28 | Сообщение # 2
Руководитель издательского отдела
Группа: Администраторы
Сообщений: 5541
Награды: 109
Репутация: 180
Статус:
Здесь, к сожалению, не полный рассказ. А вот в журнале "Союз писателей" нашли из этой работы отличную фразу, которая стала сегодня цитатой дня:
"Будучи дома, в связи со слабоэффективной экономической обстановкой в нашем регионе, я от грусти выпил сто грамм водки. "


Готова ответить на вопросы, касающиеся издания и публикаций.
izdat@soyuz-pisatelei.ru
С уважением, Мария
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 04.09.2014, 19:04 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата avesin ()
. Видишь, жизнь идёт. Твоя. Ты сидишь, а она шагнула, дальше, ещё дальше… Ничего не делаешь, не прикладываешь никаких усилий, а твоё бытие размеренно, вместе со всеми, которые сейчас рядом с тобой, хоть и никого из них не знаешь, совершает историческое действие. Историческое, если это отметит особый человек.

Хорошо как написано! Очень приятная манера изложения.
Спасибо автору! biggrin
 
avesin (avesin)Дата: Воскресенье, 14.12.2014, 14:40 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: VIP-КЛУБ
Сообщений: 49
Награды: 4
Репутация: 3
Статус:
Творцы

Я сидел на кухне и пил чай. А сестра рядом готовила пирог. Она то ко мне присаживалась поболтать, то озабоченно заглядывала в духовку. Недавно у неё что-то сгорело и сегодня, по-видимому, хотела показать особый шик кулинарного искусства. Опять смотрит на зреющее тесто и долго нюхает. Я взял конфету и развернул обёртку. Вот так постепенно, ничего хорошего в жизни не остаётся. На работе закормили сладостями. Со всех похорон кладут ко мне на стол.
- По какому поводу конфеты?
- Света положила.
- Света! В честь чего конфеты?
- Папа умер.
- Когда он умер?
- Десять лет тому назад.
- А какого числа?
- Восьмого. Или нет, семнадцатого. Или не семнадцатого. В этом месяце, - задумалась Света.
Я когда в магазине вижу стеллаж с конфетами, то хочется к нему прислонить венок с чёрной лентой, на которой золотистыми буквами написано, что мы их всех помним. Нету той былой радости. В детстве желанный продукт в ярких цветных, шуршащих обёртках приводил мысли к Дню рождению, к какому-нибудь светлому празднику. Где должно быть вкусно и весело на душе.
Я откусил конфету и отпил чай из кружки. Лида бесшумно села за стол. Сама разрумяненная, как пирог и пахнущая сытым хлебным аппетитным духом.
- Ой Федя! Ты, как был для меня маленький, так и остался. И хочется тебя причесать, воротник на рубашке поправить, покормить... - улыбаясь и поглаживая рукой мою голову промолвила она.
Я ничего не ответил. Разница в полтора года уже вызывает у неё материнские чувства. Замуж собирается. Второй раз. Давно пора. А то засиделась. Лида, как девушка, состоялась серьёзная. Ни в каких никчёмных, беспутных вечеринках участия не принимала. Студенткой ходила только в хорошо организованные походы с песней, в кино и театр, и в гулкие пустые галереи. Всё. А это уже немало. Согласитесь. И вскоре нашла свою любовь. Модест считался перспективным студентом местного университета, слушал Чайковского, Шостаковича, Гайдна. И через год грянула свадьба, как само собой разумеющееся продолжение страсти двух влюблённых сердец. Они вместе закончили высшие учебные заведения и при трудоустройстве обоим повезло с хорошими местами. Как говорят - жили и радовались. Сначала у Модестовых родителей, родили маленькую Иринку, а потом накопили на однокомнатную квартиру. Конечно же папы и мамы немного помогли с деньгами. Время шло, дочурка Иринка росла, а Модеста, вдруг, ещё сильней потянуло к музыке. Понимание прекрасного, чувственность, наслаждение, сопереживание привели его к блистательной пианистке. Виртуоз, изумительная женщина, замечательная собеседница, как оказалось, ещё и хорошо готовит, - все необыкновенные качества высоко духовного человека сделали своё дело. Подошло время, когда Модест сообщил, что он любит другую и вынужден к ней перейти жить, потому что сердцу не прикажешь. Хотите — не хотите, а этот кровяной насос человечеству будоражит голову уже не первое тысячелетие. В общем, Модест от своей жены Лиды и маленькой дочки Ирины ушёл жить к другой женщине. Навсегда. И сегодня Иринка в гостиной самостоятельно собирала что-то из кубиков, а её мама обещала всех накормить каким-то особым пирогом с красной рыбой.
Я сидел и пил чай. А в голове, всё кружилась одна мысль, что какое это счастье непредсказуемое, хрупкое, какая-то неисследованная планета. Она стольких ждёт, принимает в свои объятия, лелеет, холит, а потом, вдруг, или они сами её покидают и селятся непонятно где, желая найти более совершенное, более счастливое счастье, или неожиданно у счастливых почва уходит из под ног и они падают непонятно куда, и неизвестно,что будет дальше с ними, с их судьбой. Лида, подперев голову рукой, ладонью, смотрела в окно, где можно было увидеть верхушки домов напротив, да голубое небо. «Ой! Пирог уже должен быть готов», - встрепенулась она, словно опомнившись, и побежала открывать духовку.
С расширенными глазами, удерживая поднос через полотенце, Лида внимательно оглядела своё подоспевшее чудо. А потом мы вдвоём, с помощью ножа, лопаточки и ложки стащили пирог на большое, глянцево блестевшее блюдо. Ароматно пахнущий свежей выпечкой, румяный, со слегка коричневатой корочкой, с вензелями по гладкой поверхности, он действительно своим видом привлекал внимание и разыгрывал аппетит. Лида громко из кухни позвала к столу Ирину. Она вскорости прибежала раскинув руки и растопырив пальцы с радостным восклицанием: «Мама, пирог будем есть!» Аккуратно, не спеша, налила себе и дочке чаю. Каждому на тарелочку положила по кусочку пирога. Я первый откусил от своей порции и с наслаждением начал пережёвывать. При этом, рассказывая о кулинарных способностях свой сестры и о счастье иногда столоваться у неё на дому. И вскоре мне, говоруну, было предложено немного помолчать и ещё лучше прочувствовать личные вкусовые ощущения, чтоб не ошибся. А они пока поедят спокойно. Но я увидел, что Лида осталась довольна моими комплиментами. Правда не понял намёка. Чего ошибаться то? Может кусочек соли положила, но мне не попалась. Сами и съедят.
- Ты в прошлый раз борщ похвалил, а потом сказал, что капуста гнилая, - не поднимая головы от чашки, тихо проговорила Лида.
- Я ж пошутил. Какие вы мнительные, женщины... Немножко подтрунил. Чтоб веселее было.
- Ничего себе веселье. Мы сидели с Ириной борщ пробовали, половину кастрюли съели. Нормальная капуста.
- А чего ты днями сидишь дома? В кино сходили бы, в парк, с Иринкой. А ты нет, нет. Некогда. На рынок сходили бы вместе, помог бы продукты дотащить. Походила бы по городу, может тебя кто и встретил, как самую единственную и любимую. А дома так и состаришься. Кого ты здесь встретишь, кроме меня и дочки.
Дела повседневные. Иной раз так затягивают, что весь мир надолго сужается до самого личного, важного, каждый день необходимого в заботе, поддержке, уходе и продвижении, вознесении на более высшую ступень, на более высокий уровень жизни. Маленький, самый близкий, родной оазис чувств и есть самое дорогое, что может быть в состоявшейся судьбе человека.
- А у меня всё есть: дочка, дом, работа, родители, ты вот — братец, - вспыхнула Лида.
- Ты молодая женщина! Тебе мужчина нужен, отец ребёнку, чтоб семья была полная. А не так — с одного боку есть, а с другого голое место, - ответил я ей нравоучительном тоном, медленно, как говорят настоящие отцы своим дочкам.
- Сидел бы уж, Фёдор. С квартирой ещё непонятно что. Модест прописан. И вас, хороших мужчин, не так много, как ты думаешь.
- Ирина ушла в комнату. Вот скажи Лида, почему, - есть девицы, которые переспав со стариком начинают разговаривать со своим возлюбленным поучительной, всезнающей манерой. Даже, иногда, басовитым голосом, - опытно усмехнулся я.
- Что ты ерунду говоришь! С каким стариком я спала? - округлив глаза, сконфузившись, удивилась Лида.
- Не про тебя. А вообще.
- А вообще, девицы разные есть. Некоторые ни с кем не спят, всех поучают и поют басом.
Я это сказал не совсем зря. Лида женщина серьёзная. Собирательные близкие раскрепощённые взаимоотношения её не особенно интересовали, а поучать она любила. Особенно меня, как младшего брата. Заметьте, - младшего. И когда оставались вдвоём, то наша разница в возрасте сразу же зависала огромными цифрами над головами, а лицо сестры приобретало умный лик преподавателя всех наук. И в это время говорить ей о том, что она женщина, которая о своём возрасте не рассказывает, становилось бесполезно. Прежде всего она сестра. И у меня сразу появлялось чувство, что родители оставили много пробелов в моём воспитании и образовании. Сидят сейчас дома и не представляют, какие прорехи приходиться заделывать их дочке. Но ничего ужасного не подумайте, она не зануда. И её общение интересно, которое потом на душе не оставляет тяжёлого следа. Знаете, как иной раз бывает, свинцом в груди скапливается, и ты эту тяжёлую ношу носишь, непосильную боль. А, тем более сегодня, она хорошо понимала, что я нахожусь не на самом пике разумного внимания к женщине. Как с прошлой остротой насчёт гнилой капусты. Недвижимая женщина, никак её не сдвинуть. Может Модеста всё ещё ждёт? Сходила бы в кино или в театр с подругой. А я бы здесь посидел с Иринкой, ужин приготовил. Не понимает. Ей ничего не нужно. Всё есть.
Лида, остановившимися глазами, смотрела в голубое окно. И близкое небо ровного цвета, без облачка, бескрайнее словно притягивало её. Она даже покачнулась, подалась вперёд, словно увидя там продолжение своей жизни. Но я сразу с осторожничал и громко сказал:
- Лида! Не увлекайся!
- Ты что думаешь, прыгнуть хочу? Ширь невероятная, свобода, чувство радости, перспектива! Живут же одинокие женщины с детьми и некоторые неплохо. На самолёте слетаю куда-нибудь отдохнуть. А встречу хорошего человека, так будет ещё лучше.
Когда есть простор в душе и не смотря ни на что глаза видят мир распахнутым, бескрайним, а ощущение в себе поиска новых возможностей не иссякает, то почти всегда найдётся путь продолжения свой жизни. А если замкнуть свой внутренний мир на появившейся проблеме, отгородиться от всего, загнать все свои чувства, разум в какой-то сосуд, бочку с маленьким отверстием для осторожного подглядывания, то можно скрутить, свернуть себя так, что ни твоё тело, ни душа окажутся не нужны будут в этом мире и ты уйдёшь, исчезнешь не зная куда и зачем. Хотя некоторые в подобном положении сохраняют свою жизнь надолго, считая, что находятся на той самой стороне бытия, которая есть ответом, продолжением, спасением и обязательством перед случившемся несчастьем. Но небо было по-прежнему голубое и чистое, без солнца, так как оно находилось немножко в стороне - за оконной рамой, за стеной. А Лида сидела и мягко, тихо улыбалась чему-то. Лицо: кожа живая, нежная, чуть розоватая, без морщинок, словно сама светилась теплом и особой девичьей привлекательностью.
На кухне стало тихо. Сестра смотрела в окно, а я на неё. Почти без движения, как будто немного устали, а сейчас наступил небольшой перерыв. Но думы не покинули. Они остались владеть нашими головами и теребить, перебирать уже хоть какие-то, но состоявшиеся судьбы. И вдруг, неожиданно, за батареей кто-то зашуршал. Лида вздрогнула, охнула, круг её раздумий сразу же разорвался, она метнула испуганный взгляд на холодные радиаторы, а ноги, вытянутые под столом, быстро убрала себе под стул, задев ножку стола, отчего тот слегка качнулся. Оттуда, из округло-ребристых поверхностей, показался пучок тёмных спутанных волос, острый длинный носик, и тут же протянулась худая рука, которая то отталкивалась от батареи, то хваталась просто за воздух, стараясь вытащить остальное своё тело наружу. При этом начали раздаваться стоны и кряхтенье, с натугой и усердием, так, когда преодолевают всеми силами неподдающуюся преграду.
- Это ж что ж то такое делается! А! Понаделать в дому такие лабиринты! Где это видано! Никакой свободы!
Фёдора и Лиду появление гостьи сначала остановило, как какое-то невиданное, непонятное явление. И они сидели замерев, молча наблюдая за потужными движениями всклокоченной девицы. Та усиленно действовала руками, локтями, извиваясь так, что трещало старенькое застиранное платьице. Которое уже готово было вот-вот разорваться, расползтись кусками и оставить её голой. Наконец, в последний раз покряхтев и громко, резко крякнув вскрикнуть, вывалилась всем своим худым, угловатым телом на пол. Пролежав около минуты, часто устало дыша, гостья упёршись обоими руками о линолеум поднялась во весь свой полуметровый рост охая да постанывая. И так постояв, подышав какое-то время, как спортсменка после пробега, и наконец успокоившись, перевела свой взгляд на сидящих за столом. Глаза её сузились, стали маленькими и сердитыми. Рот превратился в короткую тонкую чёрточку, словно отметинка. И теперь вперив два требовательных буравчика, пристально начала рассматривать то Фёдора, то Лиду.
Но вот её взгляд остановился на сестре. Раскрылся рот с бледными узкими губами и послышался высокий тонкий голосок:
- Сидите! Ага. Сидите... Да. Едите пирог! Тоже мне! Хозяйка, называется. А по дому ничего делать не умеешь! - при этом она обоими руками подпёрла бока.
От такого обращения, напора у Лиды раскрылся рот, словно от бессилия.
- А я вся в труде! Сижу пряду, тку. Глазки мои устали, пальчики болят. И сна не вижу, днём и ночью все свои силы отдаю заботе, хозяйству! Беспросветная жизнь. Другой радости у меня и нет, разве что подмести пол... - одновременно, уставшая дева, откуда-то из платья достала лоскуток материала непонятного цвета.
Лида, по-видимому, желая угодить, радостно, восторженно, устремив верхнюю часть своего туловища к гостье, проговорила:
- Какая у Вас тряпочка хорошая!
- Что-о-о! Тряпочка... - и она упала, как свалилась с высоты, уселась на пол, тяжело, да так, что подскочила мебель и звякнула, дзынькнула вся посуда на кухне. - Ах! Какое бесчувствие! Многонедельный труд назвать какой-то тряпочкой... У молодой и вроде бы воспитанной женщины полное отсутствие вкуса, это искусство. Ты знаешь какая я ткачиха... Самая лучшая в районе! - девица в зажатой руке, судорожно потрясала своим произведением.
Продолжение следует
Прикрепления: 8120194.odt(34.6 Kb)


Моя копилка на издание книги.

Сообщение отредактировал avesin - Понедельник, 15.12.2014, 21:43
 
avesin (avesin)Дата: Воскресенье, 14.12.2014, 14:47 | Сообщение # 5
Зашел почитать
Группа: VIP-КЛУБ
Сообщений: 49
Награды: 4
Репутация: 3
Статус:
Спасибо webmanya и Милочка Т за участие.

Моя копилка на издание книги.
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Фэнтези (Рассказы с присутствием элементов фантастики и сказочных пер)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград