vjl ПРОЗА. Ирина Шимко - Интернет-магазин - Издательство "Союз писателей"
Для корректного отображения страниц, пожалуйста, нажмите сочетание клавиш Ctrl+F5
ПРОЗА. Ирина Шимко

VI этап премии
Категории: Голосование / Премия литературного журнала "Союз писателей"
Голосов: 4
Нет в наличии
руб.32.00
Как правильно?
 
– Ой, ребятки! У меня проблема: опять очки куда-то подевались. Помогите, пожалуйста, найти!
Просьбу любимая воспитательница могла не повторять. Малыши тут же бросились на поиски очков. Искали среди игрушек, заглядывали под кроватки и шкафы. Попутно нашлись две потерянные машинки, один носок и четыре буквы от магнитного алфавита.
– Я – такой хороший искун, – сообщил Боря. Это он отыскал машинки, – я всё искаю, когда пропадёт!
– Ага, искун – пискун! – встрял Максимка, вылезая из-за шкафа. – Нет такого слова «искун», надо говорить: «искач»!
– А вот и нет! Ты же находишь вещи, значит – находун, – поправила его Нина, продолжая заглядывать под стол.
– Ты тоже неправильно говоришь! – закричал Павлик. – Никакой не находун, а находчик. И я – самый лучший в мире находчик, потому что нашёл очки!
Все посмотрели на пустые руки Павлика и удивились:
– И где же они?
– Да вон, у Марь Ванны на причёске!
И действительно, очки весело блестели стёклами среди кудрявых прядей на голове воспитательницы.
– Вот спасибо тебе, Павлик! Ты на самом деле оказался лучшим сыщиком нашей группы!
– Так вот как надо правильно говорить: «сыщик»! – догадались ребята.


Об именах

Валина мама уехала в больницу за новым братиком, а Валю папа привёз к бабушке Оле, в деревню. У бабушки хорошо: речка рядом, водичка тёплая, потому что мелко. Можно по газонам бегать, здесь их называют лужайками, а траву на них никто не сеет, она сама сажается. А сколько интересного в огороде. Вот и сейчас Валя ловит кузнечиков под яблонями, а бабушка собирает колорадских жуков по картошке и при этом ворчит-приговаривает: «Ох, жорики-ненажорики! Сколько же вас развелось! И ничего-то вас не берёт! Ни дуст, ни отрава. Вот же гадость, прости, Господи!»
– Бабушка, это же жуки, а ты их зачем-то Жориками зовёшь.
– Так жрут же много, все листья у картошки объели. Вот и называет народ их жориками.
Тут у бабушки зазвонил мобильный. Она послушала телефон, охнула, схватилась за сердце, потом засмеялась, а у самой из глаз потекли слёзы. Валя удивлённо смотрела на бабушку: «Это что же с ней такое происходит?»
Бабушка схватила Валю в охапку, чмокнула в щёчку и сказала: 
– У тебя появился братик!
– А как его зовут? – спросила Валя.
– Георгием назвали, в честь деда. Но пока он будет маленький, его можно называть Жорой, Жориком.
– Это что, мама жука родила, что ли? – спросила ошеломлённая Валя.
– Почему жука?
– Но ты же сама жуков картофельных Жориками называла, – всхлипнула Валя и расплакалась.
– Чего ж ты плачешь, глупенькая? Радоваться надо!
– Ага! А вдруг братик будет много есть и ты его что, отравой будешь кормить?
Бабушка рассмеялась, обняла Валю и торжественно пообещала, что её братика Жору она травить ничем не будет. А будет любить его так же, как Валю. И картофельных жуков она называть больше жориками не будет. Пусть будут они жрунами. На жрунов Валя согласилась.

Свободная тема

– Здравствуйте, дети!
– Здласти, Одежда Мадамовна!
Приходится мириться с этим приветствием, потому что сочетание «Надежда Адамовна» четырёхлетним малышам одолеть сложно.
У нас сегодня свободная тема, рисуем, что хотим. Миша размазывает зелёную краску по бумаге.
– Миш, это что?
– Это «зелёнка», в ней духи плячутся.
– А духи – это кто?
– Это плохие дядьки такие, они моего папку застлелили.
У Вики на рисунке два треугольника, увенчанные шариком. Она раскрашивает треугольники оранжевым и синим карандашами.
– Вика, а где ты видела такую ёлочку?
– А это не ёлочка, а девочка. Я ей ещё косички и глазки не нарисовала. Она пока страхолюдь, а потом сразу закрасивеет.
У Славика на листе разлилось синее море, и в нём что-то плывёт. Услышав мой вопрос «А где же рыбы?», он удивлённо взглянул на меня и ответил: 
– А на небе рыбов не бывает! Это же инепланитяни к нам в гости летят. Они хотят чаю попить, а то у них чайников нету и сахар – солёный.
Камни разной величины на рисунке, который с упоением Маринка раскрашивала яркими красками, оказались не камни, а «папа – яйцо, поженитый с мамой – яйцой. У них выродились яйценята. И теперь все они наряжаются к празднику Пасхи или Новому году».
А Серёжа опять рисует пожар. В прошлом году загорелась их дача. Мальчонку еле успели спасти, но пламя оставило на теле ребёнка свои отметины. Вот Серёжа и рисует огонь в облике сказочного красного зверя с зубами и чёрной гривой дыма.
Судя по звукам, издаваемым моим любимчиком, Вовкой, он снова изображает салют.
О, точно! Весь альбомный лист в цветных фонтанах. Вовка любит все праздники, где есть салют. А без салюта и салата «Оливье» (правда, Вовка называет его «Айлавьё») какой же праздник?!
На портрете, над которым трудится Оля, явно женские признаки.
– Это мама или бабушка?
– Одезда Мадамовна! Вы чё, себя не узьнали? Вот зе хвостик и оцки!
Пожалуй, надо бы сходить в парикмахерскую, сменить причёску. А то вон какие у меня уши, прямо как лопухи!

Автор пяти сборников детских стихов. Лауреат Международного литературного конкурса «Зарянка» (Рязань) в номинации «Литература для детей», бардовских фестивалей «Я живу тебя жизнь» (Котельниково) и «Старое русло «Тихого Дона» (Семикаракорск) в номинациях «Детская поэзия», лауреат литературного конкурса "Ты говори со мной" в номинации "Поэзия для детей" ( Шахты). Публикации в городских альманахах, а также в литературно-художественном сборнике «Артелжка» (Киев), «Литера» (Тверь).

Товар добавил:
Логин на сайте: Премия
О материале:
Дата добавления материала: 03.07.2017 в 04:46
Материал просмотрен: 71 раз
К материалу оставлено: 0 комментариев