ПОЭЗИЯ. Ирина Ежова
руб.30.00
Наличие: 0
Единица: шт.


Девочка-волк

Хорошо ты себя причёсываешь да приглаживаешь…
Повернёшься – ну прямо девочка-паинька.
Только тот, кто внимательно в тебя всмотрится,
Видит волчьи глаза твои изжелта-карие…

Только тот, кто смотрит внутрь, а не поверхностно,
Только он лишь суть твою сможет выведать.
Улыбнёшься ты скромно, даже застенчиво.
Да клыки твои тебя острые выдадут.

Ты всегда со всеми приветлива и участлива,
Да вот только затронь – и повеет могильным холодом…
За родных своих и друзей своих расстараешься –
Вспорешь глотки, сочтя это веским доводом.

Хорошо ты просто воспитана, милая девочка,
И натуру свою в узде ты звериную держишь.
Дыбом шерсть, и глаза свои дико-волчьи
В отраженье зеркальное прячешь и холодеешь.

Гранатовый браслет

Я свернусь для тебя в кулон:
Надевай меня и носи.
И спасу я тебя от бед,
И укрою от тёмных сил.

Я как волк – почую врагов.
И оскал им свой покажу…
И не дам я в обиду тебя.
Ни своим, ни чужим, никому.

Я как тот неказистый браслет,
Из шести бордовых гранат…
Моя жизнь так похожа на то,
Что герой Куприна испытал.

Возвеличивать и воспевать…
Всё, чем я могу оплатить…
Драгоценный мне Бога дар –
Возможность тебя любить.

Капитан

Он говорит: «Капитан, зачем вам война?
Ваш корабль похож на старый дырявый бак.
Посмотрите на ваших матросов: из них
Каждый третий – трус. Четвёртый каждый – слабак.
Дайте руку, скорее же, мой дорогой капитан!
Я вас выведу в место, где вечно тепло и светло…
Оставляйте корабль, зачем вам эта борьба?
В ней за годы столько бойцов полегло.
Я же вижу, повыбит мех, и мундир не тот…
Вы устали… Сложите уже ружьё…
Отпустите матросов. Не мучайте больше их.
Пусть они получат каждый уже своё…
Капитан презрительно так смотрел:
«Ах ты дьявол! Старый паршивый чёрт.
Убирайся в ад. К таким же своим чертям.
Мои люди – каждый на перечёт…»
Капитан команду отдал бойцам:
«Драить люки! Свистать всем на самый верх.
Не сдадим корабль наш никому.
Только крысы бегут трусливо и раньше всех».
И матросы выстроились в плотный ряд
(Клетки знали – лечение к ним идёт).
Капитан в ответе за весь организм…
Вместо страха надежду он подаёт…

Про Маяковского

Я обещала стихи не писать.
И видишь, как не сдержала слово.
Для меня всё, что касается тебя, –
Непонятно… Несдержанно… Нетолково.

Меня спасает одно лишь то, что
У всех великих людей была муза.
Я Маяковского привожу в пример…
Для него любовь не была обузой.

Он – громадный, жилистый Эверест.
Сердце его как глыба железная.
Как он хотел, чтобы Лиля его
Была с ним мягкая… женская… нежная.

Его, вершителя звёзд,
Громкого покорителя зимней стужи,
Закрывали на кухне на ключ, когда
Лиля в спальне уединялась с мужем…

Как он сносил это?.. Как терпел?
Жилистая эта громадина.
Как не выламывал хлипкую дверь.
Как не кричал: «Убью тебя! Гадина».

Я не писатель. Я, помнишь, маяк…
Свет мой для всех не ярок.
Я не Володя… Но знаю давно:
Любовь – это Божий подарок.

Старое пальто

Я – размазня. Я – старое молевое пальто.
Ты приходишь. Меня надеваешь.
И говоришь, что я без тебя никто…

Ты презрительно шепчешь:
«Ну что за тоска? Что за вид?
Дыры и те полиняли».
А у меня в плечах и где пуговицы болит…

Я не люблю тебя в гневе.
Ты страшен как ураган.
Швыряешь меня и орёшь:
«Продам тебя, к чёрту, продам!»

И вот я в ломбарде.
Мне страшно. Я – молевое пальто.
Меня не возьмут и не купят
В ближайшие лет эдак сто…

Вдруг рядом со мной говорят:
«Мне это пальто заверните.
И будьте поаккуратней.
Смотрите, его не помните!»

Я еду, в пакете свернувшись.
От страха подкладка дрожит…
Сейчас распакуют, примерят,
Увидят убогий мой вид…

Вот дом. Достают из пакета
Меня как ценный товар.
И бережно так надевают,
Как никто ещё не надевал…

Я вскрик восхищения слышу:
«О Боже, какое пальто!
Я в нём – дворянин, англичанин!
Я – лорд… И не меньше того!

Тебя я носить буду редко.
Почищу, повешу в свой шкаф.
Ну, может быть, только на праздник.
Вместе с рубашкой в шелках».

Кричу я: «Носите! Носите!»
Мне всё ведь ещё невдомёк…
За все мои 30 лет
Меня так никто не берёг…

Не отвечено

Вот что бывает, когда наизнанку душа…
Когда выпиваешь тонну полусухого.
Когда сообщение прочитано, но не отвечено.
Ты сердце открыл… А тебе же в ответ – ни слова.

Когда так бомбит, что в высоких окопах не скрыться.
Дрожь в голове и в ватных моих ногах.
Я столько раз хотела забыться,
Что распята за это на всех известных крестах.

Как человек, прочитав, может вдруг не ответить?..
Раньше такое было мне невдомёк.
Но я ведь взрослею… И, в общем, не глупая девочка.
За тысячу раз можно усвоить урок.

Когда нет ответа, значит, тебя не помнят.
Не ценят. Не любят. И точно не берегут.
Нет. Нет. Я не злюсь. Какое имею право?
Я трубку на твой звонок больше не подниму…

Просто текст

Я хотел бы тебя обнять,
Но я просто текст…
Тридцать три алфавитные буквы.
С пробелами или без…
Я тянусь к тебе всеми дефисами и тире,
Через весь земной шар.
Мегабайтами фраз во тьме.
Ты прими меня, ты пойми – я конструктор слов.
Я не знал ничего, кроме ямбовых этих оков.
Да местами я вычурен, слишком криклив.
Но едва я вижу тебя, я смущённо затих…
Мой хозяин – поэт… алкаш…
Хлещет водку, вино и ром.
Я бы бросил его, но знаю:
Не выдержит, кончит дном…
Если б он не вдыхал в меня жизнь,
Не строчил бы строку за строкой,
За ним бы давно пришла
Та самая гостья с косой…
Я хотел бы тебя обнять,
Но я просто текст.
Не могу согреть, но зато
Могу рассказать:
Каждый вечер он письма шлёт…
Только глупый огонь
Хоть ты тресни не может их прочитать…
Вроде умный хозяин, толковый.
Но что за беда?! Как не может понять,
Что в камине они не дойдут никогда!!
Он сжигает и пишет…
Заливает тетради вином.
Хлещет водку. А в промежутках – ром.
Пламя лижет буквы, строчки, слова…
Я всего лишь текст…
Мне тебя не обнять никогда…

Человек-маяк

Я не писатель… Куда мне…
Просто конструктор слов.
Старый скрипучий маяк…
Проектор для твоих снов…

Открываю грудную клетку…
Достаю свою лампу-сердце…
Протираю, вставляю обратно
И на ключ закрываю дверцу.

Я немая башня со светом…
Руки мои – лучи.
Убери ладони, открой глаза…
В темноте никогда не кричи…

Я буду стоять сто, двести…
Захочешь, хоть триста лет.
Я твой сигнальный огонь…
Жизни твоей амулет.

Если тьма случится повсюду…
Если некому будет согреть.
Вспомни… маяк – человек…
Будет тебе гореть…


Раздача наград