ПОЭЗИЯ. Евгений Казмировский
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

АНЕКДОТЫ В СТИХАХ

Мама

У Миши Шухмана сегодня юбилей,
Немало на банкет приглашено гостей.
Поскольку мама никого не знает, 
Ей сын «картину маслом» представляет:
– Там, во главе стола, наш дирижёр Ефим,
Контрабасист Илья, альтист Данилов с ним,
Скрипачка Зоя – бриллиант оркестра…
– Постой, сынок, а где твоя невеста?
В гармонию-таки ты вносишь разнобой,
Давно тебе пора обзавестись семьёй…
Прикрыть тылы решил отмазкой старой:
– Никак себе не подберу я пару…
– Что за фантазии ты маме приберёг?
Найди на первый раз хотя б одну, сынок!

Случай в фитнес-клубе

Две женщины-толстушки, две подруги
В костюмах стильных, мокрых от натуги
Вели неравный, бесполезный бой
С жирами на дорожке беговой.

Ох, и наслушался я сказочных историй,
Как можно сбросить груз килокалорий!

Пригодны, мол, гречишные диеты,
Таблетки или чай из интернета,
Обёртыванье, баночный массаж,
Ночной поход за шмотками в Пассаж,
Жгутом резиновым желудка ужиманье,
Купанье в проруби, фигурное катанье.

Железные сдают порою нервы
От жажды оказаться в гонке первым.
Раз на вопрос подруги: «Как дела?» –
Одна ответила: «Три тысячи сожгла».

Как будто псу под нос швырнули кость.
– Да как же тебе это удалось?
Потела целый день на тренировке?
– Про корж забыла, что пекла в духовке…

Знакомство с родителями

Знакомился с родителями Толя.
В дому невесты шумное застолье.
Отец с вопросом сразу к жениху:
– Налить вам водки или коньяку?
– Нет, что вы, ведь я трезвенник по сути…
– Хэм-м, скучно вам с Анютой нашей будет.

Заверните в мышеловку

– Могу я сыр купить… грамм пятьдесят?
– Пятьсот рублей, – ответила торговка.
– Откуда же подобный результат?
– Бесплатно, как известно, – в мышеловке!

– Что стоит мышеловка? – нить веду
С прицелом ближнего обезоружить.
– Сейчас по прейскуранту я найду.
Пятёрка – при покупке от двух дюжин.

Прошу я, в схему вникнув невзначай:
– Простите мне за экскурс столь неловкий.
Вот, сто рублей и десять вам на чай,
А сыр мой заверните в мышеловки!

Прощание

– Когда умру, прошу тебя, Матрёна,
Ты долго не грусти и слёз не лей.
Найди себе субъекта подостойней,
Чтоб праздник создавал из будних дней.
Мою блесну отдай соседу Пашке,
Чтоб добрым словом друга вспоминал, 
А деду – мою синюю рубашку,
Ну, ту, что я на праздник надевал.
Тебя, родная, я, увы, не стою,
Но ты другим закроешь эту брешь…
– Не надо, Петь, изображать героя!
Нормальный суп! Не нравится – не ешь!
 

ПАРОДИИ

***
Нет, в мире очень странно!
И твой «привет» так чужд вот им,
Кто говорит так беспрестанно
За столиком совсем другим.

Наташа Весна, «Таких, как я, увы, не любят…»

Уж так случилось, я – с «приветом».
Нам много тяжелее жить.
Из нас лишь часть идёт в поэты,
Других пытаются лечить.

Скажу вам: лечат как попало.
Россия наблюдает рост
Больных с шизофренией вялой,
Других за горло взял психоз.

В народе знают однозначно:
В итоге всем придёт капут.
В преддверии кончины мрачной 
Совсем себя не берегут.

Пьют беспробудно до рассвета,
Гоняют по столу чертей,
Плюют на добрые советы
Нормальных остальных людей.

И хоть меня, «увы, не любят»,
Я к вам приду, лишу вас сна,
Ведь не стихи, а водка губит…
Привет! – Наталия Весна.

Она обижалась на всё, что цепляла задом

она обижалась на всё, что цепляла взглядом,
отсюда отличное зрение и тоска.
ей, в общем-то, повезло, ведь любимый рядом,
хотя и получше неплохо бы подыскать.

Юлия Гридасова

она обижалась на всё, что цепляла задом.
причина: плохое зрение и бока
неохватные в объёме – с таким фасадом
с личной жизнью не складывалось пока.

а сочный румянец бравировал да кичился
от сытного обеда, съеденного на ура,
и в весе своём открывая трёхзначные числа,
она понимала, что это – плохая игра.

мечтательна и легка, на пороге счастья
она каждый раз давала себе зарок
с едой после шести не встречаться,
но всё же встречалась, придумывая предлог.

вновь утром клялась «безудержно и слащаво».
и, главное, свято верила клятвам своим.
она обижалась, когда ей подруга сказала,
что этот недуг её просто неизлечим.

Мне не осилить глубины стиха

Когда душе грозит избыток чувств
(Пусть говорят, запас беды не чинит), –
К тебе лечу или тоской лечусь,
Приблизившись почти к первопричине…

Сергей Езерский

Когда душе грозит избыток чувств,
Когда терзают парадоксов шквалом,
Я крепкими напитками лечусь,
Здоровья только вот совсем не стало.

Безжалостен, однако, супостат:
Инверсией стреляет прямо в темя!
Не алчет он ни званий, ни наград –
Он просто наше убивает время.

Старушка-совесть спрятана в чулан,
А сердце точно держат на диете,
И, видимо, уже составлен план,
Как заменить грехами добродетель.

В полночных скверах «соловьи шипят»,
И крестится в испуге обыватель,
А он победно смотрит на тебя –
На жиле поэтической старатель.

Хоть всю бутылку себе в глотку выльешь,
А глубины стиха ты не осилишь!

Картинки мальчика с плоскостопием

нарисованный мальчик кушает бутерброд.
у него плоскостопие и отрешённый взгляд.
(залепить осторожно скотчем широким рот –
когда слов очень много, но говорить нельзя.)

Кира Эс

как на триптихе Босха, отрешённо жую бутерброд,
а напротив привязанной к стулу сидит «не своя»,
скотчем нежно заклеен широкий и чувственный рот,
и косит на меня отрешённо потухший взгляд.

так учили меня: только зло побеждает зло.
как прямой постулат память эту науку хранит. 
я глушу «не своих» возле лодки большим веслом
и бросаю им в воду заместо верёвки карбид.

взрывы, стоны! Эмоций и драйва хватил через край!
а на деле же будни и даром тяжёлый труд.
мне б пойти взрывником и напасть на великий Китай,
но с моим плоскостопием в армию, блин, не берут!

Откровение

Не обучен красивым фразам,
Помотало по жизни везде.
Но я этим Богу обязан,
Что не бросил меня нигде.
Что вытаскивал из болота,
От болезней не сдохнуть дал.
Всюду чувствовал я заботу,
Хоть и видел смерти оскал.

Валерий Ших

Хоть держу на груди крест с распятием
И во сне я по Раю гулял,
Бог сказал, что не быть мне писателем,
А я много уже написал.

– Ты – поэт, – он сказал, – ниже среднего,
Под тобой неказистый Пегас.
Ты Демьяна напомнил мне Бедного –
Из народных он тоже был масс.
 
Неуклюжими детскими фразами
Не раскроешь божественный смысл!
Я не зря наделил тебя разумом –
Так давай же, Валера, учись!
 
Без тебя предостаточно лепета,
Зря зовётся божественным он –
Не способен ни страсти, ни трепета
Вызвать в нас, – видно, пола лишён…
 
Вновь в сетях видя вирши дурацкие,
Я, поверь мне, всерьёз горевал:
Зря тебя из болота вытаскивал,
От болезней тебя защищал?
 
И хоть верю всегда только в лучшее,
Усомниться тогда довелось:
Изначально ошибка допущена
Или что-то потом не срослось?
 
Там и сям возникают гигантики,
Из достоинств – напор лишь и спесь.
Называют игру эту «фантики»:
Если «фант» есть – и ход, значит, есть.

И не ясно, несёшь ли победную
Ты в агонии Господа весть
Или хочешь читателя бедного
Беспросветною скукой изве́сть?

Мой удел – контролировать главное,
Ясный курс мой – основа основ,
Но помеха свободному плаванью –
Топляки твоих горе-стихов.

Потому, если следуешь совести
И не тронуло грязью души,
Ни в хорошем настрое, ни в горести,
Умоляю, стихов не пиши!

Ну а если порою осеннею
Налетит непонятная грусть –
Почитай просто на ночь Есенина –
Лучше выучи наизусть…
 


Раздача наград