ПОЭЗИЯ. Роман Куприков
руб.30.00
Наличие: 9999
Единица: шт.

***
В то время в домах распускались окна
Засаленных штор, как улыбка химеры.
И пусть на руках весна издохла,
Но разве зима знала меру?

И строчки плясали ритуальные танцы,
И время жадно целовало в губы,
А нам так хотелось моложе остаться,
Глотая панк-рок по прокуренным клубам.

Так лезть по карманам за словом не стоит,
Не стоит кричать. Мысли вылиты в тексты,
А в сердце дыра – это место пустое.
Стихам в мире прозы, похоже, не место.

***
Замки на дверях!
Этот мир вновь стремится к нулю,
Его форма – квадрат.
И снова мне врут,
Что декабрь приветливей лета.
И я снова поверю.
Всё было не зря,
Я твержу в сотый раз, что люблю!
Что я каждому рад,
Стекая в пустую нору
Своих снов и ваших советов,
И прячусь за дверью.

А может, луна
Или звёзды… да что ещё там
На небе, за смогом
Горит фонарём?
Мне бы только понять её свет
И увидеть бы даже...
Натянут канат
Моих нервов. Звенит пустота!
Казалось немного:
Дотянем, допрём,
Доскребём в небеса по земле,
Если это так важно.

А здесь хоровод
Проводов, телевышек и стен
Кирпичная кожа
И лица домов,
Как картинка с плаката весны,
На зелёной волне.
Важнее всего
Начертить этот мир на листе.
Если сможем,
Проглотим комок,
Обращая реальностью сны
Оставаясь во сне.

Замки на дверях.
И звучат про любовь здесь слова
Только в тостах.
Мы прячем себя,
Свои лица в шарфы, и мечты
В антресолях.
Набат сентября
Нам расскажет, что осень пришла.
Это просто –
Таиться, скорбя,
Что на сцене событий не ты
В главной роли…

***
Космос – только капля света,
Осеннего дождя, размазанная
По пустынной улице.
Там прощальная песня пропета,
И ночь смотрит в окно чумазая,
Смотрит и тихо щурится.

Дождь и космос, вы так похожи:
Холод, влага, дрожь – не унять.
Крыльями туча машет,
И мимо бежит, продирая до дрожи,
Время, сломя голову, вспять,
Оно ничего не скажет.

Оно молчит. Тишина, смятение,
Катарсис, вспышка огня, пожар!
Космос смеётся в лицо.
Ночь уже ждёт на месте парения,
Ночь заставляет время бежать,
Мир замыкая в кольцо.

***
Чем-то родное, смурное, усатое
Спит и мурлычет зверина лохматая.
Видит она сновидения кошкины,
Черпая сон деревянною ложкою.
На площадях шерстяных ковролиновых
Спряталась молодость чья-то звериная,
Скрылась от глаз вездесущих хозяина,
И возвратить ей назад уж нельзя её.
Дремлется кошке, и когти колючие
Больно впиваются в думы тягучие.
Мир от неё убегающим мячиком,
Прыгая вдаль, беспрерывно маячит.
Ей бы на крыльях до неба подняться,
Чтобы поймать облака из фаянса,
Тихо коснуться их мягкою мордой.
В светлых глазах – капли светодиодов.
Кошке обидно быть запертой в теле,
Видя, как птицы на юг полетели,
Слыша шуршанье дождя по откосам,
Вкус недокуренной папиросы.
Где-то дожди, у неё мясо в миске,
Место для сна и сюсюканье близких,
Детские руки – за хвост и за уши…
В кошкиных снах всё цветнее и лучше…
Спит это тело бежево-бурое,
В снах провожая все помыслы хмурые.
Кошкины сны в отражении солнца
В детских улыбках хозяев питомца.

***
Давай нарисуем закат,
Вкушая сочащийся вечер,
Застыв, как потухшие свечи,
В узорах, что выплавил воск.
И будто бы издалека
Нам солнце игриво помашет,
И тотчас сомнения наши
Уйдут, словно пёс, поджав хвост.

Давай нарисуем восход.
Мы кисти утопим в красках,
И их незабвенная пляска
Ложится на тело холста.
Замедливший времени ход
Разрушит преграды и стены,
И в ритме бурлящей вселенной
Забьются и наши сердца!

Давай нарисуем луну –
Серебряный шарик щербатый.
Стирая все числа и даты,
Нагими войдём в эту тишь.
И в этом блаженном плену
Сплетём свои линии судеб,
Пусть нас кто угодно осудит,
Но мы в неё сможем войти.

Давай нарисуем мечту
И этим творением дивным
Взовьёмся порывом единым
В слиянии мыслей и тел.
Постигнув запретов черту,
Нарушим земные границы,
И ярче полночной зарницы
Замрём в вековой пустоте!

***
Ярко-бежевым светит фонарь
За окном угасающей ночью.
И свисающий месяц-звонарь
Души рвёт в безобразные клочья,

И смеётся луна весело́,
За окном в одиночестве тлеет
И скребётся устало в стекло.
Только тело вспотевшее млеет.

Карамельный чарующий дух
Растворяется в запахе лета.
Свет прозрачный тихонько потух,
Ведь тайком каждый думал об этом.

Всё слилось в один дикий порыв:
Поцелуи и тел двух сплетенье,
И, глаза на мгновенье закрыв,
Небо чувствует сердцебиенье.

Только первые солнца лучи
Сеют чувство хмельной эйфории.
Лишь луна сможет здесь различить
Души, что в поднебесье парили.


Раздача наград