Тет-а-тет с самим собой
978-5-00073-070-6
Книга выпущена по программе МСТС "Озарение"
руб.91.52

Ироническая лирика Виктора Бойкова

Нередко приходится слышать, как о творческих людях говорят едва ли в превосходной степени, как будто простого определения «талантливый» или что-то в этом роде для них мало. Кого-то величают символом уходящей эпохи, кого-то романтиком – непременно последним, кого-то героем своего времени...

Я назову Виктора Бойкова просто: лирик. Нет, он и романтик, конечно, но мне хочется называть его именно лириком, ещё вернее – ироническим лириком, потому что такой он и есть – по природе своей, а может, по удачному стечению обстоятельств, которые способствовали развитию в отъявленном технаре, рыбаке, ягоднике и огороднике этой стороны его личности. Поэтическая взволнованность, задушевность и остроумие делают его стихи проникновенными и сильными.

Я познакомилась с Виктором не так давно: мы довольно долго шли на сайте «Союз писателей» параллельными курсами, не замечая друг друга. А в ходе конкурса «Союзники» я вдруг обнаружила стихотворение незнакомого автора, которое мне понравилось. Чем? Образностью, мелодичностью, иронией, с которой рассказывалось о процессе создания поэтических строк

...Ножом перочинным точу карандаш с утра,

Пока в голове сохранились ночные строчки.

Пишу, торопясь, понимаю – опять мура...

Опять не дожал, не довёл до последней точки!

...Пытаясь найти в лабиринте словесном смысл,

Донельзя сточил о бумагу графитный грифель,

От боли душевной зависла на месте мысль,

Куда-то девались простые, казалось, рифмы...

Пью кофе – густой, как кипящий в котле мазут.

Арабикой крепко пропах полусонный офис.

И кто я сейчас? Стихотворец? А может, шут,

Что в рифмах моих дилетантство, а что – от профи?

И этот вкусно пахнущий офис запал мне в душу. Потом я была несказанно удивлена тем, что Виктор рассказал о себе: «Биография моя ничего выдающегося из себя не представляет. Я же простой работяга – всю жизнь работаю в одном месте. После армии пришёл в котельную и до сих пор там. Только профессию поменял – перешёл из слесарей КИП в операторы 15 лет назад».

И вот интеллигентный современный рабочий, который ещё недавно стихов не писал, создал на литературном форуме тему, которая притягивала всё новых и новых людей. Они вступали в разговор и... оставались. Тема, манера общения и голос автора располагали к этому. (Я имею в виду творческий голос. Реального «бойковского» говорка на тот момент я не слышала, а услышав – очаровалась. Впрочем, в этом я не оригинальна, но это совсем другая история.)

Ещё не определив тогда для себя качество его творческих способностей, отметила поэтическое «чутьё» и такую черту характера, как настойчивость. Нет, скорее настырность. Он использовал возможности не всегда серьёзного, а иногда даже ёрнического разговора, чтобы получать новые знания о стихосложении, чтобы по крупинкам собирать всё новые и новые сведения о том, как пишутся стихи. Он был бесподобен: исключительно вежливо благодарил всех, кто подсказывал, как сделать хорошее стихотворение ещё лучше, как изменить то и это, чтобы достичь абсолютного совершенства, абсолютного звучания, абсолютного...

Он был серьёзен и улыбчив, послушен и снисходителен. Его хватало на всех. Тем, кто был серьёзен и дотошен в критике, вгрызался в мелочи и детали, – отвечал по делу. С тем, кто хотел посмеяться, соревновался в написании лихих экспромтов, которые были ух как хороши!

Было приятно, что человек, выступающей в премьер-лиге, не просил снисхождения, а требовал критики, требовал отнестись к нему жёстче. Его увлёк процесс освоения науки, к которой – ВДРУГ – потянулось суровое мужское сердце технаря, рыбака, огородника...

Я внимательна ко всем по-настоящему творческим личностям, которые обитают на форуме сайта «Союз писателей». И поэтому могу с полной уверенностью сказать, что таких упрямых учеников, таких чутких, способных к творческому росту самоучек встретишь нечасто.

Дальнейшие успехи в конкурсах, внимательное отношение к другим, начинающим и маститым, любовь к слову, к словесному выражению чувств, его понимание чужих стихов и умение их так озвучить, что – мурашки по коже, – всё говорит о том, что в поэзию Виктор Бойков пришёл, чтобы занять в ней своё место. Какое оно – покажет время, но то, что уже создано на сегодняшний день, – яркое свидетельство того, что в городе Рыбинске живёт не только отличный рабочий, удачливый рыбак, упорный огородник, но самобытный лирик, обладающий хорошим вкусом, отличным зрением, тонким обонянием, чутким осязанием, острым слухом. Ну и ещё добавлю: умом, тактичностью, уважением к слову и любовью к жизни.

Всё это я обнаружила – к своему удовольствию – в его новом сборнике. Открыла электронную версию, начала читать и испытала сначала радость от узнавания Виктора Бойкова – прежнего, а потом удивление от возможности видеть Виктора Бойкова – выросшего, помудревшего, состоявшегося.

В сборнике четыре раздела. Самый развёрнутый, объёмный и жизнеутверждающий – «Аспекты», в нём отражён взгляд на мир, в котором абсолютно всё рождает поэзию. Автор – один из тех людей, которые не могут носить радость в себе, не делясь ею ни с кем. Человек городской, он любит природу и этим чувством делится с каждым из нас. А что любит, то и живописует:

...и плеск ласкающей волны,

и запах сена, и лесной,

поющей в сердце тишины.

Ещё хотелось бы сюда

чуток парного молока,

студёной, чистой, как слюда

водички горсть из родника,

прохладу утренней росы

и птичий гомон в вышине...

И только когда хотя бы часть увиденного и услышанного отражена, можно успокоиться – на время. Новый день принесёт новые знания и новые открытия, и кто, если не поэт, позаботится о том, чтобы всё это было отражено и зафиксировано.

А ещё стихи для него – это способ связи поколений, гораздо более надёжный, нежели мобильные и всякие прочие телефоны. Потому что стихи – это ведь не информация, это то, что гораздо нужнее потомкам (очень хочется о них хорошо думать!)

Но наступит когда-нибудь время безудержной жажды

По утраченным чувствам, сокрытым в сплетениях фраз.

Восхитятся потомки, листая блокнотик бумажный,

Осознав постепенно, что тоже зависят... от нас.

И даже если иногда приходит сомнение в своих силах, если тревожат мысли том, что его «никем не читанное чтиво» останется невостребованным и никем не понятым, всё равно он не оставит дело, к которому потянулась его душа:

Мне крикнуть бы сейчас на небо хлёстко,

Чтоб сгинула скорее хмарь смурная

И бурю заменили звёзды-блёстки...

Но есть одна серьёзная загвоздка –

Ведь я слова на ветер на бросаю.

Забыть и бросить уже не получится:

А покуда я здесь – пью из рук родниковую воду

И под хвойным шатром укрываюсь в прохладную тень.

И пока мне с небес не сыграли финальную коду –

Сон считаю лишь сном и ценю каждый прожитый день!

Он ценит каждый день – тот, в котором выпало счастье жить. Даже естественный процесс старения и разрушения обыкновенного дома вызывает у него чувство сродни тому, с которым провожают в последний путь близкого человека.

Вместо крыши – сплошная дыра

открывает гнилые останки,

а над ними гуляют ветра

и болтается клочьями дранка...

Говорящие детали сильнее слов о переживаемых чувствах. Такими словами автор не бросается, свои эмоции, как и положено мужчине, прячет. Разве что чибисам можно рассказать о боли, от которой перехватывает горло. А уж они, если хотят, пусть сами...

Любой уважающий себя автор хотя бы время от времени занимается рефлексией. Зная Виктора, понимаешь, что поиски его самого СЕБЯ – это не просто дань поэтической традиции и игра антонимами. Он искренен в определении своего места не только в литературе, но и в жизни.

Вчера – кудряв, а сегодня – лыс.

Вчера был отрок – сегодня дед...

Пускай облезлый, но хитрый лис,

вчера был глуп, а сегодня – нет!

И о чём бы ни писал, о чём бы ни думал автор – это, как пишут в школьных учебниках, «стихи о поэте и поэзии»:

Как быстро время бежит вперёд...

Вчера был свет, а сегодня – тьма.

Вчера жарища – сегодня лёд,

и греюсь я от своих бумаг...

Зная, какой путь он определяет каждому своему стихотворению – от задумки до окончательного (а окончательного ли?) варианта – вспомнишь слова трудяги Маяковского про изведённые «единого слова ради тысячи тонн словесной руды».

Пускаю нервов и чувств поток,

чтоб полной речкой текли слова,

и каждый мысленный завиток

мелю на каменных жерновах

сомнений. Скольких душевных мук

мне стоят граммы такой муки?!

Иногда поэта не понимают:

Ох, как мне хочется порою заслониться

от цепких взглядов и навязчивых расспросов,

уйти в подполье, обособиться границей,

такой, чтоб даже и комар не сунул носа,

в леса уехать по раздолбанной чугунке,

с собою взяв лишь провианта и патронов,

закрыться намертво в глубокий, крепкий бункер

и там сидеть, заняв глухую оборону...

Зато какой восторг испытывает он, когда понимает, что его детище удалось:

Роится вперемешку с простотой

изящная, цветная многозначность,

но с помощью обычной запятой

родится, как ребёночек внебрачный,

такая мысль, что видятся тебе

во всём почти готовые ответы.

И, глядя ввысь, взлетаешь до небес

дымком полусгоревшей сигареты...

Хочу отметить такую особенность творчества Виктор Бойкова, как уважительное, а иногда и трепетное внимание к деталям – ведь это реалии того мира, который он так любит. Он чуток в отражении этих реалий, поэтическое чутьё не подводит: для описании разудалой ярмарки, на которой «кипит людская круговерть – сплелись традиции, культуры», он использует «молодецкий» ямб, бодрый темп, несложные рифмы:

И стелется, гоня слюну,

Повсюду вкусный дым шашлычный.

Маня к себе людей волну,

Духанщики горланят зычно...

 

А вот как играют детали в другом стихотворении, написанном изысканным, настраивающим на «высокие чувства» анапестом:

Я бреду не спеша, вспоминая о ранней весне

И о скромных подснежниках в мокром бумажном кулёчке.

Как дарил однокласснице их и невольно краснел,

Теребя на ветле от смущения первые почки...

Есть стихи, цитировать которые – только портить, потому что в них такое многообразие деталей, что диву даёшься. Вот, кажется, обычно-привычное (как у всех) осеннее «убранство золотое» («Ноябрьское»): с дождинками, «стылым ветром», печальными птицами на тонких ветках калины, горящей на фоне серого пейзажа. И из этого природного неуюта автор приводит нас в квартиру одной из «измученных дождём многоэтажек», в которой герой греет руки «на длинной веренице позвонков чуть тёпленькой чугунной батареи». Образно, тепло и очень художественно.

Отдельно хочется сказать о восприимчивости Виктора Бойкова как читателя. Он видит хорошие стихи и уже как поэт не может пройти мимо задевших его строк. И льётся диалог – прекрасный, вдохновенный диалог двух стихотворцев. Так, с одной строки, и начался когда-то «разговор» Ирины Кузнецовой и Виктора Бойкова:

Пусть поплачет, конечно, а вдруг эти слёзы – от счастья?

Ирина Кузнецова

Много всяких причин, и порою полезно поплакать,

Кто от счастья, а кто-то от цепких и режущих пут...

Иногда разболится, разбухнет душевная мякоть,

Но не надо на мокрую рану накладывать жгут.

Пусть свободно сбегают на землю солёные капли

И сливаются в лужи с унылым осенним дождём,

А по ним поплывёт золотистый кленовый кораблик,

Увозя на себе все печали в большой водоём...

Заключительная часть сборника называется «О себе с улыбкой», и она как нельзя лучше рисует нам портрет автора, представляя открытую, щедрую, ироничную и очень самокритичную натуру. С одной стороны, это попытка спрятать от посторонних глаз «душевную мякоть», чтобы не показаться слабым и излишне эмоциональным. С другой... Улыбка всегда вызывает доверие, не так ли?

...Ругаю непослушный свой язык –

Когда-нибудь его отрубят тяпкой.

Ну вот, опять... Стоит маститый бык,

А я вперёд бросаюсь с красной тряпкой...

...Попал я, видно, будто кур в ощип!

Шевелится в башке бродячий сгусток.

Хотел я, чтоб в котле варились щи,

но там пока что квасится капуста...

...Целый день впустую – вот беда!

В помыслах моих одни лишь точки

Капают с извилин, как вода,

Гулко бьют по дну порожней бочки.

Мерно, словно мастер молотком,

Долбят изнутри они проворно.

Чувствую я каждым позвонком

Ритмику в размере стихотворном...

Очень важно для меня то, что сборник создавался как откровение, как разговор автора с самим собой. А такой разговор – это ведь тот самый случай, когда незачем, нет смысла кривить душой или красоваться.

Удачи тебе, Виктор Бойков, на стихотворческой дороге, крепости, нежности, силы твоему неповторимому голосу, а новорождённому сборнику – благодарных и обязательно улыбающихся читателей.

Галина Долгополова

 


Товар добавил: alolay,
5
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0