Лягушка.
21.03.2018 82 0.0 0

 

 

Пейзаж за иллюминатором четвертые сутки загораживал вид зеленой планеты с длинными салатовыми пролежнями. Студент медицинского факультета Натан Волков обреченно смотрел на эту картину и что-то тихо бормотал себе под нос. Обстановка в помещении была скудная, обычная: хирургический стол устаревшей модели, похожий на капсулу со стеклом, внутри которой расположились четыре металлические клешни, плюс одна у изголовья; несколько металлических шкафчиков с белыми халатами; три стула и стол, наглухо привинченный к полу.

На одном из этих стульев, возле второго иллюминатора, сидел местный житель зеленой планеты, похожий на большую лягушку, в человеческий рост. У него были длинные тонкие конечности, желтый живот и лицо, почти такое же, как и у его далекого предка. Высотой он был чуть ниже Натана. Кожа зеленая чуть бледного оттенка, покрытая редкими бородавками.

Большие голубые глаза с коричневыми зрачками, непонимающе и растеряно смотрели на студента-медика. Сутулившись, лягушка сложила руки на коленях и не шевелилась. Она ждала приказа…

Студент оторвался от иллюминатора, заглянул в стеклянный планшет, и громко повторил в слух:

- Первая и вторая программа фиксирует конечности на операционном столе и изолирует пациента стеклянным колпаком … Третья, дезинфицирует пациента. Четвертая вводит наркоз. Пятая, запускает трепанацию… Шестая, вырезает опухоль… Седьмая… - от постоянного перечисления у Натана лоб покрылся мелкими испаринами и пересохло во рту. – Зачем они перемешали модули?! Я не могу уловить очередность!

Студент подошел к столу и выпил воды из стакана. Мельком глянул на лягушку, которая все также продолжала водить за ним глазами. И, вновь, погрузился в исправление программ.

- Это же надо было все данные свалить в одну кучу, перемешать, поменять алгоритмы и дать студентам разгребать, - проворчал Волков, продолжая переставлять модули в планшете, который все время выдавал ошибку с надписью: «Пациент мертв».

Он еще раз взглянул на лягушку, но уже взгляд был более долгим и пронзительным. И только сейчас заметил, что она истощена и бледна, а на обнаженном теле остались следы множества маленьких надрезов и шрамов.

Волков свернул программу.

- Твой идентификатор? - спросил он строго, как учили преподаватели. Но ответа не последовало.

- Карта подопытного для Натана Волкова на 12 апреля, - спросил он уже у планшета.

На экране высветилась информация. Студент быстро ее пролистал, периодически зачитывая в слух наиболее важные для себя моменты:

- Часть печени удалена 20 февраля, донорство… Почки вырезаны 1 марта, вшиты обратно… вновь удалены, вшиты практикантом Васильевым. Гортань и связки в ходе операции повреждены, не восстановлены. Желудок и левое легкое отсутствуют… отсутствуют… повреждены, не восстановлены 5 апреля. 10 апреля обнаружена опухоль лобной доли головного мозга с отечностью. Направлен на практику к студенту третьего курса: Натан Волков.

- М-да, - студент взглянул на потолок, в центре которого, прямо над хирургическим столом расположился операционный светильник. Ему необходимо было, как-то переварить все, что он только что прочитал и сосредоточиться над основным занятием. Но это у него получилось уже с трудом.

- Ложись на стол, - приказал он лягушке и та послушно, встав со стула, прихрамывая поковыляла в центр помещения. – Придется все пробовать постепенно и последовательно.

Лягушка легла. Волков нажал на планшете первый модуль, открыл его составляющую и нажал «Пуск». Из стола вытянулись зажимы и зафиксировали конечности. Волков открыл следующий модуль, нахмурился и подошел поближе к столу. Затем начал проверять правильность написанного в программе. Пуск. Послышалось шипение. Подопытный дернулся, и Волков отменил действие.

- Да, что не так-то! – почти крикнул он. – Это же простая команда, накрыть стол с пациентом стеклом!

Волков вернулся к окну и снова принялся все перепроверять, запуская алгоритм снова и снова. Лягушка дергалась и вертелась, инстинктивно пытаясь освободить ноги и руки.

- Да не дрыгайся ты, - раздраженно плюнул Волков. – Я еще ничего не сделал.

Волков снова уставился в планшет и погрузился в программу. Он не заметил, как у лягушки почернели губы и судорожно затряслись кончики пальцев. 

- Ах, вот оно что! – радостно прокричал он, обнаружив свою ошибку. И тут же резко подскочил к столу, потому как для подопытного его ошибка могла стать фатальной, а это минус бал. Вместо команды закрытия крышки, он прописал алгоритм нижней иглы, для отвода жидкости из спинного мозга, которая, высовываясь из низа стола, протыкала позвоночник лягушке снова и снова, пока он нажимал команду: «Пуск». Если лягушку парализует, то экзамен будет провален. Несмотря на то, что у него будет еще три попытки, он может потерять звание отличника и лишиться стипендии.

- Садись, - Натан освободил фиксаторы и помог лягушке приподняться. Взглянув на его спину, он увидел, что из места прокола сочилась густая кровь ярко-розового цвета. Волков достал из шкафчика тюбик с мазью, засунул его узкое горлышко в рану подопытного и выдавил почти полностью. Кровь остановилась.

Лягушка сидела, свесив ноги вниз, облокотившись руками об край операционного стола. Волков крутился вокруг него, тяжело вздыхая и проверяя рефлексы. Наконец он остановился и удовлетворительно кивнул. И в этот момент, что-то с ним случилось…

Десятки лет медицинский университет, где уже третий год учился Натан Волков, выпускал за свои стены высококвалифицированных врачей разных специальностей. Большинство из них стали известными докторами, профессорами и учеными. Все эти годы университетская станция вращалась вокруг орбиты зеленой планеты, а челноки постоянно доставляли с ее поверхности подопытных лягушек, ведущих примитивный образ жизни и имеющими схожее строение организма с некоторыми из представителей различных рас, в том числе и человека. Эти лягушки спасли множество жизней во вселенной, множество существ от эпидемий и болезней. И опыты над ними были разрешены всеми институтами, так как лягушки, по результатам многочисленных исследований, не могли иметь тенденцию к развитию из-за особенностей головного мозга и чувствовать боль из-за своеобразного строения нервной системы. Но Волков, впервые, ощутил какую-то дикость во всем этом процессе и мимолетную жалость к подопытным. Хоть это чувство быстро улетучилось, студент на пару минут замер, в очередной раз, взглянув, как ему показалось, в бездонные голубые глаза с коричневыми зрачками.  

Раздался звонок в дверь. Волков перелистнул планшет на экран камеры. Перед дверью стоял его друг Флак Метин.

- Дружище, беда у меня выручай, - Метин смотрел в камеру чуть не плача. – Впусти, а?

Дверь беззвучно открылась и Волков, впервые за три года учебы, захотел на своего обнаженного подопытного накинуть халат, но сдержался.

Метин вошел в помещение.

- Дружище, - повторил он, еле сдерживая ухмылку на жирном с узкими глазками лице. – дай в долг на пару часиков свою лягуху.

- А с твоими, то что? – недоуменно спросил Волков.

- Да, понимаешь, такое дело… - Метин замялся и все-таки широко улыбнулся. – последний третий экземпляр, как в миксере перемололся в фарш. Под конец операции, понимаешь, дружище, уже и почки у него вырезал и на место пришил. Только колпак осталось открыть и разбудить тварь. Так нет, модули перепутал местами и всю лягуху, как в блендере... Может дашь свою, а с меня банкет после зачета.

- Ты точно отладил программу? – Волков недоверчиво смотрел в лицо собеседника.

- Зуб даю, - ответил тот, но уже более серьезно. – Ну, так как, по рукам? Ты ж отличник, тебе все равно положено четыре. Ты выкрутишься, а мне крышка, если не сдам.

- Ладно бери, - Волков махнул рукой, повернулся и показал пальцем за спину. – Пойдешь с ним.

Лягушка неуклюже спрыгнула с операционного стола и поплелась в сторону выхода, тяжело передвигая ногами.

- Только это… - тихо проговорил Волков.

- Чо? – также с ехидной ухмылкой спросил Митин.

- Аккуратней с ней. Она мне еще нужна.

- Верну полностью, обещаю.

Дверь закрылась, и студент остался один. Натан сел на стул, поставил планшет на стол, но сосредоточиться уже не мог. Мысли путались в голове, и странное чувство беспокойства не покидало тело. Уже через несколько лет, он видел себя врачом, работающем на орбитальной станции «Кадуцей». Еще через десять лет у него уже своя маленькая станция в составе университета. Еще десять лет, и он уже профессор, преподает дисциплины, показывает, таким же, как и он был когда-то, студентам, как препарировать подопытных лягушек с зеленой планеты. Какие части тела можно использовать в косметике, медицине, а какие употреблять в пищу, а главное, пользу, какую они могут принести в современной хирургии… Тут он, вновь, вспомнил голубые глаза своего подопытного, вспомнил его растерянный глупый взгляд и что-то защемило у него в груди. Он выпил успокоительное, сложил руки перед собой, положил на них голову и незаметно уснул.   

Спал не долго. Сработал будильник. Волков поднял голову и впервые вся эта обстановка помещения показалась ему противной, зловонной и гнетущей. Ему захотелось, как можно скорее покинуть это место, выйти хотя бы в коридор, чтобы не чувствовать запаха медицинских препаратов витающего в воздухе. Волков подошел к двери, но та открылась сама.

На пороге стояла его лягушка с белым полиэтиленовым пакетом, который тот держал на уровне груди двумя руками. Был он еще более бледным и изнеможенным, местами измазанный своей же розовой кровью. Лицо у него было отекшее с поблеклыми, казалось, неживыми глазами.

Лягушка несмело протянул ему пакет. Волков принял его и отступил в сторону.

- Ложись на стол, - но вместо приказного тона, Натан произнес эту фразу уже больше с просьбой, чем с указом.

Чуть не падая, лягушка кое-как дошла до стола. Волков, отложив пакет, помог ей лечь на спину, иначе самостоятельно она этого бы не сделала. На спине у нее была повязка от только что проделанной операции, которую студент не стал срывать.

Зазвенел звонок. Волков подошел к другому столу и провел пальцем по планшету. На экране был все тот же Митин.

- Ну, все, дружище, можешь меня поздравить, - радостно сообщил тот. – Зачет. Правда пришлось чутка смухлевать, выдав твоего за своего. Ну, главное дело сделано.

- Поздравляю, - вяло ответил Волков.

- Как те мой презент?

Натан раскрыл пакет и его чуть не вытошнило. В розовой жидкости плавало два темно-синих сгустка.

- Извини, пришивать на место не понадобилось, - Митин расхохотался. – А так вернул лягуху полностью и живым, как договаривались. Так, что давай вырезай ей мозг и  вечером на банкет.

Экран погас. Его место заняли модули программы. Волков выкинул пакет в ведро и вернулся к лягушке.

- Больно не будет. Ты ничего не почувствуешь, - сказал он и, в очередной раз, заглянул в ее большие голубые глаза и увидел, то чего никак не должно быть - настоящие слезы. – Я сделаю все неправильно.

Волков взял планшет и перевел операционный стол в ручное управление.

- Первая программа фиксирует конечности, - начал он повторять заученное, нажимая на соответствующие кнопки. – Вторая изолирует пациента стеклянным колпаком. Третья дезинфицирует.  Четвертая…

Из механической клешни высунулся скальпель и аккуратно перерезал подопытному артерию. Прозрачное стекло на несколько секунд стало розовым, пока дренажная система не очистила его. На экране планшета появился красный модуль с надписью: «Пациент мертв».

 

- Голубчик мой! Что с вами? – в планшете появилась голова профессора. – Мой лучший ученик нарушил семнадцать протоколов. Это не допустимо! Вы, часом, сами-то не больны? Может, вам таблетку?

- Я… я посмотрел в глаза подопытному…

- И что же вы там увидели? Вернее, что же вы наделали! Я же вам говорил, что нельзя всматриваться в глаза этих созданий! Ни в коем случае! Теперь вы мне будете говорить, что они чувствуют боль, что у них есть душа! Брехня все это, голубчик, мы изучили их вдоль и поперек. Это просто мясо, неспособное к развитию, обычное бесхвостое земноводное с человеческий рост. Так что сосредоточьтесь и продолжайте работу. Я крайне расстроен. Я пришлю вам еще одну лягушку. И, главное, не смотрите им в глаза, имейте силу воли!  

Волков швырнул планшет в стену, от чего тот разлетелся на мелкие куски, и вышел из операционной.

 

- Дедушка Натан, дедушка Натан! – голубоглазые лягушата прыгали вокруг старика с седой бородой и дергали его за штанину. – А вы пойдете на праздник кувшинок с нами вечером, такое на планете бывает только один раз в два цикла. Там будут все. Ну, пойдемте, пойдемте.

Натан Волков оторвался от исследований и внимательно посмотрел на своих учеников. Всю свою сознательную жизнь он боролся за эти мгновения. Сколько позоров, высмеиваний и унижений он пережил, пока не доказал, что обитатели зеленой планеты разумны и способны к осознанной жизни. Немало сил потребовалось, чтобы запретить отлов лягушек и признать население планеты еще одной разумной расой. Но это того стоило, стоило того, что он видел сейчас, перед своими глазами.

- Конечно пойду, как же я без вас, - погладил он одного из лягушат по голове, и тут же вытер ладонь об салфетку, так как она стала слизкой.

 

Ямковой Сергей. 2017г.




Читайте также:
Комментарии
avatar