12+ Календарь. Жизнь двенадцати детей Нового года
22.09.2018 13 0.0 0

1. Предисловие
Новый Год - весёлый парень
И не дурен на лицо.
Держит доброе словцо
Он в своём репертуаре.

Привлекает лёгким шармом
Всех, бесспорно, лет уж сто.
Его жизни естество
В этом мире стало кармой.

Может, сам тому не рад,
Что является любимцем,
В чьих-то судьбах - проходимцем
В новогодний маскарад.

Он радушен, честен, влюбчив
В Осень, Зиму и Весну,
в Солнце жаркое, Луну.
И тем мается голубчик.

Люди в нём души не чают,
Оставляя злобу в прошлом,
Но с предательским ознобом
Её снова вспоминают.

Лето - друг его сердечный,
Лишь добра ему желая,
Чуть покоя доставляет
В этой жизни скоротечной.

Новый Год ему однажды
Выдал искренние мысли-
Лету трепетно открылся,
Утоляя боль и жажду:

- Друг мой, выгоды не ждущий,
Как прожить среди людей
И им любых мелочей,
В год к ним в жизнь вот-вот грядущий?

Я всему добра желаю,
Что б не делал, где б не жил...
Но меня лишает сил
Человечья грусть за чаем.

Людям хочется, чтоб счастье
К ним пришло само собой.
В том своею головой
Не хотят принять участье.

Честно, я и сам не знаю,
Как мне быть в своей любви:
Сердце мне твердит: живи,
А душа в тоске сгорает.

Трёх сестрёнок легендарных
Повстречал однажды я.
К ним любовь свою тая,
На просторах календарных.

Я метался между ними,
Долей мучаясь своей.
Но из ласковых сетей
Выйти мне необходимо.

Я с Луной встречался тайно.
Ей в ночи дарил стихи.
Но однажды у ольхи
Нас рассорили случайно.

Как итог моим мытарствам
Среди прочих злых вестей:
Есть двенадцать сыновей
И наследников на царство.

Глубоко и всей душой
Я люблю своих детей
И их нежных матерей
С непростой бедой-судьбой.

Но природные порядки
И времён земных законы
Делят путь мой на сезоны,
Жить веля по распорядку.

Мне нельзя всегда быть рядом
Со своей большой семьёй.
Век мне нужно пред Землёй
Послужить за ту награду.

Лето, в озере купаясь,
Соблюдало этикет.
Году Новому в ответ
Оно искренне сказало:

- Что же, от постылой скуки,
Твоим детям не во вред,
Я готов под старость лет
Взять троих лишь на поруки.

Пусть живут в моих покоях.
Воспитанье я им дам.
Всё, что я умею сам,
Пусть они втроём усвоят.

Так как мать у них не близко,
Август-сын, Июль с Июнем
Пусть затменья накануне
В дом приходят мой с пропиской.

- Да – ответил Новый Год-
Так и сделаем, дружище,
Дом твой станет им жилищем
И тоска у них пройдёт.

С Летом Новый Год простился 
И к утру, часам к шести
Службу важную нести
Он неслышно удалился.

И теперь на циферблатах
И в цветных календарях,
Начиная с Января,
Счёт ведёт наш по декадам.

Жизнь начать даёт возможность
Людям с чистого листа
Он, вселенский сирота,
Соблюдая осторожность.

2. Январь
Январь – ленивец и повеса
На гулкий праздник декабря
Приходит, слов не говоря,
В своих корыстных интересах.

Пирует он неделю кряду,
За то веселье не платя.
Спустя шесть ночек всё шутя,
Уходит медленно с эстрады.

И, направляясь к дому поздно,
Своим дыханьем шарлатан
Прочь гонит с улиц горожан,
Им улыбаясь одиозно.

И им устало, бестолково
Метёт снежинками в глаза
И, бурей зимнею грозя,
На них глядит он нездорово.

Те злятся, но ему в ответ
До слёз хихикают, смеются,
Ведь знают, что его коснуться
У них ни прав, ни власти нет.

Как тот спектакль ему наскучит
И разбегутся старожилы,
Спешит в леса и что есть силы
Ладонью бьёт по снежным сучьям.

Он, отойдя от шумных празднеств,
Становится весьма степенным
Началом года полноценным,
Вселяя в жизнь немного страсти.

Он всё живое вдохновляет.
И веру дарит, окрыляя,
Бродя без устали по краю
У прошлогодней кромки рая.

Январь былое всё порошит,
Тоскуя об ушедших братьях
Во всей красе и в ярких платьях,
Что стали нынче годом прошлым.

Отца мольбами просит громко
И судей, что календарями
Зовутся, к слову, между нами,
Вернуть ему семьи осколки.

И Новый год – отец радушный,
На стёклах оставляя роспись,
В который раз сыновью просьбу
Легко исполнит и послушно.

И возродятся тех осколки,
Что в книге памяти хранятся-
Вновь оживут чудные братья
В календарях у нас на полках.

Их дни чисты и безмятежны
Без неудач, ошибок горьких
В одну из самых ранних зорек
Вернутся полными  надежды.

Он с чувством удовлетворенья
Своё поправив настроенье,
Едва отметив день рожденья,
Продолжит зимнее правленье.

И вновь отправится повеса
Кружить по миру каруселью,
Одной теперь задавшись целью:
Сгонять мороз от сёл до леса.

И вновь он – первенец отцовский
С горы отправится на санках
Щипать красивых горожанок,
Как будто баловень бесовский.

Январь с утра уже румяный.
Он у Зимы в особом ранге.
Он детвору одев в ушанки
В снежки играет с ними рьяно.

Чудак с волшебною улыбкой
Он не загруженный делами
Снуёт повсюду между нами,
Во льдах от нас скрывая рыбку.

Он ледяными вечерами
Кружит, шалит под небесами,
Пейзажи на оконной раме
Рисует детворе в пижаме.

Как птичек маленькие стаи
Ребята вновь в удобных тапках,
Покинув нежные кроватки,
Прильнув к окошку засыпают.

Январь в ночи под фонарями
Снежинки сыплет на дороги,
Ведя о прошлом диалоги
Совсем с другими Январями.

3. Февраль
Февраль смиренный, молчаливый,
Порой суров и нелюдим.
Уже немало тысяч зим
Он в мир приходит горделиво.

Ему никто вокруг не нужен
Он с одиночеством на "ты".
И, вместо праздной суеты,
Его друзья лишь льды и стужа.

"Тишь и покой" - февральский слоган.
С его холодной головы
Средь захороненной листвы
Один седой свисает локон.

Зимой он с детства недолюблен.
Он - самый младший из детей,
Всё время будучи при ней,
Своей же матерью погублен.

Она его нередко била,
Звала лакеем Декабря,
Но это было, точно, зря!
В себе хранил он злость и силу.

Он Января нёс службу часто,
Пока тот на балах гулял
Средь игроков, повес, менял,
И пьяным шёл домой по насту.

Нередко взрослым быть мечтал.
Вёл от субботы до субботы
Он счёт всем дням своей работы,
Чтоб тоже выехать на бал.

Февраль просился и страдал.
Но мать, Зима, всё запрещала
Кричала: - Никакого бала,
Ведь ты ещё, глупышка, мал!

Он отвечал: - Я взрослым стану
И вас покину навека!
Я сын твой, мама, не слуга,
Но ты мне сыплешь соль на рану.

Пусть братья делают работу,
Что наш отец родной вверял:
Метут из снега белый вал
До утра раннего субботы.

Пусть сами делают снежинки,
А не спешат на карнавал.
Когда у нас везде оврал,
У них в уме лишь вечеринки.

Они трудиться не желают,
А мне по возрасту нельзя
Спешить по городу, скользя,
Пугать морозом птичьи стаи.

Я обессилен, я измучен!
Проходят люди, сторонясь.
На вид усталый насмотрясь, 
Они спешат. В их лицах тучи.

А взгляд их молнией пронзает
Моё простое естество.
Что я дарю им волшебство,
Они о том, увы, не знают.

За братьев чёрную работу
Я выполняю в сотый раз,
А любят их двоих сейчас -
Меня любить им неохота.

- Что за слова, что за стенанья?-
Так грубо сына осекла
Зима, усевшись у стола.
Даря ему своё вниманье:

- Ты, как всегда, одно и то же
Твердишь при каждой нашей встрече
И, как всегда, ты мне перечишь,
И злишь меня до тела дрожи.

Что делать, если ты бездарен?
Как твой отец... Вы с ним похожи...
Мы с ним теперь не делим ложе...
За что же мне такая карма?

Он всё Весну теперь голубит
И шлёт для Осени наряды.
А был моим ведь он когда-то!
Но их он летом тоже сгубит.

Он бросил нас в тоске-печали.
На дне своих красивых фраз,
Наверняка плевал на нас,
А мы сильнее только стали.

Всё от него в тебе - до мыслей.
О как вы точно схожи с ним
Непослушанием своим!
Вам с ним порядок бы по числам...

Я уходить не соглашалась...
Я их ему всегда мешала
В календарях, винюсь, бывало...
Но это всё такая малость!

До тёплых дней и до капели
Я с ним подольше быть хотела,
Пока юна, упруго тело,
Пока любовь во мне кипела...

Но он не слушал, отдалялся...
Теплом её заворожённый
И солнцем ласковым сожжённый
К Весне-красотке приближался.

Я млела...таяла и млела
И ненавидела любя,
Всё глядя, глядя на тебя...
Похожи с ним вы - в этом дело...

- Но, мама, я здесь не виновен.
И пусть отец наш, Новый год,
Другим подарки шлёт и шлёт.
В том он, не я, пойми, греховен!

Он уходил - я ж оставался.
Я верен был всегда тебе:
С Весной и Осенью в борьбе
За седину твою сражался.

Я защищал несносных братьев.
Я прикрывал их лень и праздность.
В ответ в меня летели камни,
А дело всё в каких-то платьях?!

Не виноват, что вы несчастны.
Пред вами я не виноват!
Решил не зря я час назад:
Свиданья наши впредь опасны.

Я покидаю дом родимый.
Вам будет лучше без меня.
Когда капель придёт, звеня,
Не поминайте больше сына.

Всё-всё пройдёт и я остыну
В долине северных широт.
Где крёстный Декабря живёт,
Я с глаз долой навеки сгину.

- Нас покидаешь, как отец...
Ну что же, скатертью дорога!
Не приближайся до порога
Ты дома родного, юнец!

Февраль исчез - осталась дымка:
Ищи-свищи - не разыскать.
А у стола седая мать
Печально смотрит фотоснимки.

Она корила и бранилась,
В груди храня кусочек льдины.
Она тогда познала сына,
Когда его легко лишилась.

Февраль с тех пор не любит шума.
Живя у Севера в покоях,
Он жизнь свою иначе строит
И шьёт для матери костюмы.

4. Март
Роняет слёзы на дома
Снегов седых императрица.
К Весне, как юная девица,
Ревнует батюшку Зима.

Сосульки свесила с карнизов.
Дороги коркой льда укрыла
И завывает, что есть силы,
Всё подчинив своим капризам. 

Да так противится и млеет,
Кипя от ревности под стужей,
Что в срок не свой всё вьюжит, вьюжит,
Когда на улице темнеет.

Март – воин сильный, справедливый
За мать-Весну и в лёд, и в пламя
Готов своё направить знамя
В любое время молчаливо.

Он каждый год в борьбу вступает
С ревнивой, грозной, злой Зимой,
Забыв про отдых и покой,
Ведёт он бой, с судьбой играя.

Хранит Март истину в сознанье,
Что за родителя неверность
Вполне себе закономерно
Несёт ребёнок наказанье.

А он ничем с Зимой не связан.
Спешит её прогнать с порога
Лишь им изведанной дорогой,
Чтоб враг был снова им наказан.

Он поутру в тумане плотном
Начав на Зиму наступленье,
Ей говорил: - Твоё правленье
Уже прошло в строю природном.

Остепенись! Залечишь раны,
Забыв о батюшке моём,
Ведь детям он твоим отцом
Быть никогда не перестанет.

Он к ним, как прежде, благосклонен:
Им каждый год владенья дарит.
Тебя же ревность только старит,
А брак ваш век уж незаконен.

Он, как тебя, Весну оставил.
Её красой он пренебрёг,
Как только вышел за порог.
Но всё же та не рушит правил.

Лишь чуть расстроится, поплачет,
Грозой представ перед людьми
(Всего-то до часов восьми)
И снова выглядит иначе.

Смиренно оживив природу,
Правленье Лету передав
Для развлечений и забав,
Та исчезает с небосвода.

О! Велико её смиренье!
Она и нас питала им.
В любом поступке, что творим
К отцу храним благоговенье.

А ты детей своих беспутных
Во льдах со злобой воспитав,
Вбив в них жестокости устав, 
За то бранишь ежеминутно.

Зима всё злилась и пыхтела.
И не сдержав себя, сказала:
- Всему конец я и начало!
Ты кто такой – в моё лезть дело?

Я старше всех, больней, и всё же
Судьбу свою пишу сама.
А те, кто прячется в домах 
Меня боятся пусть до дрожи.

С тобой, заносчивый мальчишка,
Покончить вмиг была готова,
Но ты уж больно бестолковый-
Сам сгубишь жизнь свою в интрижке.

Ведь ты - профан в любовном деле:
Твоя же первая девица
С тобой недолго порезвится
И убежит спустя неделю.

Вот я тогда с тобой беседу
Вести предметную готова,
Когда своё ты сдержишь слово
И над тоской возьмёшь победу.

Сейчас же сгинь, души губитель,
Садись скорей в свою карету
И мчись по маменькину следу
В свою весеннюю обитель.

Пока Зима была в припадке,
Смекнув, что льдов императрица
С землёй без боя не простится,
Март пролил тёплые осадки.

И началось в полях сраженье
Добра и Зла, Тепла с Морозом
По точным метеопрогнозам
Вплоть до Апреля наступленья.

5. Апрель
Апрель журчащими ручьями
Ворваться в мир обледенелый
С улыбкой солнечной и смелой
Стремится разными путями.

Он вторит славно птичьим трелям.
Хранит к себе тепла участье.
В его глазах пылает счастье
Назло морозам, льдам, метелям.

Он полон сил добра и света.
При нём сияет всё и тает.
Зимы остатки изгоняя,
Летит, спешит его карета.

Довольный внешностью своею,
Он в зеркалах у вешних вод
Романсы с нежностью поёт -
То, восхищаясь, то робея.

Он доброй матерью Весной,
В душе хранящей боль тревоги,
Отправлен Марту над подмогу,
С Зимой в последний сложный бой.

Март тридцать дней с Зимой боролся-
На тридцать первый занемог.
На поле боя с травмой слёг,
Когда на льдину напоролся.

И снегом белым, крепким льдом,
Скрывая взятые владенья,
Зима спешила с наступленьем
Одной ей ведомым путём.

Но силы зла не так крепки
В сравненье с добрыми делами.
Апрель с горячими лучами
Топили снег и ледники.

Зима, тем жаром обжигаясь,
Чтоб не растаять, наконец,
Как злой преступник и беглец
К владеньям Севера пускалась.

Собрав поспешно капитал,
К восьми часам утра примерно,
Неслась в санях со свитой верной.
Апрель её не догонял.

Спешил снести скорей домой
Он брата раненого с поля,
Чтоб полечить его от боли,
Устроив там ему покой.

Себе же отдых не позволив,
Он, подкрепившись вкусным супом,
Слывя искусным ледорубом,
Спешил стремглав в поля на волю.

Любитель соловьиной трели-
Апрель был сам порой не прочь
Птиц  в этом деле превозмочь
Под звон искрящейся капели.

Он песни пел о соловьях.
Слагал Весне стихи и оды.
Он оживлял весь мир природы,
Ссылая боль с водой в ручьях 

Вслед за Зимой в незримый край.
Апрель снимал с земель оковы.
Съедая снежные покровы,
Он звал к себе на встречу Май.

И нынче он среди капели
Поит траву живой водой.
И нежно тёплою рукой
Считает новые недели.

Касаясь птиц своим дыханьем,
Надежду в них Апрель вселяет
И сам её в душе питает,
И не обходится молчаньем.
 
Ведёт беседы с облаками.
Кустам рассказывает басни.
Лишь вечерами солнце гаснет,
Он тихо шепчется с лесами.

А те внимают с интересом.
И возвращаясь изо сна,
Склонилась перед ним сосна
В знак благодарности от леса.

И облака - детишки туч
С небес, что месяц освещает, 
На землю звёзды запускают,
Чтоб сквозь неё пробился ключ.

Одно с Апрелем приключится:
Когда придёт романтик Май
К Апрелю в гости выпить чай,
Тот с облаками испарится.

6. Май
Май – кутюрье известный миру
На встречу к брату собираясь,
Увы, ту встречу пропускает,
Не поспевая к ней и к пиру.

К тому моменту тихий вечер
Уже простившись с бодрым днём,
С печалью думая о нём,
Зажжёт серебрянные свечи.

И с теплотой по-майски нежной
Он, обнимая всех подряд,
Нежданной каждой встрече рад,
Спеша как время - неизбежно.

И Май повсюду с опозданьем
Являясь в сумерках загадкой,
Следит за делом тем украдкой
И наслаждается молчаньем.

К утру он, будучи прощённым,
Встаёт до розовой зари,
Из птичьих трелей попурри
Пуская всюду вдохновлённо.

Деревья в новые наряды
Спешит скорей одеть на праздник,
В котором главный он участник,
Укрыв их от былой прохлады.

Надушен лучшими духами
Он ходит-бродит по аллеям,
Как по картинным галереям,
Гордясь цветущими садами.

На ватных облаках под солнцем
Порой в тиши он отдыхает,
О чём-то искреннем мечтая,
Но не как люди, о червонцах.

И пусть он склонен к опозданьям,
Тем обижая всех вокруг.
Май, поправляя свой сюртук,
Всегда проникнут состраданьем.

И детским взглядом на мирское
Людское суетное время
Берёт на плечи тихо бремя:
Придать всему собой покоя.

И деревцам добавив цвета,
Май в аромате их купает.
В них красоту свою вселяя,
Он с ними делится секретом:

- Не будьте грустными, ребята,
Зима ушла на поселенье
В свои далёкие владенья
С Апрелем добрым милым братом.

И я, той битвы не касаясь,
Но, зная - время скоротечно,
Явиться вовремя на встречу
Не смог...
          И тем пред братом каюсь...

Мне б только несколько мгновений
Вернуть назад и было б счастье:
Апрель ко мне своё участье
Явил без колких обвинений.

Не стал бы советью измучен
Я перед ним и всеми вами...
В тиши шуршащими кустами
Мне приговор давно озвучен.

Но, несмотря на ваше мненье,
Вас не обижу я дарами.
Слоняясь ночью между вами,
Пытаюсь заслужить прощенье.

Я подарю вам то знакомство,
Что без всех видимых прекрас,
Питаясь соками от вас,
Счастливым сделает потомство.

Быть может раны на душе
Я вашим счастьем залечу.
И ту последнюю свечу
Я затушу на рубеже

С Апрелем дружного правленья,
Когда он, брат мой, в истощеньи
Себя дал в жертву в воскресенье,
Чтоб я избегнул умерщвленья.

И долг мой вам, деревья, травы
Сердечно мною воздаётся.
Пусть жизнь по вам моя несётся
Не ради юности забавы.

Дарите будущему память
Заслуг всех прошлых поколений,
Когда оно без приглашений
Решит топтать её и ранить.

7. Июнь
Июнь с рожденья мыслью ранен,
Что он не знает свою мать…
Чтоб детям не пришлось страдать,
Отец нашёл им Лето-няню.

А Лето-няня мастерством
От всех особым обладало.
Юнцов к себе располагало
Своим незримым волшебством.

И стало братьям добрым другом.
И грея их своим теплом,
В полях зелёным полотном
Пленило с радостным досугом.

Тем дети с матерью разлуку
Перенесли легко втроём,
В свободном времени своём,
Всё чаще думая о луге.

Под солнцем нежась, загорали
Среди цветов на сочных травах.
Вели затейные  забавы
И потихоньку подрастали.

Июнь так привязался к Лету,
Что ежечасно день за днём
В душе хранил тоску о нём,
Когда тот в гости шёл к соседу.

Но в те часы, когда был рядом
Июнь с волшебником своим,
То восхищался долго им,
От счастья бегая по саду.

Как уставал от баловства,
Июнь у няньки обучался,
Чем сам, бесспорно, наслаждался,
Азам цветного колдовства.

Они мешали краски в банках,
Готовя яркий цвет цветкам.
В тиши полночной тут и там
Их распыляли на полянках.

К утру на тонких стебельках
(По их обычному обряду)
Блестя в изысканных нарядах,
Всё утопало в их цветах.

Избыток красок смыв росой,
В лучах сияя перламутром,
Они прохладным ранним утром
Спешили в рощицу домой.

Там над деревьями летая,
Листвы касались ветерком.
И наслаждаясь тёплым днём,
С ветвей сгоняли птичьи стаи.

Взлетая с ними над долиной,
Июнь лежал на облаках.
И их пушистые бока
Взбивал как белые перины.

Те обижались иногда
И собирались дружно в кучу.
Над ним повиснув серой тучей,
Несчастно плакали тогда.

Июнь, на это дело глядя,
Спешил их тотчас рассмешить,
В ход обаяние пустить
И скрыться прочь затем в прохладе.

К реке не торопясь спускался,
Чтоб в зеркалах её воды
Увидеть матери следы,
Но опыт тот не удавался.

Когда он возвращался к Лету,
Едва касаясь поднебесья,
Следил как бабочка в полесье
Впервые представлялась свету.

И слышал, как родник-бедняга
С каким-то зверем ворковал,
Лося журчаньем приглашал
Воды испить в своём овраге.

Он со своей радушной нянькой,
Ночами лёжа под луной
С поднятой к небу головой,
Следил как звёзды со стремянок

Как будто в пропасть, вниз срывались
И вмиг сгорали в атмосфере.
Кто не упал – считал потери.
Июнь и Лето волновались.

Но сон волнения сильнее:
Июнем он завладевал 
И душный вечер остывал,
И становилось холоднее.

8. Июль
Когда Июнь простился с Летом,
Жарой обласканный Июль
Встать своевременно за руль
Спешит за братом старшим следом.

Манера в нём одна дурная:
Он лёгким шагом без поклажи
Всё путешествует по пляжам,
Себя ничем не утруждая.

Но, если быть к нему нестрогим,
Он, в целом, парень – хоть куда:
Не причиняет нам вреда
И ребятишкам босоногим.

Он чуть ни с самого рожденья
С палящим Солнцем побратим.
И в полдень, сидя рядом с ним,
Он варит вкусное варенье.

Клубники спелой аромат
В тот час округу наполняет.
Он сладкоежек приглашает
К столу в малиновый закат.

Теплом души своей радушной
Июль манит к себе зверьё,
Чем настроение своё
Улучшить хочет в вечер душный.

Да, Лето не жалело ласки
Для Года Нового детей.
Оно, храня от злых вестей,
Их время превращало в сказку.

Взамен и дети с воскресенья 
Спешат отдать тепло души
Растениям в лесной глуши
И шумным городским селеньям.

Июль и Солнце, днём встречаясь,
Улыбку не таят свою.
Вдвоём дождливую струю
К себе друзья располагают.

И тучи тают в небе, тщетно
Гремя грозой за горизонтом.
Скрываясь там с холодным фронтом,
Погода дышит незаметно.

- Гроза отправилась к другим-
Сказал Июль негромко Лету,
Продолжив с искренним приветом:
- Давай с тобой поговорим?

-Съешь этот спелый апельсин,
Пока не минул час обеда.
О чём теперь вести беседу
С тобой мы станем, добрый сын?-

Спросило Лето у Июля,
Болтая ножками в воде.
Июль ответил: - О беде:
Жизнь пролетает, словно пуля,

Что все спешат её вдохнуть,
Когда то не имеет смысла,
Когда прожиты сердцем числа
И пройден телом трудный путь;

Что счёт годам вести решают,
Когда седая голова
Ценить и время и слова
Лишь только-только начинает.

- Ты не простую выбрал тему-
Играло Лето с ветерком-
Мы все не просто так живём,
Но как!.. Вот в этом вся проблема.

Сквозь пальцы юность упуская,
Питаем душу бранью, злом,
Совсем не думая о том,
Что космос всё нам возвращает.

Скупясь на добрые поступки,
Мы ждём добра и состоянье.
Спешим достичь своих желаний,
Губя того, с кем в одной шлюпке.

- Но отчего так происходит,-
Июль всё няньку донимал-
Что чьё-то горе и скандал
Кого-то к радости приводит?

- О, это жизнь, сынок, такая!
Она не лучше век от века,
Что зло в обличье человека
Порой доводит нас до края.

Ведь жизнь – сплошное испытанье
Для всех, кто отжил и живёт:
Кому-то в ней всегда везёт,
Кому-то жизнь как наказанье.

Зависит всё от настроенья
Ко всем событьям и делам:
Как мы, так точно будут к нам
Нести по жизни отношенье.

Так, несмотря на образ внешний
С чертой беспечного юнца,
Июль с характером отца
Болел душой за мир наш грешный.

Он философские беседы
Порою летнею ведя,
За жизнью внешнею следя,
Вновь оставался без обеда.

9. Август
Фрукты, овощи в корзины
Собирает Август ловко.
Туго их связав бечёвкой,
Отправляет в магазины.

Урожаем на прилавках
Он гордится как ребёнок,
Ложкой лазая в бочонок
С мёдом летним за добавкой.

То ему оставил в память
Старший брат, Июнь, на Зиму.
Но, увы, невыносимо
Ждать ему и Зиму славить.

Он, с душой широкой парень,
Угощает всех вокруг,
Разбавляя свой досуг
В лавке личной на базаре.

Не скупится на подарки:
Дарит всё, что есть в саду,
Чтобы быть всегда в ладу
С господами и с кухаркой.

Он грустит, когда нет силы
В бедах ближнему помочь.
И когда приходит ночь
Плачет дождиком на виллы.

Но он мудрый сын у Года
И к утру, придя в себя,
Согревая и любя,
Солнцем светит с небосвода.

Август по своей натуре
Молчалив, немногословен.
Если в чём-то он виновен,
По его температуре

Можно выяснить бесспорно.
Он, краснея от стыда,
В жар бросает города
И тем кается покорно.

Август с алыми щеками
В птичьей трели на рассвете
С ветром шепчется о Лете
И с ним делится мечтами:

- Лето стало доброй няней
Мне и братьям двум моим:
Свежим воздухом морским
Закаляет вместо бани.

Лето в нас взрастило нежность
Дел благих и состраданье.
И на братские рыданья
Отзывалось неизбежно.

Мать-Луну оно ночами,
Усмирив порыв природы,
Принимающей вновь роды,
Звало на беседу с нами.

Вот тогда бывало счастье!
Эх... Мать с нами говорила
И в ночи с небес светила
С неподдельным к нам участьем.

С глаз её порой срывались
Слёзы-звёзды золотые
На цветочки полевые...
Мамой дети восхищались!

С нею будучи в разлуке,
Мы, романтики, невежды,
В гости ждать её с надеждой,
Вопреки людской науке

Ни на час не прекращали!
И за грозы от печали,
Что быть с матерью желали,
Люди стрелы в нас пускали.

Лето нам дало уроки,
Как смирять людскую гордость:
Штормом власть их, гнев и твёрдость
Превращали мы в тревогу.

Мы с приливом и отливом
Знали то, что мама рядом.
Даже с молнии разрядом
Были мы миролюбивы!

Людям не понять природу:
Ведь они - её творенье,
В жизни сей своё явленье,
Наслаждаясь кислородом,

Выше прочего считают.
Люди многого не знают...
И от этого страдают!
И природа погибает...

С Сентябрём давно я дружен-
Вместе с ним ведём дела.
Вечерами у стола
Жду его на званый ужин.

Он, тактичный, не подводит:
Лишь сажусь я у стола
Дома правого крыла,
Друг ко времени подходит.

10. Сентябрь
В плаще из листьев жёлто-красных
Сентябрь врывается радушный
В мир летних братьев простодушных,
С престола свергнув их негласно.

Он дружен с Августом годами.
Характер схожий у двоих
И внешность славная у них
С весьма приятными чертами.

Слывя хорошими друзьями,
Ведут хороший бизнес с ним
И предприятием одним
Людей снабжают овощами.

Но Август исчезает в дымке
Густого раннего тумана,
Простившись с другом у фонтана,
Ему оставив фотоснимки.

Он в отпуск длительный несётся
На пляже нежиться под солнцем
И тратить, не скупясь, червонцы
На праздность жизни, как ведётся.

Сентябрь следит за урожаем.
Ночами он считает прибыль.
Затем, ложась под старой липой,
В лесах до утра пропадает.

А утром выходного дня,
Чуть-чуть забыв усталость будней,
В краю несуетном, безлюдном
Картины пишет у плетня.

Деревьям быть его холстами
В который раз придётся снова.
Они предстать уже готовы
В его осенней панораме.

Он с ними шепчется подолгу
О том, что им не сохраниться,
Лишь в стаи собираться птицы
Начнут на ветках стройных ёлок.

Их разговор бывает долог:
Они ему вверяют тайны
И просят хвойные печально
Не тронуть зелень их иголок.

- Я стану красить только листья-
Им жить осталось две недели.
Не плачьте ласковые ели,
Я вас не трону мягкой кистью.

Ох, будет яркая картина:
Леса в моих любимых красках!
В моих объятьях, полных ласки,
Краснеет спелая калина.

Влюбляйтесь все в мои пейзажи!
Любуйтесь ими дольше, дольше!
Других картин не будет больше,
Похожих с этими, в продаже.

Кружась над лесом этим пёстрым,
Печаль в груди своей тая,
Спешите в тёплые края-
Летите птицы клином острым.

И вы на зимние шубейки
Меняйте, звери, свои платья.
И не скучайте долго братья,
Таясь в осенней галерейке.

Не вечна зимняя разлука:
Растает снег, и льды сойдут.
Весной за несколько минут
Вы снова встретитесь друг с другом.

Пока пусть тёплые лучи
Вас греют солнца теплотой.
Дождя мелодия грозой
В краю далёком прозвучит.

Сентябрь внимательный и нежный
Ни с кем не ссорится напрасно.
Всем помогая безотказно,
Покой вселяет безмятежный.

Он, затевая бал осенний,
На угощенье не скупится.
Даря всему свои частицы
И веру в жизни воскресенье.

И в повседневной круговерти
Он знает толк и мудрость жизни.
Необлечённый в укоризне
Бывал не раз на грани смерти.

И с той поры Сентябрь безмолвно
Готовит мир в своё правленье
На долгий срок к упокоенью,
В сон окуная нас невольно.

11. Октябрь
Октябрь холоден и хмурен,
С меланхоличною загадкой.
С тоской в окно смотря украдкой,
Он, вопреки всему, недурен.

Его философом прозвали
За то, что он в своём молчанье
Зря ищет смысл существованья,
Вникая в разные детали.

Он тушит жар в груди дождями.
Так часто плачет и грустит,
Потопом всей земле грозит,
Смеясь, порой над воробьями.

Октябрь старается утрами
В тиши беседовать с отцом
И часто спрашивать о том,
Зачем он есть у милой мамы:

- Все братья, хорошо иль худо,
Царят владеньями природы
И пользу дарят год от года,
А я-то что? Во мне нет чуда! 

Унынье, слёзы – мой удел.
И я понять - во мне откуда
Хандра, осенняя простуда-
Увы, доселе, не сумел.

Моё правленье – угнетенье
Всему живому на земле
Быть может на моём челе
Есть надпись: «Бесово творенье?»

Раздался гром без ярких молний-
Отец услышал сына речь.
И в целях ум его сберечь
Вдруг Новый год с небес промолвил:

- Мой милый сын, одно пойми:
На свете каждое рожденье
Имеет смысл и значенье
И с тем тоску свою уйми.

Ты не напрасен в жизни этой:
В календаре твоё правленье
Грехов всеобщих искупленьем
Явилось осенью воспетой.

Всего живого увяданье,
Боль всех утрат и страх прощаний,
И грусть всех мыслимых писаний
В душе твоей хранится тайно.

И будет так: всего унынье
Тебе в себя впитать с дождями
Придётся зябкими ночами,
Как было раньше, так и ныне.

И ты одно запомнить должен,
Что грусть твоя – твой подвиг ради
Того, чтоб Зиму в благодати
Всяк, в ком есть Бог, и кто безбожен

Провёл в познании себя,
Пути своей природной сути
И в каждой новенькой минуте,
Чтоб жизнь вёл, душу не губя.

И помни, что ничто не вечно
И о былом грустить нельзя.
По жизни нынешней скользя,
Пора любить весь мир сердечно.

И с каждым мигом появляясь
В незримом будущем своём,
Чтоб не печалиться потом,
Идти путём к воротам рая.

Октябрь задумчиво ответил:
- Что ж участь мне моя ясна:
Пока не встретится Весна,
Не будет путь мой чист и светел.

И так, как нам не повстречаться,
Мне не попасть, должно быть, в рай.
Отец, прошу, мне обещай,
Что братья смогут в нём встречаться. 

Отец ответил сыну нежно:
- Не беспокойся, будет так.
И для тебя готов гамак
В его садов морях безбрежных.

Как только кончится правленье
Твоё среди пустых аллей,
Душой усталою своей
В нём будешь черпать утешенье.

Октябрь в душе ту мысль тая,
Бродить оправился по лесу,
О том мечтая с интересом,
Как  посетит он те края.

12. Ноябрь
Ноябрь под осени началом
Зиме льстит, искренне в то веря,
Что будет та с повадкой зверя
Ночами с ним под одеялом.

Он мать свою, седую Осень
Который день всё убеждает:
- Зима не злая, но святая!
Не верь о ней молве несносной.

Зима добра и милосердна!
И с наступленьем тьмы полночной
Она, светла и непорочна,
Всё ждёт меня во льдах бессмертных.

Я ближе к ней, к её природе
В метели белой под снегами.
Что сгину без неё, о, мама,
Моих двух братьев не заботит.

Моя душа и в сердце чувства
В ней оживают в рождество.
Зачем мне с братьями родство,
Когда от них одни укусы?

Слезу смахнув рукою старой,
Сыночку Осень отвечала:
- Я вам дала одно начало
Не с тем, чтоб ты под звук фанфары

Промежду прочим и беспечно
От братьев старших отрекался
И ваш раздор год продолжался.
Быть миром вам - мой век не вечен!

Взрастила вас не для того я,
Чтоб вы вечерними порами
Сцеплялись острыми ножами,
Лишая мать свою покоя.

- Но, мама, сердцу не прикажешь!
Мне не прожить без зимней страсти.
Я без Зимы, увы, несчастен
И без её лесных пейзажей.

И пусть для братьев я утерян,
Им ненавистен, опостылел,
Зима даёт мне жизни силы.
Зиме давно служу, ей верен.

- Сентябрь, мой сын, тебя так любит!
Октябрь не менее привязан.
И ты семью любить обязан.
И по-другому пусть не будет.

Зима с тобой чуть свет флиртует,
Манит красой своей и страстью,
Но будешь с нею ты несчастен,
Когда ветра её задуют.

Она предаст тебя, не глядя,
И занесёт навек снегами.
И будет пропасть между нами…
Забудь её, меня лишь ради.

Пытаюсь жизнь твою сберечь я,
Пусть я кажусь злой эгоисткой
И в чём-то даже пессимисткой,
Я знала участь человечью.

Когда народ влюблялся в Зиму,
Сначала та его ласкала,
Затем в него пускала жало,
Веля служить её режиму.

- Пусть будет так. Пускай я сгину,
Но будут радости полны
Пред смертью те с Зимою дни.
И можно превращаться в льдину.

Я не смогу свой пыл умерить.
Любовь не властен укротить.
Порвать с Зимой не в силах нить
Я даже под угрозой смерти.
 
Пусть братья зря не поминают
Моё живое естество
И моей смерти торжество
Тебя не ранит, мать родная.

Ноябрь скрылся. Осень плачет
Вторые сутки за окном,
О сыне думая своём.
А как быть матери иначе?

Она его не встретит верно.
Зима красивая довольна,
Что Осень плачет, что ей больно.
Ноябрь целует лицемерно.

Он ослеплён к Зиме любовью
Забыл о матери, о братьях.
Мороз ждёт, вьюгу – знатных сватьев
Во вред и жизни, и здоровью.

13. Декабрь
Декабрь поступью хрустальной
Пришёл в мир трепетно и важно.
Засыпав снегом белым пашни,
Он стал картиной карнавальной.

Любимец матери беспечной
В холодных странах отдыхает.
Он, как и Вьюга роковая,
Морозом правит безупречно.

И жизнь ему была бы раем,
Но в этой зрелищной массовке
Он взглядом искренним и ловким
Найти любимую желает.

И с нею будучи в разлуке,
Декабрь – романтик и кудесник,
Сиянья северного крестник
Днём занимал и мозг, и руки.

Со всей любовью нежной чистой
В тиши её зелёной хвое
Соткал он платье выходное
Из снега хлопьев серебристых.

А вечерами, тьмой сокрытый,
Он привечал Метель и Вьюгу
И вместе с ними пел от скуки,
В лёд превращая чай разлитый.

Он многим раньше в Ель влюбился,
Чем ту в гирляндные наряды
Одели с вами мы когда-то,
Теряясь в новогодних числах.

Она взаимность не скрывала.
Ждала его в лесу под снегом,
Который стал её ночлегом,
И тихо-тихо засыпала.

Метель и Вьюга – компаньоны
Декабрь к Ели ревновали
И вопреки словам морали
Его влекли к себе с балкона.

Глубокой нежностью манили.
Пленили чарами и страстью.
И он спускался к ним, к несчастью. 
И поддавался хитрой силе.

Метель с ним, будучи в обнимку,
Нарочно к Ели подлетала,
Ссыпая семена скандала
На землю белой снежной дымкой.

А Вьюга варевом поила
И подливала в его чашку.
А он не знал того, бедняжка,
Что зелье это зло творило.

Они решили Ели в зиму
Разбить надежды и мечтанья,
В жизнь воплотив свои желанья,
И разлучить её с любимым. 

И это дело вышло просто:
Ель их полёты наблюдала,
Как зритель преданный из зала
Игру актеров на помосте.

Метель и Вьюга так сумели
Спектакль нечестный свой представить,
Что он навек ворвался в память  
И в сердце бедной верной Ели.

От сна уж не было остатка,
Когда она запела песню.
Хотелось ей в тот миг исчезнуть,
Как вдруг увидела лошадку.

В санях лесник свои владенья
Пред новым годом объезжал.
Он песню Ели услыхал
И поспешил на звук с волненьем.

Ель, робко глядя в поднебесье,
Стояла с грустью одиноко.
Срубить просила её ногу,
Чтоб сгинуть навсегда из леса.

Лесник помочь не отказался.
Срубил он Ель, сшибая шишки.
Ей – смерть, веселье - ребятишкам
В чудесном новогоднем вальсе.

Ушло в историю то время.
Метель и Вьюга разругались,
Делить друг с другом не желая
Декабрь, в душе хранящий бремя.

Он в знак погибели любимой,
Свою красу сгубившей рьяно,
Теперь скитается по странам
Тоской по ней одной томимый.

С Морозом колким водит дружбу.
Он им теперь уже не правит.
Свою любимую с ним славит
У своей матери на службе.

Метель и Вьюга в поле свищут
Незримо, зло и одиноко.
И платят за обман жестоко: 
Не с ними рядом их дружище.

Он ищет Ель свою по свету,
Нигде, конечно, не встречая.
Она теперь, наверно, в мае
Ведёт общенье с тёплым летом.

Декабрь – волшебник, маг природный
Скрывает грусть свою под снегом,
Чтоб не расстроить человека
В минуты ночи новогодней.

И вы, когда коснётесь ели,
Её напрасно не срубайте.
Ей шанс любовь увидеть дайте-
Нельзя спешить в сердечном деле.

14. Послесловие
Порой теряется в пыли
Значенье смысла годового.
Циклична жизнь всего живого
На каждом краешке Земли.

Во всём живом душа живая
В любом из выбранных времён,
Чей скорый бег не прекращён:
Нет точек – только запятая.

Год Новый к старому уходит
На чашку чая и покой.
И там за времени рекой
Они болтают о природе.

И Год другой сменяет друга,
Поймав в ночи свою звезду,
Врываясь в поезд на ходу
Под песнь метелицы и вьюги.

И мчится в будущее поезд,
В вагонах с вами нас везя,
По рельсам времени скользя.
Без остановки длится поиск

Его душевного покоя.
Он ищет Родины края
И смысл мирского бытия
В полях, богатых хлебостоем.

У многодетного отца
Судьба сложна. Не понаслышке
Знакомы нам его делишки
Под сизым куполом Творца.

Мы с каждым из его детей
Знакомы с самого рожденья.
Мы с ними делим приключенья
В дороге по судьбе своей.

Давайте будем с ними дружно
Идти вперёд одним путём,
А не ворчать всегда о том,
Как с ними холодно иль душно.



Читайте также:
Комментарии
avatar