[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Наина_Киевна_Горыныч  
Литературный форум » Сказочная страна » Крокодолия » Суши-бар (Зелёного Крока)
Суши-бар
Наина_Киевна_Горыныч Дата: Четверг, 16 Янв 2014, 16:54 | Сообщение # 26
Хозяйка Сказочной страны
Группа: Друзья
Сообщений: 1044
Награды: 19
Репутация: 29
Ух! Замечательно! Бодрит! Рецепты твоих блюд тоже размещай, Дорогой, будем пробовать на один железный зуб.
Я тут тебе кое-что добавила, Зелёный Крок! Теперь сам давай.
Порядок такой - ютуб -"поделиться" - HTML-код и копипастом в коммент.


Баба Яга
 
Донина_Галина Дата: Пятница, 17 Янв 2014, 00:57 | Сообщение # 27
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
 
Донина_Галина Дата: Пятница, 17 Янв 2014, 01:08 | Сообщение # 28
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Ну что, дорогой Зелёный Крок, ты уже и копипасты освоил, и ящерёнка Сашу откормил, да? И вообще с тобой скоро нужно будет всем на диету садиться.
- Ага! А ты кое-что забыла.
- И что же?
- А портретик откормленного Паши Первого вместе с сыночком-изумрудиком. Чего не поставила в галерею, а?
- Точно! Сейчас пойду и поставлю. У меня все мысли о... памятнике Паше Первому...
- Что?!
- А вот и не скажу, позже узнаешь! Давай-ка лучше, дорогой Зелёный Крок подготовься ко встрече с Люси. Вот она завтра утром к тебе заглянет... Что подавать-то будешь? Только полезное, хорошо?
- Если полезное - нужно зелёное.
- Заинтриговал. Показывай! И музыку нашёл самую что ни на есть любимую, и виды зимние радуют. Их скоро на картинке только и увидишь эти виды. Ладно, я пошла в галерею, потащила портрет, а ты репетируй встречу с Люси, и с Наиной Киевной тоже

- Вот, подаю зелёный чай
Прикрепления: 6621131.jpg(6.4 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Пятница, 17 Янв 2014, 01:11
 
Донина_Галина Дата: Пятница, 17 Янв 2014, 01:13 | Сообщение # 29
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345

И ещё - лёгкий зелёный десерт А вообще-то мне хочется уже какую-нибудь суши-яичницу сварганить. А что? Это идея! Надо подумать
Прикрепления: 9851499.jpg(5.8 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Пятница, 17 Янв 2014, 01:14
 
lucyforrer Дата: Пятница, 17 Янв 2014, 09:56 | Сообщение # 30
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 393
Награды: 22
Репутация: 34
Доброе утро, Зелёный Друг!
Наина Киевна вчера мне намекнула, что в твоём волшебном суши-баре посетители расплачиваются необычным образом, тем, что сделали своими руками. А что может Серебряная Сказочница своими руками? Только написать сказку, нет, нет, не серебряную. Я тебе принесла Вкусную Сказку. Давай вместе пробовать?

КОФЕЙНАЯ СКАЗКА - ТРИ КОФЕИ


…феи живут в кофейниках. Я – в фарфоровом, белом. Во французской, как поцелуи, кондитерской, где самый вкусный на свете latte и ванильное мороженое… Под дождём я люблю сидеть на черепичной крыше и смотреть вниз на город. На пожилого monsieur с рыжеватой бородой в очках, который играет на скрипке чудесные переливающиеся мелодии, от которых мне почему-то хочется плакать. А люди в его фетровую шляпу кидают евро – я видела, он на них иногда покупает цветы и дарит заплаканным девушкам на улице...
Фея из кофейника. (Мои мысли неизвестного автора из coffee_mood)


В маленькой, уютной кофейне Maжи в центре Парижа на улице дез Анж потолок молочного тумана держится на деревянных стропилах горького шоколада, стены выложены камнем цвета густых сливок. На столиках льняные салфетки, вышитые, по слухам, самим кардиналом Ришелье. Серебряные сахарницы с кусочками тростникового сахара ловят блики горящих в канделябрах свечей. Дощатый ореховый пол прикрыт белым ковром, словно кафе Латте пушистой молочной пеной. Здесь всегда пахнет свежемолотым кофе, ванилью, корицей и жареным миндалем. Посетителя приглашают к мягкому кожаному дивану или усаживают на плетёный соломенный стул, зажигают на круглом столике свечу, а в маленькую вазочку ставят в любое время года цветущую ветку дерева. Сюда пускают избранных раз в неделю, когда на город опускаются субботние розово-фиолетовые сумерки. Чтобы выпить чашечку ароматного кофе в Мажи, вы должны непременно получить приглашение на элитной бумаге верже, где тонким пёрышком начертаны ваши имя-фамилия и адрес кофейни с загадочным символом: тройка, с повисшей на крючке девяткой. И хотя кофейня существует уже доброе столетие, её не замечают ни праздно шатающиеся туристы, ни спешащие по делам парижане, ни даже те, кто живёт в домах по соседству. Однажды побывав в кофейне, вы загадочным образом теряете ее адрес, и можете целую вечность тоскливо плутать по узким мощеным парижским улочкам. Кофейня таинственно прячется между домами, прижимаясь с одной стороны к бутику элитной обуви, с другой, к маленькому магазинчику, торгующему зонтиками. Кажется - вот бутик, а вот и витрина с зонтиками, и в воздухе разлит аромат кофе, но вместо кофейни видите обычный жилой дом с неинтересной, неромантичной табличкой: «Зубной врач Анри Дюпон» или «Психотерапевт Паскаль Дюран», или того хуже «Осторожно, злая собака!» Начинаете вновь кружить по улицам, и хотя понимаете, что без приглашения отыскать кофейню невозможно, вам безумно хочется посидеть в сумраке при свечах, выпить чашку дурманящего кофе и встретить…
***

Зззззззз, трррррр, бумц-бумц-бумц. Сосед по коммуналке невыносим, делает третий месяц в комнате евроремонт своими руками. Еще час мучений, и у меня снесет крышу, я вломлюсь к нему в комнату и вынесу на помойку дрель вместе с хозяином. Пусть я не шкафного телосложения, а, скорее, похож на колченогую вешалку в прихожей: щупл, неказист, жизненно неустойчив, зато страшен в гневе, спросите крыса Брабуса, подаренного мне на тридцатипятилетние «заботливым» школьным приятелем. Со словами: «Как страдалец со стажем, предупреждаю – привыкай к наличию в доме вечно грызущего существа», – женатый друг сунул мне в руки клетку с розово-персиковым чудовищем.

Я, интеллигент в седьмом поколении, не думал, что способен ругаться как торговка на базаре, обнаружив в очередной раз, что Брабус перегрыз прутья клетки, вырвался на свободу и уничтожил спрятанные в буфете годовые запасы гречки, овсянки, риса, пшенки и даже манки. В эту минуту я так страшен, так страшен, что краше в гроб кладут. Вот и сегодня я безобразно позеленел, когда отчаялся найти съестное в квартире, ведь деньги на еду кончились еще на прошлой неделе. Скорее машинально, ориентируясь по запаху, я вытащил из мусорной корзины, пахнущее кофе и обсыпанное корицей приглашение и перечитал: «Дорогой господин, проживающий в коммуналке под самой крышей в развалюхе, Руновский переулок, дом 6, четвертый этаж, обшарпанная дверь справа, вторая комната слева. Покорнейше и нижайше просим Вас пожаловать на чашечку кофе в кофейню Мажи, Париж, улица дез Анж, дом 9 в субботу строго до захода солнца. Выход в Париж со двора через арку соседнего с Вашей развалюхой приличного дома с 18.00 до 18.15». Далее стоял символ, похожий на знак параграфа, и подпись «Три сестры».
Я не против розыгрышей, но только на сытый желудок под пиво и в хорошей компании. Париж пару раз смутно видел во сне, ничего особенного, Париж, как Париж. Правда, на всякий случай, овладел в совершенстве французским «мерси», хотя до сих пор прекрасно обходился русским «пошел к черту». Припоминаю, я когда-то верил, если сильно захотеть, то можно выйти через арку соседнего дома не то что в Париж, в джунгли Куало Лумпур, но тогда я времени не наблюдал, считал с трудом до десяти, а в дальних странствиях от песочницы до качелей меня сопровождала бабушка. Бабушка была старенькой, мечтала помереть на Родине, поэтому я ее джунглями и Парижем не травмировал.
У соседа по коммуналке оставалось до десяти вечера официальное право сводить всех с ума, вечером на кухне начинали маячить голодные общежители, поиск еды превращался в стихийный, неуправляемый процесс, поэтому я решил, что от прогулки на свежем воздухе хуже уже не будет. Я сунул Брабуса и приглашение во внутренний карман кожаной потертой куртки и вышел в плохом настроении на улицу, окунувшись в теплое, душное московское лето.
Обойдя родную развалюху с левой стороны, я поплелся по направлению к единственной арке соседнего дома, хотя бы вкусно подышать. У настоящих мужчин есть смертный грех, в котором они никогда не признаются, особенно женщинам и детям, даже накладывая на глазах у изумленной публики шестую ложку сахара в стакан крепкого чая. Мужчины – сладкоежки. Если пройти через арку соседнего дома, то запахнет конфетами с кондитерской фабрики на Софийской набережной. Второй смертный грех настоящих мужчин – отчаянное любопытство, поэтому, прежде чем пройти через арку, я посмотрел на часы. Дождался 18:00 и, хихикая над собой, смело и решительно шагнул навстречу сладкому дурману.
***

Моросил противный мелкий дождик, нет, я точно помнил, когда выходил из дома, его не было. Дома ужались до крошечных размеров, теряясь в сероватом тумане. Незнакомая, пустынная улочка блестела глянцем мокрых камней, на противоположной стороне стоял скрипач в темно-синем бархатном пиджаке и самозабвенно играл Шербурские зонтики, рядом лежала старая фетровая шляпа с мелочью. Музыканта и шляпу дождь вежливо обходил стороной.
Удивления не было, казалось, ничего особенного за аркой не случилось: звучала забытая французская мелодия, вокруг собралась публика – старинные фонари на стенах домов, неровные черепичные крыши с каминными трубами, высокие окна с распахнутыми голубыми ставнями и маленькие ажурные балкончики с чахлой геранью. Похлопав себя по карманам, я вспомнил, что у меня нет ни копейки, за пазухой, задетый за живое, Брабус недовольно фыркнул и заворочался. Вздохнув, я подошел к скрипачу:
– Извини, друг, – сказал проникновенно, отчетливо, почти по слогам с убежденностью русофила, считающего, что русский душевный понимают в любой стране мира, – я на мели, ни долларов, ни франков, ни тугриков. Тебе, случайно, крыс не нужен? Я вытащил за шкирку из карманного тепла разобиженного Брабуса.
Скрипач перестал играть, опустил смычок и, заглянув в честные глаза розово-персиковому разбойнику, вдруг ответил по-русски с легким марсельским акцентом:
– Крыс, привыкший к манке и к докторской колбасе, не выдержит тягот парижской уличной жизни.
Музыкант махнул смычком в сторону фетровой шляпы:
– Будь любезен, возьми сумеречные 39 франков.
– Какие? – удивился я, с сожалением возвращая Брабуса на теплое, насиженное место.
– Народ как с Луны сваливается. Су-ме-реч-ные! По-вашему суточные, но ты явно сумерничать в Париже собираешься. И не забудь, возвратиться к арке нужно в полночь с последним ударом часов на городской ратуше. Иначе…
– Знаю, читал, лошади снова станут мышами, кучер – крысой, а карета – тыквой.
– С точностью до наоборот, Золушек! Лошадкой бодро поскачешь на метро, Брабуса мучить не будем, за его превращение в кучера схлопочу от Партии зеленых по фетровой шляпе, а что у тебя выросло вместо головы, уточнять не стану, могу потерять волшебное пособие по безработице. Сказок меньше слушай, Романтик, не появишься у арки вовремя – превратишься в обычного парижского бомжа.
– Ты Волшебник?
– Безусловно, но зови меня просто Гений, не ошибешься.
Скрипке надоело ждать смычок, и она сама по себе воодушевленно заиграла «Осеннюю песню» Чайковского.
Я подошел к шляпе, засунул в мягкий фетр руку и вытащил горсть монет.
– Тебе сколько сказали взять сумеречных, 39 франков? А ты сколько загреб, негодяй? – раздался нежный фетровый голос. Шляпу от возмущения всю перекосило.
– Прошу пардону, – с перепугу я нервно дернулся, выронил монеты на мостовую и со всех ног и рук бросился собирать рассыпанное подаяние.
– Появляются тут из арок всякие, – не унималась Шляпа, – ходют и ходют, деньги воруют, дурют нашего парижского брата…
Под нескончаемое шляпное ворчание, я смиренно отсчитал положенные мне сумеречные, остальные деньги осторожно вернул на место, стараясь не задеть рассерженный фетр и держась подальше от вредного головного убора.
– Пляс д’ Итали, вторая остановка, – крикнул мне вслед скрипач, – и помни: ровно в полночь, иначе одним клошаром на земле станет больше.
По крышам Парижа шелестел усталый дождь, я шёл к метро, а позади меня еле слышно плакала и вздыхала скрипка, ворчала и звенела мелочью старая фетровая шляпа…


Прости, дорогой Крок, нужно бежать... Продолжение завтра, если тебя устраивает моя плата за завтрак wink Спасибо за зелёный чай, зелёное мороженое и тёплый приём, Друг!
 
Донина_Галина Дата: Пятница, 17 Янв 2014, 21:59 | Сообщение # 31
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Ура, дорогой Зелёный Крок, как у тебя интересно становится! Угощения есть, музыка-песни тоже, а теперь ещё и сказочные истории благодаря Люси!
- Знала бы ты, как мне понравилось!..
- А что больше всего?
- Конечно, крысик Брабус и волшебная фетровая шляпа.
- А почему?
- Они такие мягкие, нежные, приятные на ощупь... А я... В общем, кожа у меня крокодилья.
- Ну, не огорчайся, ты тоже хороший. И что из того, что не пушистый, ты гладкий - настоящий зелёный молоденький огурчик.
- Вот спасибо! Тогда я, насладивший атмосферой кофейни Мажи...

Цитата lucyforrer ()
Здесь всегда пахнет свежемолотым кофе, ванилью, корицей и жареным миндалем. Посетителя приглашают к мягкому кожаному дивану или усаживают на плетёный соломенный стул, зажигают на круглом столике свечу, а в маленькую вазочку ставят в любое время года цветущую ветку дерева. Сюда пускают избранных раз в неделю, когда на город опускаются субботние розово-фиолетовые сумерки. Чтобы выпить чашечку ароматного кофе в Мажи, вы должны непременно получить приглашение на элитной бумаге верже, где тонким пёрышком начертаны ваши имя-фамилия и адрес кофейни с загадочным символом: тройка, с повисшей на крючке девяткой.


устраиваю сначала танцы, а потом... Расскажу позже и буду ждать продолжения истории Люси
 
Донина_Галина Дата: Суббота, 18 Янв 2014, 00:56 | Сообщение # 32
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Так, дорогой Зелёный Крок, давай-ка я тебе, Люси и Наине Киевне теперь песенку спою вместе с крысиком Брабусом. (Хотя он, хитрец, и притворился мышкой незаметной, не хочет, чтоб его отдавали. Наверное, к себе, в суши-бар мы его заберём, уж очень он симпатичный. Обожаю эти розовые лапки с прозрачными коготёночками, беленькие усики, чудесный, трогательный носик и почти прозрачные ушки!) Знаешь, оказывается, наша любимая Ягодная Фея научила его играть на флейте. А ты чего молчишь, Кро-о-к?
- Я пока яичницу готовлю и кофе для гостьи. Пусть поют, скоро угощение подам!
- Ну-ну, главное, чтоб вкусно, горячо и с душой.
- Будь сделано, товарищ Ёжик!

 
Донина_Галина Дата: Суббота, 18 Янв 2014, 00:59 | Сообщение # 33
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Вот:
Прикрепления: 3954094.jpg(49.5 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 04 Янв 2015, 16:58
 
Донина_Галина Дата: Суббота, 18 Янв 2014, 01:06 | Сообщение # 34
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Кофейную сказку - в быль, для любимой гостьи!
Прикрепления: 0768903.jpg(18.2 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Суббота, 18 Янв 2014, 01:08
 
Донина_Галина Дата: Суббота, 18 Янв 2014, 01:11 | Сообщение # 35
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Ой, а это что за двое из ларца?! Кро-о-ок, ты не знаешь, откуда у тебя в суши-баре завелись эти маленькие шоколадные пёсики?
- Не знаю! Какие хорошенькие, пусть остаются! Тоже забираем их к себе. А теперь - настоящая ароматная кофейная быль


Прикрепления: 0677003.jpg(5.9 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Суббота, 18 Янв 2014, 01:13
 
lucyforrer Дата: Суббота, 18 Янв 2014, 11:01 | Сообщение # 36
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 393
Награды: 22
Репутация: 34
Доброе утро, Зелёное моё Счастье!
Чуть свет, а ты уже на лапах. Яичница наивкуснейшая, кофе наидушистейший, да ещё и пёсики кремово-шоколадные бегают. А ёжик и мышка у тебя музыканты. Сколько душевности на один суши-бар.
Прими оплату за твои старания. Продолжение Кофейной сказки.


КОФЕЙНАЯ СКАЗКА - ТРИ КОФЕИ (продолжение первое)


По крышам Парижа шелестел усталый дождь, я шёл к метро, а позади меня еле слышно плакала и вздыхала скрипка, ворчала и звенела мелочью старая фетровая шляпа…
***

Слифея, Молфея и Чёфея сбились с ног. Сливочная фея одной волшебной палочкой взбивала белок для воздушных безе, другой крахмалила кружевные салфетки. Молочная фея, слетав с утра в деревню за парным молоком и душистым земляничным вареньем, колдовала над слоёным тестом для круассанов. Чёрная фея разрывалась между деревьями в саду, серебряным канделябром и плетёными соломенными стульями. Деревья не хотели цвести вне сезона, канделябр требовал порцию бурных похвал Его Светлости, а стулья от безделья ссорились с кожаными диванами, плетя коварные застольные интриги. Помимо забот по дому-кофейне, Феям приходилось дружно через каждые полчаса выскакивать на улицу сдувать с неба серые облака и устанавливать хорошую погоду для субботних розово-фиолетовых сумерек. По всему было видно, три сестры-кофеи ждали посетителей.
Первой и вторым пришли в кафе японка и японец, пожилая степенная пара. Церемонно раскланявшись с хозяйками, они сели за столик № 1 у пасмурного канделябра, тот сразу же перестал капризничать и засиял от удовольствия. Для японцев на столе в вазочке расцвела ветка розовой сакуры. Японцы попросили зелёный чай и три разноцветных пирожных вагаси с начинкой из белых бобов со вкусом зеленого яблока, вишни и шоколада.
Третьим-четвёртой в кафе с шумом и визгом ворвались рыжие, обсыпанные веснушками, ирландцы. Близняшки, мальчик и девочка, тащили за собой пятого-шестую-седьмого, рыжего папу, белобрысую маму и зелёного дракона. Мелкий, но толстый дракон прочно застрял в дверях кофейни. Наконец, с помощью волшебной палочки домашнее животное пропихнули через три дверных проема во внутренний дворик и устроили с комфортом на траве, умерив его пыл и ущемлённое дверьми самолюбие тонной превосходного ванильного пломбира с шоколадной крошкой.

Ирландцы заняли сразу два столика № 3 и № 4, сдвинув их вместе. На столиках тут же приветливо распустились веточки миндального дерева. Детям Слифея принесла пушистый, трехслойный коктейль с трубочкой: полоска банановая, полоска земляничная, полоска сливочная. После каждой выпитой полоски, трубочка насвистывала новый мотив. Близнецы старались закончить свои полоски одновременно, тогда их трубочки исполняли мелодию на два голоса. Стаканы с коктейлем можно было наполнить за вечер трижды одним усилием мысли. Закрываешь глаза и представляешь пустой стакан, открываешь, стакан чист, как стёклышко. Опять закрываешь глаза, мысленно наполняя бокал слоями из меню коктейлей. Например, внизу «Вишневую колыбельную», пожалуйста, потом «Шоколадную феерию», а последним аккордом пусть прозвучит «Бабушкин гоголь-моголь» или сначала хочу услышать «Малиновый мусс», потом «Плясовую киви с персиком» и в завершение «Клубничную лирическую». Открываешь глаза – стакан полон, можешь наслаждаться новой порцией коктейля и волшебной музыкой. Правда ее слышит только тот, кто пьет дивный напиток, ведь в кафе посетители беседуют, веселятся, целуются, выясняют отношения, а иногда и грустят в одиночестве. У каждого звучит внутри своя задушевная мелодия, которой нельзя мешать.
Родители близнецов выбрали Айс кофе по-английски с согретым ромом, какао, мороженым и взбитыми сливками. Сильно смущаясь, белобрысая мама попросила к кофе горячий круассан с фисташковым кремом.
Восьмой пришла Мадам среднего, никем не определенного возраста, в модной шляпке с чёрной короткой вуалью «в мушках». Она сложила длинный, элегантный зонтик с ручкой-совой и аккуратно поставила его при входе в напольную глиняную вазу со строгой надписью «Стоянка только для зонтов!» Из глубины сосуда немедленно поинтересовались басом:
– Са ва?
Ручка кивнула, внутри вазы сразу же повисла теплая, дружеская атмосфера, сова закрыла глаза и задремала, зонтик благодарно согрелся и высох. Таинственная Мадам улыбнулась Слифее, спешно убирающей табличку «зарезервировано» со столика № 2. Было видно, Мадам завсегдатай кофейни, а столик у окна ее излюбленное место. Тут же запахло жимолостью каприфоль, это покрылась кремово-белыми цветами веточка на столике Мадам. Посетительница ничего не заказывала, но Чёфея уже несла на серебряном подносе чашечку сладкого кофе по-турецки, кружок лимона, стакан воды и «Сырный фейерверк» – большое блюдо с кусочками сыра изысканных сортов: нежный рамболь с грецкими орехами, кучерявые стружки тет де муан, дор блю с зеленой плесенью и другое неведомое десертное пиршество.
Девятым пришел и остановился в растерянности у стеклянных дверей кофейни относительно молодой человек из Москвы. Десятый посетитель, тоже москвич, был упитанным крысом, но оказался «зайцем», его принесли тайно за пазухой. Молодой человек долго искал половичок при входе продемонстрировать врождённую склонность к чистоте, не нашёл, приоткрыл стеклянную дверь и робко заглянул в кофейню:
– Мей я камин, силь ву пле? – поинтересовался посетитель, скромно обращаясь к белому ковру на полу, и вдруг сокрушенно добавил, – Тапочки я дома забыл.
– Заходите, заходите, мы вас ждем, чувствуйте себя как дома. Тапочки уже на вас, мы слышали, что российским подданным без своих тапочек в гостях некомфортно, – радостно закивали три кофеи.
Что правда, то правда, на госте вместо мокрых, грязных ботинок красовались клетчатые мужские тапки 43 размера со стоптанными задниками и родной протертой дыркой на большом пальце.
Молодой человек шагнул вперед, глянул на ноги, ойкнул, упустив из рук спасательную дверь кофейни, чуть не упал, окончательно засмущался и постарался спрятать ногу в рваном тапке сзади под коленкой, застыв испуганной цаплей.
– Чего стесняешься? – подергал его за куртку подбежавший рыжий близнец. – Первый раз кофейничаешь? За столик садись.
Молодой человек смиренно попрыгал на одной ноге к свободному столику №5, сел, облегчённо скатал ноги жгутом, спрятав дырку. Он неожиданно сообразил, что в кофейне посетители говорят на разных языках, но прекрасно понимают друг друга, и окончательно успокоился. Напрасно, потому что к гостю подошла Слифея, протянула меню и нежно улыбнулась. Молодой человек был обречён. Если бы к нему подошла маленькая, темноволосая шалунья Чëфея, которой расти и расти лет сто, чтобы довести улыбку до сливочного совершенства, или степенная, седовласая Молфея, только что отметившая трехсотлетний юбилей и слегка притомившаяся медово улыбаться мужчинам, то молодой человек устоял бы или, скорее, усидел бы за столиком, но выдержать улыбку белокурой феи своей мечты, девушки любимого цвета, размера и возраста и не потерять голову – было выше его сил.
Последняя здравая мысль, промелькнувшая в голове молодого человека: «Рваный тапок – не самое худшее в жизни, хуже, что парижская фея никогда не полюбит московского нищего студента, можно сказать, клошара без пяти двенадцать». Сами понимаете, когда голова плохо соображает, голодный желудок берет на себя бразды правления и странный посетитель, даже не заглянув в меню, неожиданно выпалил:
– Борщ, две сосиски с гречкой, пожалуйста, и компот из сухофруктов.
Слифея побледнела до серо-туманного оттенка и стала беспомощно озираться в поисках сестер. Она умела печь воздушные безе и рассыпчатые песочные торты. Она знала тысячу и один рецепт восточных сладостей Шехерезады. Она постигла таинство десертов, за которые сражались японские самураи. Она взбивала самые нежирные сливки до облачного состояния и колдовала над чудесным Айриш кофе, дарующим вечную молодость и 230 грамм абсолютной радости. Она придумывала волшебные коктейли для детей и рассказывала вкусные сказки. Она учила свистеть трубочки, блистать серебряные канделябры, вышивать гладью иголки. Но она совсем не умела готовить борщ, не знала, что такое гречка и зачем варить сосиски, а компот из сухофруктов представлялся ей результатом сложных алхимических превращений. В конце концов, она была обычной, хотя и очень талантливой феей. Кончик носа Слифеи предательски покраснел, она смяла вспотевшими руками край фартука и вдруг, подхватив подол бального сумеречного платья, убежала в слезах на кухню. К столику загадочного гурмана уже спешила умудренная трехсотлетним опытом Молфея:
– Дорогой гость, – голос старшей сестры дрожал и срывался, – видите ли, мы ждем с минуты на минуту поставщика борща, гречки, сосисок и сухофруктов. Не хотели бы вы пока отведать чего-нибудь менее экзотического, скажем, бланманже с романтичным узором а лямур или горячее крем-брюле с карамельной хрустящей корочкой? А в качестве подарка от заведения мы угостим вас Кафе гляссе со вкусом блаженства и блинчиками в кленовом сиропе. Что скажете?
– Блины, так блины, пусть будет блаженство, – уныло промямлил относительно молодой человек, не сводя глаз с дверей кухни, за которыми поспешно скрылась Слифея. Но из кухни выпорхнула Чëфея с серебряным подносом, на котором пенился Кафе глясе и источали чудесный аромат горячие блинчики.
– Шер ами, – Фея с трёхсотлетним опытом, сделала вид, что все идет по намеченному сумеречному плану. Любители нашей кофейни знают, мы приглашаем гостей в субботу, когда осталась позади недельная суета, а воскресная озабоченность понедельником еще не наступила. Волшебство не терпит суеты и озабоченности. Выбор посетителей нам диктуют свыше Настенные Часы Уюта, – Молфея указала волшебной палочкой на большие, старинные часы в деревянном овале, висящие под самым потолком. Видите, на кончике большой стрелки появляются рисунки городов и деревень, маленькая стрелка указывает на эпоху, из которой мы должны пригласить гостя, а секундная сообщает номер дома. Остальное выбирается, к сожалению, методом тыка волшебной палочкой. Погрешность настолько высока, что мы уже три месяца не можем завести Настенные Часы Уюта. Сегодня решается судьба кофейни, если и на этот раз Часы не пойдут, мы потеряем лицензию на Уют, и кофейню закроют.
Молфея горестно вздохнула:
– Впрочем, в субботние розово-фиолетовые сумерки говорить о заботах – верх неприличия.
В подтверждение правдивости ее слов из сада раздался храп домашнего животного, объевшегося пломбиром с шоколадной крошкой.
– Кто-то из вас, не подозревая, обладает ценным знанием, сказочной историей, которая сможет завести волшебные Часы. У нас есть завсегдатаи, – Молфея улыбнулась добродушному рыжему папе, и кивнула таинственной Мадам. – Кто из вас, дорогие гости, первым начнет повествование?
Рыжий папа откашлялся, с сожалением отодвигая подальше, к беленькой маме, надкушенный круассан с фисташковым кремом:
СКАЗКА, – облизнувшись, торжественно объявил рыжий папа, – ИРЛАНДСКАЯ, народная,
– Которая случилась с нами давным-давно, – уточнила белобрысая мама.
– Мы так хорошо ее помним, будто она случилась только вчера, – закивал рыжий сын.
– Хотя нас с братом тогда на свете еще не было, – добавила рыжая дочь.
– Хррр… пфууу… – морально поддержал из сада родную семью зеленый домашний дракон.
– Не перебивайте отца, – с набитым ртом строго сказала белобрысая мама, спешно доедая брошенный на произвол судьбы круассан с фисташковым кремом.
***

Продолжение следует завтраком, шер ами Крок, твоя Люси убежала! Спасибо и приятного дня и вечера!
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:07 | Сообщение # 37
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Ну что, дорогой Зелёный Крок, настоящая Сладкая Сказочница стала постоянной посетительницей твоего суши-бара. Какие ароматы вкусные с собой приносит! Чем ответишь? Придётся осваивать новые блюда.
- А вот что я подам Люси на завтрак! И даже с рецептом
Прикрепления: 2323737.jpg(86.8 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 04 Янв 2015, 16:59
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:10 | Сообщение # 38
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- И ещё шоколадное бламанже!
Прикрепления: 1584542.jpg(7.0 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:11
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:13 | Сообщение # 39
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- И кофе латте Вдохновительное!
Прикрепления: 3747914.jpg(6.7 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:14
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 00:20 | Сообщение # 40
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- А чем ты порадуешь?
- Чем? Чем же порадовать-то?! А давай-ка мы устроим в Сказочной Стране фейерверк, грандиозный, красивый-прекрасивейший! И пусть эти небесные огни вдохновляют нашу любимую Волшебницу Слова на новые страничку истории Трёх Кофей!

 
lucyforrer Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 11:36 | Сообщение # 41
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 393
Награды: 22
Репутация: 34
Доброе, сладкое утро, Зелёный Друг! Несказанно порадовал ты свою посетительницу. Напилась вдохновительного кофе, умяла два сорта бламанже и налюбовалась салютом. Теперь мы с тобой будем пасьянс раскладывать и слушать продолжение!

КОФЕЙНАЯ СКАЗКА - ТРИ КОФЕИ (продолжение второе)

Рыжий папа откашлялся, с сожалением отодвигая подальше, к беленькой маме, надкушенный круассан с фисташковым кремом:
СКАЗКА, – облизнувшись, торжественно объявил рыжий папа, – ИРЛАНДСКАЯ, народная,
– Которая случилась с нами давным-давно, – уточнила белобрысая мама.
– Мы так хорошо ее помним, будто она случилась только вчера, – закивал рыжий сын.
– Хотя нас с братом тогда на свете еще не было, – добавила рыжая дочь.
– Хррр… пфууу… – морально поддержал из сада родную семью зеленый домашний дракон.
– Не перебивайте отца, – с набитым ртом строго сказала белобрысая мама, спешно доедая брошенный на произвол судьбы круассан с фисташковым кремом.

Ох уж этот Эттин


Жила-была на свете вдова, возделывала она с утра до вечера клочок земли, да и тот не свой, а соседа. Кроме овощей, вдова безуспешно растила ему двух сыновей. Хотя старший получился умным детиной, весь в соседа, растить мальчика было трудно, он постоянно рос сорняком где-то на улице в подворотне. Младший сиднем сидел дома тридцать три года, но оказался дураком, поэтому растить его тоже было не сахар. У вдовы были предположения, в кого младший сын уродился, но она тактично помалкивала.
Долго думала вдова как сделать, чтобы дети поскорее стали самостоятельными, и решила отправить их счастье искать. Набор счастья в те времена был ограничен суровой, примитивной жизнью: резвый конь, постоянно колющееся или режущееся оружие, мешок золота, обаятельная принцесса и полкоролевства в придачу. Правда даже такого немудреного набора на всех не хватало, приходилось счастье постоянно у кого-то отбирать, чтобы достойно пользоваться.

Стала собирать вдова старшего сына в дорогу:
– Испеку, сынок, я тебе лепешку, сходи к колодцу, принеси водицы, сколько донесешь, такой величины лепешка и получится.
А сама ему кувшин треснувший в руки сунула. Мол, если приучать ребенка к жизненным трудностям, то сразу и наверняка.
Пошёл к колодцу старший сын, набрал воды, а по дороге почти вся вода из кувшина вытекла, какие капли ладошкой удержал, те и остались, так что лепешка получилась совсем маленькой. Но матери показалось, что ребенок недостаточно осознал прелесть свободной, вольготной жизни, поэтому она постаралась усугубить ситуацию, спросив на прощанье:
– Сынок, может, возьмешь половину лепешки с моим благословением впридачу? А к целой лепешке в нагрузку даю только своё проклятие.
Старший сын подумал: дорога длинная, лепешка маленькая, а материнское проклятие аппетита не испортит:
– Давай, – говорит, – маменька, целую с проклятием, и я пошёл.

Мать дала сыну целую лепёшку и, раз пообещала, то прокляла. Старший брат загрустил, все-таки в глубине души он надеялся на лучший исход из дома, отозвал в сторону младшего брата, отдал ему нож и попросил бережно хранить любимый столовый прибор:
– Каждое утро, как соберёшься кофе пить да овсянку есть, да хлеб маслом намазывать, погляди сначала на нож. Если клинок чистый, то я жив-здоров, можешь и дальше хлеб маслом мазать, а если столовый прибор вымыл, насухо вытер, а клинок все равно заржавел, значит, я попал в беду.
Отправился старший сын счастья искать. Шёл он весь день, и еще день, к концу третьего дня увидел пастуха, который пас стадо овец, напевая веселую, народную ирландскую песенку:

Свирепый Эттин, рыжий Эттин,
Эттин из Ирландии,
Похитил как-то дочь Малколма,
Короля Шотландии.
Он бил ее, терзал ее,
Завязывал узлом,
И каждый день порол ее
Серебряным жгутом.
И не страшится он людей,
Безжалостный злодей.
А тот герой, от чьей руки
Злодея гибель ждет,
На свет не родился пока
И долго не придет.


Старший сын подивился песенке, забыл её, как страшный сон, и отправился дальше. Вдруг видит – на невысоком холме стоит роскошный замок, а перед замком пасется диковинный зеленый хищник о трёх головах. Испугался старший сын, юркнул от страха в первую попавшуюся дверь. Идет по залам, фрески Микеланджело, купленные хозяином на распродаже, рассматривает, слышит:
– Бахилы, мил человек, лежат в плетеной корзиночке в левом уголке залы №96. Не поленись, наклонись, сынок, надень бахилы-то, пол загваздаешь, хозяин придет, ругаться будет, по шее накостыляет. Руками ничего в Замке-музее не трогай, худо будет, пятна жирные от лепешки пятновыводителем оттирать придется. А я старенькая, мне легкая тряпочка тяжелой ношей кажется.
Смотрит старший сын – на бархатном королевском стуле всякого Якова от Первого до Пятого, сидит древняя, жалкая старушка.

В упор не увидел старший сын бабушку, от бахил гордо отрёкся, вот еще модельную обувку портить, ошалев от самостоятельности и свободы, все коллекционные экземпляры фарфора в столовой обсмотрел, руками обхватал, кофейник ценный локтем задел, на пол уронил, разбил вдребезги, на всех диванах-кроватях повалялся, в занавеску из тончайшего батиста сморкнулся, на книжках отпечатки пальцев отставил, на дверце шкафа красного дерева гвоздём нацарапал: «здесь был Старший Сын». Ничего не сказала старушка, тяжело вздохнула, глаза закрыла на безобразия и задремала. Хотел старший сын на цыпочках незаметно из замка уйти, да ужасного трёхголового змея побоялся. Как услышал тяжелую поступь Хозяина, под диван спрятался и нервно затих.
Вернулся свирепый Эттин, рыжий Эттин со зверской охоты, оглядел любимый диван в розочку, сморщился, надпись на испорченном шкафу красного дерева изучил, скривился, материальный и моральный ущерб от разбитого кофейника оценил по достоинству, грязными книжками полюбовался, расстроился и завопил нечеловеческим голосом:
– Кто лежал на моем диване, аж розочки позавяли? Кто на мой шкаф косо смотрел, записку на дверце оставил для потомков? Кто кофейник моей прапрабабушки кокнул, осколки в помойку не смёл? «Книжки с историей» в фамильной библиотеке понаделал?
– Старушка! – бодро отозвался из-под дивана старший сын, – она, горемычная, устала, на диван прилегла, розочки придавила, фарфор вытирала, кофейник сослепу раскокала, книжки листала немытыми руками, загваздала.
– А надпись гвоздём нацарапала тоже она? – живо поинтересовался, вставая на четвереньки и заглядывая под диван, свирепый Эттин.
– Ну да! Подозрение отвести, мою репутацию замарать, – уверенно пискнул из-под диванных недр старший сын.
– Обознатушки, перепрятушки! – весело констатировал свирепый Эттин, – Мой дом – мою крепость зодчий без единого гвоздя строил! Гвоздь занёс явно посторонний! Вылезай из-под дивана и выходи на смертный бой, подлый обманщик, – заскрежетал зубами Хозяин, пытаясь словить за пятку наглого молодого человека. Вдовий Старший Сын брыкался и отбрехивался. Пришлось свирепому Эттину идти за шваброй. Выуживая молодого человека из-под дивана, чтобы с ним, наконец-то, поближе познакомиться, Эттин так напугал молодца, что тот впал в глубокую кому и замер, намертво вцепившись в дальнюю ножку дивана.
Наутро младший брат достал нож, чтобы масло намазать, бутерброд с ирландским сыром на скорую руку сделать, взглянул на столовый прибор и опечалился – весь клинок побурел от ржавчины. Тогда понял он, что пора и ему отправляться в путь-дорогу, брата спасать.
Мать нежно любила обоих сыновей, поэтому перед уходом младшего начала его тоже воспитывать и приучать к самостоятельности. Попросила сына взять треснувший кувшин и сходить к колодцу за водой – под уважительным предлогом: тесто замесить, лепешку в дорогу испечь. Младший сын набрал воду в кувшин, понёс – глядит, а башмаки промокли, смекнул юноша, что дождя-то нет, оглядел внимательно сосуд, глиной трещину замазал, домой принес столько воды, что хватило на большую лепешку. Но ехидная мать не успокоилась и затянула обычную песню о лепешке, пол-лепешке, своем проклятье и благословении. Сын решил, что с материнским благословением в дороге спокойнее и выбрал половину лепешки.

Отправился младший сын в путь-дорогу брата искать. Шёл он весь день и еще день, к концу третьего дня увидел пастуха, который пас стадо овец, напевая веселую, народную ирландскую песенку:

Свирепый Эттин, рыжий Эттин,
Эттин из Ирландии,
Похитил как-то дочь Малколма,
Короля Шотландии.
Он бил ее, терзал ее,
Завязывал узлом,
И каждый день порол ее
Серебряным жгутом.
И не страшится он людей,
Безжалостный злодей.
Но пробил час на этот раз,
И смерть его близка,
Ты здесь, герой, передо мной,
Тверда твоя рука!


Младший брат подивился песенке, выучил её наизусть и пошёл дальше. Вдруг видит – на невысоком холме стоит роскошный замок, а перед замком пасется диковинный зеленый хищник о трёх головах. Подошёл бесстрашный юноша к чудищу, дорогу спросить, про брата выведать, лепешкой угостить.
– Проходил тут один странный парень, весь из себя сначала в задумчивости самостоятельный, а потом уже резво самобегательный, когда я на него пристально посмотрел долгим взглядом в шесть глаз, – созналось трёхголовое животное. – А я на него смотрел со значением, мол, поделись лепешкой, Брат. Кто же мог предположить, что молодец окажется таким пужливым? Твой брат, говоришь? То-то я смотрю, у вас разрез ноздрей похож. Он вон в ту дверь юркнул, а дальше о его судьбе мне ничего неизвестно. У нашего Хозяина рыжего Эттина, знаешь какая дурная репутация в народе? Народной музыкой увлекаешься? Он его, небось, бил-бил, терзал-терзал, завязывал узлом, потом серебряным жгутом отпорол по попе и сожрал все что осталось от бедняги, не подавился, разбойник, – с уважением добавил зелёный дракон, смачно дожёвывая кусок вкусной лепешки.
Поблагодарил младший сын чудище за подробный рассказ и пошёл в замок с рыжим Эттиным отношения выяснять. Идет по залам, фрески Микеланджело, купленные хозяином на распродаже, не рассматривает, косточки брата по углам ищет. В зале №96 обнаружил в углу в плетеной корзиночке бахилы небесного цвета, не поленился, наклонился, надел, чтобы пол не загваздать, руки за спину спрятав, в каждую супницу-селедочницу из коллекционного фарфора в столовой заглянул, засучил рукава, от кофейника осколки собрал, в помойку кинул, на всех диванах-кроватях розочки оправил, занавески из тончайшего батиста ногтем пошкрябал, гадость всякую сковырнул, не побрезговал, дверцу шкафа красного дерева отполировал, последние воспоминания о родном брате стирая, испоганенные книжки аккуратно поставил на полочку в фамильной библиотеке, чтобы лишь гламурными корешками взор ублажали. Смотрит младший сын: на бархатном королевском стуле всякого Якова, от Первого до Пятого, сидит древняя старушка и светится от удовольствия, весь мрачный замок внутренним светом освещает.
– Вот тебе, мил человек, за то, что помог старушке в Замке-музее прибраться, волшебная палочка, очень хорошо в борьбе с лохматой шваброй рыжего Эттина помогает.
Вернулся свирепый Эттин, рыжий Эттин со зверской охоты, оглядел любимый диван в розочку, расцвел, надпись на испорченном шкафу красного дерева не обнаружил, умилился, в помойку заглянул, а помойку уже кто-то вынес долой из замка, корешками на книжной полочке полюбовался, обрадовался и завопил нечеловеческим голосом:
– Кто розочки на моем диване расправил, аж все расцвели? Кто на мой шкаф косо смотрел, надпись неприличную стёр? Кто осколки от кофейника моей прапрабабушки в помойку смёл, на помойку вынес? «Книжки с историей» в фамильной библиотеке спрятал, чтобы глаза мои на них не глядели? Кто в доме Хозяин, в конце концов?
– Конечно ты Хозяин! – бодро отозвался младший сын со средины парадной залы. – Но зачем моего брата сожрал, людоед проклятый из-за букинистики, душегуб подлый из-за шкафа красного дерева, живодер мерзкий из-за антикварного кофейника?
– Вовсе я не людоед, – обиделся свирепый Эттин, – я ирландский суп с геркулесом и луком-пореем люблю на первое, жаркое крестьянское из баранины с зеленью на второе, а на десерт лепешки дрожжевые, сахарной пудрой обсыпанные. Твоему брату я хотел высокооплачиваемую работу по уборке территории и кормлению домашнего дракона предложить, а он в кому под диваном бухнулся, никакими заклинаниями, никакой шваброй не достанешь, к делу не пристроишь.
– Эх ты, кто же так зверски, шваброй, к хорошему делу пристраивает? Нужно ласково, виртуозно, волшебной палочкой.
Взмахнул младший сын волшебной палочкой, ударил по диванным подушкам, пух и перья белоснежные полетели, музыка полилась удивительная, завораживающая. Вышел из комы старший сын, глаза открыл, свои старые, поношенные ботинки рядом с диваном узрел (испокон веков повелось, младшие в Ирландии всегда за старшими вещи донашивают), вылез из-под дивана, давай брата обнимать-целовать, прощения у свирепого Эттина просить. Разделил младший сын то, что осталось от половины большой лепешки на четыре части, голодных в замке накормил, а рыжий Эттин ирландское пиво из погреба притащил, всех сытых напоил. Старушку спать уложили на диван в розочку и стали по-мужски на троих беседу вести.
Вдруг зарыдал свирепый Эттин, крупные слезы на скатерть падают, рыжую шевелюру клочьями вырывает, на пол бросает.
– Полюбил, – говорит, – я дочь Малколма, короля Шотландии. Украл её по глупости и недоразумению, худенькая она, думал, на моих харчах подобреет, свежим воздухом в саду подышит, здоровья наберется, с драконом познакомится, он у меня славный, в холода замок обогревает, барбекю летом жарит. Глядишь, заботой, вниманием окружу, подарков надарю, она замуж за меня пойдет. Сама ведь уговаривала её выкрасть, в родительском замке скучно было. А теперь, наверное, пожалела, сплетни разные про меня голубиной почтой распускает, на улице стыдно показаться, людям в глаза смотреть.

– А ты её отпусти на все четыре стороны, – посоветовал младший брат, – пусть к родителям назад катится.
– Не могу, характер у меня буйный, горячий, с неразделенной любви стольких красавиц наворовал, в замке заточил, навеки свою репутацию хорошего семьянина подпортил, не отдаст теперь король Шотландии за меня дочку, а без неё мне жизнь не мила. Однолюбом родился – однолюбом помру в страшных мучениях.
– Слезами горю не поможешь, и так красотой не отличаешься, а если еще хоть один клок волос вырвешь, то совсем лысым станешь, пойдем твоих пленниц вызволять, тебя выручать, перевоспитывать.
Отвел свирепый Эттин юношей в подземелье, а там пир горой, пленницы веселятся, танцуют при свечах, барбекю доедают, драконом приготовленное, требуют десертные лепешки подавать.

Лишь одна сидит в уголке, пригорюнившись, не есть, не пьет, худющая, кожа, да кости, на соперниц злобно поглядывает.
– Давай, – зашептал на ухо рыжему Эттину младший брат, – командуй, ты же в замке Хозяин. А я пока палочкой волшебной помашу, ишь какую грязь, да вонь развели в подземелье, прынцессы.
– Ээээ… вы того, девушки, – свирепо объявил почти лысый Эттин, – идите по домам, уже поздно, родители волнуются, вам замуж пора. Вы же в курсе моей дурной репутации? Ресторан ирландской кухни «Подземелье» закрывается на замок. Деньги у меня закончились, кормить-поить вас в счет заведения больше не могу.
Принцесс, что начали было канючить, губки обиженно дуть, как ветром сдуло. Осталась только та, что в уголке сидела, худела. С каждой испарившейся принцессой она все хорошела и хорошела, все поправлялась и поправлялась, все расцветала и расцветала. Лишь последняя невинная жертва исчезла за воротами замка, в углу осталась сидеть пухленькая, белобрысая красавица, дочь Малкорма, короля Шотландии и влюблено смотрела на почти лысого, свирепого Эттина…

***

– Чудовище мое, ненаглядное, ты зачем мой круассан с фисташковым кремом надкусил? – нежно спросила белобрысая мама рыжего папу. Рыжий папа замолк и виновато потупился.
– А волосы у папы быстро отросли, когда мама стала его детским шампунем «Ромашка» без слёз мыть – успокоил встревоженную публику рыжий сын.
– Но папа все равно остался свирепым. Знаете, как брата лохматой шваброй по замку гоняет, когда он меня, бедняжку, обижает, – добавила гордо рыжая сестра, незаметно ткнув острым пальчиком брату под ребро, – папа у нас ХОЗЯИН!
– Лучших друзей у него двое: Старший и Младший. Юноши тоже хороших принцесс себе в жены взяли, королевскими семьями теперь дружим, – закончила народную ирландскую сказку мама.
– Правда, любовь моя, ты по-прежнему сплетни среди молодых девок распускаешь, мол, и бью я их, и терзаю, и узлом завязываю, и ежедневно порю их серебряным жгутом, и не страшусь я людей, безжалостный злодей. Стыдно, милая, уже дети подрастают, а ты все ревнуешь, боишься, что я ресторан «Подземелье» открою, буду там принцесс бесплатно кормить-поить-веселить, семью разорять, наших детей обездоливать, – пожурил белобрысую красавицу рыжий Эттин.

– Хррр… пфууу… – подтвердил из сада, что опасения королевы Шотландии явно излишни, и распускание гнусных сплетен не приличествует её сану замужней женщины-матери, зеленый домашний дракон.
***

В кофейне повисло долгое, напряженное молчание, две хозяйки и гости, запрокинув головы, проверяли какое неизгладимое впечатление произвела сказочная история на волшебные Часы Уюта. Часы, почувствовав легкий дискомфорт от пристального внимания публики, громко и мелодично пробили семь раз, из вежливости. Потом дернулись по часовой стрелке и красноречиво замерли на рисунке улитки, ползущей по склону Фудзи. Молфея горестно вздохнула: «Ваше Величество, Эттин Свирепый, ваша правдивая сказка, несомненно, заслуживает двойной порции взбитых сливок в чарующем мороженом Банана Сплит, но Часы упрямо зовут нас продолжить путешествие, более того, они диктуют нам свои условия. Не сочтите за труд, Кицунэ-сан и Фудо-сан, порадуйте нас своей сказочной историей, так велят Настенные Часы Уюта». Молфея с надеждой и мольбой посмотрела в сторону столика №1, где сидела пожилая японская пара.

Пасьянс раскладывал Дмитрий Непомнящий.
«Уехавший рыцарь» Марины Пузыренко


Милый Хозяин суши-бара, до завтра! Нежный привет Хозяйке Крокодолии.


Сообщение отредактировал lucyforrer - Воскресенье, 19 Янв 2014, 11:37
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:01 | Сообщение # 42
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Дорогая Люси и любезный Зелёный Крок, с берегов моей страны я принесла для вас Волшебный Цветок. И хотя вы не знаете языка, на котором поёт Нежноголосая Королева Песни и Маленький Принц Шуринс, думаю, вы всё поймёте
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:11 | Сообщение # 43
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- А теперь ты, Зелёный Крок, что скажешь?
- Ух! Красиво, можно запускать фонарики счастья. Вот только...
- Что такое?
- Смотри, что нацарапано на том столе.
- Гы-гы-гы. Это что такое?
- Да крокодонты! Быстро учатся плохому. Сказку прочитали. "Здесь был Старший Брат". Ну, "Здесь был Старший Крокодонт" - это они не смогли, но нацарапали-таки, то, что могут...
- Чего ты их пустил?!
- Они незаметно проскользнули.
- Ха-ха, шутишь? Знаем, какие они незаметные. Ладно, мордочка виноватая, угощай Гостью-на поучительные-сказки-затейную

Прикрепления: 3478985.jpg(6.0 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:13
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:20 | Сообщение # 44
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Вот, прямо из Ирландии - Сырная Тарелка!
Прикрепления: 3002954.jpg(33.3 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:21
 
Донина_Галина Дата: Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:25 | Сообщение # 45
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- И чай Друзейзазывательный. Ой, чувствую, нагрянут к Люси гости - люди добрые, и будет пир горой!
- Что-то ты стал уже к предсказаниям склонный. Вот интересно, сбудется или нет? Мы потом у Люси спросим wink

Прикрепления: 2511335.jpg(11.2 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Воскресенье, 19 Янв 2014, 23:26
 
lucyforrer Дата: Понедельник, 20 Янв 2014, 13:46 | Сообщение # 46
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 393
Награды: 22
Репутация: 34
Я смотрю, дорогой Крок, у тебя в суши-баре на всех языках поют-танцуют! А сыр какой зелёный, мой любимый цвет, чем-то твой напоминает. Вах, нет, лучше, вау!
Да и к предсказаниям ты очень даже склонен, но, правда, это не ко мне придут гости, а к тебе, что, в принципе, одно и то же, только мне забот меньше, так что волшебный друзейзазывательный очень даже пригодится.
Я тебя ещё не утомила своими сказками? Если нет, то тогда торжественный выход японской сказки для твоего суши-бара.

КОФЕЙНАЯ СКАЗКА - ТРИ КОФЕИ
(продолжение третье - чайная церемония)

В кофейне повисло долгое, напряженное молчание, две хозяйки и гости, запрокинув головы, проверяли какое неизгладимое впечатление произвела сказочная история на волшебные Часы Уюта. Часы, почувствовав легкий дискомфорт от пристального внимания публики, громко и мелодично пробили семь раз, из вежливости. Потом дернулись по часовой стрелке и красноречиво замерли на рисунке улитки, ползущей по склону Фудзи.
Молфея горестно вздохнула: «Ваше Величество, Эттин Свирепый, ваша правдивая сказка, несомненно, заслуживает двойной порции взбитых сливок в чарующем мороженом Банана Сплит, но Часы упрямо зовут нас продолжить путешествие, более того они диктуют свои условия. Не сочтите за труд, Кицунэ-сан и Фудо-сан, порадуйте нас своей сказочной историей, так велят Настенные Часы Уюта». Молфея с надеждой и мольбой посмотрела в сторону столика №1, где сидела пожилая японская пара.
Старушка выпрямилась, став на целую голову выше мужа, открыла ридикюль, вынула зеркальце, не спеша обновила белый макияж всего лица, погрузила руку куда-то глубоко в складки шелкового кимоно, достала горсть канасаси – заколок в виде маленьких стилетов и стала их двумя пальчиками аккуратно втыкать в высокую причёску.
– Дорогая, может не надо настолько тщательно готовиться к выступлению? – обеспокоенно поинтересовался старичок-японец, заботливо поправляя в причудливых сплетениях седых локонов жены двадцатисантиметровые заколки – метательные ножи японских самураев.
– Надо, Фудо, надо! Выступление всегда сопряжено с определенной долей риска. Помнишь, как я блистательно выступала в Цусимском сражении? Именно тогда я осознала: решающее значение имеет большая скорость линейных кораблей эскадренного боя, равно как и единство этой скорости для всех кораблей эскадры, а наибольшее преимущество получают корабли с крупнокалиберными орудиями с большой дальностью стрельбы. Разве не так, милый? – кокетливо поинтересовалась старушка.
– Дорогая, не будем надоедать людям твоими военными действиями, – остудил боевой пыл супруги пожилой японец, – здесь русский, сказочное поражение его компатриотов при Цусиме может вогнать мальчика в меланхолию, и потом, где это видано, чтобы Настенные Часы Уюта завелись под свист пуль и стилетов, повествуй лучше что-нибудь из мирной жизни. Неужели у нас с тобой мирных дней за столько лет супружества не было?
Японка задумалась, поменяла расцветку кимоно с яркого пурпура в чёрных драконах на зеленую в павлинах, притушила огонь в глазах и покорно сложила сухонькие, узловатые ручки на столике:
– Ты прав, дорогой, расскажу я, пожалуй, японскую народную сказку

Большой праздник Белого Лиса


Давным-давно в местечке Нагаивая, что в префектуре Ойта на острове Кюсю, жила-была старушка. Звали ее Кумико-сан. Старушонка была ветхой, в чём душа держалась, ей бы на тростниковой циновке татами лежать, медитировать, тихо и уединённо впадая в состояние дзен, так нет, она страсть как шумные праздники любила. Услышит, кто-то, где-то, что-то собирается праздновать, подол кимоно в кулачок, бамбуковые палочки за уши, сухонькие ручки в слабенькие ножки – и побежала, только гэты стучат и шлёпают «тук-тук», «шлёп-шлёп».
В те далёкие времена у японских старушек было мало домашних развлечений, только внуки да сплетни соседок. А у нашей и внуков-то не случилось, одна радость – сплетни. Прибежит старушка в гости и сразу без лишних чайных церемоний за стол. Хозяйка только руками всплеснет: взмахнет старушка бамбуковыми палочками с криком «Банзай!», что означает «Долгой жизни и счастья всем гостям!», – тазика тэндона, риса с овощами и креветками, кастрюльки яичного супа с красной икрой, горшка нику-дзага, мяса с картошкой, как не бывало, старушка за милую душу тремя зубами мудрости, других у Кумико-сан не осталось, всё умяла. Хозяйка в ужасе бежит готовить на скорую руку хотя бы суши на пятьдесят пять голодных персон, не считая старушки, тащит из кухни огромный поднос, опять «Банзай!» – и суши вёсла. Хозяйка в изнеможении на циновку опустится, пот со лба вытирает, мучительно думая, чем и как гостей исхитриться накормить. А из кухни уже слышится в третий раз, как положено по японским правилам вежливости, «Банзай!» – и можно хозяйке с циновки уже не вставать и дальше не церемониться, а переходить сразу к пище духовной, ну там, к Кабуки, к шахматам или к хайкусложению, потому что два традиционных японских сливовых пирога с кухни, как буйвол языком слизал. Держала старушка весь остров Кюсю в страхе и трепете, не отказываться же из-за маленькой, сухонькой, но прожорливой старушки от праздников. Каждая семья считала, уж она-то обязательно сохранит очередные свадьбу, именины, рождение ребёнка и «любование сакурой» ханами в тайне. Да, куда там, у любого добропорядочного семейства, где хорошо кормят, всегда есть тайные завистники, обязательно сообщат старушке на ушко о готовящемся радостном событии, особенно стараются пострадавшие. А прогнать старушку или слово какое грубое сказать – ни-ни, во-первых, старость японцы уважают, во-вторых, старушка была милой и вежливой, а в третьих, прошёл слух, что Кумико-сан из рода Аматэрасу Омиками, богини солнца, что, согласитесь, накладывает отпечаток на соседские взаимоотношения, вдруг старушка обидится, спрячется в гроте, погрузив Вселенную во мрак, на одних бумажных фонариках разоришься.

Поэтому жители острова Кюсю смирились с неизбежной старушкой, но устраивали всё меньше и меньше праздников, жили всё безрадостнее и безрадостнее. Кумико-сан тоже приуныла, скучно стало в местечке Нагаивая.
Но однажды отказала местному самураю красавица Акеми из деревни на побережье Матама и тут же скоропостижно собралась замуж за другого с острова Сиккоку. Приезжий только посмеялся, услышав про необычную старушку: «Сиккоку, сиккоку она ест?», и решил отгрохать пышную свадьбу на зависть всем японским островам. А местный самурай расстроился, разобиделся и отправился к Кумико-сан пожаловаться на тяжёлую судьбу, разбитое сердце и чужую свадьбу своей девушки через два дня. Старушка, как могла, его успокоила, мол, непременно пойдёт на праздник и постарается как можно больше съесть, отговорив девушку от поспешного, необдуманного решения. На следующий день ранним утром Кумико-сан засобиралась в дорогу, ведь путь неблизкий, лесом, через горный перевал. Но нужно было: то зонтик найти, вдруг снег пойдёт, то гэты в порядок привести, чтобы стучали и шлёпали правильно «тук-тук», «шлёп-шлёп», то парадное кимоно заштопать, в нём большая дырка обнаружилась, моль не доела, то соломенную шляпку у соседки одолжить, жаркое солнце голову печёт.
Собирали старушку всей деревней на нервах, все-таки старой японке одной через горный перевал идти опасно, а тут ещё и солнце стало садиться, отговаривали, как могли:
– Кумико-сан, переночуй, а утром в путь двинешься, время позднее, пока до перевала дойдешь, совсем стемнеет.
Не послушалась старушка, очень ей хотелось на свадьбу попасть вовремя, повеселиться вдоволь, да и местного самурая жалко было лишать последней надежды:
– Дорогу в лесу я хорошо знаю. Ночь сегодня лунная, ничего со мной не случится.
И отправилась старушка в путь.

А дорога в лесу крутая всё вверх и вверх бежит. Наконец добралась Кумико-сан до перевала Сиромару, присела на камушек отдохнуть, вдруг слышит – забили где-то рядом праздничные барабаны.
– Ой, – удивилась Кумико-сан, – откуда в таком глухом месте праздничная процессия? Не иначе как храм новый построили, меня не предупредили, безобразники.
Забилось у неё сердце – вот-вот из груди выпрыгнет, вскочила старушонка и по тропинке навстречу барабанам побежала, откуда силы в тщедушном тельце взялись, «тук-тук», «шлёп-шлёп». Видит: навстречу ей люди идут весёлые, нарядные, в руках бумажные фонарики держат, дорогу себе освещают.
– Скажите, куда вы спешите? – стала спрашивать старушка. – Верно тут поблизости праздник намечается со щедрым угощением?
– Неужели ты, бабушка, ничего не знаешь? – удивились люди. – Сегодня на перевале большое представление, а угощения будет столько, что тебе и не снилось. Белый Лис, хозяин перевала, жену себе выбирает, лучших девушек-победительниц конкурсов красоты со всех островов пригласил на заключительный тур. Мисс Хоккайдо, Мисс Кюсю, Мисс Хонсю, Мисс Сиккоку, Мисс Небольшие острова, Мисс Дайкон, остров в озёрах, и Мисс Искусственные острова будут сражаться за высокое звание Миссис Горный Перевал Сиромару.
– Нужно обязательно попасть на представление, сытно поесть перед дальней дорогой, набраться сил и заодно поболеть за Мисс Кюсю, ведь я наверняка её знаю, только странно, что я пропустила конкурс красоты на своем родном острове, старею видно, – подумала старушка и оправилась «тук-тук», «шлёп-шлёп» за праздничной процессией.
Подошла она к большому дому. Деревянный ажурный фасад из необработанного камня скалы выступает, по чёрному дереву позолотой вьются изображения лисьей охоты, круглые окна разноцветной мозаикой блестят. Вошла Кумико-сан в дом, идёт по освещенной зале, богато украшенной резными шкафами, заставленной нецками слоновой кости: «Лис даёт петуха под трёхструнку сямисэн», «Лис спит, не беспокоить», «Лис пишет одной лапой письмо турецкому султану, другой своёй возлюбленной», «Лис считает овец», «Вороне, где-то Бог…». Старушка не успела прочитать все таблички с названиями, как оказалась с процессией во внутреннем дворике, где начиналось театральное представление. Очень грустную историю зрителям показывали. О том, как спасла воина-самурая белая лисица, а потом явилась к нему в облике юной красавицы.

Поженились самурай и девушка-лиса, родился у них мальчик. Только не могла лисица навсегда с людьми остаться. Настало время ей в лес возвращаться. И запела тогда она лебединую песнь о разлуке жалостливую-прежалостливую: «Ой, да не вечер, да не веечееер, мне лисе мало спалооось, мне лисе мало спалооось, ой, да во сне привиделооось…» И так жалобно поёт на сцене парнишка в образе девушки-лисы, что всё зрители слезами обливаются, ему подпевают, кто фальцетом тянет, кто самозабвенно басит, кто тенорком заливается. Какофонию устроили, хоть уши затыкай. Выбежал тут Белый Лис на сцену, вокруг шкуры серебристые искры рассыпаются, глаза зелёным огнём горят, по всему видно – гневается Правитель: «Гости дорогие! Вам что панда на уши наступил? Пусть лучше избранницы конкурсов красоты поют! Раз, два, три, начали!» И стал лапами дирижировать. Шесть тоненьких голосков в разнобой затянули: «Ой, да не вечер, да не вечееер, мне лисе мало спааалось…» И только один голосок тихо-тихо, рядом с Кумико-сан запричитал на фальшивой ноте: «Ой, горе мне, горе, я совсем пеееть не умею…» Глянула вниз старушка, а рядом с ней сидит чернобурка, слёзы её парадным кимоно, молью недоеденным, вытирает.
– Ты кто такая? – удивилась старушка – Будь любезна, оставь в покое моё парадное кимоно.
– Я, госпожа, Мисс Кюсю, победительница конкурса красоты среди лисиц острова. А оставить в покое кимоно не могу, чем я слёзы вытирать буду?
– Придётся выручать красавицу, – подумала старушка, – а то в мокром, заплаканном кимоно на свадьбу идти придётся, простужусь. К тому же Мисс Кюсю не чужая, нужно защищать честь родного острова.
И старушка бодро откликнулась вторым голосом:
– Налетели ветры злыыые, ой да с восточной стороны…
Белый Лис так и застыл с поднятой лапой, настолько хорош был тембр второго сопрано:
– Это кто у нас так поёт, что лапы от восторга сводит, заслушаться можно?
– Мисс Кюсю, господин, – громко закричала чернобурка из толпы, наконец-то оставив в покое многострадальное кимоно старушки. Все бурно зааплодировали.
Старушка и молодой актёр допели на два голоса жалостливую песню до конца, занавес упал, наступило время трапезы.
Стал Белый Лис гостей потчевать. Слуги гору королевского риса несут, сладкие лепёшки, кур в кисло-сладком соусе, сырую рыбу сасими, плавающую в аквариуме, головки сыра тридцати трёх сортов. Только старушка бамбуковые палочки из-за ушей достала, нацелилась, к особенно аппетитной курице потянулась, смотрит, опять её донимают, кимоно в лапах мнут, поливают обильно слезами.
– Госпожа, Белый Лис сказал, кто плохо ест, тот плохо работает. А у меня с детства аппетита не было, меня маменька насильно куриным бульоном кормила, я теперь дичь видеть не могу. И на кисло-сладкое у меня аллергия.
– Не убивайся ты так, голубушка, помогу я твоему горю, только отпусти моё кимоно, оно после моли истончилось, вот-вот порвётся.
«Банзай!» крикнула старушка – и горы риса, сладких лепёшек, кур в кисло-сладком соусе, рыбы сасими и головок сыра тридцати трёх сортов, как не бывало. Когда слуги по третьему кругу пошли обносить гостей аквариумом, Хозяин изумился. Когда в шестой раз гору варёного риса насыпали, стал выяснять, какой гость так много может съесть коровьего и конского навоза без вреда для здоровья. Ведь известно, чем почуют в гостях у обманщиков кицунэ.
– Это кто у нас такой здоровый, что в шестой раз всё угощение съедает, с ног не валится, таблетки от диареи не требует, мне стенаниями не досаждает?
– Мисс Кюсю, господин, – закричала чернобурка, размахивая старушкиными бамбуковыми палочками. Все бурно зааплодировали.
– Ну что же, девушка, если ты ещё и настоящая кицунэ, быть тебе моей женой и хозяйкой Горного Перевала Сиромару. Лисицы – направо, люди – налево. Разойдись! – скомандовал Белый Лис.
Лисицы, которых в толпе под ногами и в складках кимоно не было видно, вдруг оказались в центре внимания. Лоснящиеся красавицы с пушистыми хвостами: ярко рыжая, чёрная, шоколадная, золотая, серая, лисица-огнёвка и любительница плакать в старушкино кимоно чернобурка. Белый Лис хлопнул в лапы и с балкона на лисиц спрыгнул с веселым лаем жизнерадостный, но полный собственного достоинства, японский хин. Лисицы пустились наутёк, стараясь затеряться в людской толпе и, если повезёт, то в складках кимоно. Пёс за ними ринулся в толпу.
– Смелые девушки попались, – усмехнулся Белый Лис, – маленькой собачонки испугались. А теперь: Люди – ко мне, лисицы – сидеть! Харакири двадцатью когтями тому, кто в складках кимоно лисицу спрячет. Собачку уберите, а то невесты сидят, трясутся, вот-вот опять стрекача дадут, лови их потом по всему перевалу. Так, так, а кто это у нас гэты от ужаса потерял и штопаное парадное кимоно?
– Я, господин! – пискнул белый лисёнок и зарылся в складки старого шёлкового кимоно, один кончик носа и усы остались торчать наружу.
– Оё-ёй, не подходите, господин Белый Лис, я голая, я стесняюсь, а собак я с детства боюсь. Так у нас в деревнях этих тварей не держат, мне с ними нос к носу сталкиваться не приходилось. А тут ваше чудовище кааак на меня прыгнет, кааак у меня душа в пятки уёдет…
– Тонкий нюх и внутренний голос мне подсказывают, что это ты тут сладко пела и ела навоз за семерых. – сказал Большой Белый Лис и строго посмотрел на чернобурку. – Вот я сейчас как выделаю чью-то наглую, хитрую, черно-бурую морду вместе со шкурой, мало не покажется.
Черно-бурой красавице ничего не оставалось, как покаяться во всех грехах и вымолить прощение.
– Жаль только, свадебная церемония откладывается, – грустно сообщил Белый Лис, вытаскивая за хвост из-под штопаного кимоно упирающегося всеми четырьмя лапами белого лисёнка и показывая его народу, – невеста слишком юна. Дождь, падающий среди ясного неба, ёмэири или «свадьба кицунэ» откладывается ненадолго, на триста лет, пока малышка хотя бы три хвоста не отрастит, ведь меня приличные ёкаи засмеют: «Взял в жёны столетнего ребёнка, позор на твою седую тысячелетнюю голову, девятихвостый». Но до чего же невеста хороша, до чего же хороша, настоящая кицунэ: одной со мной масти, поёт сладко, в еде непритязательна, собак боится, принимая от страха истинный облик, разгуливает в образе человека. Только придётся её многому научить: представать в образе юной красавицы, вселяться в чужие тела, выдыхать огонь, появляться в чужих снах, создавать сложные, почти неотличимые от реальности, иллюзии самостоятельно. Это для начала, а после юная Хозяйка Перевала Сиромару будет искривлять пространство и время, сводить людей с ума, принимать нечеловеческие, фантастические формы, например, превращаться в огромное дерево или сиять второй луной на небе.
А вы, неумёхи-лисицы, станете у моей Кумико-сан служанками. И чтобы ни один белый волосок с её нежной шкурки не упал! Циновки в доме буду проверять самолично!
Белый Лис аккуратно поставил лисёнка на землю и погладил по головке:
– Завтра быстренько сбегаем «тук-тук», «шлёп-шлёп» на побережье Матама, свадьбу портить не будем, красавицу Акеми отговаривать не будем, будем вести себя прилично, Малыш, как подобает мёбу, божественным лисам, найдём среди гостей подходящую партию для твоего деревенского самурая, ведь кицунэ обязаны сдерживать обещания, иначе их ждёт наказание – снижение ранга или уровня силы…
***

– Фудо-сан, не умею я небылицы рассказывать. Может всё-таки молодёжи наглядно показать тактику ближнего боя или виртуозный захват кораблей противника? – робко поинтересовалась старушка-японка у своего супруга, пытаясь незаметно стереть салфеткой со своего зелёного кимоно павлинов и вернуть одежде хотя бы одного чёрного дракона.
– Нет? Жаль. – Где, хозяюшки, после вагаси можно руки помыть? Я успею вернуться, пока до ваших Часов Уюта, как до верхушки сосны, сказка долетит.
Старушка вышла из-за столика и направилась в глубину зала «тук-тук», «шлёп-шлёп», из-под нежно-розовеющего на глазах кимоно в бабочках выглядывали и плавно покачивались в такт грациозной походке юной Кицунэ-сан пять белоснежных лисьих хвостов.

Рисунки японского художника Tadahiro Uesugi


Ой, я страшно опаздываю... в гости. Убежала, всего самого-самого вкусного, Зелёный Крок! Да, совсем забыла тебя предупредить, у тебя точно гости будут в скором времени, Наина Киевна решила в Крокодолии битву самурайских хокку устроить, так что готовь угощение. Ой, меня уже нет...


Сообщение отредактировал lucyforrer - Понедельник, 20 Янв 2014, 13:48
 
Донина_Галина Дата: Вторник, 21 Янв 2014, 00:34 | Сообщение # 47
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Цитата lucyforrer ()
«Лис пишет одной лапой письмо турецкому султану, другой своёй возлюбленной»

- А Зелёный Крок осваивает новый японский жанр: правой лапой пишет танка, левой - подаёт японское развлечение
- Давай танка вначале, однако!
- Пожалуйста:

"Тук-тук, шлёп-шлёп" - взобрался один крокодил на вершину горы
Фудзияма,
Корявая ветка хлестнула по морде его любопытной,
В глазах две звезды промелькнуло...
Увидел невежа таки, что Небо таило:
"Воздержанней будь и у моря сиди в ожидании рыбы, о суши не думай!"


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Вторник, 21 Янв 2014, 00:35
 
Донина_Галина Дата: Вторник, 21 Янв 2014, 00:38 | Сообщение # 48
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
- Дорогая Люси-сан, укладывайтесь на татами, впадайте в состояние дзен и слушайте настоящую японскую бамбуковую флейту!
 
Донина_Галина Дата: Вторник, 21 Янв 2014, 00:50 | Сообщение # 49
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Я суши тебе подаю,
А в душе моей - праздник:
Надеюсь, ещё ты придёшь!

Прикрепления: 4386471.jpg(65.8 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Вторник, 21 Янв 2014, 00:51
 
Донина_Галина Дата: Вторник, 21 Янв 2014, 00:56 | Сообщение # 50
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2776
Награды: 108
Репутация: 345
Один человек очень кофе любил зелёный,
Но больше ещё он ценил одного Крокодила
За то, что в гармонии с чашей тот был ароматнокофейной

Прикрепления: 4752343.jpg(6.2 Kb)


Сообщение отредактировал Донина_Галина - Вторник, 21 Янв 2014, 01:08
 
Литературный форум » Сказочная страна » Крокодолия » Суши-бар (Зелёного Крока)
Поиск: