[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Архивы конкурсов » Международный творческий фестиваль "СОЮЗНИКИ" » Проза » Константин Окунев
Константин Окунев
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Среда, 25.06.2014, 06:28 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6216
Награды:
66
Репутация: 20
Статус:
Логин автора: konstantin



-РАССКАЗ-
Жил я себе спокойно, пока не посетило меня вдохновение. Стали откуда то приходить в голову слова, да не по одному, а стаями. Как птицы перелетные. Только успею записать, а там следующая стая подлетает. И не кончаются. И никто их не распугает, никто не сидит на зорьке с ружьишком в скрадке. Набралось слов на целый рассказ. И такой он получился ловкий, такой гладкий. Когда читаешь, во рту перекатывается, как леденец, и сладость медовая разливается, и попадает не в желудок, а прямо в сердце. И так мой опус мне понравился, что переписал я его несколько раз каллиграфическим почерком, и решил:” Нужно, чтобы такой хороший рассказ услышали как можно больше людей. Пусть тоже со мной вместе порадуются, что бывают такие красивые слова, так чудно они ложатся на бумагу, сплетаются в предложения и веселят душу.” Пошел я к соседу и говорю:” Слушай, тут посетило меня вдохновение, и написал я кое-что интересное. Да так складно, что сам удивляюсь. Читаю, вроде почерк мой, а откуда слова такие взялись, не пойму?” И начал читать. Тот немного послушал, а потом говорит:” Ты знаешь, я ведь стихи пишу, вот сейчас тебе почитаю.” И достает три общих тетради, да по 96 листов каждая. Короче, через два часа отпустил меня, когда дым из ушей пошел. Но не от курева, не курили мы, а что- то там в голове приклинило, и по моему искры сыпались. Отошел немного, мысли прояснились, и снова думаю:” Надо кому то ещё прочитать. Грех такое произведение от людей прятать.” Смотрю, мимо другой сосед идет, я заманил его домой, усадил комфортно на диван, и говорю:” Хочу рассказ тебе хороший прочитать. Мне он очень нравится. Может ты тоже получишь удовольствие от соприкосновения с прекрасным.” Он расположился поудобнее, и сказал:” Слушаю.” А читаю я здорово, громко, с паузами, где надо, и четкой дикцией. Смотрю, сосед глаза прикрыл, внимает. Кончил повествование, а он голову поднял и говорит:” Ты меня извини, задремал я, что-то спал сегодня плохо. Но рассказ хороший, мне понравился. Только был бы он подлиннее, а так - здорово!” Ну конечно, не успел он разоспаться, а тут пора просыпаться. Но я не сдаюсь так просто. Сложил аккуратно тетрадочку, положил в карман, все равно кто- то оценит адекватно такое хорошее сочинение, можно сказать, крик души. Ведь не просто так оно появилось, а по вдохновению, по наитию свыше. Пошел я в магазин, а вот на ловца и зверь. Живет рядом с магазином “ чел” один. Зовут его Паша – Бандерлог. Никто не знает, почему его так зовут. По моему он сам это придумал. Но ему нравится, и ладно. А самое главное – у него есть свое мнение на все, своя точка зрения. А мне это, ох, как надо. Зашел я к нему, объяснил, в чем дело. Он говорит:” Читать я буду сам, мне так удобнее, и лучше вникну.” Он читает, а я слушаю и млею, так все складно и понятно, век бы слушал. Прочитал Паша, и вынес вердикт:” Мое мнение таково. Посмотри внимательно на текст. Это просто вести с полей: “Комбайнер Иван Сидоров намолотил 240 центнеров с гектара. А у тракториста Сидора Иванова сломался трактор” Ты просто констатируешь факты, а там живые люди. Они разговаривают, машут руками, думают о чем то, мечтают. Почитай классику, великих писателей. Живое всё. Спят усталые игрушки, книжки спят. Как могут устать или спать игрушки? А русские красавицы березы в белых сарафанах. Это кто столько сарафанов нашил? Вот это и есть талант. Аллегория, иносказание, тогда читать интересно. В произведении нужно показать случай, а не рассказать о нем. Читатель должен видеть сюжет, участвовать в нем, прожить его. А ведь он прав! И решил я написать рассказ для Паши-Бандерлога. “Комбайнер Иван Сидоров намолотил 240 центнеров с гектара. А у тракториста Сидора Иванова сломался трактор”. Так было написано в местной газете, а газета лежала на сиденье, и на ней сидел тот самый комбайнер Иван Сидоров. И газета эта жгла то место, которое на ней находилось. Прямо прижигала через джинсы. Потому что комбайнеру Ивану Сидорову очень не нравились эти строчки. –Ту, ту, ту намолотил 240 -Ту, ту, ту. Много он понимает, этот корреспондент. Приехал на десять минут с директором на “Волге,” постоял, посмотрел. Хлопнул дверцей, и был таков. А то, что у Сидора Иванова сломался трактор, разве его вина? Запчастей новых в гараже нет, снимают со старых агрегатов, лепят конфетку, и работай, как хочешь. А того не знает корреспондент, что они, Иван Сидоров, да Сидор Иванов служили вместе. И даже лучшими танкистами были в батальоне. Сначала смеялись нал ними, потешались даже над их именами да фамилиями. А что здесь такого, самые распространенные в России фамилии. Даже прозвище дали – Тезки. И всё ждали, когда появится третий, то есть Петров, а он так и не появился в их батальоне. Ну а потом, как освоились, да стали получать грамоты и благодарности от всего командования, вплоть до генералов, все остряки притихли. А то, что трактор у Сидора в тот раз заглох, не его вина. Солярку завезли паршивую, не успевали фильтры менять. И угораздило же напороться Сидору на этого хлыща-корреспондента. Комбайн работает один месяц в году, на уборочной, остальное время - стоит. Гусеничный трактор, тоже только на посевную нужен, да кое - где на пахоту. Не будешь держать роту комбайнеров, да роту трактористов. Вот у них и закреплены за каждым трактористом по 2-3 единицы техники. А Сидору комбайн не достался, да он и не стремился. Не нравится ему на комбайне. Иван рожь домолачивал, а Сидор на дальнем поле, пахал. Уборку они закончили в тот день, и всех их отправили в командировку. Соседям помочь, время не терпит. А поле осталось недопаханным, куда оно денется, чай не убежит. Сидор и не допахал, и в газету попал в неприглядном виде, так сказать. А сегодня их занарядили добить это поле, так управ и сказал:” Добить!” А у Сидора, возьми, да и приклинь подшипник на ходовой звездочке. Пощупали, посмотрели, Иван говорит:” Если соляркой поливать, да солидолу побольше набить, можно доработать. Но кто нас гонит, до деревни напрямую-полтора километра, иди за подшипником. Не дай Бог разобьет гнездо, звездочку нигде не найдешь. А я один справлюсь, считать некому, кто сколько вспахал. И волки будут целы, и овцы целы. В смысле трактор на ходу, и дело сделано. Вот как раз и Сидор пришел, принес подшипник. Иван остановился. ” Инструмент нужный весь есть? Ну ты справляйся, дело знакомое, помощь нужна будет, маши. А я допахивать буду, пять кругов осталось.” На последнем круге Иван заметил, что трактор Сидора стоит, как- то накренившись в сторону снятой гусеницы. “Упал с домкрата! А где Сидор?” Иван поднял плуг и резко газанул. Сидор лежал возле трактора, а его нога, неестественно выгнутая, была под корпусом заднего моста. Иван не стал искать домкрат в пахоте, нырнул в кабину, достал свой. Подложил обрезок доски, и стал лихорадочно качать монтажкой. Медленно, сантиметр за сантиметром, трактор стал отпускать ногу Сидора. Когда появился просвет, Иван отдернул обмякшее тело в сторону, и увидел лужу крови. “Нужно перетянуть вену , или артерию, короче, остановить кровь” – пронеслось в мозгу. Он схватил кожаный ремешок, которым заводят пускач и туго затянул на бедре Сидора. “Сейчас, сейчас”- повторял он, затаскивая того в кабину. Сидор открыл глаза –“ Вот и хорошо. Садись удобнее.” Иван отпустил сцепление, и перекрывая рев двигателя, запел:” Три танкиста, три веселых друга, экипаж машины боевой! Ничего, Сидор, повоюем!” Остановив рычащий трактор с плугом возле входа в больницу, Иван поднял всех на ноги. Побежали за Виктором Николаевичем, хирургом от Бога, благо жил он рядом. Занесли Сидора на носилках в приемный покой. А тут и Виктор Николаевич появился. Вычислив Ивана по масляным пятнам, он обратился к нему:” Молодой человек, прошу убрать это громкое и чадящее чудовище подальше. Здесь все - таки дом милосердия.” И он указал на трактор. Иван выскочил на улицу, открыл кабину, и глаза резануло сообщение:” Комбайнер Иван Сидоров намолотил 240 центнеров с гектара. А у тракториста Сидора Иванова сломался трактор.
ВРЕМЕНА ГОДА
Весна.В городе пиляттополя,спиливают верхушки и крупные боковые ветки.Тополя привыкли клюдям,доверяют им,не боятся их.Мужики суетятся,курят,матерятся,заводят громкуюпилу и вдруг- -ахх!-и половинытополя как не бывало,торчат одни обрубки.На срезах появляется сок,выступает каккровь.Дерево быть может хочет закричать,но не может, ведь у него нет рта.Толькопо стволу пробегает дрожь и уходит в землю.Мне кажется,я вижу как у него шевелятсякорни глубоко под землей.Как человек, когда ему очень больно, сучит ногами,таки тополь от боли и несправедливости может выразить свои чувства,так,незаметно. Ачто ему еще остается делать?

Июль-макушка лета.Поливаюкапусту,морковь,редис в дальнем углу сада,они требуют много воды.Вода вбочкахгреется,отстаивается.С ведром и лейкой туда-сюда,туда-сюда.На пути узабора три куста смородины,кажется,вытянулись в мою сторону,шевелятсяветки-руки,трепещут листочки-не забудь о нас,обрати внимание,мы тоже любимводу.Хожу мимо туда-сюда, и как подсолнухи за солнцем,так и кусты поворачиваютсявслед за мной туда-сюда.Ну хорошо,выливаю лейку на куст,онзаулыбался,отряхнулся ветками,как щенок-ну спасибо,удружил.И у меня поднимаетсянастроение.Хорошо!Улыбается природа,светит солнышко,поют птички,что еще нужно длясчастья?

Снова осень. У тропинки вальяжнорасселся разжиревший за лето лопух.У него все в порядке,мощные корни и толстыйстебель отлично поработали,накормили тело,напитали головки семян,скоро онисозреют и тогда не пропустят мимо никого,уцепятся за всякого,чтобы расселитьсяпо округе.Неподалеку стайка веточек полыни.Они как девчонки на танцах,стоятсвоим кружком,шепчутся о чем то, хихикают.Тоненькие ножки-стебельки,узенькиеровные листики,симметрично подправленные как из салона красоты. А наверху –бубенчики.Дунул ветерок,колокольчики закачались,но -не звука, и я разгадал тайну девчонок – полынок, и они поняли . Ведь это всего лишь семена! А им бы так хотелось, чтобы это были бубенчики или фонарики, как у гномов из сказки на их колпаках, и чтобы они также звенели и светили. Но что поделать, каждому свое.

Зима. В Окунево две улицы и два переулка, и на них четыре фонаря. И один фонарь у магазина.
Машины зимой в редкость, дороги заметены. Заметены дома и огороды. Закиданы снегом завалинки до самых окон для тепла. Темнеет рано, и для походов на улицу у каждого припасен целый набор фонариков, от хороших импортных, до простых китайских. Вечером идешь по улице, впереди лучик голубого света, а навстречу ещё один, сбоку выныривает ещё, видны только тени и лучи фонариков среди сугробов, как в сказочном царстве. Господи, а это что такое? Оказывается, сосед едет на велосипеде посреди улицы, а шахтерский фонарь на шапке. Люди не видят друг друга, но каждый считает своим долгом поздороваться первым. А сверху на все это смотрит бездонное звездное небо, и сбоку висит рожок месяца. Вот такое оно, Окунево!
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 26.06.2014, 02:12 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9434
Награды:
87
Репутация: 267
Статус:
Понравились зарисовки "Времена года"))) Только текст местами сливается)))

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » Международный творческий фестиваль "СОЮЗНИКИ" » Проза » Константин Окунев
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация