[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Mickelson, Павел_Черкашин  
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Медаль на асфальте (О милосердии к ветеранам войны, победившим фашизм.)
Медаль на асфальте
Евгений Русских (Jeanrod)Дата: Среда, 18.02.2015, 10:39 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 2
Награды:
1
Репутация: 0
Статус:
Отец Сергея Аверина умер от военных ран. Похоронили его в родной деревне – так он просил. Сюда, в деревню, и выбирался из города Сергей каждый год в канун дня Победы.
Останавливался он у вдовой тетки Алевтины, отцовой сестры. На дверях ее осевшей пятистенки была прибита фанерная звезда. День – другой Сергей приводил в порядок нехитрое теткино хозяйство. И помянув на кладбище отца, снова уезжал в город. До следующей весны.
Так было и в этот его приезд. Рано утром девятого мая тетка Алевтина по обыкновению проводила его до угора, где было кладбище с полуразрушенной церквушкой, молитвенно глядящей в вольное деревенское небо. Аверин долго сидел в отцовой ограде. Теплый ветерок шелестел берестой, отставшей от зазелневшей березки. Внизу, под угором, синел пруд. В этом пруду Сергей с отцом удили карасей. Отец ставил котелок на закопченные камни, мастерил костерок из щепы. А он чистил рыбу, мыл ее в чистой воде, вспарывал животы. Отец кидал в котелок перец, соль. И они ждали, когда у рыб побелеют глаза в кипятке. Есть уху на вольном воздухе, слушать рассказы отца, совершившего сто двадцать семь боевых вылетов на бомбардировку военных объектов фашистов, было мучительно хорошо…
Вот эти славные минуты из детства и вспоминал он, думал: жить бы на деревенском приволье, спать под открытым небом в саду, лицом к звездам. И понимал, что это глупые мечты. Город крепко держал его – кредитами, работой, отлаженной, казалось, семейной жизнью.
Вокзал встретил Аверина толчеей у кассы. Поезд здесь ходил по нечетным дням. И он проклял себя за то, что пришел впритык, без запаса времени.
Впав в обычное городское состояние, когда любой сбой в налаженной повседневности кажется, чуть ли не катастрофой, он встал в очередь. Очередь двигалась медленно, потому что без конца подходили старики и, размахивая зелеными ветеранскими книжицами, лезли к кассе: «Право имеем!». Аверин нервно поглядывал на отцовы часы с красной звездой на циферблате, минутная стрелка которых превратилась в секундную, но ветеранов пропускал.
– Когда же они все передохнут! – вздыхала расфуфыренная блондинка за его спиной. – Молодой человек, – тронула она его за плечо. – Ради бога, больше не пускайте! Я уже час тут стою… А они прут и прут, как танки…
Она не договорила – к кассе пробирался высокий худой старик, одетый в молодежную куртку с чужого плеча, один рукав которой был подогнут и пришпилен английской булавкой. На груди у него одиноко болталась медаль «За боевые заслуги»…
– Нет, не пущу! – набросилась на него белокурая. –Только через мой труп!
Старик остановился, глядя на нее красными слезящимися глазами.
– Я это… по телеграмме еду, – стал он рыться левой рукой в карманах куртки.
– Нам всем надо ехать! – взорвался народ.
– Прорвала вас нелегкая!..
– Эй, парень, слышь, не пущай его!
«Сидел бы ты дома, дед, от греха подальше!», – недобро подумал Аверин, понимая, что если он его пропустит…
Как вдруг в зале ожидания все разом задвигались, люди заспешили к выходу…
– «Пребывает на первый путь...», – донеслось из репродуктора.
Возле кассы началась давка. Аверин загородил собой старика, но его оттолкнул кряжистый мужик, и он мельком увидел, как однорукий старик рухнул на пол, подсеченный чьим-то резким толчком.
– Где телеграмма? Куда ты едешь, дед? – наклонился он над стариком с одной мыслью: «Еще успею, успею уехать, черт с ним с билетом!».
– Щас, сынок, щас… К сыну я… Убили сынка-то, и года не прослужил, – прохрипел старик, пытаясь подняться…
– Ах, дед, прости, но мне надо ехать!
Аверин вырвался из давки и быстро пошел к выходу.
– Сережа, сынок… – вдруг кто-то позвал его.
Аверина обдало жаром. Сколько раз так бывало: голос отца окликал его в толпе, где-нибудь на улице… Аверин оглянулся. Старик копошился на полу с землистым лицом. Аверин выругался про себя и вернулся к старику.
– Валидол... – булькающе прохрипел дед, судорожно шаря единственной рукой по нагрудному карману куртки. Аверин расстегнул карман его куртки, достал упаковку валидола, дал старику таблетку. Потом поднял его, осторожно усадил на скамью. Пока он набирал номер неотложки, поезд ушел.
Приехала «скорая помощь». Старика увезли. Аверин вышел на перрон, закурил. И вдруг увидел на асфальте медаль «За боевые заслуги», тускло поблескивающую на солнце.


Евгений Русских
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Медаль на асфальте (О милосердии к ветеранам войны, победившим фашизм.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация