"Живая память"(проза) - Литературный форум
Главная"Живая память"(проза) - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Mickelson, Павел_Черкашин  
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » "Живая память"(проза) (Фантастический рассказ "Крах проекта "VIKING")
"Живая память"(проза)
Сергей_МолодцовДата: Вторник, 24.02.2015, 17:55 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9
Награды: 3
Репутация: 0
Статус:
Из серии о легендарном народе кош.

«КРАХ ПРОЕКТА «VIKING».

Лунная станция наблюдения за Землёй.

На Земле дарило тепло бабье лето. Ещё бушевала изумрудная красота деревьев и красочное разнообразие цветов, но багрянец и желтизна осени уже начинали проступать в этой картине. Необычайно голубое небо, с дарящим тепло ласковым солнцем, пока ещё не укуталось в пасмурную облачную шаль. И в эту благодатную пору, на этой же необычайной планете, махрово расцветали сполохи последствий разноцветных, как цыганские кибитки, революций. В 21 веке, в горнилах гражданских войн, гибли люди и нависла угроза эпидемии неизученного и неизлечимого вируса…
Только на наблюдательной околоземной станции «Селена» всё продолжало идти своим чередом: Тос сидел за схемами аппаратуры, Пун координировал работу исследовательских зондов Земли, юный Тим вёл наблюдение за датчиками контроля дальних границ,– корабли собов хоть и соблюдали договорённости, но время от времени наведывались к дальним подступам околоземного пространства.
Командир базы Анда, сидела рядом с Пином за центральным пультом управления станцией и тихо беседовала с ним.
– Что ты думаешь обо всём этом? – задал вопрос Пин.
– А что об этом думать? Всё идёт так, как бывало не раз, в прошедших хронопериодах. Решение принимать не нам. Мы – наблюдатели и исполнители. Меня волнует другое, – Анда повернулась к Пину,– ты помнишь последнее решение Высшего Совета?
– Это ты о своём хронопереходе и спасённом лётчике?
– Да нет, Пин, тут Смол меня немного просветил. Открою секрет: мы, изредка, влияем на некоторые исторические моменты этой планеты. Вносим небольшие, но значимые для будущего коррективы, в те или иные события. Каждая новая группа на «Селене» занимается этим в течение своего хронопериода по указаниям Высшего Совета. Мой первый хронопереход был испытательным. А сейчас, в любой момент, может начаться работа по внедрению и изменениям.
– Тогда что тебя волнует? – Пин оторвал взгляд от пульта и посмотрел на Анду.
– Помнишь команду на нанесение ядерного удара по планете?
– Такое не забудешь! – встрепенулся Пин.– Уничтожить какую-никакую, но цивилизацию! Завершить ещё один хроноцикл…
– Да я не о том, Пин! Не мы – первые, не мы – последние! Я имею ввиду внезапную команду на самоликвидацию ракет!
– Фейрверк получился ещё тот! – развеселился Пин.– Ракеты рванули уже на подлёте к атмосфере! Какой великолепный «звездопад» наблюдали на Земле!
– Тебе всё шуточки, а я – о Совете! – с досадой бросила Анда.
– А что тебе сказали кураторы нашего проекта, Мава и Смол? – посерьёзнел Пин.
– Маву я не видела, а Смол сказал, что они опоздали на начало заседания Совета на 10 минут. Узнав о принятом решении, они тут же потребовали отмены ядерного удара. И добились этого, мотивируя тем, что не все возможности исчерпаны. Что необходимо, как можно больше вторгаться как в прошлое, так и в настоящее, а сломать построенное, можно успеть всегда. И если не останется никаких надежд на изменение этой цивилизации к лучшему, то…
– Понятно,– кивнул Пин. – Значит подошло время и для нашей группы.
– О чём я тебе уже столько времени и толкую! – раздражённо сказала Анда.– Заканчивается просто наблюдение. Начинается работа. И не просто работа, а ювелирная! Ошибки, даже мельчайшие, могут привести к катастрофе или вообще к непредсказуемым последствиям! А готовы ли мы к этой работе? Вот что меня беспокоит больше всего, Пин!
Они замолчали. Каждый думал о своём и об общем, которое их теперь ожидает. Лишь ничего не подозревающие – Пун, Тос и Тим, продолжали спокойно заниматься своей привычной, повседневной работой…

В здании Высшего Совета.

Покидая Зал заседаний, Смол и Мава обсуждали принятые на Совете решения.
– Вот и решено,– говорил Смол, – нынешняя группа будет активирована.Но вначале, конечно, испытательные задания.
– А в каком временном отрезке ты планируешь проводить испытания?
– Скорее всего, в ближайшем прошлом. Попробуем их на ХХ веке.
– Но это же две страшные глобальные войны, Смол! – остановилась взволнованная Мава.
– И плюс ещё – куча локальных войн, переворотов и революций! – добавил Смол.– Но это закалит их, научит осторожности, умению просчитывать различные варианты действий, а не выполнять строго запланированные. То есть даст развитие к самостоятельности в принятии решений.
Они, не спеша, пошли дальше, не прерывая начатого разговора.
– Скажи мне, – спросила Мава,– неужели в этих войнах и других значимых событиях ещё осталось что-то не изменённое нами? Ведь мы рискуем нашими подопечными!
– Осталось, Мава,– вздохнул Смол.– В глобальном масштабе сделано многое, но при тщательном изучении любого периода времени, отыскиваются такие, на первый взгляд незначительные события, которые могут в корне повлиять на будущее, если их не скорректировать вовремя.
– И что обнаружили на этот раз? И где?
– «Викинг», Мава. В Германии периода 2-й Мировой войны.
–Это что, опять касается их ядерных разработок? – послышались взволнованные нотки в её голосе.
– На этот раз – нет. С ядерными вопросами и проектом «ФАУ – 2» мы своевременно поработали. Там полный порядок. «Викинг» – перспективная разработка реактивного самолёта.
– Но у немцев реактивные истребители и даже истребители – бомбардировщики – не новость!
– Ты права,– озабоченно продолжил Смол,– но все они «сырые», недоработанные. Взять хоть “Me - 262”, хоть “Ar-234”, хоть “He - 178 B 1” – все они особой роли в войне не играли и угрозы не представляли. А вот возникший ниоткуда проект «Викинг» – способен в короткое время, без особых финансовых затрат, совершить революционный переворот в мировом воздухоплавании. Дело в том, что в руках у немцев появились технологии, позволяющие им в кратчайшие сроки переоборудовать и перевооружить существующие модели реактивных самолётов, превратив их в боевые машины ХХI века!
– Откуда это у них, Смол? – замерла на месте, поражённая услышанным, Мава.
– Выясняем, – не стал впадать в подробности Смол. – Есть версия, что это работа собов.
– Но ведь Земля – наш проект! – возмутилась Мава.
– Наш, – согласно кивнул головой Смол.– И собы пока в него не лезут, соблюдая Договор, хотя их корабли и появляются время от времени на дальних подступах к «Селене». Но иного объяснения произошедшему у нас пока нет.
– И что будет предпринято?
– Дадим задание группе на «Селене». Ничего особо сложного и рискованного : просто сорвать испытательный полёт. Немцы сами тогда поставят на этом проекте жирную точку!
– А документация?
– Вопрос решится параллельно. В общем – разберёмся, всё просчитаем, подготовим и выполним.
– Понятно,– сказала Мава.– Но риск для исполнителя остаётся реальный. Ведь идёт война!
– Да вся наша деятельность построена на рисках! – повысил голос Смол.– Но мы должны попытаться дать шанс хотя бы этой цивилизации! Иначе опять начинать всё с нуля, с первозданного хаоса!
Мава, положив руки на плечи Смолу, посмотрела ему в глаза и, успокаивающе, сказала:
– Это наше общее предназначение, Смол. С этого пути не свернёшь!
Она потрепала его волосы, коснулась лёгким поцелуем щеки, и они молча пошли дальше, думая о предстоящем.

Германия. Секретная авиабаза люфтваффе.

Сидящий во главе стола просторного кабинета обергруппенфюрер СС, смотрел на замерших перед ним людей, холодным, пронизывающим насквозь взглядом, готовой к броску кобры.
– Итак, господа,– подводил он итог совещания,– это ваш последний шанс. На счету уже две неудачных попытки. Если и на этот раз испытательный полёт провалится,– это будет и провалом проекта «Викинг», и вашим личным провалом!Всеми вами займётся гестапо.
Присутствующие сидели не шелохнувшись, боясь даже глубоко вздохнуть. Обергруппенфюрер, сделав небольшую паузу, продолжил:
– Вы знаете, господа, насколько этот проект важен для Рейха. Но если испытания пройдут неудачно – он будет закрыт. У нас просто не хватает финансов, а главное – времени, чтобы продолжать работать над ним. Так что, молите Бога, господа, чтобы всё сегодня сложилось удачно! Для всех нас. И для вас, в частности! Хайль, Гитлер! – выбросив руку в приветствии, он поставил точку в совещании.
«Зиг хайль!» – гаркнули дружно в ответ, вскочившие участники совещания.

Там же, за 30 минут до испытательного полёта.

Кавалер Железного Креста, лётчик – истребитель, гауптман Гюнтер фон Штернер, стоял у окна своей комнаты в жилом здании персонала авиабазы и вёл мысленный разговор со своим дядей Отто:
«Вот и наступил момент истины, дядя. Я, конечно, иду на верную гибель, но эта жертва оправдана.То, что ты не сдал меня на пытках в гестапо, придаёт мне дополнительные силы и поднимает дух на этот поступок. Я долго ждал нужного момента. И он настал. Ибо он – значим. Провал проекта «Викинг» – это удар по Германии Гитлера, по его безумным планам. И я выполню, предназначенное мне свыше, ради будущей, свободной от гитлеровской чумы, Германии! Я стану Ангелом мести за тебя, дядя, и за всех тех, кто погиб в борьбе против Гитлера!»
Гауптман отошёл от окна, надел свою лётную куртку и отправился на предполётный инструктаж группы воздушного прикрытия. По дороге он продолжил свой мысленный монолог, обращаясь к дяде – полковнику вермахта, расстрелянного в числе других заговорщиков, после неудачного покушения на Гитлера в его ставке в Виннице…

Там же, за 20 минут до испытательного полёта.

В ангаре, где находился «Викинг» – модернизированный «Ме – 262» – завершались регламентные работы по его тех.обслуживанию. Наблюдавшие за работой авиамехаников и оружейников гестаповцы, уже основательно промёрзли и думали лишь об одном: как бы быстрее очутиться в тёплом помещении и принять добрую порцию шнапса. Холод и время притупили их внимание.
Стоящий на стремянке у хвостового оперения механик – Герман Либрехт, вдруг покачнулся и взмахнул руками. Вылетевший из кармана комбинезона гаечный ключ, со звоном упал к ногам офицера гестапо. Тот, автоматически, перевёл взгляд с механика на упавший ключ и снова воззрился на своего «подопечного». А восстановивший равновесие Герман, уже спускался вниз. Ему хватило этой пары секунд, чтобы пришлёпнуть к хвостовому оперению компактную магнитную мину. Её он получил накануне, вместе с подробными инструкциями, от командира своей подпольной антифашистской группы.
– Что, Герман, перепил вчера шнапса? – усмехаясь спросил гестаповец.
– Никак нет, господин оберштурмфюрер! Просто подвернул случайно ногу!
– Тогда иди в лазарет! – махнул рукой гестаповец и пошёл к своим коллегам, наблюдавшим за другими механиками и оружейниками.
Регламентные работы завершились и Герман, прихрамывая, вышел из ангара.
Он знал, что мина сработает через 5 минут после взлёта «Викинга». У него оставалось 15 минут на отход. Пропуска на выход с базы он не имел, поэтому его эвакуацию подготовили с выдумкой : он должен был находиться вблизи машины приехавшего обергруппенфюрера. В момент катастрофы в воздухе, когда всё внимание начальства будет отвлечено на неё, Герман, в форме водителя (которая уже была надета под комбинезон), сядет в машину генерала и покинет базу. Тем более, что у центрального шлагбаума, подпольщики решили затеять небольшую заварушку, для отвлечения внимания охраны. Конечно, существовало много «но», просто иного варианта вывести Германа из под удара не просчитывалось. Тем более, что вычислить организатора диверсии, не составит для гестапо большого труда и он будет незамедлительно схвачен…

Там же. Время «икс».

…Первыми взлетели три пары «Ме – 109», обеспечивающие воздушную безопасность…
…На взлётную полосу вырулил «Викинг», ожидая команды на взлёт…
…В кабине советского штурмовика «Ил-2», который предназначался для имитации воздушного боя с «Викингом», начал отсчёт 7-ми минутной готовности к взлёту один из опытнейших асов люфтваффе…
…Кинооператоры начали съёмку…
…На командном пункте, с мощными биноклями в руках, стояли: приехавшее высокое начальство, командование базы и руководители проекта «Викинг»…
…У машины обергруппенфюрера, завязав разговор с водителем, нервно курил Герман Либрехт…
…Гауптман фон Штернер, заняв с ведомым назначенный «потолок», привёл в боевую готовность всё вооружение истребителя и ждал «Викинг» – свою мишень…
…Получив разрешение с командной вышки, «Викинг» начал разбег…

Лунная станция наблюдения – 2.

Анда была вызвана в командную рубку. На связи находился Смол. Обозначив задачу и проинструктировав её, Смол спросил, кого она возьмёт в напарники.
– Пина,– ответила, чуть подумав, Анда. – Он старше и опытней других.
– Хорошо, Анда,– согласился Смол,– тебе видней. Проведи подробный инструктаж и лично проверь хронокапсулы. Все системы. Особое внимание удели автоматике возврата. Обратный хронопереход вы будете проводить в ручном режиме, в зависимости от обстоятельств. Хотя ничего особенного не намечается,– всё будет проходить в строго рассчитанный отрезок времени, почти бесконтактно и в большинстве своём в режиме невидимости,– предусмотреть нужно различные варианты развития событий.
– Постараемся учесть как можно больше, Смол. Разрешите исполнять?
– Приступайте. У вас 30 минут на подготовку. Через 25 минут жду доклад о готовности.
Анда вышла из командной рубки и отправилась к своим коллегам в центр управления станцией. При её появлении, внимание присутствующих переключилось на Анду.
– Тос, смени Пина за пультом, а ты,– повернулась она к Пину,– на инструктаж. Для всех присутствующих:– сделав небольшую паузу, продолжила Анда,– мы, с Пином, через 30 минут хронопультируемся для выполнения задания Высшего Совета. Времени оно займёт немного – рассчитана операция на 5 – 10 минут. Твоя задача, Тос, сосредоточить всё внимание на блоке связи с хронокапсулами. Поскольку обратный хронопереход мы будем осуществлять в ручном режиме управления, – следи за показаниями блока. В случае каких-либо сбоев и отклонений от нормы – ничего не предпринимай без команды Высшего Совета. Пун,– обратилась Анда к следующему коллеге, – ты остаёшься за старшего и будешь на постоянной связи со Смолом. У меня всё. Пин, пойдём проверим хронокапсулы и я дам инструктаж по твоей части задания.
Тос и Пун, молча кивнув, что всё понятно и принято к действию, заняли свои места. И только неугомонный Тим влез как обычно:
–Анда, почему не я? Я, между прочим, закончил Звёздную Академию с отличием! Сам Смол меня ставил в пример!
– Вот пока и посиди, в качестве «примера»! – усмехнулась доброжелательно Анда. – Твоё время ещё придёт, малыш!
Кивнув Пину, она вышла из рубки центра управления и они направились к хронокапсулам. Проверив их, Анда приступила к инструктажу:
– Хронопереход мы совершаем одновременно, в одно место и отрезок времени, но в разные точки и с разными задачами. Ты материализуешься рядом с летящим реактивным самолётом германских люфтваффе. Включаешь режим видимости, чтобы пилот увидел хронокапсулу и, проводишь пси-атаку на него. Цель – вызвать у пилота чувство панического ужаса и вынудить катапультироваться. Затем, из стандартной, но не лучевой пушки, ты расстреливаешь самолёт и – всё. Домой. Обратный хронопереход в ручном режиме управления. Максимальное время выполнения задания – 3 минуты. Общее, рассчётное – 5 минут. Да,–продолжила Анда,– не забывай о трёх парах истребителей прикрытия и наземной зенитной артиллерии. Постарайся не попасть под их огонь и сам, случайно, никого не зацепи. От наших рук никто не должен погибнуть. Это – сверхважно!
В общем, схема действий проста и предельно лаконична: «вынырнул» из подпространства, вынудил пилота к нужным действиям, расстрелял пустой самолёт и – точка.
– А твоя задача, Анда? Прикрытие?
– Нет, Пин, у меня задание чуть посложнее. Моя цель на земле. Мне необходимо уничтожить документацию на самолёт. А она находится в сейфе главного конструктора, в хорошо охраняемом административном корпусе.
– Как ты собираешься уложиться в расчетные 10 минут операции?
– Всё просчитано, Пин, – улыбнулась Анда, – не беспокойся. Когда в воздухе ты выполнишь свою часть общей задачи, на авиабазе поднимется паника и внимание будет обращено на катастрофу. У меня будет до 7 минут времени: 2минуты – на проникновение в корпус, 3 минуты – нейтрализация внутренней охраны и работа с сейфом, 2 минуты – отход. Резерв – 3 минуты. Встретимся уже на базе.
– Как ты нейтрализуешь охрану?
– Усыпляющие капсулы, Пин,– показала Анда небольшой, плоский, по размеру ладони, пистолет.–К тому же они имитируют алкогольное опьянение и, плюс, обладают эффектом стирания памяти данного отрезка времени. Вывод будет сделан при расследовании однозначный : охрана перепилась по неизвестной причине и ничего не помнит.
– А почему не применить пси – атаку? Это же безопасней?
– Пси – атака не даст картины и следов алкогольного опьянения.
– Понятно. А время на вскрытие сейфа?
– Не потребуется вообще. Взгляни,– Анда показала Пину небольшую, диаметром около 1 сантиметра и толщиной около 0,5 сантиметра, круглую пластину.
– И что это?– разглядывая маленький круглый предмет, поинтересовался Пин.
– Эта малютка разогрет в считанные секунды сейф до такой температуры, что там не только бумаги превратятся в пепел, а вообще, всё содержимое расплавится! – возбуждённо сказала Анда.
– Но все эти странности: моё вмешательство, нейтрализация охраны, сгоревшие в закрытом сейфе документы – могут дать пищу следствию о инопланетном вторжении, – задумчиво сказал Пин.– А ты сама говоришь, что о нашем вмешательстве никто не должен догадываться.
– Я тоже задала Смолу эти вопросы. Он сказал, что у немцев просто не будет времени разбираться во всём детально. А твоя материализация в небе окончательно сдвинет им мозги: «летающая тарелка» среди бела дня! Да они побоятся что-либо лишнее сказать, чтобы самим не попасть в психиатрическую клинику! А ты – охрана, сейф… Там гестапо начнёт всех раскручивать на причастность к диверсии и кто-то кому-то поверит про прилёт «инопланетян»? Бред!
– Высший Совет всё отлично продумал! – восхитился Пин.– Как всегда, всё учтено до мелочей!
– Ты прав. У меня даже форма «чёрных» СС приготовлена! – Анда продемонстрировала Пину мундир штурмфюрера.
Затем, отложив его, она повернулась к Пину и озабоченно произнесла:
– Но есть небольшое «но», Пин. Идёт война. А на войне может случиться всякое. Давай проверим всё ещё раз. Итак: системы невидимости активны?
– Да.
– Системы самоликвидации капсул и сигнала экстренной помощи?
– Да.
– Вооружение и медицинские диагност с манипулятором?
– Да.
– Блок режима ручного хроноперехода?
– Да.
– Личный браслет – сигнализатор координат?
– На руке.
– И последнее,– Анда сделала небольшую паузу и тихо продолжила,– активируй чип межпространственно – параллельного перехода…
Пин вздрогнул и так же тихо спросил:
– В этом есть необходимость?
– Смол, настойчиво, рекомендовал,– нахмурившись ответила Анда.– Может произойти всё, что угодно. Предусмотреть на 100 процентов ничего нельзя. Это – война…
– Не хотелось бы им воспользоваться…– поёжившись, словно от холода, сказал Пин.
…Этот чип вживлялся всем космо- и хроноисследователям. Воспользоваться им исследователь мог только по личному усмотрению. В тех случаях, когда не действовал браслет – сигнализатор и пропадала всякая надежда на то, что застрявшего в прошлом найдут и он вернётся в свой мир или, когда грозила реальная опасность для жизни без малейшего шанса на спасение,– допускалось использование чипа. Попавший в безвыходную ситуацию, нажимал на определённую точку левой височной кости на 3 секунды и становился невидимым и недоступным для окружающих на 30 секунд. За это время он мог ещё раз оценить обстановку и при повторном нажатии на точку, остановить процесс. Если этого не происходило, исследователь перемещался в параллельный мир. Без надежды на возвращение…
История появления этого чипа уходила в глубокую древность. Ходили легенды, что он, вместе с другими артефактами, попал в этот мир при каком-то катаклизме, приведшем к соприкосновению двух Вселенных…
Чип изучили, нашли ему применение, но вся беда нынешних учёных крылась в том, что невозможно было создать систему обратной связи с перемещаемым и возвращения его в исходную точку перехода. Знания о чипе были или частично утрачены, или они не попали в эту Вселенную в полном объёме вообще. Всё строилось лишь на рассказах добровольцев – испытателей, которые опытным путём и определили этот 30 – ти секундный интервал возможности возвращения назад, и их рассказах о том, что они видели и ощущали в этот короткий отрезок времени.
Поэтому, ушедший в параллельный мир, оставался там навсегда и дальнейшая его судьба была неизвестна…
Случаи таких переходов были очень редки. Анда знала о трёх таких из предыдущих групп. А один произошёл на их с Пином памяти – это был старый и опытный Ер, который предпочёл реалиям далёкого прошлого, где он потерпел катастрофу, новые реалии параллельного мира…
– Вот и всё,Пин,– подытожила Анда.– идём на доклад Смолу. Они вышли из ангара и вернулись в центр управления. Пун активировал связь и Анда доложила Высшему Совету о готовности. Затем они вернулись с Пином в ангар и заняли свои места в хронокапсулах. Последовал старт…

Германия, авиабаза. Хроника эпизодов.

… «Викинг» стремительно набирал высоту. Последние внесённые изменения, как в сам самолёт, так и в его вооружение, требовали сегодня демонстрации фигур
высшего пилотажа на предельно малых высотах, имитацию воздушного боя с советским «Ил-2», пилотируемым опытным немецким асом и поражение наземных целей. Сегодня нужно было выжать из самолёта всё, на что он был способен и пилот
«Викинга», гауптман Шульц, был настроен решительно. Внезапно он испытал нахлынувшее на него, жаркой волной, чувство необъяснимого ужаса и желание немедленно катапультироваться. Странный, резкий свист, заставил его посмотреть на- лево. Ещё более холодея, от охватившего всё его существо страха, гауптман увидел, как рядом с «Викингом», буквально из воздуха, появился странный летательный аппарат в форме диска. Нервы Шульца не выдержали и он, с диким воплем, открыл беспорядочную стрельбу, а затем катапультировался…
…Пин не ожидал обстрела и поэтому, на доли секунды, задержался с ответным залпом. Это стало для него роковым моментом,– по нему открыли огонь откуда-то сбоку. Пин потерял сознание, а поражённая «мессером» хронокапсула перешла в свободное падение…
…Гюнтер фон Штернер, увидев внезапное появление рядом с «Викингом» непонятного летательного аппарата, подумал, что это ещё одна секретная разработка, о которой он не знал. Решение пришло сразу: «Уничтожить обе машины!» Скомандовав ведомому: «Атакуем!», Гюнтер открыл огонь по «тарелке», а затем перенёс его на уже поражённый Пином «Викинг», который окончательно развалился на куски от взрыва магнитной мины, установленной Германом Либрехтом…
…Ведомый фон Штернера, обер -лейтенант Айсман, от увиденного впал в панику и, ничего толком не видя, от бьющего в глаза солнца, нажал на гашетку пулемётов. Результатом стало смертельное ранение Штернера и его неуправляемый «мессер» понёсся к земле…
…Вторая пара «Ме – 109», вынырнув из облаков, по – своему оценила ситуацию и, взяв в «клещи» самолёт Айсмана, расстреляла его…
…Появившаяся третья пара воздушного прикрытия, ничего не поняв из - за начавшегося в эфире хаоса, уяснила только одно – идёт атака врага и…вступила в бой со второй парой…
…Командир зенитного дивизиона, майор Берг, поняв только, что «Викинг» уничтожен, а лично ему грозит смертный приговор за пропущенного в небе врага, отдал команду на открытия огня из всех орудий. В небе продолжали бой, три оставшихся «Ме – 109»,– один из четвёрки уже был сбит. Их разнесли на куски огнём зенитных батарей…
…Всё произошло в считанные минуты. Находящиеся на командном пункте,впали в ступор. Из шокового состояния их вывел, падающий прямо на вышку, самолёт убитого гауптмана фон Штернера. В панике все бросились бежать. Но «мессер» Штернера, каким-то чудом миновав вышку и, словно выполняя последнюю волю пилота, врезался в административный корпус, вызвав взрывом и начавшимся пожаром необратимые разрушения, уничтожив при этом всё конструкторское бюро со всеми предыдущими разработками, без следа… Авиабазу охватила всеобщая паника…
…Ничего не понимающий из того, что происходит в небе, Герман Либрехт,после взрыва «Викинга», нанёс смертельный удар гаечным ключом по голове высунувшегося из салона машины водителя генерала, который с раскрытом ртом уставился в небо и умер, так ничего и не поняв. Распахнув дверцу машины, охваченный паникой Либрехт, просто отпихнул вбок убитого эсэсовца и, забыв снять комбинезон, завёл двигатель и рванул к центральным воротам авиабазы. Там уже во всю разворачивался бой с английской диверсионной группой, которая должна была отвлечь внимание охраны и обеспечить беспрепятственный выезд машины за территорию базы. Не сложилось. Увидев летящую к шлагбауму на бешеной скорости машину, смертельно раненый ротенфюрер СС, последним усилием воли, превратил её выстрелом из фауст - патрона, в пылающий костёр…
…Очнувшийся Пин, успел включить антиграв за момент до падения на землю. Последнее, что он сделал перед тем как снова потерять сознание, активировал систему самоликвидации хронокапсулы, нажал на кнопку сигнала координат на личном браслете и, вывалившись из хронокапсулы, пополз к ближайшему перелеску, телепатически посылая Анде просьбу о помощи…

…Прежде чем началась дикая и непредсказуемая бойня в небе, Анда готовилась к выходу из находящейся в режиме невидимости хронокапсулы. Войдя в транс, она запустила внутренний механизм мимикрии. Полный цикл проводить не стала – он отнял бы много времени и энергии, да и необходимости в этом не было. Ограничилась внешней трансформацией, изменив фигуру, для того, чтобы мундир не висел как мешок и, издали, всё выглядело бы обычно. Столкновение с противником на близком расстоянии – не волновало: там начнёт работу пистолет с усыпляющими капсулами. Надев форму штурмфюрера СС и поправляя на голове пилотку, она сняла с запястья браслет – сигнализатор, который вносил дисгармонию в форму и мог вызвать подозрения у охраны ещё до того, как она начнёт действовать. Скрыв пистолет с усыпляющими капсулами в левой ладони, она, взяв папку для бумаг, вышла из-за угла административного корпуса и быстрым шагом направилась ко входу в здание. Подойдя к дверям, нажала на кнопку звонка. У открывшего ей дверь офицера СС, округлились от изумления глаза. Он широко раскрыл рот, готовый закричать, но свалился в дверях, получив свою капсулу. Анда, перешагнув через него, отправила в царство Морфея второго эсэсовца. Закрыв за собой дверь, она быстро прошла к лестнице и, минуя караульное помещение, поднялась на второй этаж. Уверенно шагая по коридору к кабинету главного конструктора, она слегка приподняла папку, прикрывая лицо. Сидящий перед кабинетом охранник, увидев в полутьме коридора стройную фигурку с грациозной походкой, поднялся и, с улыбкой, игриво спросил:
– И что это за кошечка к нам пожаловала?
Больше спросить он ничего не успел. Анда, вынув из обычной кобуры лучевой пистолет, перерезала ригели замка и вошла в кабинет. Подойдя к сейфу, закрепила пластину-нагреватель и активировала её. Содержимому сейфа пришёл конец. На всё она затратила 4 минуты. Резерв времени на отход увеличивался и Анда спокойно пошла к лестнице. Но она недооценила ситуации. Охранник, случайно обнаруживший
своих нейтрализованных коллег, поднял тревогу и по лестнице загрохотали шаги бегущих наверх эсэсовцев. Анда, отпрянув за угол, достала из кобуры лучевик.
«Придётся идти на прорыв и попортить им шкурки!» – зло подумала она и повела лучом над перилами, выше голов, стараясь пока никого не задеть. В ответ загремели автоматные очереди. Анда легла на пол и послала ещё один импульс в сторону атакующих, уже пониже. Услышав падение и крики боли, поняла, что кто-то попал под луч.
«Видимо, без жертв не обойтись!» – с горечью подумала она и приготовилась к броску вниз. Пошла 6-я минута отведённого ей времени. И тут, в конце коридора, появилась ещё одна группа охранников, вслепую открывших огонь. Её взяли в «клещи». Ловушка захлопнулась. Анда послала в их сторону импульс из лучевика и прыгнула вниз, скосив в прыжке ещё двух охранников. Но завершить прорыв не удалось – в здание врезался неуправляемый «мессершмитт» фон Штернера. Прогремел сокрушительный взрыв. Взрывная волна прокатилась по зданию и выбросила Анду наружу вместе с входными дверями…
В чувство её привёл настойчивый телепатический сигнал о помощи от Пина и она вернулась к активному действию. Добежав до хронокапсулы и, заняв своё место, Анда мгновенно переместилась в нужную точку координат. Реально оценив обстановку, состояние Пина и собственные возможности, она приняла единственно правильное на этот момент решение. Понимая, что хронопереход в одноместной капсуле непредсказуем, Анда усадила не приходящего в себя Пина в кресло своей хронокапсулы и активировала пуск хроноперехода. Капсула с Пином исчезла…
«Вот теперь можно позаботиться и о себе, – с облегчением подумала она.– Пока меня найдут по сигналу, надо где-то укрыться и отсидеться. Хотя бы в этом перелеске». И Анда нырнула в заросли, быстро удаляясь от места падения Пина, ожидая срабатывания системы самоликвидации капсулы в любую минуту. Система безукоризненно сработала, как по заказу, в тот момент, когда упавшую «тарелку» осторожно начала осматривать подъехавшая группа людей в штатском и в чёрной форме СС…
«И всё же мы свои задания выполнили! – с гордостью думала Анда.– Пусть всё пошло не так, непредсказуемо, но цель достигнута: «Викинг» уничтожен, документация тоже. Может кто-то и погиб по моей вине, но на будущее, думаю, потеря нескольких эсэсовских негодяев, особо не повлияет. Не тот у них уровень развития! Пина, я надеюсь, быстро вернут в строй, да и за мной должны прибыть без задержек. Пора включать сигнализатор координат».
Анда потянулась к браслету на левом запястье и похолодела… Браслета на привычном месте не было. Снятый ею перед началом операции, он оставался лежать рядом с пультом управления капсулой и сейчас, вместе с Пином, уже находился в отдалённом, недоступном теперь для неё, будущем. Это был конец…

Эпилог.

Приехавшая на авиабазу комиссия, провела расследование в кратчайшие сроки, особо не углубляясь в детали. Для более тщательного и объективного анализа случившегося у неё просто не было времени : война шла уже на территории Германии. Выводы были сделаны однозначно, а решения приняты пунктуально.
По версии следствия, диверсия была подготовлена и проведена английскими спец.службами. В наземной операции принимали участие диверсионные группы англичан, а в воздухе Королевские ВВС применили новое секретное оружие, в виде необычного летательного аппарата с мощным вооружением. Так как на месте крушения аппарата останков пилота не обнаружили – решили, что это беспилотник, который и уничтожил «Викинг» с «мессершмиттами» прикрытия и только благодаря хладнокровным действиям майора Берга, он был сбит зенитчиками.
Майора представили к Железному Кресту, шестерых пилотов «Ме-109» наградили посмертно, как и сгоревшего в автомобиле, водителя обергруппенфюрера и погибших охранников. Германа Либрехта посчитали без вести пропавшим (выдвигалась версия его захвата диверсантами). А вот пилоту «Викинга» не повезло: гауптмана Отто Шульца, который рассказывал истинную правду про увиденных им «чудовищ из преисподней» и «летающую тарелку» инопланетян», поместили в закрытую психиатрическую клинику. Командный состав авиабазы, конструкторы, лётный и технический персонал, не пострадали и отделались лёгким испугом, решив, что лучше держать язык за зубами, соглашаясь с версией следствия. Но проект «Викинг» был закрыт окончательно…

…Пина спасти не удалось. Не помогли все достижения медицины. Слишком поздно его доставили в Межпланетарный медицинский центр. Смол и Мава не отходили от него до последней минуты…
Особой болью для всех была потеря Анды. Предпринятые поиски ни к чему не привели. Были собраны только слухи, что в этой местности, во время войны, действовала особо дерзкая диверсионная группа, которая уничтожала, в основном, только высокопоставленных чинов «чёрных» СС. Вермахт её не интересовал. Командовала группой некая «Анджелла», которую никто и никогда не видел, но которая оставляла свой знак на месте совершённых диверсий – рисунок оскалившейся кошки с поднятой для удара лапой…
Подобные слухи Высший Совет собирал по крупицам, по всем странам и континентам, систематизировал и проводил аналитическую работу. Эту работу он начал осуществлять со времён первых катастроф случившихся с исследователями в прошлом. Сколько было собрано мифов, легенд, сказаний, о пришедших с небес Богах, у которых было человеческое тело, но иная голова. Их изображали в наскальных рисунках, создавали статуи и монументы; запечатляли их деяния в устных преданиях и в древних манускриптах. И это происходило в различных точках земного шара. Но у всех пришельцев с небес был одинаковый исход: они – исчезали, непонятно как и неизвестно куда и больше не возвращались.
По версии видевших их землян - современников, они улетали на небо.
Аналитики Высшего Совета были едины во мнении: пропавшие в прошлом представители народа кош, выполнив свою миссию на Земле, уходили в параллельный мир…
За случившееся в нынешней ситуации, Высший Совет не осуждал никого. От трагических случайностей никто не застрахован и потери бывают неизбежны. Важно было то, что миссия выполнена, пусть даже и такой ценой. Зато человеческая цивилизация не подверглась испытаниям, которые могли для неё наступить при
неблагоприятном исходе. Недосмотр маленькой, почти незаметной на общем историческом фоне событий, детали, – был устранён. Человечеству снова давался шанс на мир и созидательное развитие. Угрозы глобального порабощения народов одной нацией, на данном историческом отрезке времени, больше не существовало.
Предстояло, правда, ещё провести детальное расследование того, откуда появились у немцев технологии будущего, выявить и примерно наказать виновных.
Активную деятельность «селенитов» по внедрению в прошлое, временно приостановили. Группу решили пока не пополнять – для наблюдательной работы хватало и троих. Командовать базой назначили Пуна, но Смол и Мава уже видели в будущем, в качестве командира, набирающего опыт и знания, молодого непоседу Тима…

…Анда сидела на берегу небольшой горной речки и задумчиво смотрела в ночное, ясное небо, на такую близкую и в то же время – далёкую и недоступную луну.
Земля дышала весенним теплом и покоем от завершившейся войны.
«Что дальше? – думала Анда.¬– Пока шла война – был смысл жить и действовать здесь. Моя миссия не закончилась на авиабазе. Я избрала верный путь, когда вынуждена была остаться в этом времени. Я помогала, как могла, избавляться народам от «коричневой чумы», приближая победу над фашизмом. А сейчас ? Как мне поступить? Оставаться здесь, где я не нужна никому со своими знаниями и умениями, которые невозможно применить на практике в этом мире и времени? Да и находиться в постоянном режиме мимикрии – требует огромной затраты внутренней энергии, что ведёт к стремительному старению. А здесь ещё ничего не изобретено по клеточной регенерации. Уж очень мало времени мне будет отпущено, чтобы прожить здесь полноценную жизнь. Да, я могу и дальше изображать немую и общаться знаками, хотя читаю, телепатически, все мысли окружающих. (окончание ниже)


Сергей Молодцов

Сообщение отредактировал Сергей_Молодцов - Вторник, 24.02.2015, 18:52
 
Сергей_МолодцовДата: Вторник, 24.02.2015, 18:07 | Сообщение # 2
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9
Награды: 3
Репутация: 0
Статус:
2. (ОКОНЧАНИЕ ЭПИЛОГА.)

Но постоянно находиться с изменённой внешностью – сложно. Мои энергетические затраты на это истощают меня с каждым днём.»
Анда вновь посмотрела на луну, с тоскою и болью, продолжая свою горькую думу: « Надежд на возвращение не осталось. Всё идёт к тому, чтобы сделать последний шаг».
И тут она улыбнулась своей тёплой улыбкой: «А может быть там я встречу Пета и Миша, и Лёка – первого, или старшего брата – Ера? Да мало ли кого из нашего народа, кто вынужден был уйти за черту! Терять мне уже нечего и некого! Конечно, здесь остаётся Мартин. Милый, забавный парень! Но он – человек. И находиться долго в состоянии мимикрии я не смогу. Хорошо, что я не допустила того, чтобы наша связь переросла в нечто большее! Конечно, парень будет в трансе от моего исчезновения.
Да и для меня он всё же не пустое место. Но он справится. У него получится. Воли и хладнокровия ему не занимать. Сильная личность! И он ещё встретит свою судьбу и обретёт счастье с нормальной земной девушкой! Объяснять ему я тоже ничего не буду. Лучше уйти, как говорят здесь, по–английски, не прощаясь. Ну что, Анда? Вперёд? Да! Только вперёд!»
И Анда, нащупав на левом виске нужную точку, нажала на неё, отсчитала 3 секунды и стала невидимой. Она ещё успела увидеть, как из-за деревьев появился стройный, черноволосый красавец – её Мартин,– который растерянно позвал:
– Анджелла, ты куда спряталась?
У Анды оставалось ещё несколько секунд для того, чтобы вернуться. Но она не сделала этого. Она ушла в параллельный мир. Навсегда…

Сергей Молодцов.
Октябрь 2014 г.


Сергей Молодцов

Сообщение отредактировал Сергей_Молодцов - Вторник, 24.02.2015, 18:55
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » "Живая память"(проза) (Фантастический рассказ "Крах проекта "VIKING")
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: