[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Mickelson, Павел_Черкашин  
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » Зинаида Королёва (Котька)
Зинаида Королёва
Королёва+Зинаида+Алексеевна (korzina0505)Дата: Среда, 25.02.2015, 15:34 | Сообщение # 1
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 249
Награды: 7
Репутация: 10
Статус:
КОТЬКА
Рассказ
Мария Ивановна задумчиво смотрела в окно, а руки разглаживали невидимые складочки на халате. Руки у неё со шрамами от осколков, один палец перебит. Уже девятый десяток пошёл, можно бы и отдых дать им, но не привыкла она к безделью: кто попросит сделать укол –– бежит, хотя и нет прежней быстроты. Беспокойная и безотказная душа у неё. Даже на другой конец, города бегала... «А как же –– говорит,–– людям помогать надо, я же сестра милосердия».
А уж хлопотунья такая –– напечёт фирменные пироги и угощает своих знакомых. Вот и сейчас: пришла сделать укол и принесла пирожки на пробу. Выполнила свою благородную миссию и присела. Поговорить. Дома-то одна-одинёшенька. Жалуется:
–– Совсем заели меня стены. Я уж и с цветами говорю, и с кошкой Муркой. Да ведь они безъязыкие, не отвечают мне, хотя всё понимают: с цветочками поговорю, и они быстрее растут. А уж о Мурке и тем паче: ляжет под батареей, растянется вся от удовольствия и дремлет. А мне скучно. Обращаюсь к ней: «Чего лежишь-то? Ишь, вельможа какая, даже встать лень. Взяла бы да поиграла со мной, старой». И что вы думаете? Она встаёт, подходит ко мне, смотрит в лицо и «Мрыу, мрыу». Всё, мол, понимаю, да сказать не могу.
Тут на днях взбрыкивать стала –– загуляла, на улицу просится. Я цыкнула на неё, думала, остановится, ведь старуха совсем –– двенадцать лет, во рту один зуб торчит. Какое там! Бегает по комнате, меня за ноги царапает и орёт густым басом: «Аум! аум!»
–– Ах ты, гулёна! –– говорю, –– я тебе дам « Наум!» Опять хочешь притащить мне пегих котят? Иди вон к Ваське в подвал: он красивый и домовитый, всех мышей в сараях разогнал. А Наум твой бестолковый, совсем дома не живёт, хозяйка замучилась, устала искать его…
Мария Ивановна задумалась на минутку, пригладила свои седые волосы и продолжила с грустной улыбкой:
–– Вот, поди ж ты –– животные, а совсем как люди: и болячки у них такие же, и переживают так же. Отберёшь у неё котят, а она, сердечная, мечется по комнате, ищет их, все углы облазит. Только не могут терпеть и скручивать себя в бараний рог как женщины. А так всё одинаково –– и глупые есть, и умные. Но умней нашего Котьки я не встречала –– уж сколько кошек прошло через мои руки, а он запал в мою душу на всю жизнь. Вот я расскажу о нём сейчас.
Её серые моложавые глаза затуманились, углубились, как бы ушли в прошлое.
–– Было это перед самой войной. Год выдался для меня таким трудным, что даже не знаю, как и пережила. Сначала-то складывалось всё удачно. Жили мы с мужем душа в душу. Я в больнице медсестрой работала, мужу звание капитана присвоили. Сын –– утеха наша –– подрастал, второго ребёнка ждали. Свёкор ко мне как к дочери родной относился. Только бы жить да радоваться. Да, видно, в жизни всё так гладко не бывает –– радость и горе рядышком бродят.
Сыночек заболел дифтеритом. Не смогли спасти, задохнулся. Похоронили мы его. А уж, коль пришла беда –– отворяй ворота. Не прошло и сорока дней, как свёкор умер от инфаркта. А через месяц у меня родился ребёночек мёртвый. Казалось, уж всё, хлебнула горюшка полной чашей. Да, видно, ещё не до краёв она была. В начале июня простудился муж и получил двустороннее воспаление лёгких. За неделю сгорел –– тогда же не было антибиотиков.
И остались мы вдвоём с Котькой –– серым котом. А кот необыкновенный был: глаза голубые, ушки белые с чёрными кончиками. Такой хитрован –– диву давались. Бывало, наш Лопушок увидит Котьку –– рот до ушей сразу. И идёт к нему навстречу, растопырив ручонки. А этот бесёнок спрячется за угол дивана, высунет свою хитрющую моську, пошевелит усами и опять в укрытие, только хвост мелькает, как метла в проворных руках дворника. А то выйду утром, а он сидит на крыльце, довольный такой, а рядом с ним штук десять мышей, сложенных горкой.
–– Котька, молодчина ты у нас, хорошо поработал, –– говорю ему. –– Только не носи ты их сюда для доказательства, я тебе и так верю.
И ведь понял он –– больше не таскал к дому. Вот такой умница он был. А в те дни приду с работы, сяду на крыльцо и сижу, а в дом заходить не могу: всё голоса родные слышаться. А Котька ещё у калитки встретит меня, доведёт до порога, сядет рядом, сморит в глаза и выводит своё «Мяу – у, мяу – у…», как бы говорит, что проголодался. Делать нечего, кот не виноват в моём горе, надо кормить его.
–– Ну, пойдём, Котька, накормлю тебя, –– открываю дверь и впускаю в дом.
А он-то уж доволен! Глядя на него, весело вылизывающего тарелку и сама поем. А затоскую когда, уйду в свои невесёлые мысли, Котька опять к моим ногам липнет, трётся об них, мурлыкает: «Мур – р, мур – р!» Это он меня успокаивает.
–– Понимаю всё я, Котя, –– говорю ему, –– понимаю, что их не поднять уже, да и сама туда живой не ляжешь.
А он в ответ: «Мр, мр…» Значит: «Правда, правда». Залезет ко мне на колени, свернётся клубочком и заснёт. Я так всю ночь порой и просижу, чтобы его не беспокоить. Так бы и жила, привыкая к горькому одиночеству, да судьба приготовила ещё одно испытание, беду страшную –– началась война.
На второй день получила повестку. Попросила золовку, жившую через стенку, кормить Котьку, собрала мужнин вещмешок, закрыла дом и пошла в военкомат.
А Котька как чуял, что ухожу надолго –– побежал провожать меня. У калитки прыгнул на забор и бежал по нему до самого угла. И всё жалобно мяукал. Дошла я до углового дома, оглянулась, а он всё сидит на заборе. А до этого дальше калитки не бегал. Сердце сжалось от тоски: кроме кота и проводить некому –– золовка не в счёт, нелюдимой она была. А Котька за свою преданность ещё ближе, роднее стал и тем труднее прощаться с ним.
В военкомате толчея, плач, гомон. Формировался новый госпиталь, и пришлось ждать до утра. Ещё с двумя девушками сели в уголке двора, да так и просидели всю ночь –– спина к спине. А утром нас построили со вновь прибывшими с районов девчатами и приказали идти к зданию школы, расположенной через квартал от военкомата.
В школе нас встретил седовласый капитан, уставший, с выступившей щетиной на щеках, с чёрными кругами под глазами. Ворот гимнастёрки был расстегнут, пот ручьями катился по лицу. Посмотрел он на юбчонки наши, платьица ситцевые и за голову ухватился.
–– Девоньки, да во что же мне вас одевать-то? Обмундирование ещё не получено, завтра только обещают. И кормить вас нечем. Вы вот что, красавицы мои, кто местный –– идите домой до утра. А завтра получим всё –– и в эшелон.
Пришла я домой –– никто не встречает, тишина... Поднялась на крыльцо, ключ вставила в пробоину, но тут почувствовала, что кто-то смотрит на меня. Я обернулась –– нигде никого нет. Посмотрела наверх –– в лазу над дверью сидит Котька и наблюдает за мной. Глазищи –– одни чёрные зрачки торчат. Я обрадовалась, крикнула громко: –– «Ко-отька-а!»
Он как-то тревожно, призывно мяукнул и прыгнул ко мне под ноги. Только упал он не мягко, как всегда падают кошки, а камнем, и даже подпрыгнул. Упал и лежит, не шевелится. Я села перед ним, глажу его, глажу, приговариваю:
–– Котя, да ты что, глупенький? Вот и пришла я. Правда, не надолго, только на сутки. Мы сейчас обед приготовим. Вставай, Котя, вставай.
Подошла золовка.
–– Никак слез? Ты гляди-ка! После твоего ухода он забрался туда и не спустился ни разу. А уж мяучил-то –– как ребёнок рыдал. И так весь день и всю ночь. Всю душу вымотал. Ведь ты уходила на дежурство на сутки и ничего. А тут как чуял, что можешь не вернуться. Я уж выходила, пугала его. Увидит меня –– замолчит, а уйду –– опять за своё. –– Тут слышу –– замолк. Я к окну, а это ты идёшь. А чего это он лежит-то?
–– Да вот упал и не встаёт.
Золовка потрогала его руками, попробовала поднять, потом опустила на пол, брезгливо отряхнула руки.
–– Маруся, да он же мёртвый...
Мария Ивановна посмотрела на меня виновато-грустным взглядом, сняла очки, смахнула слезинку с покрасневших глаз, смущённо произнесла:
–– Видать, от разрыва сердца умер, не перенёс внезапной радости. Вот я какую историю рассказала. Пойду, а то Мурка заждалась меня, наверно.
Она встала и медленно пошла к входной двери.


Сообщение отредактировал korzina0505 - Среда, 25.02.2015, 15:35
 
Меркушова Наталья Сергеевна (натальямеркушова)Дата: Среда, 04.03.2015, 17:11 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3723
Награды: 42
Репутация: 85
Статус:
Ну как трогательно, Зинаида!
Цитата korzina0505 ()
–– Никак слез? Ты гляди-ка! После твоего ухода он забрался туда и не спустился ни разу. А уж мяучил-то –– как ребёнок рыдал. И так весь день и всю ночь. Всю душу вымотал. Ведь ты уходила на дежурство на сутки и ничего. А тут как чуял, что можешь не вернуться. Я уж выходила, пугала его. Увидит меня –– замолчит, а уйду –– опять за своё. –– Тут слышу –– замолк. Я к окну, а это ты идёшь. А чего это он лежит-то?


Меркушова
 
Королёва+Зинаида+Алексеевна (korzina0505)Дата: Пятница, 06.03.2015, 01:14 | Сообщение # 3
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 249
Награды: 7
Репутация: 10
Статус:
Это реальный рассказ нашей Марии Ивановны. Пришлось ей испить горя полную чашу.
Спасибо за неравнодушие, Наташа.
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 30.04.2015, 03:00 | Сообщение # 4
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9047
Награды: 85
Репутация: 261
Статус:
Боже мой, Зинаида, какой проникновенный рассказ! Оказалось, что это ещё и всё было. До слёз! Как представила этого кота, так и слёзы потекли...
Спасибо, Зинаида. Отлично написано. biggrin biggrin


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Королёва+Зинаида+Алексеевна (korzina0505)Дата: Пятница, 01.05.2015, 16:13 | Сообщение # 5
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 249
Награды: 7
Репутация: 10
Статус:
Лена, а я как воочию вижу Марию Ивановну, как она куда-то спешит с походной сумочкой, как работает на клумбе веточной под балконом.
Вспоминаю всех фронтовиков,героев своих очерков.
Спасибо за высокую оценку.
С теплом своей души, Зинаида
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » Зинаида Королёва (Котька)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация