[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Mickelson, Павел_Черкашин  
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » "ВОЕННОЕ ПОЛЕ"
"ВОЕННОЕ ПОЛЕ"
Людмила (Людмила-Мила)Дата: Воскресенье, 26.04.2015, 16:53 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
ВОЕННОЕ ПОЛЕ
рассказ, основанный на реальных событиях


Весь день гремели разрывы снарядов. Как будто гроза летала над землёй и, не смолкая, грохотал гром. Хуторяне попрятались по куреням, прислушиваясь к этим металлическим звукам. К вечеру вернулся пастух в хутор, раньше он пас по балкам хозяйских коров, а теперь только две козы и остались, не угнанные немцами. На дворе стоял декабрь, но снегу было не так уж и много, вот и проглядывали сухие былинки, которые можно было скормить мелкому скоту. Взбудораженным видом он напугал соседок, затем тайно поведал тем, что за хутором танки сражаются.
- А ты как там оказался? – ахнула Матрёна
- Я коз пас, а тут вдали появились два немецких самолёта. Я скатился в ближайшую балку, и сидел там.
- Чего же сразу домой не бежал?
- Услышал гул, начал коз собирать, а они побежали в разные стороны от меня. Гляжу, а на взгорке танки показались, тут стало и поздно уже. Подумал, вдруг из танка заметят бегущего человека, и ну стрелять в меня, не разобравшись? Али с самолёта, так и того хлеще, – пояснил Степан. – Уж не знаю, как жив остался. Повезло, что всё-таки далеко я от них находился.

Женщины согласно покивали головами. А он давай им описывать, как зарылся с головой в пожухлую траву и кусты терновника на дне глубокой балки. Козы разбежались, даже и не подумал собирать их, может быть, сами дорогу найдут домой, если живы останутся. Вздохнув ещё раз, закончил свой рассказ очевидец. Бабы слушали и скорбно кивали, потом быстренько засобирались куда-то.
Новость в один момент распространилась по хуторку. Оставшиеся в тылу взрослые, передавали услышанное шёпотом друг другу. Присутствующие при разговорах мальчишки, держали ушки на макушке. Такие происшествия не проходили мимо их любопытствующих лиц. Лишь рассвело, как Виктор, соседский парнишка, зашёл к Михаилу.
- Пойдём в Пустошкино?
- Вдруг меня не пустят? – спросил Миша.
- Ты не говори всего, скажи, что выйдешь на улицу, да и всё.

Так и случилось. Мать отпустила сына немного погулять, с дружками пообщаться, наказав не уходить далеко от дома.
Забежали по пути к Вениамину, затем к Тихону и Григорию. Михаил был самым младшим из этой компании, ему месяцем назад исполнилось тринадцать лет, а дружкам уже всем по четырнадцать. Самостоятельные ребята и любопытные. Это самое любопытство вело их по всем окрестностям, где происходило что-либо значимое.
Как-то в конце августа бродили по степи, стояла жара, хотелось пить, а в редкодубье бил из-под земли небольшой родничок. Решили пойти туда, благо находились недалече. Подошли и остановились в растерянности. В тернах валялись обломки сбитого самолёта. Испугались, и, оглядываясь, спрятались за кустами. Но как же не посмотреть, что там? Любопытство пересилило страх, с опаской подошли поближе. Самолёт был вражеским, на крыльях виднелась фашистская свастика. Обломки машины лежали серой кучей.

- Как он сюда попал? Зениток рядом нет, а он разбитый лежит, - поинтересовался Тихон.
- Наверное, сбили его наши лётчики, - пояснил Гришка. Он разбирался в военной науке и понимал многое. - О, вспомнил. Видели, как наш «ястребок» кружил в небе неделю назад? Вот и досталось германцу на орехи.
- Туда и дорога, побольше бы их громили наши, - сказал Миша.

- Конечно, наши соколы вокруг летают и бьют эту поганую немчуру в небе и на земле, - воскликнул гордо Венька, как будто сам участвовал в этих боях.
- Да, жаль нас не берут на фронт, мне уже в январе будет пятнадцать, вполне взрослый, - посетовал Виктор, самый рослый из компании

Облазив вокруг обломков, друзья ничего себе доброго в трофеи не отыскали, кто-то уже, наверное, здесь побывал до них. Ведь и лётчик сбитый отсутствовал. Поразмышляв о том, успел ли тот спуститься на парашюте, или всё-таки упал вместе с машиной, что больше устраивало юных патриотов, они, в конце концов, помчались в хутор. Потом уж кое-кто из взрослых ходил туда и подтвердил, что да, это был немецкий самолёт.
Двумя неделями раньше, в тех же местах проходил румынский обоз. Как потом говорили, везли оружие и продукты в Сталинград. По наводке партизан в небе появились советские самолёты, и от обоза ничего не осталось. Только несколько лошадей, освободившиеся от телег, испуганно задрав головы и оглашая жалобным ржанием окрестности, носились по степи. После того, как всё утихло, хуторяне потихоньку приходили на место разгрома. Страшная картина предстала перед их глазами. Но война есть война, а это враги. Нужно думать о жизни и малых детках, что смотрят на пустой стол. Из разбросанных вокруг ящиков и коробок можно было чего съестного и для дома приглядеть. И вездесущие мальчишки тут как тут, облазили весь пригорок, пока их не выгнали оттуда, опять же недовольные их присутствием, взрослые. И главное, все эти события происходили в знакомой балке. А теперь ещё и танки. Прямо военно-магнитное место.
Подростки добежали до этого поля. Вдоль балки стояли раскуроченные и перевёрнутые наши танки. Насчитали штук семь. Один стоял на взгорке, вот к нему Миша и направился. Решил посмотреть, что внутри. Открыл люк и не понял вначале, почему там сидит человек. А потом увидел склонённую в шлеме голову, и сообразил, что это погибший танкист. И так страшно стало мальчику, что он закричал. Друзья, которые тоже бродили между разбитых машин, услышали этот жалобный крик, и подбежали. Миша стоял на танке, держась за люк, и кричал, закрыв глаза. Венька с Виктором забрались на броню, и тоже оцепенели от страха. До того жутко было видеть героического танкиста, но уже мёртвого. Резко захлопнули люк и, спустившись на землю, не объясняя другим товарищам, устремились в хутор. Те, увидев такое поведение сверстников, побежали следом. На ходу Виктор кратко рассказал об увиденном. Больше уже ничего мальчишки не хотели осматривать, страх гнал их домой, где родные, и нет этого страшного поля боя.
Прибежав в хутор, разбрелись по своим домам, заранее договорившись не рассказывать матерям о том, где они были, и что видели.
Но по испуганному виду сына мать догадалась, да Миша и не скрывал ничего. Во всём признался. Поругала она его за ослушание, но не сильно, учитывая состояние ребёнка. А ночью Михаил вскакивал с постели и кричал. Всё ему мерещился тот танкист. Он подходил к мальчику, укоризненно качая головой, а закрытые глаза, своей безысходностью как бы проникали в самую душу. Несколько дней мальчуган не выходил из дома, забившись на печку, ревел от страха и жалости к неизвестному советскому воину. Позже они с друзьями узнали, что погибших хуторяне тайно захоронили. А танки долго там стояли, и только после освобождения этих мест от фашистов стащили их на станцию Чир, там уже лежала целая груда металла, готовая на переплавку для гражданских целей…
Жизнь продолжалась, и в ней для Михаила многое ещё было неизведанного и большого. Но на всю жизнь запомнился ему тот эпизод из военного детства: погибший танкист за рычагами бронированной машины, собственный страх за неожиданно увиденное, и непонимание того, как может человек убить другого человека, если он тоже рождён мамой и с мечтами о жизни.


Людмила-Мила
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » I Международный онлайн-фестиваль "Живая память" » Проза » "ВОЕННОЕ ПОЛЕ"
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация