[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Архивы конкурсов » Новые сказки V » Второй тур. Рисунки » 011 - Анна Анакина "История одного перевёртыша..." (Сказки)
011 - Анна Анакина "История одного перевёртыша..."
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Вторник, 25.08.2015, 11:55 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6216
Награды:
66
Репутация: 20
Статус:
"История одного перевёртыша..."

Мальчик стоял в круге света и озирался по сторонам.
— Где я? — тихо произнёс он и посмотрел вверх.
Через отверстия в центре потолка или, скорее, крыши, уходящей ввысь конусом, проникали солнечные лучи и хорошо освещали только место, где и находился мальчик. Понять, как оказался здесь, он не мог.
Кроме небольшого освещаемого участка в центре, всё вокруг окутывала темнота.
Присмотревшись, мальчик никого не увидел, но всё-таки ему казалось, что рядом кто-то есть.
— Кто тут? — тихо спросил он, продолжая оглядываться.
Справа послышалось шуршание и предупреждающий кашель. Мальчик повернулся и, всматриваясь в темноту, немного отступил.
— Не будешь орать, я выйду, — раздался негромкий, но грубый голос. Видимо, обладатель его специально постарался заговорить тише, чем обычно.
— Хорошо. Не закричу, — волнуясь, ответил мальчик и на всякий случай ещё немного отошёл, почти совсем уйдя в тень.
Кто-то крупный, шурша ногами, несколько раз шагнул и остановился. Затем в круге рассеянного света стало появляться чьё-то лицо или, скорее, — морда. При всём желании мальчик не смог бы закричать. От удивления и страха у него перехватило дыхание. Из темноты на него смотрели огромные глаза. Можно было только догадываться, какого размера само туловище. Существо подалось вперёд, и взору предстал дракон во всём своём ужасном великолепии. Он внимательно смотрел на мальчика, потом, улыбнувшись, показав огромные острые клыки, спросил:
— Ну?.. Что скажешь?
Мальчик только пожал плечами. Во рту пересохло, а язык словно одеревенел.
Дракон сделал ещё несколько шагов и, при попадании на его тело прямых солнечных лучей, проникающих из небольшого отверстия в крыше, плавно изменился.
Теперь в освещённом круге стоял воин в рыцарских доспехах.
— Ух, ты! — пришёл в восторг мальчик.
— Я уж думал, ты язык проглотил, — усмехнулся воин.
— Как вы это делаете?
— Что делаю? — не понял преобразившийся дракон.
— Ну… превращаетесь… в дракона?
— Превращаюсь?! Да я и есть Дракон!
— Но… сейчас вы человек.
— Что?! — удивлённо воскликнул воин и стал разглядывать свои руки и ноги. — Ты видишь меня человеком?!
Мальчик кивнул.
Воин, неуклюже поднимая ноги, продолжал ощупывать их, потом повернул голову и постарался посмотреть себе на спину.
— Ты точно видишь меня человеком?! — внимательно посмотрел он мальчику в глаза.
— Ага, — немного успокоившись, ответил тот.
— А меня? — из-за спины мальчика послышался ещё один голос — хриплый, даже немного скрипучий. Из темноты вышел огромный великан с единственным, постоянно моргающим глазом посреди лба. Лысая голова плотно сидела на плечах, словно не имела под собой шеи. Мальчик от неожиданности отпрыгнул в сторону. А воин-дракон, взмахнув рукой, закричал:
— Я думал, ты так и будешь там стоять и молча глазеть!
Великан с огромной дубиной в руках вошёл в круг света и так же плавно преобразился в воина. Теперь он держал булаву намного меньше размером, чем была дубинка. Первый воин, ещё недавно казавшийся драконом, толкнул его и прокричал:
— Куда ты прёшь?! Чуть лапу не отдавил!
— Да пошёл ты! — в ответ заорал бывший великан и замахнулся на него булавой.
Бывший дракон молниеносно выхватил меч и отразил удар. Воины поочерёдно стали нападать друг на друга. Мальчик всё дальше отходил от сражающихся воинов, постоянно меняющих своё обличье. Отступая в сумрак, они становились теми, кем видели себя, но, возвращаясь в круг света, вновь становились людьми.
Пламя, извергаемое драконом, не наносило вреда ни противнику, ни комнате. Огонь без следа растворялся в воздухе.
Искры, сыплющиеся от соприкосновения булавы великана с мечом дракона, моментально исчезали. Звон от ударов проносился над головами, глухо ударялся в невидимую стену и пропадал.
— Да прекратите вы! — закричал мальчик и отступил ещё дальше. Почувствовав за спиной стену, прижался к ней. Воины, тяжело дыша, остановились в центре комнаты и посмотрели на него.
— Ладно, иди сюда, — сказал воин-дракон и вложил меч в ножны.
Воин-великан только недовольно хрюкнул и отошёл в сторону.
Мальчик осторожно приблизился к ним и, поглядывая то на одного, то на другого, тихо спросил:
— А кто вы такие? И как я сюда попал?
— Ха, — засмеялся одноглазый великан, отходя дальше в тень. — Нашёл что спрашивать. Я и сам не пойму, как тут оказался.
— А вы? — обратился мальчик ко второму воину.
— А желторотик-то, видать, из слуг, — прохрипел воин-дракон и, немного отступив, ушёл в тень.
— Да уж. На принца не тянет, — усмехнулся великан.
— Я не из слуг и не принц.
— А кто тогда? Вроде на крестьянина тоже не похож, — добавил одноглазый. Они с драконом переглянулись, громко смеясь.
— Вы не могли бы стоять на месте? Вот тут, — указал мальчик на освещённый круг. — А то вы так быстро меняетесь, что у меня уже голова кружится.
— Меняемся? — удивился великан и шагнул ближе к мальчику.
— Меняемся? — повторил за ним дракон.
— Ну да. То люди, а то… — мальчик замялся, подбирая подходящие слова, чтобы не обидеть этих созданий.
— То есть ты точно видишь, что мы люди? — одноглазый очень близко подошёл к нему.
— Конечно.
— И как я выгляжу? — спросил дракон.
— Сейчас? Как дракон. Такой тёмно-зелёный. У вас гребень на голове и вдоль спины, а ещё хвост…
— Нет, когда ты меня человеком видишь, — дракон шагнул в центр комнаты.
— А, ну, вы такой высокий. У вас доспехи и меч. Волосы светлые, глаза голубые.
Воин-великан приблизился к дракону и, с надеждой заглянув в его глаза, спросил:
— Он правду говорит?
— Да, — кивнул тот.
— А я? — спросил воин-великан.
— Вы?
— Не говори «вы»! — рыкнул он на мальчика.
— Хорошо, — округлив глаза, ответил тот и на всякий случай немного отступил.
— Ну… ты тоже высокий. В доспехах и с такой железной дубинкой с шипами. Волосы чёрные, глаза м-м-м… тёмные. Карие.
— Точно. Мне этого никто не говорил сто пятьдесят лет.
— А мне триста, — добавил дракон.
Мальчик присвистнул.
— А мы как выглядим? Как старики? — спросил одноглазый великан.
— Нет, — покачал подросток головой, — старше меня, но совсем не старые.
— Мне двадцать семь было, — произнёс великан.
— А мне двадцать восемь, — добавил дракон и, взглянув на великана, поправил меч.
— Ну, так и есть, — неуверенно пожав плечами, ответил мальчик и, подумав, добавил: — Наверное.
— Значит, не обманула ведьма. Пока в таком обличье будем — не состаримся, — сказал дракон. Великан, соглашаясь, кивнул.

Новые знакомые сели на полу в освещаемый круг и, перебивая друг друга, стали рассказывать о себе.
Оказалось, что это два принца, превращённые злой колдуньей каждый в своё время за то, что отказались жениться на её дочери. И станут они вновь людьми, только если какая-нибудь принцесса их поцелует, но пока ни одна не согласилась.

— Она что, каждые сто пятьдесят лет кого-то превращает? — удивляясь, спросил мальчик и, посмотрев на воина-дракона, обратился к нему: — Ну, если ты триста лет уже такой, а ты… — перевёл он взгляд на второго воина, — …сто пятьдесят, то, получается, она и меня решила превратить в кого-то? — высказал он свои опасения.
— Тебя?! — в один голос с удивлением спросили воины.
— Ну да. Наверное. Почему же тогда я тут оказался, вместе с вами?
— Но ты же не принц?! — даже немного возмутился бывший дракон.
— А я не знаю, кто я! Помню только, что зовут меня Алёша… Алексей… И всё.
— А я уже и не помню, как меня зовут, — с грустью сказал воин-великан, а второй, соглашаясь, кивнул. — Только и слышу: «Дракон! Дракон!» Теперь это моё имя.
— Точно, — продолжая кивать, подтвердил великан. — Меня вообще Людоедом обзывают. А я мясо не ем. Не переношу даже запаха. Бр-р-р… — он, сморщившись, смешно замотал головой.
— Первое время всё пытался объяснить принцессам, чтобы поцеловали меня, — продолжил говорить воин-дракон, — а они сразу в крик и бегом за помощью. Потом надоело. Теперь только и делаю, что летаю, да на полянках валяюсь. Больше-то и заняться нечем. Иногда наймёт какой-нибудь принц. Скажет ему принцесса: «Убьёшь дракона, выйду замуж!», — а он ко мне: «Помоги!» Так вот триста лет и прикидываюсь мёртвым.
— И я так же, — всё качая головой, добавил воин-великан.
— Но почему тогда я тут с вами оказался? — удивляясь, спросил Алёша.
Воины пожали плечами.
— Я проснулся тут, — сказал тот, что был великаном.
— Я тоже, — добавил воин-дракон. — Лёг спать на полянке, а проснулся тут.
— Ага, а я в болоте устроился, — продолжил воин-великан.
— Теперь ты про нас всё знаешь. Рассказывай о себе, — сказал воин-дракон Алёше.
— О себе? — мальчик задумался. — Я же сказал, ничего не помню, только имя и что мне… кажется… тринадцать лет. Или двенадцать, — почесал он затылок.
— Тринадцать, — мечтательно произнёс воин-великан. — Эх, вот послушался бы я отца, женился бы на той принцессе. Так нет, всё идеал искал.
— Да-а-а… — подтвердил воин-дракон. — И я не послушался отца. Предлагал он мне одну. Ох, и страшна она была, зато Королевство большое. Но мне тогда другая красотка нужна была. Глупый я был.
— Ну, я-то точно знаю, никакой принцессы мне не предлагали, — прервав воспоминания воинов, вмешался Алёша и, задумавшись, покрутил глазами. Но, не вспомнив, добавил: — Вроде. Да я вообще ещё в школе учусь.
— В школе?! — в один голос удивлённо переспросили новые знакомые.
— Да… Наверное… — задумавшись, ответил мальчик. — Даже не знаю, почему так сказал? Точно, в школе. Я вспомнил. В шестом или… уже в седьмом классе?
— А что такое школа? — поинтересовался воин-великан.
— А класс? — добавил воин-дракон.
— Школа?.. Ну, там учатся.
— Чему? — в один голос произнесли воины.
— Всему. Читать. Писать…
Воины, скривившись, переглянулись.
— А может, попробовать выбраться отсюда? — предложил Алёша.
— А ты думаешь, мы вот так сидели и тебя ждали? — развёл руки воин-дракон. — Уж и так, и эдак пробовали-пробовали, да только тут стены ни огонь, ни меч не берёт.
— Угу, — подтвердил второй воин и, усмехнувшись, облокотился о свою дубинку-булаву.
— И ключа нет? — спросил Алёша.
— А ты дверь видишь? — поинтересовался воин-великан.
— Нет, — ответил мальчик, всматриваясь в темноту. — Я вообще ничего не вижу.

Они могли долго ещё рассуждать, каким образом оказались тут и как выбраться, если бы не голубка, севшая прямо на край отверстия в крыше и закрывшая собой свет. Воины сразу приняли иное обличие. Великан немного отклонил назад голову и посмотрел единственным глазом. Потом проворковал, как голубь. Белоснежная голубка ответила и, взмахнув крыльями, взлетела, обронив в отверстие перо.
Одноглазый, превращаясь в воина под лучами солнца, подставил руку, и пёрышко плавно опустилось на неё.
— Это моя знакомая. Её Лейя зовут. Предложила помочь нам, — сказал он и с улыбкой посмотрел на мальчика.
— Как? — поинтересовался тот и с удивлением взглянул на хитро улыбающегося воина-великана, протягивающего ему перо.
— Что? — начиная подозревать неладное, Алёша поднялся и отошёл от новых знакомых. Изменившиеся воины с горящими глазами, оскалившись, стали наступать, загоняя его в тёмный угол.
— Зачем?! Что вы задумали?! — закричал мальчик.
— Мы не можем, мы уже заколдованы, а ты можешь. Она покажет тебе дорогу, — хрипло твердил великан, прижимая Алёшу к стене. А дракон, взяв перо, ткнул им мальчика в грудь.
— Не надо! Мне больно! Отпустите! — кричал Алёша, понимая, что дракон и великан становятся всё крупнее, а его голос всё тише и тоньше. Он рванулся в последний раз и выпорхнул из огромных рук великана. Описав несколько кругов по комнате-дому, Алёша-голубь вылетел через отверстие в крыше.
Голубка Лейя будто только и ожидала его. Пролетев мимо и проворковав что-то, она поднялась высоко над домом. Мальчик-голубь присел на крышу, не зная, что делать дальше. Превращение в птицу его совсем не обрадовало, и хотя он вырвался из этого дома, такое освобождение принесло только ещё больше вопросов. Что ему делать теперь? Как вернуться домой?
Домой? А где вообще его дом?
— Что ты там сидишь?! — крикнул великан и махнул своей дубинкой. — Лети за Лейей. Она тебя приведёт к ведьме.
— К ведьме?! Чтобы она меня съела?! — возмущённо проворковал Алёша. Он пытался произнести слова, но почему-то из его клюва выходило лишь воркование. «Ну вот, разговаривать уже разучился», — обречённо подумал он и взмахнул крыльями. Лейя ждала его, кружась над домом.

Крылья уже давно устали и совсем не хотели слушаться, а Лейя всё летела и летела над лесом. Наконец, голубка, повернув голову, что-то проворковала и стала опускаться. Стараясь не потерять её из виду, мальчик-голубь последовал за ней к небольшому покосившемуся домику, еле различимому между стволами деревьев. Присев на крышу следом за Лейей, новоявленный голубь, заметив щёлку между брёвнами, просунул туда голову.
Весь дом оказался заполнен паром. Мальчик-голубь, не разглядев ничего, хотел вытащить голову назад, но пар начал рассеиваться, и появившаяся старуха, заметив его, крикнула:
— Ко мне, перевёртыш!
Не понимая как, голубь вдруг провалился в небольшую щёлку и полетел прямо в кипящий котёл, перед которым и стояла старуха с крючковатым носом, помешивая большим половником своё варево.
«Вот и всё, — пронеслось в голове. — Прощай, моя мамочка! Ведь ты же есть у меня!..»
Но старуха, подставив руку, поймала голубя.
Посмотрев на него, ведьма, запрокинув голову, спросила у голубки, заглядывающей в ту же самую щёлку, через которую провалился бывший мальчик по имени Алёша:
— Зачем ты его обернула? Кто он такой и откуда взялся?
Лейя что-то проворковала и, повернув голову, посмотрела в щёлку другим глазом.
— В лесу спал? — старуха с интересом взглянула на Алёшу и спросила уже у него: — И как это ты в лесу оказался?
— Не знаю, — проворковал тот.
— А кто знает? — продолжая помешивать своё варево, пробормотала ведьма.
Из-за плеча старухи показалась змеиная голова. Затрепыхавшийся от страха голубь попытался вырваться из цепких пальцев ведьмы, но та держала очень крепко. Змея с плеча переползла на руку и стала приближаться к голубю.
— Да не дёргайся ты! — проворчала старуха. — Не тронет она тебя, — и ещё крепче сжала пальцы.
Змея приподняла голову и заглянула голубю в глаз, который был ближе к ней. Потом также быстро уползла.
— Вот видишь. Посмотрела, не понравился ты ей. Это дочка моя. Красавица. Эти-то олухи отказались на ней жениться, — кивнула она на поверхность котла, над которым всё продолжала держать руку с голубем. Варево перестало кипеть, и на ровной поверхности показались дракон с великаном, сидевшие на полу в том доме, откуда недавно и вылетел мальчик-голубь. Хотя они сидели в круге света, но теперь так и оставались в прежних обличиях, не превращаясь в воинов.
Заколдованные принцы о чём-то бурно спорили. Голубь-перевёртыш надеялся, что ведьма не знала и о его пребывании там. И не слышала, о чём беседовали заключённые в доме.
— Глупцы, смирились со своим видом и даже не пытаются измениться. А моей доченьке приходится эту шкуру змеиную носить, пока один из них не одумается. Придётся, наверное, ещё одного женишка подыскать, более сговорчивого, — зло прошамкала старуха.
— А может, ваша дочка и не хочет за них замуж? — немного успокоившись, проворковал Алёша-голубь.
— Как это не хочет? Что же ей — тоже век тут куковать? Знаешь, какая она у меня красавица? Вся в меня, — сказала старуха и улыбнулась, показав кривые и гнилые зубы.
Мальчик-голубь удивлённо моргнул и с трудом проглотил комок, подкативший к горлу.
— Не веришь? И я не поверила бы, да только это правда, — ведьма отошла от котла и, присев на сундук, продолжила: — Было это давно, уж и не помню, сколько лет назад. Влюбилась я в одного принца, а отец его не разрешил на мне жениться, — она прокашлялась и села удобнее. — Принц не мог ослушаться отца и женился на принцессе, а ко мне стал в гости захаживать. Потом родилась у нас Лойша, — старуха погладила по голове вновь появившуюся змею. Глаз голубя уставился на раздвоенный язык, раскачивающийся прямо перед ним. — Вот и хочу, чтоб мою дочь полюбил какой-нибудь принц. Да так, чтобы жениться решился. Надумала я сама устроить её судьбу, — она вновь погладила по голове змею, слушавшую рассказ матери. — Но никто даже посмотреть на неё не захотел. А я от горя всё больше старела. Не хочу, чтобы и доченька моя состарилась, так и не выйдя замуж. Потому и превратила Лойшу в змею, чтоб сохранить её красоту и молодость. Только один раз в сто пятьдесят лет она сбрасывает змеиную кожу и оборачивается прекрасной девушкой, но всего на три дня. Сегодня как раз этот день, и скоро наступит та минута. Вот уже двоих выбрала моя доченька, а они не согласились. Хоть бы взглянули на неё, а то упёрлись и всё. Если эти два олуха опять откажутся, пойдёт она искать третьего принца.
Немного помолчав, старуха тяжело вздохнула и продолжила:
— Жаль, ты не принц, да и маленький ещё. Но вот для Лейи как раз подходишь. А то она всё одна и одна. Это правильно она поступила, оборотив тебя. Будет ей теперь с кем время коротать.
— Я что, теперь навсегда голубем останусь?! — в ужасе проворковал Алёша.
— Зачем голубем? Если Лейя захочет, оборотит тебя обратно, и сама в девчонку превратится.
— В девчонку?
— Да, — подмигнула старуха. — Не хотела она становиться взрослой, вот и пришла ко мне лет триста назад. Или больше? Да я уж и не помню. Пришла и попросила оставить её навечно девочкой. А как остановить молодость? Только оборотившись в какого-то зверя или птицу. Вот и летает она голубкой с тех самых пор. Человеческую речь уж почти позабыла. Иногда, правда, превращается в девчонку, да потом обратно в голубку. Неинтересно ей жить меж людей.
— А сколько ей лет?
— Так сколь было, столь и осталось. Вроде двенадцать или тринадцать? Да как раз для тебя подходяще.
— Я не хочу быть голубем, я человеком хочу!!! — очень громко проворковал Алёша-голубь.
— Ишь ты, как разволновался. А зачем тогда в лес-то пришёл, если не хотел?
Мальчик-перевёртыш обречённо уронил голову на руку ведьме. «Кругом один обман», — думал он, глядя на сонную змею у той на плече.
Ведьма, чуть покачиваясь, стала что-то напевать. Отяжелевшие веки голубя прикрылись, и он уснул.
***
Проснувшись, Алёша потянулся в кровати и резко сел.
— Фу, — протёр он глаза и осмотрелся. — Это был сон?! Какой кошмар! Как же я испугался! — говорил мальчик, приложив ладони к щекам.
Потом его взгляд упал на клетку с белой голубкой, стоявшую на подоконнике. Он встал и быстро подбежал к ней. Наклонился и внимательно посмотрел в тот глаз птицы, каким и она смотрела на него. Подумав, спросил:
— Тебе тут плохо, да? — открыв окно, вынул из клетки голубку и, выпуская, сказал: — Лети, Лейя, и прости меня…
Потом взял со стола стеклянную банку, закрытую крышкой с маленькой дырочкой, и большой коробок для длинных спичек и выбежал во двор. Открыв банку, мальчик аккуратно вынул оттуда маленького ужика и, погладив его пальцем по голове, отпустил в траву, не забыв попросить прощения. А затем Алеша отпустил на свободу большого жука и ящерку, освободив и их из заточения в спичечном коробке. И им он тоже пообещал, что больше никогда не будет так поступать.

А старуха с крючковатым носом всё хихикала и помешивала странное варево в котле…
 
Андрей Сингаевский (sing)Дата: Четверг, 03.12.2015, 08:32 | Сообщение # 2
Постоянный участник
Группа: Автор
Сообщений: 172
Награды:
2
Репутация: 0
Статус:
Шамиева Анна, 14 лет
ДХШ Южно-Сахалинск
преп. Маслакова Н.Н.
(Немного помолчав, старуха тяжело вздохнула и продолжила:
— Жаль, ты не принц, да и маленький ещё. Но вот для Лейи как раз подходишь
)
 
Анна Анакина (rekbrjdcrfz)Дата: Среда, 09.12.2015, 13:02 | Сообщение # 3
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды:
18
Репутация: 11
Статус:
Цитата sing ()
Шамиева Анна, 14 лет


Спасибо художнику за внимание к моей сказке


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Вторник, 19.04.2016, 10:13 | Сообщение # 4
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6216
Награды:
66
Репутация: 20
Статус:
рисунок Шамиевой Анны в книге
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » Новые сказки V » Второй тур. Рисунки » 011 - Анна Анакина "История одного перевёртыша..." (Сказки)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация