[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Вячеслав Безкрылов. Стихи, проза (Творческие произведения Вячеслава Безкрылова)
Вячеслав Безкрылов. Стихи, проза
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Понедельник, 06.04.2015, 10:40 | Сообщение # 76
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Нам бог дал крылья
Подготовка к побегу.

Когда я обошел все инстанции в надежде урегулировать разгоревшуюся проблему, то понял, что основное препятствие, как это не странно, исходит от старшего менеджера аэропорта Эванса Атты. Судя по заявлению всех чиновников, это он явился инициатором программы по "выколачиванию" из Голден Аир Вейс старых долгов. Как позже выяснилось, этот человек не просто старший менеджер аэропорта, он ещё и племянник министра юстиции Ганы, а так же двоюродный брат директора авиакомпании Аир Линк, нашего основного конкурента в стране. Должность старшего менеджера аэропорта - это всего лишь ступенька в его карьерном росте. Увидев рентабельную работу Голден Аир Вейс, он настроил своих высокопоставленных родственников на то, что пришло время нашей авиакомпании рассчитаться с долгами. Они понимали, что просто так это сделать невозможно, а с помощью силового давления это было бы абсолютно реально. В качестве силового давления они избрали остановку наших полётов. Не учел он только одного, что я не собирался заново лезть долговую яму, вырытую грехами моих предшественников. Оплатить немедленно старые долги, значит вплотную подойти к рубежу банкротства. Когда мне стало ясно, откуда дует ветер, я поехал в аэропорт для встречи с Эвансом. Почти часовой разговор с ним не принёс никаких результатов. Эванс был не приклонен. Тогда я решился на крайний шаг:
- Мистер Эванс, я хочу, что вы поняли меня правильно. Финансовое положение нашей компании не настолько блестящее, что бы можно было единоразово выполнить ваши требования. В соседней стране Того у нас в банке имеется открытый денежный счёт и необходимые для этого суммы. Если вы решите вопрос о том, что бы наш самолет вместе с мистером Трудневым полетел в Ломе, то мы смогли бы погасить все свои долги. Что бы вы не переживали, что самолет из Того может не вернуться, я останусь здесь в Аккре и буду в виде вашего заложника.
Я конечно врал Эвансу о том, что в Ломе у нас в банке имеются деньги. Я даже не знал, какие там есть банки и где они находятся. Но с помощью этого вранья я надеялся вырваться за пределы страны. Дальше уже будет проще. Я не имел ни малейшего желания оставить в Гане ещё один самолет, благодаря самодурству Мозеса и Мафу.
-Ваше самопожертвование относительно заложника мне нравится. Почему бы вам в Того не съездить на машине? Ведь это совсем рядом. Зачем гнать туда самолет?
Я продолжил врать далее:
- На это есть две причины. Первая, это виза. Если вы помните, я не являюсь гражданином Ганы, поэтому мне нужна виза в эту страну. При оформлении её в посольстве Того потребуется минимум две недели. Если прилететь в Того на самолете, то для членов экипажа выдается пермит (разрешение) на пребывание в стране сроком до сорока восьми часов. Нам хватит и двух часов, что бы перевести деньги на нужные счета, затем вернуться обратно.
Вторая причина: сейчас в Того находятся представители завода- изготовителя с приборным оборудованием, которые смогут в течение двух трех часов провести диагностику самолету. Фактически одним полетом в Ломе мы решим сразу две проблемы.
Никакой бригады заводчиков конечно в это время в Того и близко не было, но проверить это, равно, как и наличие счёта в Тогском банке Эванс был не в состоянии, поэтому разоблачить моё вранье он бы не смог. Он мог только догадываться о моих планах. К тому же работающему самолету диагностика не требовалась, но он об этом не мог знать.
- Хорошо, мистер Седых. Я подумаю над вашим предложением. Вечером я вам позвоню.
Вечером он мне действительно позвонил. Я очень переживал, что он позвонил мне, что бы объявить об отказе. Однако к счастью я ошибся.
- Мистер Седых. Я подумал над вашим предложением. Завтра с утра можете прибыть в службу движения и оставить на послезавтра флайт - план для полета туда и обратно. В службу движения я уже позвонил, проблем не будет. Моё решение должно подкрепиться вашими гарантиями. Вы оставите в залог лично мне пять тысяч долларов наличными, но решить вопрос с заправкой самолета я не обещаю. Топливозаправочные компании вряд ли меня услышать. С ними придется решать вам самому.
Я обрадовался решению Эванса, хотя своими требованиями он поставил меня в сложную ситуацию. Без топлива полёт мог оказаться невозможным. Но другого выхода не было, и я ответил:
- Спасибо, мистер Эванс, я согласен с вашими условиями.
Я подозревал, что Эванс догадывается о моих планах. Запросив пять тысяч наличными, он рассчитывал их оставить лично для себя, если самолёт не возвратиться. Но сейчас это было неважно. Деньги для Эванса я решил не брать в банке, чтобы не раскрывать карты перед Мозесом и в очередной раз не стать жертвой его истерик. Я решил воспользоваться деньгами, которые давно взял у Бассама, и из которых до сегодняшнего дня не было потрачено ни цента. Это были деньги "на черный день", и похоже, что это день настал. С топливом меня очень выручил представитель аэрофлота Грибанов, с которым я подружился еще с первых дней нахождения в Гане. Я связался с ним по телефону.
- Слава, я сейчас на аэродроме. Сегодня Туполь из Москвы обслуживаю. Быстро гони сюда своих инженеров. Я заправлю и твой самолет.
Это был действительно жест дружбы. Грибанов протянул мне руку помощи в самый подходящий момент. Грибанов выполнил свое обещание. Самолёт он заправил.
- Петя, ты оказал мне величайшую услугу. Спасибо! Выпиши мне счёт на оплату и я перегоню тебе деньги прямо сегодня со Стандарт Чартера.
- Счёт я сегодня же тебе передам нарочным.
- Спасибо Петя! Со счётом не затягивай! Когда Мозес узнает, что самолет покинул Гану, наверняка для меня закроют все права, которыми я сейчас пользуюсь в банке.
В этот же вечер я позвонил Бассаму в Конго.
- Мистер Бассам. Так сложилось, что в Гане возникли очередные проблемы. У меня есть контракт со Сьерра Леоне. Но я туда не хочу гнать самолет из–за сложной политической обстановки. Гнать его домой в Россию, сейчас не резон. Не будете ли вы возражать, если я на какое-то время перегоню самолет в Поинт Нуар, пока не утрясутся все проблемы?
- Мистер Седых, я абсолютно не буду возражать, если самолет прилетит в Конго! Мы его немедленно задействуем под программы наших полетов. Сейчас большой спрос на вашу технику, а самолетов не хватает. К тому же один ваш самолёт вышел из графика полётов на неопределённое время. Вас наверное информировал об этом мистер Ноздрёв? Дело в том, что этот самолёт по распоряжению властей Заира застрял в Киншасе. Я уже почти месяц добиваюсь его освобождения, но пока все бесполезно.
- Мистер Бассам, есть тогда еще одна просьба. Поставьте пожалуйста наш самолет в план полета из Ломе в Поинт Нуар, но только под вашим флагом. Я не смогу из Ломе улететь под флагом Голден Аир Вейс. Вместе с самолетом к вам прилетит мистер Труднев и все расскажет. Я пока останусь в Гане.
- Договорились, жду!
Утром следующего дня я предоставил в аэронавигационную службу флайт–план по маршруту Аккра- Ломе – Аккра. Диспетчер долго рассматривал этот план, потом сказал:
- Сэр, у меня есть указание руководства аэропорта ваш самолет никуда не выпускать.
Я при этих словах немного растерялся. Вчера мы с Эвансом говорили несколько о другом.
- Разве вас не информировал мистер Эванс о том, что на этот полёт запрет отменяется?
Наш разговор услышал один из работников, который находился радом.
- Тодор, я забыл тебе сказать, Вчера вечером звонил мистер Эванс. Он снял для них запрет, поэтому принимай флайт – план.
Я вздохнул с облегчением. Затем он обратился ко мне:
- Сэр, мистер Эванс так же просил вас обязательно заглянуть к нему.
- Да, я в курсе, зайду.
Эван с утра уже ждал меня в своем кабинете. Поздоровавшись, мы присели за стол. Я достал стопку долларов и протянул Эвансу:
- Здесь пять тысяч, как мы и договаривались. Пересчитайте. Надеюсь, проблем с вылетом не будет?
- Нет смысла, я вам доверяю. Во сколько будете вылетать?
- В четыре утра
- Зачем так рано?
- Пока прохладно. В жару не особо летается. Да и дела в Того хочется сделать быстрее.
Конечно же, основной причиной столь раннего вылета была не жара, а возможность избежать нечаянной встречи с Мозесом. Мозес не знал, что экипаж живет на Кока Бич. Он думал, что я их отвез в Кумаси. В Кумаси оставались некоторые вещи экипажа и кое-какое техническое оборудование технарей. Всё это надо было забрать.Сообщив служанке, что уезжаем по делам, мы направились в сторону Кумаси. Надо было успеть до вылета забрать всё. По пути мы заскочили на Коко Бич и я предупредил экипаж о том, чтобы они были готовы. Вылет запланирован на 4 часа утра. В два часа ночи я пообещал за ними приехать. Вещи экипажа и технарей мы привезли в Аккру с наступлением темноты и выгрузили их в офисе, который мы своими силами построили в аэропорту.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Понедельник, 06.04.2015, 11:32
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Понедельник, 06.04.2015, 10:41 | Сообщение # 77
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Нам бог дал крылья
Субботник.

Месяца три назад дирекция аэропорта запретила нам работать, пока мы не оборудуем свой офис. Было непонятно, почему раньше все было разрешено, а при моём руководстве оказалось всё в запрете. Денег на строительство было мало, поэтому я решил часть стройки провести в стиле наших российских субботников. Такой опыт дома я уже имел. В свое время нам выделили для лётного отряда в аэропорту землю, на которой мы силами лётного состава построили большой гараж для транспорта, принадлежащего лётному отряду. Но дома это было сделать проще. Закалённые идеологией коммунистического воспитания пилоты брались с энтузиазмом за любое дело, если оно было необходимо во благо народа. На субботники приходили в рабочей одежде и превращали каждый субботник в какой-то красивый трудовой праздник. Когда нам было выделена территория в аэропорту Аккра для строительства офиса, то она была захламлена настолько, что её очистка потребовала бы уйму денег. Время терять я не стал. Собрав в центральном офисе Голден Аир Вейс всех руководителей подразделений, пригласив Мозеса, я объявил, что завтра все должны прибыть в аэропорт в рабочей одежде, на субботник.
Видел бы кто выражение их лиц?! То ли это было недоумение, то ли страх, то ли радость? Они все смотрели на меня, как на пришельца с другой планеты.
- Что такое "субботник"? – наконец спросил меня начальник службы безопасности
- Это когда все дружно проводят посильную работу в интересах самих же себя. Нам нужен офис? Да! Без него ни сегодня, завтра нам запретят работать. Имеем ли мы достаточное количество денег для того, чтобы все работы выполнить чужими руками? Нет! Заняты ли мы основной работой настолько, что у нас совершенно нет времени? Нет! Ваш рабочий день составляет два часа в день, а заработную плату вы получаете, как за полный рабочий день. Так давайте же во благо самих себя поработаем на нужном нам объекте.
Воцарилась мертвая тишина. Все смотрели на меня и не могли понять, шучу я или говорю правду. Первым нарушил тишину все тот же начальник службы безопасности
- Вообще такую работу выполняет у меня дома прислуга – начал осторожно он.
- Вот и замечательно! - парировал я,- Если вы сами не в состоянии, то завтра в рабочей одежде я жду вашу прислугу.
- А кто им будет оплачивать?
- Конечно вы, потому что это ваша прислуга! Работа на субботнике предусматривает бескорыстный труд, оплатой за который является моральное удовлетворение! Еще есть вопросы?
Моё указание еще долго обсуждали за стенами нашего центрального офиса. Очевидно, ругали меня почём зря, но на следующее утро я всех увидел на строй площадка. Не было только Мозеса. Я не стал заострять внимание на его отсутствие. «Чёрт с ним! Прощу его по причине преклонного возраста» – решил я. Мы с Ромкой пришли тоже в рабочей одежде. Всем была поставлена задача. Очень туго и неохотно все начали трудиться. Мы с Ромкой задали тон всей этой публике.
-Ром, я во многих книжках читал, что чернокожее население Африки во все времена было угнетённым. Многие из них попадали в рабство. У меня сейчас сложилось впечатление, что скорее белые в этих краях становятся рабами. Давай покажем этим "угнетенным", как мы умеем трудиться. Не думаю, что им будет от этого стыдно, но хотя бы сами себе сделаем разгрузку. Мы начали работать с азартом, и вскоре вся наша энергия передалась всем. К вечеру площадка под строительство была очищена.
- Мистер Седых, - после работы подошел ко мне начальник службу безопасности,- а вы энтузиаст! Вы и нас сегодня за собою увлекли! Не поверите, но я сам того не ожидал, что этот день принесёт мне радость от физического труда. Как вам это удается, так зажигать людей?
- Наверное, потому что мы в России прислугу не имеем, и делаем всё сами. Поэтому нас труд и радует, потому что видим сделанное своими руками.

Нам бог дал крылья
Побег.

Ровно в два часа ночи я был у экипажа в Коко Бич. Ромка был тоже с вещами, потому что должен был улететь в Конго с экипажем. К нашему приезду экипаж еще не собрался. Все ходили из угла в угол в поисках чего то. Некоторые из них еще не умывались.
- Мужики, я ведь просил, что бы к двум все были готовы, а вы до сих пор чешетесь!!!
- Семеныч, куда спешить? Ну взлетим не в четыре, а в семь. Лететь то до Ломе двадцать минут. Успеем. Тем более я слышал, что Ромка в какой то банк ещё поедет, а банки раньше десяти не открываются – начал рассуждать штурман экипажа.
- Ваша задача не рассуждать, кто куда поедет, а четко выполнять то, что я вапм говорю! Вам 10 минут на сборы! Я буду ждать вас на улице.
В десять минут они не вложились. Я прождал их почти полчаса. В машину загружали вещи, не спеша, как бы нехотя. Меня это начало злить. Я обратился к командиру:
- Командир, или ты со своими бойцами не понимаешь всю лежащую перед вами ответственность, или вы решили надо мною поиздеваться? Все быстро в машину, и поехали!

Не доезжая до Аккры, командир экипажа попросил:
- Семёныч, здесь по пути есть магазинчик, работает круглосуточно. Надо остановиться, мы сувениры посмотрим.
- Ребята, похоже, что вы излишне отдохнули на берегу Атлантического океана! Останавливаться мы нигде не будем! Это во–первых! Во-вторых, я надеюсь, что вы взлетите не позднее четырех утра. Это в ваших же интересах. В-третьих, я перед полётом не хочу вам всем портить настроение, поэтому пожалуйста делайте то, что я вам говорю!
Однако, похоже, что экипаж не очень понимал необходимость такой спешки. Я постарался вкратце всё объяснить. В аэропорту мы нос к носу столкнулись с начальником службы безопасности нашей компании. "Что он здесь делает в такую рань?". Встреча с ним не сулила ничего хорошего. Если он сейчас позвонит Мозесу, то вылет может сорваться.
- Добрый день, мистер Лоренц. Службе безопасности и ночью приходится работать? – попытался пошутить я
- Да, поневоле! Брата в Наироби провожаю. Уже пассажиров повели к самолету. Побегу на перрон попрощаться. Извините, мистер Седых. Если я вам буду нужен, то я буду здесь. Уже все равно нет смысла домой ехать, скоро рабочий день начнется.
Начальник службы безопасности на моё счастье не стал меня расспрашивать, что я делаю в аэропорту в столь ранний час и я сам изложил ему, придуманную налету версию:
- Нет проблем, провожайте. Не спешите. Я здесь случайно, пожарная сигнализация в офисе сработала.
Я направился к служебному выходу, что бы пройти к самолету, и вдруг во фри-шопе увидел экипаж в полном составе. У меня все закипело. Я быстро подошел к ним:
- Ребята, какого черты вы здесь делаете?! Вы должны быть уже на паспортном контроле! Инженеры, вы уже подготовили самолет?! Вы заставляете меня разговаривать с вами на повышенных тонах!!! Командир, почему такой хаос в экипаже?!
- Семёныч, не шуми! Мы все успеем. Не могу понять к чему такая спешка?
- Вам ничего понимать и не надо! Для меня очень важно, что бы вы улетели из Аккры немедленно, а вы какого то черта тяните время, да еще устроили хождение по залу ожидания!

Самолет улетел из Аккры с задержкой почти на час. Я нервничал. Мои нервы были на пределе. Я очень боялся, что до взлета последует команда запрета и все мои старания пойдут насмарку. Вместе с экипажем улетел и Ромка. Он хотел остаться вместе со мною, но я настоял, что бы он со всеми покинул страну. Мне одному было гораздо легче "маневрировать". Я стоял на перроне до того момента, пока экипаж не не доложил о пересечении границы. Всю их радиосвязь я прослушивал через портативную радиостанцию, которую я взял в нашем офисе. Она нам служила для решения оперативных вопросов, в основном с коммерческими службами аэропорта. По ней так же можно было прослушивать частоты управления воздушным движением.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Понедельник, 06.04.2015, 11:33
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Понедельник, 06.04.2015, 10:45 | Сообщение # 78
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Нам бог дал крылья
Последняя ссора. Подстава.

Стало светать. По перрону поползли ящерицы и огромные черные скорпионы. Таких больших скорпионов я видел только в Гане. По размеру они были немногим меньше небольшого речного рака. Почему то всегда с восходом солнца они лезли на бетон, а с наступлением жары куда-то уползали. Я остался один, и надо было принимать какое-то решение. Я вспомнил, что на восемь утра я назначил в центральном офисе производственное совещание, на котором должен был работникам объявить о том, что самолет временно будет работать за пределами Ганы. И если мистер Мозес с мистером Мафу эту идею поддержат, то в скором будущем мы сможем возобновить работы в Аккре. Ещё я хотел предупредить их о том, что в компании неизбежны новые сокращения, и если у кого то есть возможность трудоустроиться в других компаниях, то я это буду только приветствовать. И вообще мне хотелось просто поговорить с людьми, хорошими, добрыми и простыми ганцами. Мне искренне хотелось им посочувствовать и успокоить их. Фактически они страдали из–за глупого упрямства всего лишь одного человека, и помочь им чем то было сложно.
Совещание началось вовремя. Выступать перед людьми на сей раз было сложно. Я видел глаза этих людей, полные ожидания и надежды, но ничего хорошего сказать я им не мог. Совещание подходило к концу, когда возле офиса остановился автомобиль Мозеса. Он был сам за рулем. Следом подъехал микроавтобус, которым управлял водитель. Лицо Мозеса было злым. Я понял, что его приезд ничего хорошего не сулит, и постарался быстрее завершить совещание.
- На сегодня все! Все свободны. Если у кого будут какие-то вопросы, я отвечу на них в рабочем порядке. А сейчас оставьте пожалуйста нас наедине с мистером Мозес.
Все стали расходиться. Мозес оказался в двери. Оттолкнув выходящих, он быстрым шагом направился к моему компьютеру, схватил монитор и дернул его вверх. Полетели искры.
- Мистер Мозес, у вас появились лишние деньги и вам не жалко компьютеры?
Мозес молча продолжал выдергивать вилки компьютеров и множительной техники из розеток. Он схватил какие-то бумаги, затем швырнул их на стол, перевернул графин с водой. Персонал быстро покинул помещение, чтобы не оказаться в центре назревающего скандала.
- Все грузить в минибас, - дал он команду водителю.
-Мистер Мозес, может, вы объясните, что происходит?! – спросил я, хотя прекрасно понимал его негодование.
Мозес ничего не ответил. Когда оргтехника и некоторые вещи были погружены, он дал команду водителю, что бы тот сел в машину, которая все это время принадлежала мне.
-Ключи! – обратился Мозес ко мне.
Я отдал ему ключи, и они на двух машинах выехали со двора
- Идиот! – выругался я, - и что он этим хочет доказать?!
Я остался в офисе один. Я присел за свой рабочий стол, на котором кроме каких-то бумаг уже ничего не было. Мозес забрал даже ручки. Посидев несколько минут в раздумьях, я зашел к себе в комнату, открыл платьевой шкаф и достал из него кое какие вещи. Переодевшись, я вышел на улицу, поймал такси и поехал по направлению к офису Мафу. Тот принял меня радушно
- С чем пожаловал, мистер Седых?
Я рассказал ему о том, что произошло. Мафу очень удивился?
- Насколько я проинформирован, мистер Мозес в последнее время был не против отдать самолет в аренду, пока вы не урегулируете в Гане все вопросы. Так в чем же дело?
Он позвонил Мозесу, и они о чем-то долго разговаривали на своем родном языке. После того, как разговор окончился, Мафу сказал:
- Мистер Седых, пока езжайте домой, успокойтесь. Я попробую сам что-то решить с мистером Мозесом. Я потом вам сообщу.

Поздно вечером у меня дома зазвонил телефон. Звонил старший сын Мозеса. Он орал в трубку, не давая мне сказать ни слова. Его речь была полна угроз. Попытавшись несколько раз его остановить, я понял, что мне это не удастся. Я бросил трубку и от злости оторвал входящий в телефон провод. Время было позднее, но спать не хотелось. Я вышел на улицу, поймал такси и поехал к Швецову. Его дома не оказалось. Остаток ночи я скоротал в Аквариусе. На душе было муторно. Утром я заскочил к себе домой. Дверь была не заперта, хотя я помню, что её запирал. Возможно, не проверил закрытие. Дверка бельевого шкафа была так же открытой. "Наверное, вчера не закрыл, когда доставал одежду" – подумал я, К дверке вчера я прислонял стул, что бы она не открывалась. Стул стоял в другом конце комнаты. Я осмотрел белье, которое лежало сложенным в шкафу. Белье с одной стороны было примято, и было видно, что кто-то что-то искал. Я просунул туда руку и почувствовал холод металла. "Что бы это могло быть?". В моих руках оказался боевой английский пистолет Welrod. Я еще раз засунул руку в белье и извлек оттуда коробку с патронами.
«Интересно, что бы это значило? Если меня здесь застукают с этим оружием, то от тюрьмы меня вряд ли спасет даже крупный денежный залог. А если из этого пистолета кого то "пришили"? Тогда дела мои будут чрезвычайно плохи». Я осмотрелся. Никого рядом не было. Я пошел на кухню, взял мягкое полотенце и принялся усиленно вытирать с пистолета возможные отпечатки моих пальцев. То же я проделал с коробочкой от патронов. Пистолет и патроны я упаковал в целлофановый пакет. На выходе из дома, мне встретилась служанка Дориз. Я сообщил ей, что уезжаю в Кумаси на несколько дней, какое-то время меня в Аккре не будет. Про Кумаси служанке я сказал на всякий случай, если вдруг меня кинутся искать. Для убедительности я оставил в комнате все свои вещи, и малозначащие документы. Прихватив паспорт, я на такси поехал в сторону Ачимото. На одной из улиц я увидел урну. Когда такси отъехало от урны метров двести, я попросил таксиста остановиться. Рассчитавшись с ним, я отпустил водителя, и пешком вернулся к увиденной урне. Вокруг никого не было. Я, не раздумывая, бросил в урну пакет с пистолетом и патронами и быстро удалился. Пройдя по улице метров пятьсот, я зашел в магазин, что бы осмотреться и не вызвать каких то лишних подозрений. Взяв другое такси, я поехал в кафе Вайт Элефант. Просидев там около двух часов, я решил еще раз наведаться к Швецову домой. На сей раз я его застал дома.
- Слав, что у тебя опять случилось?, - спросил Швецов.
Я ему в подробностях обо всем рассказал.
- М-да… Это серьезно. Тебе домой возвращаться, пожалуй, опасно. Оставайся у меня, потом что-либо решим.
- Спасибо, Володя, ты добрый человек. Но подвергать тебя и твою семью возможной опасности я не буду. Можно я позвоню с твоего телефона?
- Телефон на тумбочке.
Звонок мой был Искре, болгарке, которая работала в Аккре в качестве Представителя Балкан Авиа. Мы с ней подружились давно. Она всегда помогала мне с дешевыми авиабилетами для наших экипажей, которые частенько летали через Софию, то на юг Африки, то обратно в Россию. В Аккре была как бы перевалочная база.
- Искра, насколько я помню у тебя сегодня ночью самолет в Софию? Так?
- Да. Что хотел?
- Одно место можешь в бизнесе зарезервировать?
Она ответила не сразу, очевидно проверяя наличие свободных мест
- Как раз одно осталось. Заберешь?
- Искра, и посмотри пожалуйста подстыковку из Софии в Стамбул. Очень надо!
Через час мы на машине Швецова приехали в офис Балкан Авиа и забрали билеты. Точнее их забрал Швецов. Я из машины не выходил. Швецов порывался проводить меня в аэропорт, но я убедил его в том, что одному мне легче справляться с возможными неожиданностями.

Нам бог дал крылья
Прощай, Гана! Прощай, Африка!

Самолет улетал в 23 часа. Пройдя все необходимые формальности, я оказался в самолете. Сев в кресло, я прикрыл глаза, вслушиваясь, не пришел ли кто по мою душу? А на душе было беспокойно. Всё успокоилось только тогда, когда взлетевший самолет убрал шасси.
Утром я был в Софии, вечером в Стамбуле. Самолет из Софии в Стамбул задержался почти на час по технической причине, в результате я опоздал на наш самолет, который в этот день должен был лететь в Ставрополь. Ждать два дня следующий самолет я не имел ни малейшего желания. Несмотря на то, что Турция это почти дом, я ждать так долго не мог. Я поехал в морской порт, купил билет на теплоход и отправился по морю в Новороссийск.

Возвратился я в Россию в октябре месяце. В стране творился такой хаос, что мне, родившемуся в ней и прожившему большую часть своей жизни, сейчас было трудно сообразить к какому берегу надо примкнуть. Как ни парадоксально, но в этот момент я понимал жизнь в Гане лучше, чем то, что происходило дома.
Перед новогодними праздниками я позвонил в Гану с надеждой, что Мозес с истечением времени осознал всё происходящее и готов наладить наши отношения. Но ошибся. Из разговора стало ясно, что я в Гане ему нужен в роли все того же "козла отпущения". Мои убеждения усилились после последней выходка Мозеса, который заявил в Интерпол о моем исчезновении, и я был объявлен в международный розыск. Мне удалось утрясти эту проблему. Я позвонил в Аккру в Российское посольство с просьбой, что бы они объяснили соответствующим органам причину моего отъезда из страны. В посольстве знали обо всех подробностях моей истории. После этого звонка меня больше не доставали, и мое местонахождение не требовало в дальнейшем проводить в отношении меня формальности по международному розыску.

Тогда в Гане мое решение улететь из страны на самолете Балкан Авиа через Софию, а не с Аэрофлотом оказалось абсолютно верным. На следующий день был прямой рейс Аэрофлота в Москву, но на нём я улететь вряд ли бы смог. Мозес, и ещё несколько человек, ожидали в аэропорту моё появление на этот рейс. Мне позднее Швецов рассказал об этом. Но в это время я уже был далеко


Сообщение отредактировал Безкрылов - Понедельник, 06.04.2015, 11:33
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Понедельник, 06.04.2015, 10:46 | Сообщение # 79
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Нам бог дал крылья
ЭПИЛОГ

Второй пилот несколько раз посмотрел в нашу сторону. Ему надо было что-то сказать Ярославу, но он стеснялся прерывать наш разговор. Уловив желание вторака, Ярослав спросил:
- Говори, что хотел!
- Пора "молиться", командир! Скоро снижаться!
"Молиться" на языке экипажа значило проводить предпосадочную подготовку.
- Да, да, сейчас!
Ярослав занял своё кресло и переключился на работу. Я немного завидовал ему, что он еще в форме и продолжает летать. Моя лётная карьера, к сожалению, подошла к концу. Вот так быстро и неожиданно, что я даже сам этого не успел заметить.
Иркутск был позади. Самолет приземлялся в аэропорту Домодедово. Из–за моего длинного рассказа Ярослав так и не успел рассказать о себе. Правда месяц спустя мне довелось побывать у него в гостях и выслушать его такой же длинный рассказ о себе. Но это была уже совсем другая история, о которой, возможно, я когда то напишу.

Мы шли с Ярославом по перрону в сторону аэровокзала. Было на удивление тихо. Не гудели взлетающие и садящиеся самолеты, не грохотала аэродромная техника. В это минутное затишье мы услышали отдалённый стрекот летящего где то далеко маленького самолёта. Мы повернули головы на звук. В стороне спортивного аэродрома кружился и жужжал Як-52, силясь выполнить какую-то фигуру. Мы остановились:
-Смотри, как похож на наш Як-18 тый! Помнишь?
Это мимолётное видение заглушил звук запускаемого двигателя. На перроне готовился к полёту большой Ил-96.

Прошло много дней с момента описанных событий. Я уже давно не летаю и не занимаюсь вопросами внешне – экономической деятельности. Я оказался в рядах летчиков – пенсионеров, как и положено, подрабатывающих на нелюбимых производствах. Другого быть и не могло. Моя летная молодость прошла, как сон. Как самый приятный сон изо всех моих снов.

Ставрополь 2010 год.
Переиздано апрель 2015 год.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Понедельник, 06.04.2015, 11:34
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:21 | Сообщение # 80
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ВРЕМЕНА ГОДА.

Люблю я осень, люблю и зиму.
Люблю я лето, люблю весну.
Я очарован майским цветом,
я зиму с нетерпеньем жду.

Я не хочу, что бы кончалось лето,
однако, осень я ведь тоже жду,
чтоб любоваться разноцветьем леса
и отраженьем облаков в пруду.

март 2015.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 09:32
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:23 | Сообщение # 81
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ОСЕННИЙ НАТЮРМОРТ

Лист с берёзы, лист тополиный,
падающий лист с задумчивой осины.
С липы жёлтый лист качается в падении.
Это осень. Всё, как в сновидении.

Красный лист с рябины закружился,
желтый лист с черёмухи спустился
наземь, где уже была
листьев целая гора.

Жёлтых, красных , с дуба, с клёна,
и совсем ещё зелёных
листьев разных в той горе,
что собралась во дворе.
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:24 | Сообщение # 82
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ПРО КОТОВ.
Однажды Мурзик, Мурка и Тимоха
поехали купить гороха.
Гороха не было в тот день.
Они присели в тень на пень.
«Что будем делать?»- мявкнули коты
поджав колечком драные хвосты.
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:30 | Сообщение # 83
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ТОВАРИЩУ ПО РАБОТЕ.
Есть даты, которые трудно забыть.
Есть время, которое сложно не вспомнить.
Историю нашу нельзя позабыть,
историю нашу должны мы все помнить.

Она состоит из отдельных страниц,
а в каждой странице есть яркая дата
о славной судьбе исторических лиц,
вошедших в историю где то, когда то.

Листая страницы одну за другой,
я очень увлёкся пометкой одною.
На этой странице, совсем небольшой,
Пометка поставлена вовсе не мною.

Да, в общем, не важно, кто метил года,
кто галочку ставил пред местом и датой,
кто жирной чертой обводил города
в надежде увидеть всё это когда то.

Итак, об истории нескольких лет,
описанных в памятной книге.
Напротив пометки указан портрет,
А текст с описаньем указан пониже.

Родился тогда то, женился потом.
Усердно трудился, отдавшись работам.
В родном производстве нашел он свой дом,
и жизнь посвятил бесконечным заботам.

«Характер спокоен, в решеньях силён»-
в строках биографии позже напишут.
Новаторским духом идей закалён.
Идеи прогрессом новаторским дышут.

Сергеич- героя страницы зовут.
Фамилия русская- Русских.
По имени просто Геннадий зовут
Друзья в окружениях узких.

Что можно еще здесь в стихах написать?
Изложено всё на странице две тройки
Стр.33. Книга "Орлиное племя Ставрополья"
Взять книгу, открыть, а затем прочитать
Про образ великий и стойкий

декабрь 2014
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:35 | Сообщение # 84
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Я верю, что на Украине будет мир. Люди, прислушайтесь к голосу разума!!!

РАЗМЫШЛЕНИЯ.
Когда пришла в эти края беда?
Кто сделал первый шаг к раздору?
Кто распахнул беды врата,
и стал стрелять по людям без разбору?

Кто в Новороссии детей осиротил?
Безжалостно отцов их уничтожил.
Кто матерей их гордых оскорбил?
Кто школы, детсады сничтожил?

Кто мирный труд и жизнь людей
вдруг превратил в кромешье ада?
Кто детство отобрал у малышей?
Кто бомбы сбросил у дома у сада?

Я задаю себе вопрос,
но не могу найти ответа.
Возможно, что на мой вопрос
сейчас нет четкого совета.

Быть может, это только страшный сон?
Вот я проснусь, и это сновиденье
меня покинет, растворится вон,
как мимолётное виденье.

Я где-то видел этот страшный сон.
Дома горящие, сожженная станица,
Солдатов раненых в санбатах стон,
их страшные, измученные лица.

Вдруг вспомнил я, то был не сон,
но очень уж похож на сновиденье.
И раненых солдат тех стон
Совсем не безобидное виденье.

Конечно, то была война
с фашистами и прочей всякой тварью.
И цель тогда была одна:
Раз навсегда покончить с этой тварью.

Храним мы в памяти во все века
и лица, и события, и даты.
Без имени героев только та строка,
в которой неизвестные солдаты.

Но как могло случиться, что опять
история времен тех повторилась?
За счастье и за мир теперь нам вновь стоять,
лишь только потому, что снова всё свершилось.

Ожила недобитая УПА,
из всех щелей полезли правосеки
и прочая фашистов шелуха,
в чулках, надвинутых на веки.

На касках свастика, в глазах трезуб.
В мозгах УНА, да идеал Бандеры.
А в глубине души звериный дух
садистов современной эры.

Им бомбу сбросить, что в сартир сходить.
Убить ребёнка, что окурок бросить.
Им дом дотла с людьми спалить,
что с плеч долой мундир свой сбросить.

Так получилось, что фашизм
опять в Европе возродился,
включив движенья механизм,
на Украине он остановился.

И, если не сказать ему: «Всё! Стоп!»,
не выбить из рта его все зубы,
и если кулаком не стукнуть в лоб,
не размозжить за сквернословье губы,

он слова убежденья не поймёт.
Чужая боль в нём вовсе не болится.
Он убивать опять пойдёт,
ответить за разбой он не боится.

Так хватит слов! Пора громить
врагов многострадального Донбасса,
чтоб навсегда, навеки утопить
Идеологию воинствующего класса.

Чтоб Украина снова обрела
свой мирный труд, свою былую славу.
Чтоб дружба у славян была,
Чтоб с лиц стянули балаклаву.

Чтоб жёны ждали всех мужей
с работы, а не с поля боя.
Чтоб страха не было у матерей
за сыновей, не знающих покоя.

Чтоб слово6 «Здравствуй!» мог сказать
сосед - русак украинцу соседу.
Чтоб мог его на чай позвать
И мирно с ним вести беседу.

Чтоб радостью и счастьем навсегда
светились у детей их маленькие лица,
чтобы они не знали никогда,
как пламенем горит сожженная станица.

Чтоб папы с миром шли в забой,
а мамы с радостью их ждали.
Что бы в стране возник покой,
который все так долго ждали.

Ноябрь 2014.
Россия.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 09:36
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:39 | Сообщение # 85
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
БАЛЛАДА О СТАВРОПОЛЬСКИХ АВИАТОРАХ,
ПАВШИХ В 1942 ГОДУ НА ЭЛЬБРУСЕ.

ПРЕДИСЛОВИЕ:

Земля и небо, их космический союз
объединяют неспокойный наш Эльбрус.
На нём рождаются седые облака,
которые всегда видны издалека.

Изгибы рек, красоты гор.
Их снежные вершины завораживают взор.
Леса реликтовые у подножия горы-
хранители всех тайн прошедшей здесь войны.

Война. Сорок второй военный год.
Враг на Кавказе на Эльбрус идет.
Ему поставлена задача гору захватить
и на Эльбрусе флаг фашистский водрузить.

Флаг там водрузили, думая тогда,
что этот флаг там будет навсегда.
Враги и не могли предположить,
что флагу на Эльбрусе не придется долго жить.

Напрасно силы тратили альпийские стрелки,
карабкаясь по скалам у грохочущей реки.
Напрасно глотку Гитлер драл,
что с этим флагом он Кавказ к рукам прибрал.

Немало времени прошло тогда,
чтоб навсегда остановить врага.
И о делах былых невзгод
я предлагаю этот эпизод:

ИСТОРИЯ ОДНОГО ВОЕННОГО ЭПИЗОДА:

Команду получил на взлет
"Бостон шестой" военный самолет.
Из Пятигорска взлет он произвел
и с курсом на Эльбрус в набор пошел.

На высоте шестьсот вошел он в облака,
обледенение отсутствует пока.
Четыре тысячи остались позади
и голубое небо с солнцем впереди.

Четыре двести. Выше облаков.
По курсу Эльбрус с логовом врагов.
То логово задача "Разбомбить!".
Так значит, так тому и быть.

Крутой вираж и бреющий полет.
На цель стремительно летит наш самолет.
В прицеле флаг и бомбе "Сброс!"
На лицах у врага немой вопрос:

"Откуда появился русский ас?
Откуда он узнал про лагерь и про нас?"
Он все до основанья разбомбил
настолько сильно, сколько было сил.

Казалось, лагерь уничтожен навсегда...
но, чудеса бывают иногда.
Среди руин, обломков блиндажей
в живых осталось несколько тварЕй.

Штандартенфюрер Отто и радист,
альпийский егерь и еще один фашист,
останки рации, куски антенн,
да основания каких то стен.

Возобновили вскоре связь на континент
оставшийся в живых фашистский контингент.
Задача новая: "Врагов добить!"
Так, значит, так тому и быть.

Команду получил на взлет
"Р - пять" почтовый самолет.
Из Ставрополя взлет он произвел
и с курсом на Эльбрус в набор пошел.

"Р- пять" - есть легкий самолет,
не предназначен для больших высот.
Но если снять с него вооружение.,
то будет верное решение,
оно позволит ввысь поднять
две бомбы под крылом "Р - пять".

Заход на лагерь. Первый сброс!
Летят строенья под откос.
Заход второй. И новый сброс!
На рожах у врага опять вопрос…

Задача выполнена. Курс домой.
но двигатель вдруг сделал перебой.
"Р- пять" просел. Метнулся вниз
и зацепил крылом карниз скалы,

что рядышком была
от самолётного крыла.
Удар о камни и о лёд!...
На гору рухнул самолет.

Упал на хвост, затем на спину
тем самым воссоздав лавину,
которая на долгие года
тот самолет запрячет в толщу льда.

ЭПИЛОГ:

С тех пор прошло немало лет.
и вот ледник решил открыть секрет,
что прятал долгие года
под толщей голубого льда.

Луч солнца лёд то растопил
и занавес тех лет открыл.
Разбитый лагерь, русский самолет
все эти годы прятал лёд.

Через ледник ходили альпинисты,
всем как то было невдомёк,
что подо льдом запрятаны страницы
истории горящий уголёк.

Имён героев мы не знаем,
их было двое наших земляков.
Их помнить свято обещаем
а лёд их сохранит на множество веков.

Их много, павших в той войне,
унёсших с жизнью имя, дату.
Для них воздвигнут общий обелиск в стране-
«Могила неизвестному солдату».

Октябрь 2014 года.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 09:48
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:52 | Сообщение # 86
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Ностальгия

Рассуждать о времени прошедшем
может тот, кто в это время жил,
кто трудился, созидал, учился,
кто во благо Родины творил.

Кто не понаслышке, а реально
в ногу с прошлой жизнью шел.
И не ради славы и медалей
через трудности времен прошел.

Время изменилось. Всё осталось в прошлом:
детство, юность , сладкие мечты,
мамины глаза и папина улыбка,
дом родной, а в этом доме ты.

Ты- воспоминание из детства
о прекрасном, светлом, о былом.
Ты- воспоминание из детства
о деревне, где стоял наш дом.

На окраине той деревушки
синий лес и шумная река.
Слышен одинокий крик кукушки,
доносящийся ко мне издалека.
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 09:57 | Сообщение # 87
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:


ОСТРОВ ТЮЛЕНИЙ

Рассказ


Семидесятые годы двадцатого столетия были примечательны тем, что авиационная промышленность СССР заполонила авиапредприятия страны вертолетами Ка-26. Эту технику использовали буквально во всех отраслях народного хозяйства. На Ка-26 патрулировали газо и нефтепроводы, линии электропередач. На них же выполнялись работы в сельском хозяйстве по внесению минеральных удобрений, борьбе с вредителями и болезнями растений. С вертолетов засевали рисовые поля. Большой популярностью эта техника пользовалась у Государственной инспекции по безопасности дорожного движения и Государственной инспекции по охране природных ресурсов. Вертолеты заказывали журналисты, геологи, полярники, оленеводы, творческие работники и так далее. Тысячи пилотов гражданской авиации являлись специалистами по эксплуатации этой техники.
******
Разбор полетов у командира летного отряда подходил к концу, когда в селекторе раздался голос секретаря:
- Глеб Иванович! К вам инспектор по безопасности полетов Селихов просится. Говорит, что срочное дело. Пустить?
Знаменский сделал паузу, недовольно посмотрел на часы, затем на присутствующих командиров:
- Вопросы есть? Всем все ясно?
Командиры ответили Знаменскому дружным молчанием, что означало отсутствие каких-либо вопросов.
- Ну если все ясно, разбор окончен! Все по рабочим местам
Он дотянулся до пульта селектора:
- Надя, приглашай Селихова, пусть заходит
В ответ из динамиков что то проскрипело невнятное. Вероятно, секретарша сообщила Знаменскому, что всё поняла. Командиры выходили из кабинета, шумно двигая стулья, на которых только что сидели. В дверях на какое то время образовалась сутолока. Навстречу выходящим командирам пытался пробраться в кабинет Селихов. Что бы разрулить столпотворение у двери, Знаменский прикрикнул:
- Ну прямо как маленькие дети! Боитесь, что не успеете выйти? Пропустите инспектора, а затем спокойно выходите!. Что вы устроили свалку в проходе?
Селихов зашел, а Знаменский еще минуту бухтел:
- Ну что за народ? Учат своих подчиненных уважению, а сами ведут себя как мальчишки!
Продолжая бухтеть, Знаменский протянул для приветствия Селихову руку:
- Привет, Антон Николаевич! Давненько ты ко мне не заглядывал. С чем пожаловал?
Селихов пожал протянутую Знаменским руку:
- Привет, Глеб Иванович! Можно присесть?
- Да, конечно! Что за вопрос? Располагайся. Если хочешь, закуривай.
Знаменский пододвинул ближе к Селихову пепельницу.
- Ты, Глеб, наверное, забыл, что я уже почти год, как завязал
- Не забыл. Просто, на всякий случай… А я вот никак не освобожусь от этой вредной привычки. Силы воли не хватает.
Пока командир лётного отряда и инспектор по безопасности полетов перебрасывались ничего не значащими фразами, участники разбора покинули кабинет.
- Надя, никого ко мне пока не пускай!
- Хорошо, Глеб Иванович!
- Да… если не трудно два кофе нам с Селиховым приготовь.
В ответ в селекторе опять что-то прохрипело. Вероятно, Надя поняла просьбу Знаменского и приступила к приготовлению кофе.
- Так с чем ты ко мне пожаловал, Антон?
Оставшись одни, Знаменский и Селихов перешли на «ты». Ничего удивительного. Они одногодки, одновременно пришли в авиаотряд после окончания летного училища. Вместе летали, продвигались по службе. Дружили семьями. Почти все праздники встречали вместе, если конечно не приходилось быть на службе. Вошла секретарша и поставила на стол две чашки кофе, который издавл в кабинете приятный аромат жареных зерен.
Селихов начал не сразу. Выждав небольшую паузу, он произнес:
- Глеб, у тебя проблема. Похоже, что вертолет на Каспии твои бойцы положили. Я из Махачкалы получил телеграмму от Ченцова. Он пишет, что его летчики Ан-2 сверху на острове Тюлений видели вертолет в камышах. Лежит вверх ногами.
Знаменский достал сигарету и закурил. Потом подошел к окну и открыл его.
- Ченцов не сообщил, живы или нет? Когда и как это случилось?
- Я после телеграммы разговаривал с Ченцовым по телефону. Когда экипаж Ан-2 передал информацию об увиденном, Ченцов дал команду произвести посадку на Тюлений и узнать обо все подробно. При необходимости оказать помощь. Вертолет лежал в двадцати метрах от берега на мелководье, в камышах вверх колесами. В вертолете и около него никого не было. Летчики стали обшаривать дно, в надежде что –либо найти, но впустую. К ним подошли двое мужчин с острова и рассказали, что вчера вечером вертолет был здесь. В него что то загружали чужие люди. Всех свои они знают, потому, как на острове живет всего пять человек. Эти люди прибыли на остров со стороны материка, вероятнее всего из Махачкалы. Груз грузили из лодки. Это была рыба осетровых пород и черная икра во флягах. Когда вертолет загрузили, экипаж начал взлетать. Местные жители это видели. Буквально через несколько секунд после отрыва вертолет ткнулся передними колесами в песок и перевернулся. В вертолете был только один человек. Он выскочил с вертолета целым и невредимым. Подбежали двое с лодки, которая привезла груз. Они бегали вокруг вертолета, махали руками. Затем все трое сели в лодку и укатили в сторону материка. Экипаж Ан-2 так же отметил, что вокруг перевернувшегося вертолета разбросано огромное количество рыбы. Другой информации нет.
- Да, дела… - протянул Знаменский. - Похоже, что живы, если с вертолета убежали.
Он подошел к селектору:
- Надя! Срочно мне разыщи командира вертолетной эскадрильи!
- Так он в отпуске.
- Ну, тогда его зама! Срочно, немедленно!
Немного помолчав, Знаменский добавил в селектор:
- Надя, и моего зама по летной подготовке!
- Хорошо, Глеб Иванович!
Зам по летной Доценко Иван Федорович появился в кабинете буквально через две минуты. Командира эскадрильи пришлось ждать минут пятнадцать. Знаменский начал заметно нервничать.
- Надя! Ну где этот командир вертолётчиков?
Не успела ему секретарь ответить, как в кабинет не то что вошел, вбежал Коцур
- Командир, вызывали?
- Вызывал! Ты почему так долго не мог найти мой кабинет?
- Да у меня как раз в это время был телефонный разговор со старшим группы в Нефтекумске. Там у них вертолет на Каспии разложили. Я собирал информацию, что бы вам доложить.
- Хорошо, сейчас доложишь. Мы уже имеем информацию от Антона Николаевича
Знаменский показал на стоящего рядом Селихова. Все сели за стол. Знаменский еще раз обратился к Коцуру:
- Виктор Георгиевич, а секретарь сказала, что ты в отпуске?
- Ну да! Я в отпуске. Просто по делам в аэропорт заскочил, а здесь проблемы. Все равно бы теперь из отпуска отозвали.
- Правильно понимаешь. Ну давайте ближе к основной теме. Докладывай,- обратился Знаменский к Коцуру.
Коцур изложил подробно всё, чем располагал. Нового в общем то ничего он не сказал. Об этом несколько минут назад проинформировал Знаменского Селихов. Интересным оказалось то, что командир разбившегося вертолета на базе в Нефтекумске не появлялся. Где он мог быть? Куда его увезли на лодки эти люди? Кто они? И вообще, что это за история, покрытая изначально мраком.
- Кто командир вертолета? – спросил у Коцура Знаменский
- Сытник Владимир
Знаменский посмотрел на своего зама по лётной подготовке:
- Доценко, готовься на вылет. Надо на Тюленем побывать и лично убедиться в произошедшем. Не можем же мы в Управление докладывать о происшествии со слов посторонних?
- Какие же они посторонние? –попробовал возразить Доценко, - Ченцов командир отряда в Махачкале, наш коллега…
Знаменский не дал ему договорить:
- Иван Федорович, ты прав. Ченцов наш коллега, однако, вертолет принадлежит нам?
Задав вопрос Знаменский сам же на него ответил:
- Безусловно, нам! Стало быть, информация в управление должна поступить из первоисточника, то есть от нас. Мы должны быть полностью уверены в том, о чем будем информировать вышестоящее руководство. К тому же в Нефтекумске, как я понял, толком ничего не знают. Не знают даже, куда девался Сытник
Доценко хотел что то еще сказать, но затем передумал:
- Я могу вылетать?
- Да, Иван Федорович. Возьмешь с собою Селихова, врача летного отряда и начальника вертолетного цеха. Постарайтесь с докладом сегодня же возвратиться. До конца дня еще уйма светлого времени. Думаю, что успеете.
Затем Знаменский обратился к инспектору по безопасности полетов:
- Антон Николаевич, ты готов сейчас вылететь с Доценко?
- Конечно! Я на это и рассчитывал.
Доценко вышел в приемную для оформления полетного задания. Через несколько минут он возвратился в кабинет Знаменского:
- Можно войти?
- Входи Иван Федорович! Давай подпишу «задание»
- У меня есть вопрос.
- Какой? Задавай!
- Мне на вылет «восьмерку» готовить или «Ка-26»?
- Иван Федорович! Ну зачем туда гнать большой вертолет? Вас всего трое полетит, причем ты за штурвалом. Готовьте Ка-26!
- Четверо. Мы с собою еще инженера лётного отряда прихватим.
- Разумно. Всё равно Ка-26 берите.
- Понял
Доценко вышел из кабинета. Знаменский и Селихов остались вдвоем:
- Антон, Не забудьте с собою взять бумагу и ручки, что бы можно было у свидетелей взять показания и предварительные кроки происшествия начертить.
- Глеб, ты все время забываешь, кем я работаю.
Селихов многозначительно посмотрел на кожаный кейс, который стоял у него рядом под ногами:
- В этом чемодане всегда есть то, о чем ты сейчас говоришь.
Знаменский ничего не ответил и только на лице изобразил нечто подобное на улыбку.
Прохрипел динамик селектора:
- Глеб Иванович, Доценко передал через диспетчеров, что готов к вылету и ждет Селихова.
- Передай Доценко, что сейчас будет.
Затем обратился к Селихову:
- До вертолетной площадки далековато. Возьми мою машину. Она около лётного отряда стоит. Водитель подвезет.
- Спасибо, Глеб. Я на своей.
Он показал рукой в сторону окна. На площади около летного отряда стояли Жигули, принадлежащие Селихову.
- Я машину на вертолетном участке оставлю, пока будем с Доценко просторы Каспия бороздить.
- Ну с Богом!
Командир эскадрильи Коцур все это время сидел в кабинете Знаменского и молчал. Всё это время его как будто никто не замечал. Наконец Знаменский повернулся к нему:
- Виктор Георгиевич, теперь с тобой. Пока Доценко с Селиховым будут летать, нам надо подготовить весь материал о командире вертолета и самом вертолете. Ты сейчас подними все документы на него: летные книжки, лётные дела, в сан.части возьми медицинскую книжку. Затем на вертолетном участке свяжись с инженером цеха и подготовьте с ним полную подборку технического состояния вертолета. Все это постарайтесь сделать быстро.
- Ясно, товарищ командир. Только мне кажется, сто вместе с Доценко должен был полететь и я?
- Очень умная мысль! Мы все разбежимся, ты, Знаменский, сам, как хочешь, так и выкручивайся. Не переживай. Сытник, твой боец. Наверняка тебе еще придется сто раз на острове оказаться, что бы докопаться до истины. Иди, занимайся делом!
Ничего не ответив, Коцур вышел из кабинета Знаменского.

******

Доценко и Селихов возвратились на базовый аэродром еще задолго до захода солнца. Знаменский лично приехал на вертолетную площадку их встретить. На улице накрапывал дождь, поэтому Знаменский предложил всем проехать в летный отряд для продолжения разговора. О результатах экспедиции на Тюлений остров первым доложил зам по летной Доценко. Впрочем, особо нового он ничего не сказал, кроме того, что было известно. Разве что были озвучены отдельные детали происшествия. Из рассказа Доценко вертолет лежит вверх колесами на песчаной косе. Коса находится почти в центре мелководного лимана в густых зарослях камыша. С берега острова ее не видно, однако пройти до острова можно своим ходом. Глубина не выше, чем по колено. Этим и воспользовались члены предварительной комиссии. Они оставили свой вертолет на берегу, а сами по воде добрались до пострадавшего вертолета. Лопасти разлетелись на мелки кусочки. Их разбросало в радиусе ста метров. Вокруг вертолета разбросано огромное количество рыбы осетровых пород. Очевидно при ударе о землю, весь груз выбросило из вертолета и разбросало, в основном, в направлении взлета. В кабине не было обнаружено следов, которые бы указывали, что пилот при происшествии пострадал, хотя пилотская кабина была изрядно деформирована. На берегу Селихов и Доценко пообщались со свидетелями произошедшего. Они подтвердили, что к прилетевшему вертолету прибыли двое мужчин на лодке, которые не являются жителями острова. Груз в вертолет грузили из лодки. При взлете, после отрыва вертолет ткнулся передними колесами в песок и перевернулся. В вертолете был только пилот. После происшествия он вместе с чужаками сел в лодку, и они вместе направились в сторону материка. Свой доклад Доценко подытожил следующим:
- Очевидно, Сытник на острове оказался нелегально. Я с воздуха связался с базой в Нефтекумске. Старший группы мне сообщил, что заявок для вертолетов на остров Тюлений в этот день не было. Значит Сытник туда полетел нелегально, без связи. О своем полете он никого из руководства не информировал. Стало быть полетного задания на этот вылет у него не было. Очевидно о произошедшем придется информировать не только Северо Кавказское управление гражданской авиации, но и органы МВД. На первый взгляд происшествие произошло по причине перегрузки вертолета, взлетная масса которого превысила допустимые пределы. По всем признакам взлет производился «по самолетному» с ограниченной песчаной площадки. Из- за нехватки располагаемой длины взлетной полосы Сытник мог вертолет поддёрнуть. Потеряв скорость, вертолет «зарылся» передними колесами в песок и перевернулся.
Селихов продолжил:
- Иван Федорович, согласно документов МГА мы и так должны информировать все органы, в том числе и МВД о произошедшем. Не будем на этом сосредотачиваться. Пусть органы сами разбираются, с какой целью Сытник оказался на острове. Наша же задача установить причину происшествия. То ли это техническая неисправность, то ли ошибка пилота, то ли воздействие каких-то факторов на вертолет, которые послужили дальнейшему развитию события. А то, что здесь не обошлось без браконьеров, и так ясно.

В этот же день в Северо-Кавказское управление ГА по линии командования авиаотряда и инспекции по безопасности полетов была отправлена телеграмма следующего содержания:
« 12 августа 1985 года при выполнении взлета с подобранной площадки на острове Тюлений, что в пятидесяти километрах от западной береговой черты Каспийского моря, потерпел аварию вертолет «Ка-26» с ботовым номером 19212, принадлежащий Ставропольскому авиапредприятию. Вертолет при аварии получил значительные повреждения. Командир вертолета, пилот второго класса Сытник Владимир Ильич. Общий налет 11500 часов, в том числе на вертолетах Ка-26 7800 часов. Командира вертолета на месте происшествия не оказалось. В настоящий момент его местонахождение уточняется. В связи с этим проинформировать о состоянии здоровья Сытник В.И. не предоставляется возможным».

Следующим утром Знаменский решил лично побывать на месте происшествия. Они вылетели вместе с Доценко вдвоем. Доценко был у руля, а Знаменский за пассажира. Хотя в лётном отряде у Знаменского эксплуатировались вертолеты «Ми-8» и «Ка -26», сам Знаменский на них не летал. Он был чистым самолетчиком. Правда порывы освоить эту технику были, но текучка не давала ему возможности этим заняться. Поэтому все вопросы эксплуатации вертолетов он возложил на своего заместителя по летной подготовку Доценко Ивана Федоровича, который всей душой и всем сердцем был влюблен в вертолеты, что немного удивляло Знаменского, который эту технику по правде недолюбливал. На транспортных самолетах он довольно часто летал над островом Тюлений, выполняя рейса в аэропорт Шевченко. С высоты шести тысяч метров он видел этот остров маленьким, затерявшемся в водах Каспийского моря. И вот сейчас, выполняя полет на Ка-26 в одной кабине с Доценко, Знаменский удивлялся, сопоставляя то, что он много раз видел со своего Ан-24 с тем, что ему пришлось созерцать сейчас. С высоты шести тысяч метров остров всегда был виден еще за долго до пересечения береговой черты. На вертолете летели на высоте двести метров. Видимость была ограниченной. Стояла плотная дымка. Через несколько километров от береговой черты можно было видеть только под собой. Вокруг вода и волны Каспия. Знаменский нажал на кнопку СПУ (прим. автора: Самолетное Переговорное Устройство):
- Ваня, ты не проскочишь Тюлений? Он маленький. При такой видимости можно проскочить.
- Думаю, что нет, - ответил Доценко, продолжая пилотировать вертолет.
Действительно, через несколько минут полета впереди появилась тень острова. Доценко сделал круг над островом. Остров действительно небольшой. В поперечнике его длина не более шести километров. В наушниках затрещало:
- Сто пятый, ваше место?- Раздался голос диспетчера Махачкалы
- Сто пятый захожу на посадку на острове Тюлений. Погода хорошая.
- Для Вас информация. Примерно через час к вам вылетит тренировочный Ан-2 из Махачкалы. Дождитесь его . На борту будет комиссия по расследованию из Ростова. Они сейчас все у нас, готовятся к вылету
Доценко сделал круг над островом, подбирая удобное место для посадки
-Глеб Иванович, посмотри
Доценко завалил вертолету крен и указал направление рукой. Знаменский увидел сверху в камышах перевернутый вертолет.
- Эко его угораздило! Вроде бы и площадка на первый взгляд не плохая.
- Оно конечно так, когда вертолет не перегружен. Там вокруг вертолета столько рыбы валяется! Мне показалось, что тон десять, не менее.
- Сейчас сядем, посмотрим, - подытожил Знаменский. Он повернул голову в сторону острова чем то заинтересовавшись.
- Вань, посмотри на остров. Весь остров вдоль и поперек исчерчен колесами самолетов. Что, сюда так часто летают? Насколько мне известно ни с Астрахани, ни с Махачкалы, ни с Кизляра сюда МВЛ (прим. автора: Местные Воздушные Линии) не проходят. Газовикам, электрикам, нефтяникам здесь как будто делать нечего. Метеорологи здесь меняются один раз в год.
Знаменский вопросительно посмотрел на Доценко. Тот, продолжая пилотировать, ответил:
- Иванович, ну ты как будто ни о чем не догадываешься? Остров Тюлений, это браконьерское логово. Это вроде островов в Карибском море для пиратов. Осетр, белуга, черная икра. Здесь, на острове, идет перевалка. Браконьерам к материку подходить опасно. Очень высокая вероятность оказаться в руках егерей. Вот они все сюда и везут свой товар. У этих людей, то есть браконьеров, целое производство с разделением труда. Одни ловят рыбу, другие ее подготавливают для продажи, отделяя черную икру, третьи устанавливают контакты с покупателями, а так же с летчиками, которые не прочь за дополнительную плату рискнуть не только своей свободой, но зачастую и жизнью, четвертые занимаются финансовыми вопросами. Все как на фабрика, только за рамками Законодательства.
- Так почему я об этом ничего не знаю?
- А зачем вам знать, Глеб Иванович! Мы все экипажи держим в ежовых рукавицах, ведем постоянную разъяснительную работу, имеющей целю не то что участвовать в незаконных полетах с браконьерами, а что бы даже не возникала мысль о такой возможности.
- Ну если все у вас так серьезно, то откуда появился тогда Сытник?
Доценко не стал отвечать. Он сосредоточил все свое внимание на выполнение посадки.

Доценко посадил вертолет на берегу лимана, недалеко от того места, где валялся вертолет Сытника. Он выключил двигатели и защелкал переключателями, подготавливая системы в нерабочее состояние. Несущие винты еще продолжали вращаться:
- Сытник, это наш прокол. Где то не доглядели, не раскусили вовремя. Ты ведь знаешь, Иванович, наши вертолетчики летают по всему Северному Кавказу. Сейчас он здесь, через час его надо искать за сто километров отсюда. На этих высотах наземный локатор их не видит. Зачастую и связь по УКВ пропадает. К тому же контроль за их полетом ведет диспетчер по докладам экипажей. Обмануть диспетчера совершенно нет никаких проблем. Он ему будет докладывать о полете и посадках в одном месте, а сам полетит совершенно в другое. К тому же с острова Тюлений хорошая связь с земли. Вот мы ее сейчас и проверим. Я с тобою заговорился, и забыл передать информацию о посадке на острове.
Доценко включил радиостанцию:
- Махачкала Контроль я 19105
-19105, Махачкала Контроль
- 19105 фиксируйте посадку на острове Тюлений в 11:54. До вылета
- 105 й Вашу посадку на острове Тюлений отметил в 11:54. Вылет доложите. Конец связи
- 105 конец.
Доценко повернулся к Знаменскому всем корпусом:
- Вот видите! Сытник спокойно мог диспетчеру говорить, что летает, а сам прибыл на Тюлений.
Знаменский с удивлением посмотрел на Доценко:
- Ну у него же на вертолете стоят средства объективного контроля! Как он потом оправдываться будет? Что он запишет в полетное задание?
- Ну, Глеб Иванович! Ты специально делаешь вид, что не понимаешь? Какие средства?! Барограф?! Да осциллограмму на этом приборе может нарисовать любой летчик, даже не обладающий талантами Пикассо!
- И что они, рисуют?
Доценко сочувственно посмотрел на Знаменского:
- Бывает, Глеб Иванович. Только за руку таких художников сложно поймать!
- Ну, ну, мой дорогой заместитель! Ты мне сегодня о страшных вещах поведал. Надо это все переварить.
Доценко промолчал. Он знал, что Знаменскому это все известно, и он только делает вид, что не понимает.
Подойдя к берегу Знаменский спросил:
- Глубоко?
- Максимум по колено. До вертолета по воде сто шагов.
Знаменский и Доценко сняли на берегу обувь и брюки.
- Здесь их никто не возьмет. Пусть будут здесь. Заберем на обратном пути
Дго лимана было песчаное, мягкое. В просвете камыша показался вертолет. Командиры вышли из воды на песок. Сделав еще несколько шагов, Доценко в растерянности остановился и стал озираться по сторонам.
- Ты чего, Вань? - спросил у него Знаменский
- Очень странно! Всё очень странно!
- Что странного? Разбитый вертолет? Так мы об этом знали!
- Странно то, что около вертолета не видно рыбы. Вчера здесь ее было несметное количество.
Знаменский только сейчас заметил, что действительно около вертолета рыбы нет, хотя о ее наличии было сказано практически всеми, кто видел разбившийся вертолет раньше.
- Вот так номер! Уплыла рыбка?
Они подошли вплотную к вертолету и заглянули во внутрь. Там так же не было ни единого рыбного следа.
- Вчера здесь рыба была везде и в вертолете тоже. Рядом валялись две пятидесяти литровые фляги с черной икрой. Сегодня их тоже нет.
Они отошли на несколько шагов от вертолета, что бы не уничтожить следы. До их прибытия сюда здесь явно кто-то побывал, собрал и спрятал всю рыбу и фляги с икрой. Было похоже, что «заметали» следы. Кто это мог быть? Знаменский и Доценко на удалении несколько раз обошли вертолет, рассматривая его положение и характер повреждений. Знаменский начал рассуждать:
- Если Сытник жив, то удивительно, как ему удалось выжить. Кабина пилота всмятку. Вчера я выходил на Управление здравоохранения края с просьбой, что бы мне сообщили, не обращался ли к ним в какой либо клинике Северного Кавказа раненый пилот? Утром перед вылетом сюда мне сообщили, что никто из пилотов по ранению не обращался. Где он есть Сытник? Он бы многое мог нам прояснить.
Закончив осмотр, командиры побрели по воде в обратную сторону. На берегу их ждал мужчина, женщина и юнец, лет десяти.
- Здравствуйте, островитяне! Поздоровались с местными жителями Знаменский и Доценко
- Здравствуй! В наверное по поводу вертолеты прилетели? – спросил мужчина
- Верно! Вам что-нибудь об этом известно?
Мужчина подробно рассказал обо всем, что знал. Собственно нового он ничего не сказал. Обо всем этом Знаменский уже знал из информации от своих подчиненных.
- А вчера во второй половине дня, вечером или ночью около вертолета вы никого случайно не видели?
- Вчера нет. А вот сегодня утром, когда еще на улице было темно, в лиман вошла лодка. В ней было три человека. Они более час кружились около вертолета. Что-то переносили и грузили в лодку.
- Вы к ним подходили?
- Нет. Я когда услышал шум мотора, вышел из дому. Видел сквозь камыши, приближается лодка. Они освещали место фонариками.
- А откуда же вы знаете, что там было три человека?
- Я же говорю, что они там были более часа. Когда они уходили, уже расцвело и было видно, что в лодке трое.
- Мужчины или женщины?
- Мужики. Видать не старые.
- А вы их лица разглядели? Можете описать?
- Так вначале было темно, а потом с рассветом туманец опустился. Видны только силуэты. Но, что мужики, факт! Баб не было.
А почему вы к ним не подошли поинтересоваться, как сейчас к нам?
- А чего интересоваться? На наш остров почти каждую ночь какие то люди на лодках суетятся, а потом днем самолет прилетает, и в него что то грузят. К тому же здесь излишнее любопытство не в почете. Могут потом в водах Каспия не найти.
- Вы говорите, что часто прилетают самолеты. А как часто здесь бывал вертолет?
Мужик достал пачку с сигаретами, не спеша извлек из нее одну и закурил. Знаменскому тоже захотелось курить и он задымил своим любимым «Ротмансом».
- Сюда, в основном, прилетает большой вертолет Ми-8. Маленький вертолет я до этого видел всего раза три.
- А как давно вы на этом острове?
- Второй год пошел. В сентябре месяце подмену жду. Мы обычно здесь по году.
- А чем вы здесь занимаетесь?
- Метеостанцию видите?- он махнул рукой в сторону двух, отдельно стоящих домиков,- синоптики мы. Вахтовым методом работаем.
Знаменский посмотрел на женщину и ребенка, которые до это момента молчали:
- Вы тоже синоптики?
Женщина заулыбалась:
- Нет! Я его жена. Мы с Димкой нахлебники. Не работаем.
Она показала на мальчонку, который жался к ее юбке, и которого, вероятно, звали Димкой.
- И сколько же вас жителей на этом острове?
- Пять взрослых и трое ребятишек. Вот Димка и еще двое.
Вопросы начала задавать женщина:
- А вы откуда прилетели?
- Из Ставрополя,- ответил Знаменский. Слышали про такой?
- Чего ж не слышать? Мы в Невинке живем, это всего пятьдесят километров от Ставрополя, а работаем в Нальчике, в институте гидрометеорологии.
Знаменский на стал уточнять, почему они живут в одном городе, а работают в другом. Он спросил:
- А где здесь можно напиться?
- Мы вам сейчас принесем. Дим, пойдем дядям водички принесем, - она обратилась к мальчику, и они ушли. Мужчина остался с командирами. У него Знаменский спрашивал об условии их быта на острове:
- А у вас на острове электричество есть?
- А как же! У нас оборудование на электропитании.
- А где же вы его берете? До берега почти пятьдесят километров. Проводов с берега к вам я не видел.
- А они и не нужны. Видите?,- он показал рукой куда то в сторону. Все обернулись, - там ветряк. Он силу ветра превращает в электричество. Кроме того у нас есть дизель. Когда нет ветра мы его используем.Однако часто бывают проблемы. Катер с материка приходит, а топливо для дизеля забывают. Приходится с руководством по рации ругаться.
- А воду откуда вы здесь берете?
- Артезиан около дома. Вода постоянно. Правда на вкус немного солоновата. Вы в этом сейчас убедитесь. Но пить можно. А животные из моря пьют.
- Как это? Ведь в море соленая вода. Ее пить невозможно.
Мужик хитровато улыбнулся.
- Что соленая, то верно. Но не всегда! Когда ветер в востока дует, то соленая вода с восточного берега, а пресная с западного. Когда с запада, то наоборот.
Командиры удивились:
- Здорово! А почему так? Ведь Каспий соленый, как нам известно.
- Все так! Только есть одна особенность. Остров Тюлений не всегда был островом. Это была песчаная гряда, которая тянулась на север до материка, туда, где Волга впадает в Каспий. Потом в один прекрасный момент гряда ушла под воду и остался только небольшой кусочек суши, то есть наш остров. Гряда залегает не глубоко. Те, кому знаком форватер гряды, могут спокойно по воде дойти до материка. Так во, Волга несет в Каспий пресную воду. В зависимости от направления ветра за счет песчаной косы море опресняется и животные этим пользуются.
- А чем же вы здесь питаетесь? Нет магазинов. Даже хлеба негде купить
- А зачем нам магазины? Мы на весь период запасаемся мукой, на катере во время вахтенных смен завозим. Женщины хлеб пекут сами. Молоко у нас, сами видите, по острову ходит,- он показал на пасущихся вдалеке коров и коз. С мясом и яйцами проблем нет. Гуси, утки, куры. Ну и конечно рыба. На этом острове от голода умереть может только совершенно ленивый.
В это время возвратилась женщина с мальчонком. Мальчик нес бидон, в котором была вода, а у женщины в руках был большой таз, в котором лежали жареные куски осетрины.
- Угощайтесь, гости, - позвала женщина. – Вы, наверно голодные?
Знаменский и Доценко действительно улетели, ничего не перекусив. Время подходило к обеду. Вид жареной осетрины вызвал у командиров желание перекусить.

Немного подкрепившись, командиры, в ожидании прилета комиссии из Махачкалы, решили познакомиться с достопримечательностями острова. Несмотря на относительную пустынность, природа острова довольно своеобразна. Леса на острове нет. Только несколько одиноких деревьев около домиков метеостанции украшают пустынный пейзаж острова. В юго-западной части острова рельеф испещрен небольшими песчаными дюнами высотой не более 2-2,5 м. Они рядами тянутся вдоль морского берега, и их образование обусловлено преобладанием на острове ветров восточных и юго-восточных румбов. По мере продвижения в сторону лагуны пустынные ландшафты сменяются засоленными лугами. Восточные территории настолько пологие, что даже при незначительных ветровых нагонно-сгонных явлениях они либо заливаются, либо обнажаются на значительное расстояние. Чтобы доплыть до острова от «большой земли», надо преодолеть по морю как минимум 50 км. Поэтому официальное название местной метеостанции на острове «Труднодоступная».
Об истории острова и его природных ресурсах поведал Павел, который встретил Знаменского и Доценко. Оказалось, что он великолепно осведомлен об истории этого уединенного края. Павел поведал, что на первой карте Каспийского моря, составленной российскими гидрографами в 1726 г., остров обозначен не был. Он отсутствовал и на изданной в Санкт-Петербурге карте, датированной 1796 г. Позднее, на карте 1817 г., нынешнее место расположения острова отметили как мель - банка Тюленья. Почему мель назвали именно так, понятно: в ту пору здесь водилось множество тюленей.
На карте, составленной шесть десятилетий позже, появились очертания изолированной суши с тем же названием, что прежняя морская банка. Проводивший лоцию этого участка Каспийской акватории П. Л. Пущин писал: «...остров Тюлений расположен по меридиану и имеет длину 635 сажен, а ширину 240 сажен. Он образован из наносного песка и битой ракушки, и вследствие этих же причин размеры его постепенно увеличиваются...».
Достоверных данных о времени возникновения острова нет. Однако многие считают, что остров возник примерно в начале 20-х годов XIX века. В середине XIX века остров имел форму узкой песчаной гряды, лишенной всякой растительности. Ширина этой гряды составляла несколько десятков метров, а длина - не более одного километра. И, что интересно, остров, как и сейчас, был тогда расчленен на две части узким проливом. На острове сохранились стены часовни, построенной в самом конце XIX века. В первой половине XX века рядом с ней выстроили рыбозавод, который в те годы располагался в метрах ста от берега. За последние десятилетия в процессе повышения уровня моря развалины этого небольшого рыбоперерабатывающего предприятия и нескольких холодильных цехов оказались у самого уреза Каспия.
В образовании острова главную роль играл волновой намыв песка и ракушки. Во время штормов донный материал выбрасывается волнами далеко от берега, а затем переносится ветром в глубь острова. Волны также приносят значительное количество плавающего тростника и водорослей, которые способствуют образованию почв на острове.
В относительно возвышенной западной части острова при сильных ветрах волны перекатываются через невысокие песчаные дюны, заполняя пространство между ними слоем ила. На образовавшемся в междюнных пространствах слое перегноя толщиной в несколько сантиметров начинают произрастать различные виды растений, прежде всего солянки. Солянки смешиваются со злаками. Позже на слоях ракушки, песка и ила появляется кустарниковая растительность. В свою очередь, густые кусты тамариска служат ловушками для песка и ракушки. Так на поверхности острова образуются многочисленные песчаные бугры.
Фауна острова Тюлений бедна. Из позвоночных, кроме изредка посещающих местные пляжи каспийского тюленя, на острове встречаются лисица, енотовидная собака, еж и разные грызуны. Когда-то в суровые зимы сюда по льду заходили небольшие стада сайгаков. Гораздо богаче здесь орнитофауна, поскольку Тюлений служит местом отдыха и гнездования для самых разных перелетных птиц. Особенно много пеликанов, бакланов, цапель, чаек и крачек. Из пресмыкающихся отметим ящерицу, водяного ужа и полоза. Ближе к лагуне - царство лягушек. Волнами на остров с материка пригоняются каблы - маленькие плавучие островки из густо сплетенных корней тростника. На этих «плавсредствах» обычно и добирается до острова мелкая сухопутная живность. Остров является национальным достоянием Дагестана.
Прикрепления: 3489100.jpg(63.9 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 09:59
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:01 | Сообщение # 88
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ОСТРОВ ТЮЛЕНИЙ
продолжение

Сопровождая Знаменского и Доценко по острову, Павел еще мог бы обо многом им рассказать, но в это время вдалеке показался самолет, следующий курсом со стороны материка на остров Тюлений.
- Это комиссия.- предположил Доценко,- следует со стороны Махачкалы. Надо ближе к вертолету подойти, эфир прослушать.
Они поблагодарили Павла за увлекательную экскурсию по острову и направились к вертолету. Самолет тем временем достиг острова. Перевалившись с крыла на крыло, он продолжил свой путь на север. Доценко включил радиостанцию и на частоте работы малой авиации вышел на связь:
- Это какой борт над островом Тюлений?
В ответ последовало молчание. Доценко повторил свой вопрос в эфире. После короткой паузы в наушниках послышалось:
- я, 09705. С рыбоохраной облет делаем. К вам садиться не стали, потому что из Махачкалы сюда готовится целая делегация. Возможно, уже вылетели.
- Понял вас, семьсот пятый. Если услышите их вылет, передайте пожалуйста нам.
- Вряд ли! Мы сейчас на Кизляр разворачиваться будем. В Кизляре планируем посадку. Конечно, если до посадки что-либо услышим, то вам обязательно продублируем.
- Спасибо, 705. Счастливого полета!
- Спасибо

После связи с пролетающим над ними Ан-2, Знаменский и Доценко сели на берегу лимана на травку. Светило жаркое солнце. Назойливо жужжала муха и периодически кусали комары. Вообще-то в это время дня комары не такие настойчивые, как вечером и ночью. Очевидно, на них действует жара и они пережидать зной где то в камышах. С наступлением же темноты и до рассвета наступает их время. Полчища комаров и мошки атакуют людей и все живое. В воздухе стоит комариный гул. Вдыхать воздух в легкие резко нельзя, потому что можно нечаянно проглотить этих нудных насекомых. Если люди спасаются от этих тварей с помощью различных мазей и аэрозолей, то животным приходится сложнее. Но они нашли способ самозащиты. С наступлением комариных атак они погружают свое туловище в воду, оставляя на поверхности только голову, да так и стоят часами, спасая себя. Как рассказал Павел, ночью спать приходится под пологами, то есть марлевыми тентами, которые на ночь устанавливаются над кроватью. Пожалуй, это единственная возможность провести спокойно ночь. Утром полог черный от севших на него комаров.
Пока Знаменский и Доценко на берегу пытались анализировать произошедшее, лягушки устроили целый концерт. Вначале несколько лягушек недружно переквакивались. Затем к ним начали присоединяться другие, и, наконец, вступили все лягушки лимана. Стараясь перекричать друг друга, они старались изо всех сил выделить себя в этой какофонии лягушиных звуков.
- Посмотри! – Знаменский указал рукой в камышовую прогалину, - посмотри, что вытворяет!
В пяти метрах от берега то показывался, то исчезал огромный рыбий хвост. Судя по его видимой части и окраске, это был сазан внушительных размеров. Он, как бы приветствовал хвостом, сидящих на берегу, приглашая принять участие в его рыбном танце. Затем, нырнув в воду в очередной раз, он оказался между стволами камыша. Раздвигая камыш своим мощным туловищем, он сделал круг почета и опять оказался посредине водной заводи. По пути его следования в разные стороны выпрыгивали мальки, спасаясь от этого великан. По оценке Знаменского и Доценко рыба была весом не менее десяти кило. Знаменский не выдержал и начал раздеваться.
- Сейчас полезу в воду и погоняюю этого стилягу, - сказал он, обращаясь к Доценко.- Давай со мной! Мы его сейчас выхватим из воды!
Доценко тоже начал раздеваться. У командиров разгорелся дух охотников. Самолета с комиссией все равно еще не было, и неизвестно, сколько бы пришлось его ждать. Раздевшись, Знаменский и Доценко тихо вошли в воду, стараясь не испугать рыбку, которая их дразнила. Рыбий хвост то показывался, то исчезал в воде совсем рядом, в двух, трех метрах от охотников, тем самым подогревая их охотничий азарт. Казалось бы вот вот и они ухватят за жабры этого гиганта. Но не тут то было . Стоило сделать кому то ни было решительный ша, как рыба прятала хвост и через некоторое мгновение оказывалась в другом месте. Та продолжалось минут двадцать. Сазан просто издевался над охотниками, гоняя их по водам лимана. Наконец он вовсе исчез.
- Ну и хитер! – восхищался Знаменский.- Никак не хочет поддаться! Только подумаешь за хвост ухватить, а он уже за десять метров от тебя!
- А ты думал, что он тебе скажет: « Давай Глеб Иванович, бери меня!»? Рыбы тоже думать умеют. Ему было интересно с нами поиграть, и он это делал. Подразнил нас и и исчез… Ладно, поохотились, надо на берег. А то с минуту на минуту комиссия прилетит, а мы здесь с тобой по острову в трусах бегам.
- И то верно! Выходим!
Знаменский брел вдоль камыша по колено в воде, в сторону берега. Вдруг он обо что то споткнулся и больно ударился.
- Что за чёрт!
Знаменский пошалил рукой в мутной воде:
- Иван Федорович! А ну подь сюда!
- Что там, Глеб Иванович?
- Сам не пойму. На флягу походе.
- Откуда она здесь?
- Не знаю! Иди сюда!
Доценко возвратился к Знаменскому. Опустив руку в воду, он так же нащупал металлический предмет виде фляги. Вдвоем со Знаменским они приподняли из воды этот предмет. Действительно это была двадцати пяти литровая фляга. Они ее взяли за ручки и вынесли на берег. Открыв на берегу крышку, командиры удивились ее содержимому. Фляга до верху была наполнена черной икрой.
- Вот те на! Поймали рыбку! Что будем делать? – спросил Доценко?
- Ну конечно назад в лиман не потащим. Прилетит комиссия, очевидно с нею будут представители рыбоохраны и органов. Пусть они с этим и разбираются, - ответил Знаменский.
- А если это фляга местных жителей?
- Вряд ли! Если они и занимаются этим промыслом, то после аварии вертолета маловероятно, что они свое добро около него оставлять будут. Скорее всего это одна из фляг, что были на вертолете. Надо поискать. Возможно, здесь и другие фляги есть.
- Но свидетели говорят, что чужаки что то грузили в лодку из упавшего вертолета?
- Да. Но фляги с икрой они уж точно грузить не будут, потому что на материке, как правило, их встречает рыбоохрана. Не такие уж они дураки, что бы себя с этими флягами подставить. Скорее всего, что они припрятали их здесь до лучшего времени, то есть до того времени, когда можно будет использовать самолет. Когда на острове не будет посторонних.
Разговаривая, Знаменский и Доценко оделись и привели себя в порядок. И вовремя! Как раз в это время над островом появился Ан-2. Сделав круг, он сел на острове с западным курсом, недалеко от того места, где стоял вертолет. Подрулив на минимальное расстояние к вертолету, самолет остановился и выключил двигатель. Из самолета вышло двенадцать человек. Пятеро из них были членами комиссии по расследованию происшествия, остальные были представителями рыб. охраны, министерства внутренних дел, мед. Службы и местной прессы. Знаменский знал в лицо всех членов комиссии по расследованию. Он часто встречался с ними в Ростове в кабинетах Северо – Кавказского управления гражданской авиации (СКУ ГА) , а так же на различных совещаниях, которые в то время проводились чуть ли не ежемесячно в городах Советского Союза: Минске, Ташкенте, Свердловске, Ульяновске и так далее. Комиссию по расследованию возглавлял начальник инспекции СКУ ГА по безопасности полетов Рудаков Игнат Львович. Он первым вышел из самолета и направился в сторону вертолета, около которого их уже ожидали Знаменский и Доценко. За ним следом потянулись все, прибывшие на самолете. Знаменский и Доценко оказались в центре прибывших.
- Здравствуйте, именинники! –начал Рудаков.- Что стряслось с вашим вертолетом? Почему он лежит на лопатках?
- Здравствуйте,- поздоровался Знаменский, окинув всех прибывших взглядом. Это как бы означало, что он и от своего имени и от имени Доценко поприветствовал всех прибывших на этот остров. Знаменский подробно рассказал присутствующим, что ему было известно о произошедшем. В конце своего повествования, указав на стоящую рядом с ними флягу, сказал:
- А эту флягу мы только что перед вашим прилетом выловили с моим заместителем из вот этого лимана. Что касается командира вертолета Сытник, то нам совершенно не известна его дальнейшая судьба. Как вводу канул. По всем признакам он жив. Но где он? Что с ним? Нам не известно.
Рудаков, сощурившись слушал внимательно доклад Знаменского. Когда Знаменский замолчал, он задал ему несколько вопросов:
- У вас уже наверняка появилась своя версия произошедшего. Как вы думаете, что могло быть основной причиной?
- Игнат Львович, я отбрасываю все, что касается законного или незаконного прибытия вертолета на остров. Отбрасываю всё, что может касаться связи экипажа с браконьерами. Для этого вы привезли к нам представителей, которые отвечают за соблюдением Закона. Думаю, что во всем они разберутся. Я буду говорить только о своей версии, связанной непосредственно с выполнением полета.
- Правильно! Я это и хочу от вас услышать.
- На мой взгляд, основной причиной произошедшего является ошибка пилота при выполнении взлета по самолетному. Сопутствующими причинами явилось решение командира выполнять взлет с загрузкой, превышающей допустимые пределы, недостаточная длина взлетной полосы для выполнения такого взлета, а так же ее состояние с наличием рыхлой поверхности виде песка. По предварительной оценке наших экспертов материальная часть вертолета работала исправно. Признаков отказа не было.
Знаменский передал Рудакову все документы, которые им удалось подготовить до прибытия комиссии (кроки происшествия, пояснительные очевидцев, предварительный осмотр происшествия силами владельца вертолета). Рудаков поблагодарил Знаменского за проделанную работу, затем наметил рубежи исследований каждому из членов комиссии. После этого он опять обратился к Знаменскому, достав из планшета какую-то бумажку:
- Глеб Иванович! Читай
Он протянул листок Знаменскому. Когда тот ознакомился с содержимым, он продолжил:
- Да, уважаемый Глеб Иванович! Решением начальника Северо - Кавказского УГА, по согласованию с вашим генеральным директором, вы назначены заместителем председателя Государственной комиссии по расследованию. То есть моим заместителем. Распишитесь в приказе, что вы ознакомлены и приступим к работе.

******

Знаменский с Доценко еще трижды прилетали на остров. Оставались незначительные детали, необходимые для окончательного заключения комиссии. Рудаков со своими коллегами из УГА еще в первый же день улетели в Ростов, оставив на острове инженера управления и представителя вертолетного завода, который был так же включен в состав комиссии по расследованию. Все работы по подготовке документации летной подкомиссии легли на Знаменского. Кроме задач по расследованию Знаменскому пришлось возглавить работы по эвакуации разбитого вертолёта с острова. Было высказано несколько предложений. Помимо всего прочего предлагалось вертолет с острова на материк отправить на судне, которое можно арендовать в Астраханском или Махачкалинском пароходстве. Далее по земле на тягаче до Нефтекумска или Ставрополя. Однако Знаменский от этой затеи отказался ввиду высокой цены, которую бы пришлось оплатить.
- Будем транспортировать на «восьмерке». Зачем нам лишние деньги платить? И так с этой аварией свою экономику подорвали. К тому же у нас есть на «восьмёрках» экипажи, допущенные к работам на подвеске и специальное оборудование, - заметил Знаменский. Никто по этому поводу возражать не стал.
Сытник объявился на второй день. Точнее объявился не он сам, а информацию о нем сообщил его брат. Оказалось, что он с переломом ребра и травмой левой руки
находится в больнице в Моздоке. Каким образом он оказался в Моздоке его брат объяснять не стал. Знаменский с Доценко при вылете с острова изменили маршрут, желая навестить Сытника в Моздокской больнице. Посадку в Моздоке они произвели на стадионе, который, к счастью оказался рядом с больницей. Дежурная медсестра долго не хотела их пускать в палату, ссылаясь на то, что до шестнадцати часов в больнице тихий час. Она предложила им придти после этого времени. Однако ждать шестнадцати часов командиры не стали. Наговорив сестричке массу комплиментов, от которых она подобрела и сдалась. Знаменский и Доценко получили разрешение:
- Возьмите халаты,- она показала на вешалку, где висело не менее десяти халатов, - и потихоньку в двенадцатую палату. Если попадетесь на глаза главврачу, то я вас не видела.
- Разумеется!
Сытник лежал в дальнем левом углу четырехместной палаты и дремал. Услышав шум открывающейся двери, он открыл глаза. Лицо его оставалось невозмутимым. Он никаким образом не выразил своего удивления к гостям.
- Ну, здравствуй, Владимир Ильич!- поздоровались с ним гости.
- Здравствуйте, Глеб Иванович!- он почему то назвал имя только Знаменского, хотя по всем признакам приветствие относилось к обоим.
- Как чувствуешь себя, Володя?
- Сейчас лучше. Бок ноет. А так все нормально.
Оказалось, что до прибытия Знаменского и Доценко у Сытника побывали представители прокуратуры и пилоты с его эскадрильи. Сытника засыпали вопросами. Он едва успевал на них отвечать. Из разговора стала вырисовываться картина произошедшего. Сытник и не отрицал, что поддался соблазну заработать деньги. Ему браконьеры предложили выполнить левый полет за довольно приличную сумму, на которую в то время можно было купить новый автомобиль Жигули. Ну как тут устоишь от такого соблазна? Обо всем этом он уже рассказал следователю их прокуратуры. Как он попал в Моздок? После аварии его вытащили «друзья» подельники из вертолета, на лодке перевезли на материк. Там у них были Жигули, на которых его сюда и доставили. Почему не сообщал о себе два дня? Да потому, что эти же «друзья» пообещали ему, что обо всём куда надо сообщить самостоятельно. Просили молчать и не о чем не беспокоиться. Затем на следующий день, то есть вчера, прибыли и сказали, что вокруг вертолета и в вертолете «навели порядок», и что он, Сытник, никому о рыбе и икре ничего не должен говорить. Он должен был сделать вид, что прилёт на остров никаким образом не связан с браконьерством. Но сегодня следователь из прокуратуры сообщил, что этих двоих арестовали в Махачкале, и они все подробно рассказали, в том числе и о наличии в вертолете браконьерского товара:
- Что бы я не усомнился в том, что мои заказчики раскололись, следователь прокрутил мне запись, на которой с абсолютной точностью они изложили все, что произошло. Отпираться мне было бессмысленно.
Знаменский немного помолчал, удивленный такой откровенностью Сытника, затем продолжил
- Ладно с рыбой. Пусть с нею разбирается милиция и прокуратура. Ты мне лучше, Володя, расскажи, как получилось, что вертолет оказался на лопатках?
- Не знаю, Иваныч! То, что я его перезагрузил, факт. Но я с такой загрузкой и с этой площадки уже выполнил четыре ходки. А здесь как будто нечистая сила вертолет за хвост дернула. Все произошло мгновенно. Вертолет резко просел и зарылся передними колесами в песок. Ну а дальше вы уже видели.
Они еще долго обсуждали детали этого взлета. У Знаменского возникли сомнения, что все произошло не по ошибке пилота, как уже почти окончательно определились члены комиссии, а по какой-то другой причине, возможно, связанной с технической неисправностью. После разговора с Сытник, такие же сомнения возникли и заместителя Знаменского. Когда они вышли из больницы, Доценко высказал свои сомнения:
- Глеб Иванович! Мне кажется, что здесь произошло что то другое, нежели ошибка Сытника.
- Да знаю я!.. Но это надо доказать! А что бы доказать, надо обязательно найти эту техническую неисправность.
Но все решилось само собой. Как только они взлетели со стадиона в Моздоке и взяли курс на Ставрополь, диспетчер сообщил, что у находящегося на острове инженера есть очень важная информация. Крайне желательно, что бы командир срочно прибыл на остров. Доценко посмотрел на Знаменского:
- Что будем делать?
- Если нам говорят, что есть что то очень важное, мы обязаны вернуться.
- Тогда, Глеб Иванович, давайте сядем в аэропорту и заправимся. На острове заправки нет, а у нас топлива только до острова. Назад улететь не сможем. К тому же уже вторая половина дня. Придется ночевать на острове.
-Проблем нет. Садись, дозаправляйся. Перинку на острове уж как-нибудь найдем. Ты забыл, что мы на берегу выгрузили три палатки и спальные мешки?

Как только лопасти остановили свое вращение, к вертолету подошел инженер летного отряда Пальчунов. Знаменский уже вылез из вертолета, а Доценко продолжал заполнять полетные листы.
- Что там стряслось, Александр Иванович?- спросил у инженера Знаменский
У Пальчунова было заговорческое выражение лица. Он хитро хмурил глаза и на губах было что то подобие улыбки.
- Стряслось! Мы обнаружили, что в механизме несущей системы отсутствует контрящее устройство. Это могло стать причиной падения оборотов, и как следствие, вертолет просел, зарылся колесами в песок и перевернулся.
Пальчунов с лицом победителя смотрел поочередно. то на Знаменского, то на Доценко. Те молчали, переваривая полученную информацию. Наконец Знаменский прервал молчание:
- Вы уверены в этом? Дефект обеспечили охраной? Протоколы оформили?
- Абсолютно уверен! Сейчас представитель завода в трансе. Это их дефект. Наши инженеры из АТБ (прим. автора: АТБ- Авиационно Техническая База) потирают руки. Этот стопор на гайку ставят только в заводских условиях. При эксплуатации она закрыта и доступа к ней со стороны инженерно-технического состава предприятия эксплуатанта нет. Все запротоколировали, опечатали. Из Махачкалы вот-вот должен следователь прокуратуры подлететь.
Знаменский повернулся к Доценко:
- Тогда слова Сытника склеиваются. Действительно из-за провала оборотов вертолет мог просесть и зарыться колесами в песок.
Ночевали на острове в палатках, которые установили на берегу лимана. Дабы избежать соблазнов что-то изменить, Знаменский строго настрого всех предупредил, что до утра к вертолету подходить запрещено. Утром, если в этом возникнет необходимость, к вертолету можно будет подходить, но только не по одному. Возможно, это кое у кого и вызвало обиду, но при расследовании правила таковы: если найден дефект, то его необходимо всеми силами сохранить до того момента, пока не будет полного заключения экспертов. Безусловно, в авиации привыкли все доверять друг другу, но здесь особый случай, и что бы потом друг друга не подозревать, лучше выдержать установленные временем традиции.

Ночь прошла почти без сна. Назойливые комары совершенно не давали спать, несмотря на то, что все намазались противокомариной мазью, действие которой не превышало двух часов. Хотя в период действия мази комары особо не кусали, однако самые назойливые из них норовили сосредоточиться около уха и отвратительно пищать. Каждые два часа обитатели палаток вставали, для того, что бы в очередной раз намазать свое тело. Полога палаток были откинуты. Несмотря на ночное время на улице стояла духота. Почти в полночь Знаменский зашипел на Доценко:
- Ваня, ну что ты не спишь? Ворочаешься, и мне спать не даешь!
- Глеб Иванович! Ну как здесь можно спать, когда эти твари жужжат и кусают безбожно? Всех их к стоматологу бы, что бы зубы повыдергивать!- злился на комаров Доценко.
- Ты одеялом с головой укройся, меньше будут кусать,- посоветовал Знаменский.
- Ага! Я без одеяла весь мокрый от жары!
Знаменский перевернулся на другой бок, но ничего не ответил.
- Глеб Иванович! Ну мы здесь, в этом аду по долгу службы. А как же местные жители? Их ведь каждую ночь эти твари кусают!
- Не кусают! Они дома под пологами спят. Помнишь, сегодня Павел рассказывал?
- Это понятно. А молодым как быть? Ведь все свидания в основном ночью. При таких атаках комаров с барышней более пяти минут на улице не продержисся. Домой придешь, вся морда будет искусана.
- Здесь молодых нет. Не с кем свидания на острове устраивать. Спи, наконец, Доценко!
Что за день не наговорился?
Доценко какое то время помолчал, затем продолжил рассуждать:
- Мне кажется, что парочки свидания проводят на воде.
Знаменский повернулся к нему, но ничего не сказал.
- Ты видел, Глеб Иванович, как коровы в воде прячутся от москитов и комаров?
- Ну, видел.
- Вот так, пожалуй, и влюбленные. Разденутся, залезут в воду по шею и любят друг друга.
Знаменский вытащил из под головы подушку и с размаху запустил ею в Доценко.
- Спи, философ! Иначе я тебя на улицу выгоню!
Проснулся Пальчунов:
- Что не спите? Сами не спите и другим не даете,- пробухтел он.
Знаменский и Доценко утихли. Через некоторое время все заснули под неугомонный писк комаров.

******
Гипотеза о технической неисправности подтвердилась. Позже этот дефект исследовали в НИИ и на вертолетном заводе. Сытнику после больницы прокуратура определила меру пресечения в виде подписки о невыезде. До суда он почти ежедневно, встречался со следователями и в сотый раз пересказывал историю произошедшего. За соучастие в преступной сделке с браконьерами на Каспии позже он получил срок пять лет отбывания в колонии общего режим. Решением начальника Северо Кавказского управления гражданской авиации его освободили от должности командира вертолета и сняли с летной работы. Его сняли не за то, что вертолет потерпел аварию по причине технической неисправности, а за то, что Сытник нарушил практически все документы, регламентирующие правила полетов.
Знаменскому оставалась выполнить последнюю задачу в этой неприглядной истории- организовать транспортировку поломанного вертолета на базу. За поломанным вертолетом на остров прилетела «восьмерка». С ее помощью маленький вертолет вначале поставили на колеса, а затем пришвартовав на буксировочный трос подняли в воздух. Так на подвеске вертолет «Ми-8» доставил его в базовый аэропорт.
Потом был разбор. Безусловно, много времени было уделено детальному разбору техники выполнения этого злосчастного взлета, но и не меньше времени уделили моральному климату в экипажах, которые выполняют полеты в отрыве от базового аэродрома. Казалось бы и вся история. Только горький осадок произошедшего и по сегодняшний день не дает покоя командиру отряда Знаменскому. Где то не доработали, где то недосмотрели. Ну, а самым приятным в этой истории было знакомство с островом, его природой, климатом, животным миром, людьми, которые живут там.

март 2014
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:16 | Сообщение # 89
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:


КАВКАЗ ПОДО МНОЙ…

Рассказ.


«Если друг оказался вдруг
И не друг и не враг, а так.
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош.
Парня в горы тяни – рискни,
Не бросай одного его.
Пусть он в связке одной с тобой.
Там поймешь, кто такой.»
(В.Высоцкий)
Прикрепления: 3230931.png(211.3 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 10:17
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:18 | Сообщение # 90
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Летом в отпуск? Для нашей работы это сложная штука. Обычно летом мы ходим в отпуск зимой, реже осенью и весной. Но чтобы нам позволили греться на солнышке летом, это почти из области фантастики. В общении между собой тему летних отпусков мы старались обходить стороной, что бы не расстраивать себя и не подогревать свое воображение.
Однако в жизни случаются чудеса, которые дарят приятные минуты и воспоминания на всю жизнь.

В этот день мы толкались в штурманской комнате, готовясь к очередным вылетам: клеили карты, сверяли навигационные сборники, делали предварительные планы полетов. Было жарко. Работающий на потолке вентилятор не справлялся с июльской жарой, периодически сдувая со столов листки документов, да загибая края склеенных огромных листов карт. Дверь в штурманскую комнату открылась, и на пороге появилась фигура нашего командира эскадрильи. Приветствуя его, все встали, прекратив на время работу. Командир вошел, махнул ладошкой, «продолжайте, мол, работать». Поздоровался со всеми за руку, подойдя к каждому, находящемуся в комнате:
- Есть желающие в отпуск с первого августа? –вдруг спросил он.
В комнате наступила тишина. Только лопасти потолочного вентилятора своим похлопыванием слегка ее нарушали. Все смотрели на командира с недоумением. Это что, шутка? Мы даже не мечтали о летнем отпуске, а тут на тебе! Летом, да еще и на целый месяц!
Командир улыбнулся, поняв возникшее замешательство,:
- Дело в том, что на следующей неделе мы отдаем внепланово три самолета на ремзавод. Пришло распоряжение из министерства. В связи с этим пришлось сократить программу полетов. Как следствие, появилась возможность предоставить вам отпуска. Конечно на всем. Но четырем экипажам это сделать можно.

В комнате тишину нарушил шквал радостных возгласов. Летом в отпуск хотели многие. Всех отпустить было невозможно. Так же невозможно было отпустить в отпуск отдельных членов экипажа. Это можно сделать только в полном составе. Радостный шум остановил командир:
- я вижу, что этот вопрос таком разрозненном составе будет решить сложно, а потому эту проблему будем решать снизу до верху. То есть командиры экипажей подадут рапорта пилотам инструкторам, те в свою очередь командирам звеньев. Командиры звеньев предоставят мне списки кандидатов на очередной отпуск. Вопросы есть? Вопросов нет! Продолжайте работать.

Счастливчиками, которым неожиданно представилась возможность уйти в отпуск, оказались экипажи командиров Якушева, Зацепина, Лидовского и Хромченко.
Сборы были недолгими. Счастливые обладатели летних отпусков тут же разъехались по всей стране, что бы командование не могло их неожиданно отозвать, как это случалось нередко.

Алексей Якушев свой отпуск решил провести в горах. Он был страстным любителем экстремального отдыха. До прихода в авиацию он каждое лето проводил в горах, наслаждаясь их красотой и величием. Что бы увидеть в горах то, что скрыто самой природой от человеческого глаза, он пробирался через горные перевалы, ледники, заросли, бурные речки, отвесные скалы. Ночевал в палатках, ел пищу, приготовленную на костре или на примусе. Иногда ночь заставала его на вертикальных склонах, и приходилось ночевать прямо не скале, крепко закрепившись страховкой. В те годы в его окружении были спортсмены альпинисты, крепкие, физически и морально подготовленные люди. Это окружение его подбадривало и прибавляло силы даже в те моменты, когда казалось бы ситуация становилась безвыходной. С приходом в авиацию летние походы в горах отошли на задний план. Но это не смутило Алексея. Он страстно увлекся горными лыжами. Была только одна трудность: авиационные медики настоятельно требовали, что бы один в один из отпусков , положенных летному составу, а их у летчиков два в году, они проводили в санатории. Профилактика в санатории приходилась как раз на период горно – лыжного сезона. Отказаться от санатория и провести время на горно – лыжной базе или в альплагере без сантория, означало не пройти годовой медицинский осмотр, а значит потерять любимую работу.
По своей натуре Якушеву было сложно почти месяц валяться на санаторной койке, и это его тяготило. Неожиданно для себя он нашел выход из этого положения. Ежегодно Главное медицинское Управление при Министерстве Гражданской авиации предоставляло для летчиков путевки, состоящие из двух частей. Первые две недели предполагался отдых в профилактории в горах в поселке Домбай, а вторые две недели надо было провести в Адлере в летном пансионате «Аэрофлот» ( в настоящее время санаторий СССР). Перебраться из Домбая в Адлер было не сложно. Из аэропорта Минеральные Воды в Адлер ежедневно летал самолет. Для летного состава полет на этом самолете был бесплатным, а время перелета занимало всего 30 минут.
Алексею удалось договориться с летчиками, работающими на крайнем севере о том , что они два срока будут отдыхать на Черном море, а он все это время проведет на горно –лыжном курорте в Домбае. Всех это устраивало. Северянам и сибирякам зимой хотелось тепла, а Якушеву нужна была зима и горы для занятий этим увлекательным спортом. Естественно медиков никто в известность не ставил, иначе бы всю эту затею легко было поломать. Документы же всегда оформляли правильно, поэтому у Алексея проблем с годовой медкомиссией не возникало.
За несколько лет работы в авиации Алексей возымел значительный перерыв в летних экстремальных видах спорта. Что бы не пытаться наверстать упущенное, Якушев решил не примыкать в неожиданном отпуске к спортсменам, с которыми занимался ранее. У него возникла идея самому собрать небольшую группу из работников аэропорта и совершить с ними переход через перевалы главного Кавказского хребта невысокой и доступной для всех сложности. К тому же, ему самому очень хотелось увидеть что то новое и неизведанное, потому как в альплагере он уже изучил все известные маршруты, перевалы, вершины, ледники.

За несколько дней до начала отпуска Алексей встретился со всеми начальниками служб аэропорта и предложил желающим, участвовать в увлекательном путешествии через перевалы горного Кавказа. Буквально в этот же день Якушеву поступили заявки от желающих. Уже на следующий день группа насчитывала десять человек вместе с Алексеем. Якушев собрал всех кандидатов в актовом зале для беседы и постановки задачи. В основном в группу просились люди хорошо физически подготовленные. Многие из них уже участвовали в горных восхождениях. Для некоторых это было впервые. Особую тревогу у Алексея вызвало желание участвовать в походе одной работницы канцелярии штаба Ластовкиной Галины. Алексей ее знал хорошо, потому что по долгу службы иногда заходил в штаб и там ее почти всегда встречал. Галина представляла собой довольно крупную женщину двадцати пяти лет, вес которой около ста килограмм. То ли она не следила за своей внешностью, то ли ее одолевало какое то серьезное заболевание, что привело ее комплекцию в довольно молодом возрасте к столь неприятному ожирению.
Беседуя с ней, Алексей задал ей вопрос:
-Галина, ты уверена, что сможешь пройти этот маршрут? Ты ранее занималась хотя бы похожими видами спорта? Ведь в горах нет ни врачей, ни стационара. Если тебе там станет плохо, то в лучшем случае мы выбьемся из графика, в худшем придется всей группе сойти с маршруту. Я уже не говорю о том, что может произойти еще более худшее.
- Алексей Михайлович, я чувствую себя хорошо. В горах мне приходилось бывать. Быть участником вашей группы я смогу.
Алексей пожал плечами. Ему не хотелось обижать Галину, но и брать ее с собою ему не хотелось, потому что он увидел в ней человека, которому к подножию горы можно подъезжать разве только на машине. А если гору покорять, то только с использованием канатно – кресельной дороги.
- Галина, ты знаешь, где находится наша сан часть?
- Знаю
- Подойди пожалуйста к врачу летного отряда Тамаре Ивановне. Пусть она тебя как следует осмотрит. Если ты здорова, пусть выдаст тебе справку, где укажет, что тебе не противопоказано заниматься этим видом спорта.
Галина сделала обиженное лицо, но тем не менее Алексея послушала.
Утром следующего дня она подошла к Алексею с радостным и сияющим лицом:
- Алексей Михайлович, вот справка.
Она протянула ему листок бумаги, с напечатанным на нем текстом, заверенным треугольной и круглой печатями.
- Я здорова, видите.
Алексей взял справку и долго ее с недоумение разглядывал, затем возвратил ее Галине:
- Вы прочитали? Что Вы молчите? –продолжала Галина.
-Вижу,
И подумал про себя: «Не могу понять, как врач летного отряда признал ее здоровой? Нас, летчиков, зачастую он пытается признавать не здоровыми. А здесь явно нездоровый человек признан здоровым. Коли так, пусть лучше Галина на меня обижается, чем во время маршрута мы будем иметь массу проблем».
Обо всем этом Алексей сказал Галине, подбирая мягкие слова, что бы ее не обидеть. Но она конечно обиделась. Резко развернувшись, со слезами на глазах, побежала в сторону штаба.
Через некоторое время ходатайствовать за ее кандидатуру пришла председатель профкома Кочергина Маргарита. Маргарита уже была включена в список нашей группы, как заместитель Алексея. Несмотря на свой возраст, а ей было около сорока, она была в хорошей физической форме. Имела большой опыт работы инструктором по горно- пешеходному туризму.
- Алексей, ну ты чего Галину до слез довел?
- Маргарита, я реалист. Хотел, что бы и ты была таковым. Разве ты не видишь, что Галина имеет слабую физическую подготовку? У нее большой вес. Ей придется пятьдесят процентов энергии расходовать на то, что бы поднять в гору свои лишние килограммы.
-Лёш, ну что ты прицепился к этим килограммам? Галина говорит, что уже была участником походов горах. Давай попробуем.
- Нет! Нет и нет! – твердо произнес Алексей, но на Маргариту это не подействовала. Она яростно начала отстаивать свое мнение. Наконец она произнесла:
-Алексей, если уж ты так боишься за Галину, то разреши мне взять ее под свою ответственность?
- Что значит «под свою»? Мы ведем группу, а стало быть, мы вместе и отвечаем за благополучный исход, но не ты одна! И на мне, как на руководителе, особая ответственность.
- Не кипятись, Леш. Я другое имела ввиду. Начало маршрута всё расставит все на свои места. Учитывая, что первая половина маршрута по своей категория самая простая, вы дадите нам с Галиной один час фору. Если до первой ночевки все будет нормально, то мы далее продолжим наш маршрут вместе. Если же будут проблемы, то я с Галиной сойду с маршрута, а вы продолжите.
Маргарита еще долго убеждала Алексея. Он твердо стоял на своем решении, но, наконец, сдался.
- Ладно, Маргарита, пусть участвует. Хотя я и соглашаюсь выйти с нею на маршрут, но с оговоркой, что ты будешь заложницей Галины. Радости от такого решения я не испытываю.

***

Подготовка к маршруту заняла три дня. Больше времени на подготовку тратить было нельзя, потому что отпуск у Якушева был ограничен строгими временными рамками, к тому же Алексей боялся, что его могут неожиданно отозвать из отпуска, как это бывало часто с его коллегами. К тому же маршрут предполагался не сложной категории, поэтому детально его прорабатывать не было смысла.
Снаряжение, провиант, рюкзаки палатки загрузили в микроавтобус –вездеход, который командование летной службы после долгих раздумий, предоставило для группы Алексея. В десять утра все участники группы сидели на своих местах в автобусе. Последней в автобус зашла Маргарита. Это было в ее стиле. Все уже дано привыкли к тому, что она всегда куда то опаздывает.
- Поехали!- дал команду Якушев водителю, - опоздавших больше не будет. Вряд ли кто позднее Маргариты может себе позволить придти- съязвил Якушев.
Маргарита на его слова даже не отреагировала. То ли не расслышала, то ли привыкла к такого рода приколам.
Автобус тронулся. Ш ум автобуса тут же заглушила песня:
«…и можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь опасный, как военная тропа». Всем было весело и радостно.

К полудню машина по разбитой горной дороге подвезла группу Якушева к восточному подножию Эльбруса. Все дружно из машины выбросили на землю снаряжение, и так же дружно разлеглись на зеленой лужайке, наслаждаясь, напоенным хвоей и запахом трав воздухом, пением птиц и журчанием ручья, протекающего где то рядом за деревьями. Была вторая половина дня. Светило яркое солнце, но привычной жары не было. В цветах трудились пчелы, по небу проплывали отдельные причудливые облачка, предвещавшие хорошую погоду. Из за деревьев были видны заснеженные горные вершины Чегета и Эльбруса Ни у кого не было желания сейчас и немедленно покинуть эту сказочную полянку и уйти по намеченному маршруту. Эти минуты наслаждения окружающей природой могли бы продолжаться до захода солнца. Якушев это почувствовал и решил всех взбодрить:
- Всем внимание! Я с Андрюхой Левиным сейчас пойду на КСС (прим:Контрольно Спасательная Служба), они в одном километре отсюда. Надо сделать отметку, получить прогноз и подтвердить разрешение на начало маршрута.
Затем он обратился к Кочергиной и Ластовкиной:
-А вам, Маргарита и Галина, тридцати минутная готовность и выход на маршрут, не дожидаясь моего возвращения. Я даю Галине фору более двух часов. Сейчас половина третьего. Выход основной группы в 17.00. Наша первая ночевка на отметке 2100 метров у озера. Расчетное время прибытия в 20.00. Маргарита и Галина будут нас там ждать. По возможности приступите к приготовлению ужина. Если этот участок маршрута Галина выдержит, то я смогу тогда рассчитывать, что она пройдет с нами весь маршрут. Ну, а если нет…. Утром с Маргаритой они отправятся в обратный путь.
-Маргарита, - Якушев обратился к Кочергиной. Давай проверим работу твоей радиостанции.
Алексей включил свою. Маргарита долго рылась в рюкзаке, затем, наконец, вытащила свою портативную радиостанцию. Включенные радиостанции издали довольно шумное потрескивание.
-Включи подавитель шумов,- сказал Алексей Маргарите.- Делаем проверку. Один, два, три, четыре… Проверка связи.
В динамике Маргаритиной радиостанции послышался голос Алексея. Затем проверили вторую радиостанцию. Связь была устойчивой. Вышли на частоту спасательной службы. Где то сквозь шум динамиков послышался голос спасателя:
-Слышу вас на три балла. Какую информацию вы хотели передать?
-Просто проверка связи. Минут через тридцать, сорок будем у вас для отметки маршрута.
-Хорошо, ждем. Конец связи
-Ну что ж радиостанции работают исправно, поэтому, Маргарита, выходить на связь со мною каждые тридцать минут и докладывать о самочувствии Ластовкиной, а так же о вашем продвижении . Ясно?
Затем Якушев обратился к водителю:
-Анатолий, ты будешь пока находиться здесь, на этой полянке до моего возвращения. После нашего возвращения переедешь к турбазе и там заночуешь. Если с Галиной все будет нормально, мы тебе передадим по рации команду на возврат. Если будут проблемы, заберешь и Галину и Маргариту домой.
-Ясно! - отрапортовал Анатолий.
-Вот и замечательно. Все остальные готовятся к выходу. В 17 часов плановое время.
Якушев и Левин налегке, с маршрутной книжкой в руках, удалились в лес по направлению к КСС.
Маргарита и Галина еще минут пятнадцать о чем то совещались, бегая вокруг рюкзаков, периодически в них заглядывая. Наконец они, как бы нехотя забросили рюкзаки за плечи, взяли в руки ледорубы, и медленно побрели в сторону начала маршрута.
- Пока, мальчики,- обернувшись назад, весело сказала Маргарита,- не забудьте, что вы выходите тоже сегодня, а не завтра.
- Не забудем, - весело и хором ответили ей остальные участнику группы, которые дружно развалились на зеленой травке, положив голову на рюкзаки. Через пять минут девушки скрылись из виду.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 10:27
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:20 | Сообщение # 91
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Кавказ подо мной
продолжение

Лес начал редеть. Впереди показалась живописная полянка, затем еще небольшая гряда леса, а за ней показалось открытое пространство горного ущелья, по которому с грохотом текла речка. Метрах в ста Якушев увидел вагончик, около которого стояла привязанная лошадь и две большие армейские палатки. Около одной из них тросами была натянута довольно высокая антенна. За палатками виднелась свежая копна сена, около которой лежала огромная кавказская овчарка и внимательно смотрела на Якушева и Левина.
-Андрей, - обратился Якушев к Левину,- как ты думаешь, не сожрет нас эта зверюга? Что то мне не нравится, как она нас рассматривает.
- Серьезный пес,- согласился Левин.
Овчарка встала на ноги. Мужчины остановились. Якушев вспомнил, что у него на руке болтается радиостанция. Он тут же вышел на частоту спасателей:
- Волна, я 126й
После нескольких секунд молчания в динамике радиостанции сквозь треск, послышалось:
- Я Волна, отвечаю.
- Мы уже у вас. Однако подойти не можем из –за собаки. Нам она кажется опасной.
- Идите, не бойтесь. Она вас не тронет. Сейчас я выйду.
Алексей и Андрей оставались стоять на месте. Было боязно двигаться, ощущая на себе пристальный взгляд этого огромного пса.
Через минуту дверь в вагончике распахнулась, и на пороге появился мужчина лет сорока, в спортивном костюме. Лицо его было давно не бритым и обросло густой черно щетиной. Он осмотрелся по сторонам, и увидев гостей, помахал им рукой:
-Идите, не бойтесь. Вас собака не тронет.
Он лихо спрыгнул с подножки вагончика сразу через все ступеньки, и направился в сторону копны, где стоял пес. Тот, увидев хозяина, закрутил хвостом и замотал головой.
Алесей и Андрей, сделав несколько несмелых шагов в сторону вагончика, поняли, что им никто не угрожает, зашали более уверенным шагом. На территории спасательной службы кроме этого мужчины никого больше не было видно.
- Руслан, - протянул руку ребятам мужчина,- начальник КСС этого района. С чем пожаловали?
Пришедшие назвали себя и протянули Руслану маршрутную книжку. Он внимательно перелистал страницы:
- На западный склон будете следовать? Когда выходите?
- Рассчитываем сегодня около пяти вечера? - ответил Алексей
-А что на ночь глядя? В низу ночевать ведь приятнее, теплее. Природа богаче, лес.
-Не спорим. Однако у нас маршрут напряженный. Время терять не хотелось бы.
-Ну это ваше дело. Судя по тому, что в группе есть радиостанции, подготовка группы, надеюсь, соответствует.
- Можете пройти в наш лагерь и лично убедиться, - пожал плечами Алексей.
Руслан продолжал листать маршрутную книжку:
-Руководитель группы Якушев?
- Ну да. Это я, - ответил Алексей.
- Руслан достал журнал, что то записал в нем.
- позывной 126, правильно? Маршрут 126 и позывной 126.- рассуждал Руслан,- я отметил вас. Выход на связь два раза в сутки. Утром в 10 часов, вечером в 16. Если в это время связь не получится, то промежуточное время связи в 12 и в 18. Как установите связь с Карачаевским КСС доложите. По вашему графику это должно, примерно в районе перевала Кызылком. За этим перевалом в эфире будет мертвая зона и мы связь с вами потеряем. Поэтому постарайтесь выйти на контрольную связь до этого места. Если до 10 августа от вас связи не будет, то КСС выйдет на поиск. Так что повнимательней.
-Хорошо, Руслан, будем стараться вас не напрягать.
-Да уж старайтесь!
Они еще минут десять пообщались со спасателем, после чего распрощались, и направились в сторону своего лагеря.

В лагере уже все было готово к выходу на маршрут. Алексей включил радиостанцию
- Маргарита, я 126й. Сообщите об условиях передвижения.
Через несколько секунд в шуме помех Алексей услышал голос Маргариты:
- Все нормально. Через речку прошли без проблем
- Как чувствует себя Галина?
- Как чувствует? Нормально! Идет.
Якушеву показалось, что Маргарита что то не договаривает. Он тогда поставил вопрос несколько по иному:
- Ты уверена, что все нормально? Она осилит маршрут? Ты ведь не новичок в горах, должна оценить.
После некоторой паузы Маргарита ответила:
- Ну идет… Говорит, что хорошо себя чувствует.
-Ясно. Я тогда машину отпускаю. Пусть едет к лагерю и ждет до завтра. Пока рано ему домой уезжать.
-Все будет нормально, Алексей. Пусть едет домой. Мы идем нормально
- Хорошо. Мы выходим через пятнадцать минут. Встреча с вами у озера. Конец связи.
Алексей позвал водителя:
-Анатолий, ты радиостанцию в своей машине проверил?
- Да. Я все время был на связи, когда вы общались со спасателями, а затем с Маргаритой. Мне что домой ехать?
- Нет, Толя. Сейчас ты поедешь к турбазе и там заночуешь. Завтра в 10 утра выйдешь ко мне на связь за дальнейшими указаниями.
Водителю такое предложение вероятно не понравилось. С его лица пропала улыбка. Очевидно он рассчитывал, что будет ночевать дома. А здесь предстоит ночевка в палатке.
-Маргарита же сказала, что с Галиной все хорошо…
-Да, она сказала. Только уверенности в ее голосе я не услышал,- ответил Алексей.- поэтому не спеши покидать эти красивые места, наслаждайся природой и свежим воздухом. Кроме того не забывай, что двенадцатого числа мы рассчитываем спуститься в Хурзук, что с другой стороны Эльбруса. Ты должен нас ждать там. Мы со старшим командиром насчет этой же машины договорились. Он тебе даст указание, если еще не дал. Нас надо будет перевести потом с Хурзука в Аксаут. Наш маршрут будет продолжен оттуда.
- Мне Егорыч говори. Я в курсе. Приеду. Жаль сегодня нельзя уехать.
-Нельзя, Толя. Боюсь, что тебе придется Галину с Маргаритой домой везти.
Водитель медленно побрел к машине, сел в кабину и стал наблюдать за спортсменами.
- Все готовы?- спросил Алексей, и не дожидаясь ответа дал команду- выходим! Я иду первым. Замыкать группу будет Сашок.
Он кивнул головой в сторону Немченко. У этого спортсмена была очень хорошая физическая подготовка. Пожалуй это был самый сильный в физическом отношении спортсмен. Кто ходил по горам в группе, тот наверняка знает, как сложно идти последним. Зачастую приходится выкладываться из последних сил. Движение группой складывается так, что последнему все время приходится идти на повышенной скорости, что бы не отставать от группы. Алексей это знал, поэтому всегда шел впереди, что бы регулировать скорость передвижения и не «загонять» замыкающего. Когда в группе есть два, три физически сильных человека, то Алексей их чередовал. До полудня замыкал группу один, после другой.
Все набросили на себя высокие рюкзаки на которых снаружи болтались страховочные веревки и торчали ледорубы и лыжные палки. Группа вышла на маршрут. Алексей посмотрел на часы. Ровно 17. Про себя подумал «надо же пунктуальность какая! Так можно самого себя зауважать». Подошли к Кыртыку. Через речку лежало огромное бревно, по которому все по одному переправились на другой берег. Вода в речке пенилась и шумела от стремительно движения вниз по склону. Левин уже был на другом берегу. Он на несколько минут вышел раньше группы, что бы запечатлеть на видеокамеру начало маршрута.
Далее путь проходил в тени огромных пушистых елей и сосен. Окружающий воздух здесь был наполнен ароматом хвои и лесной прохлады. Через полчаса пути лес начал редеть и вскоре остался позади. Горная тропа уходила круто ввысь. Двигались не спеша. Через один час Немченко проговорил:
-Мужики, то ли мне кажется, то ли в самом деле. Вон на том дальнем склоне кто то движется.
Он показал рукой по направлению, в котором должен проходить наш маршрут. Все остановились. Алексей взял бинокль, который висел у него на ремешках на шее, снял предохранительные колпачки и направил свой взгляд в сторону, куда показал Немченко. Он долго всматривался вдаль, периодически покручивая колесико для наведения резкости, затем опустил бинокль, повернулся к группе:
- Это Маргарита с Галиной. Вообще странно. По моим расчетам они должны были уже скрыться вон за той грядой и до лагеря ночевки мы их уже не должны видеть. Интересно, почему они так отстают от маршрута? Он ведь раньше нас более, чем на два часа вышли.
Алексей включил радиостанцию в надежде связаться с Маргаритой. Но время контрольной связи было еще не скоро. У Маргариты станция была выключена.
- Ну да ладно. В лагере все выясним. Двинулись дальше!
По мере движения вперед Маргарита с Галиной из поля зрения не исчезали. Кроме того их силуэты стали принимать все более отчетливые очертания. Это говорило о том, что расстояние между группой Алексея и ими быстро сокращается, хотя Алексей задал темп передвижения самый минимальный. Еще через час пути расстояние между ними стало не более двухсот метров.
Маргарита и Галина не двигались. Они сидели на камнях. Рюкзаки лежали рядом. До лагеря ночевки оставалось еще минут тридцать, сорок. Когда расстояние сократилось до двадцати метров, Алексей громко крикнул:
- Маргарита, в чем дело? Вы давно уже должны быть в лагере и готовить ужин!
Но когда он посмотрел на Галину, все стало ясно. Она сидела на краю каменного валуна вся бледная, со лба катились огромные капли пота, глаза были совершенно отрешенными. Похоже, что она вокруг себя ничего не видела и не слышала.
Алексей все понял. Самые худшие его опасения оправдывались.
-Галина, ты как себя чувствуешь?, -Спросил он Ластовкину
Ты подняла на него пустые глаза, бессмысленно посмотрела и отвернулась. Затем издала истерический вопль, бессвязно что то причитая.
-Не хватало нам только истерики! Белозерова, быстро достань из своей аптечки нашатырь и вату.
Татьяна в считанные секунды вытащила из кармана рюкзака аптечку.
Запах нашатыря на Галину подействовал. Она замотала головой и немного успокоилась
-Ты как себя чувствуешь?- повторил вопрос Алексей. Галина опять ему ничего не ответила и отвернулась, обхватив голов ладонями рук.
Алексею стало ясно, что до лагеря они подняться не смогут. Он посмотрел вокруг и обратился к Немченко:
-Саша осмотрись. Будем в этом районе лагерь разбивать. Дальше идти смысла нет. К тому же уже солнышко закатывается. Через сорок минут стемнеет
- Я уже нашел хорошую площадку для лагеря, пока вы тут друг друга нашатырем угощали, -ответил Немченко,- отсюда метров двести будет. Надо назад возвратиться Есть маленькое озерцо с питьевой водой, ручеек чистый в него впадает. Рядом горизонтальное плато. До основных склонов далеко. Камнепадов бояться не придется. К тому же не зима, лавин не будет.
-Молодец!- похвалил его Алексей,- отрапортовал, как –будто заранее к докладу готовился.
Немченко с нарочито и с гордостью постучал себя в грудь: «Знай наших!».
Якушев тоже видел эту площадку. Она действительно была хороша для ночевки.
Лагерь разбили быстро. Так же быстро соорудили костер для приготовления пищи. Уже были плотные сумерки, когда из-за скалы появилась Маргарита, опираясь на нее, плелась Галина. В сумерках они походили на двух солдат, выходящих с поля боя.
Юрка Разумовский со своей женой заканчивали установку палатки Маргариты. Когда уходили с места последнего привала, Юрка забрал у Галины ее рюкзак, а у Маргариты палатку.
Галина молча нашла свой рюкзак, втащила из него спальник, и не слова не говоря залезла в палатку.
Все молча за ней наблюдали. Алексей подошел к Кочергиной:
-Маргарита, объясни пожалуйста что произошло с Галиной? Я конечно вижу, что она дальше идти не сможет. Но учитывая, что ты за нее так сильно хлопотала, наверняка сейчас ты объяснишься.
Маргарита помолчала, затем, подняв голову, тихо произнесла:
-Плохо с Галиной. Ты, Алексей был прав. Мы не должны были брать ее с собою. Во всем этом виновата я одна. Я ей померила давление. Очень высокое!
- Ну и что мы будем теперь делать? Врача у нас нет. Кроме йода и бинтов у нас так же ничего нет. Пилюльки от давления и сердца мы никогда с собою в походы не брали, потому что всегда идут здоровенные бугаи. Что будем делать, благодетельница? – Алексей строго глянул на Маргариту,- Если ей будет совсем плохо, то всей группой, придется ночью опускаться вниз.
Объясни, Маргарита, еще одну вещь.
Когда мы были с тобой были на связи, то я тебя спрашивал о самочувствии Галины. Или ты думала что я просто хотел потрепаться с тобой в эфире? Почему ты мне ничего тогда не сказала? Вы были еще не далеко, и можно было исправить ситуацию. Машина ждала у начала маршрута.
Маргарита слушала Алексея, опустив голову. Затем произнесла:
- Это еще не все.
-Что же еще такое? Говори, не тяни кота за хвост!
- Галина на четвертом месяце…
- Что значит на четвертом месяце? –не понял Алексей
- Беременная она. На четвертом месяце. Я об этом узнала от нее только час назад, кода ей стало совсем плохо.
Наступило общее молчание, только поленья в костре своим потрескиванием нарушали тишину.
- Вы что с ума сошли?!- взорвался Алексей. - Если она мне соврала, что с ней все хорошо, то почему мне о ее положении врач не сказала? Мало того, она справку ей написала, что здорова! Что это значит?!!!
-То и значит, что врач наши походы рассматривает, как обыкновенную прогулку на свежем воздухе по саду или парку. Он считает, что для беременных женщин это даже полезно. Он не представляют, какие условия наших путешествий, и что такое горный туризм.
-Но ты ведь лучше всех знаешь, куда и зачем мы должны были направляться. Почему ты меня уговаривала и убеждала, что с ней все будет в порядке?
-Я тогда не знала, что она беременная.
-Дура ты, Маргарита. И меня в дураках оставила.
Неизвестно, чем закончился этот эмоциональный разговор, но в это время заработал зуммер радиостанции на вызов. На связь вышел водитель. Он просил дальнейших указаний.
- Толя никуда не уезжай. Возможно, завтра утром мы все группой закончим маршрут. Жди нас внизу, где мы с тобой расстались
-Сейчас туда ехать?
-Ну зачем? Сейчас отдыхай. Часам к одиннадцати, к двенадцати подкатишь.

Галина не спала всю ночь. Маргарита, как могла, старалась оказать ей помощь. Едва начало светать Якушев вылез из своей палатки. Маргарита уже была на улице, сидела около костра.
-Ну что там? –спросил Алексей у нее
- Немного лучше. Говорит, что пойдет с нами дальше
-Что? !!!- взорвался Алексей
-Не ори, всех разбудишь! Шучу, конечно. Через час я с ней буду опускаться вниз. Не надо всю группу дергать. Продолжайте маршрут, как мы и договаривались. Мы сами потихоньку дошлёпаем обратно. А вы идите, все будет хорошо. Только водителя надо предупредить, что бы он подъехал к тому мету, где нас высадил вчера.
-Предупредил уже.

Завтрак был готов. Солнышко всходило из –за восточного склона. Все уже вылезли из палаток и суетились по территории лагеря. Галина вылезла из своей палатки немного позже. Лицо у нее было опухшим, как после хорошего похмелья.
- Галя, как твое самочувствие? – спросил Алексей.
- Сегодня лучше, -ответила Галина.
- До машины сможешь дойти?
Галина сверкнула в сторону Алексея пронзительным взглядом.
- Дойду. Не стоит меня опекать! Я не виновата, что плохо себя вчера почувствовала. Сегодня я могу со всеми продолжить путь…
Алексей не дал договорить Галине:
- Путь, Галина, ты, безусловно, продолжишь, но только с Марго, и в обратную сторону. На тему дальнейшего твоего участия вопрос закрыт.
Галина сделала обиженное лицо и отвернулась
- Почему вы меня так не любите, Алексей Михайлович?
Якушев ничего ей не ответил.

После завтрака все распрощались Маргаритой и Галиной, которые отправились вниз по склону.
-Марго, на связь со мной выходи каждые полчаса, пока не прибудете к машине.
-Слушаюсь, товарищ начальник!- ответила Маргарита и помахала рукой.
-Счастливого пути! – пожелали девушкам участники группы, которым предстоял длительный переход по запланированному маршруту.
Через двадцать минут оставшиеся восемь человек продолжили подъем вверх. Около полудня Маргарита вышла на связь и сообщила, что благополучно добрались до машины. Дальнейший их путь лежал домой.
***
Группа медленно продвигалась вверх. Уже прошли озеро на отметке 2100. Стояла хорошая солнечная погода. Недавний инцидент с Галиной стал постепенно уходить на задний план, постепенно ко всем возвращалось хорошее настроение. Порядок группы был прежним. Впереди шел Алексей, замыкал группу Сашка Немченко. Выше по курсу виднелся ледник Ирик, который необходимо было пройти до темноты. С расстояния нескольких километров стало ясно, что ледник покрыт толстым слоем свежевыпавшего снега.
- Не легко придется через Ирик,- заметил, идущий сзади Немченко.
- Прорвемся! -ответила как бы сама себе, шедшая в середине группы Белозерова.
Когда подошли к краю ледника, стало ясно, что надо далее двигаться со страховкой, потому что трещины ледника оказались основательно замаскированы снегом. В таком состоянии снежного покрова их зачастую не видно, равно, как и не видна толщина наста и его прочность. Уклон ледника был средний, однако это заставило Алексея дать всем команду, что бы все надели триконья (прим.: металлические кошки, позволяющие передвигаться в горах по поверхности ледников и снежников без скольжения).
-Достали из рюкзаков страховочные пояса, карабины, крючья,- обратился ко всем Алексей.
Связались по четыре человека. Получилось две связки. Лидером в первой связке оказался Якушев. За ним следовала чета Разумовских Юрка и Лариса. Замыкал связку Левин.
Во второй связке лидером шел Немченко, Замыкал вторую связку Володя Брагин. В середине связки шли Белозеров Татьяна и Брагина Вика
- Пройдем ледник и заночуем, - сказал Алексей.
Двигались очень медленно. Движению мешал рыхлый, свежевыпавший снег, по которому двигались по пояс. Несколько раз под ведущими проваливался наст, однако ведомые ловко выхватывали провалившихся, из скрытых снегом трещин. Кроме того из - за высоты затруднялось дыхание. Приходилось четверкам останавливаться и делать минутные передышки для восстановления дыхания.

Одним махом прошли два ледника Ирик и Ирикчат. На окраине ледника за каменной грядой показалась замечательная площадка, на которой и решили заночевать. Солнце на западном склоне уже закатилось за каменистые головы Эльбруса. Тень от этой величественной горы говорила о том, что до захода не так уж и много осталось времени.
Лагерь разбили быстро. На примусах так же быстро приготовили обед, который являлся одновременно и ужином. По пути через ледники группа не делала привалов на обед. Довольствовались сухими галетами. В один момент из двух банок сгущенки приготовили альпийское мороженое, которое дружно проглотили вместе с галетами. Кто был в горах, то наверняка знает технологию приготовления этого мороженого. В кружках, мисках или котелках сгущенку смешивают со снегом. Получается исключительный горный пломбир.

К Алексею подошел Немченко, и они сосредоточено, развернув перед собой километровку (прим: маршрутную карту) стали изучать дальнейший маршрут.
Алексей показал рукой вверх:
- Вот за этим перевальным седлом начинается огромное ледяное плато Джикаукенгёз. Для нашей группы оно простое, потому что его поверхность горизонтальная. Пойдем через него. А завтра всей группе выходной. Я, ты Левин и Белозерова совершим радиальный выход на Северный склон горы, причем налегке. Кроме страховок и ледорубов ничего с собою брать не будем. В лагере старшим останется Брагин. Он присмотрит за девчатами. Место тут красивое. Отдохнут, позагорают, сфотографируются на память, а после завтра продолжим маршрут через Джикаукенгез к источникам Джилсу. Там у нас и будет следующая ночевка.
Немченко одобрительно кивал головой. Когда Алексей закончил, Немченко осторожно заметил:
- Леш, я несколько минут назад настраивался на волну синоптиков . Сегодня ночью и последующие несколько дней ожидается прохождение холодного фронта, ухудшение погоды.
- Синоптики вечно паникуют. Сейчас лето, прорвемся.
-Да нет проблем. Это я просто к слову.
Утро следующего дня выдалось ненастным. Стоял густой туман, дул сильный западный ветер и срывался снег с дождем.
- Будем ждать улучшения. Куда в такой туман, ничего не видно, - сказал Алексей, колдующему около примуса Немченко.
- Может попробуем? – ответил тот.
-Попробовать, конечно, можно. Только имей ввиду, в лагере мы оставляем наименее подготовленную часть группы. Если нас непогода застанет на стенке, то мы их оставим без лидеров и сорвем график. Не забыл, что нас машина в Хурзуке будет ждать?
- Ну да. Ладно, подождем. Чует мое сердце, что погода через час появится.

Погода ни через час, ни через два не появилась. Температура упала почти до нуля градусов. Снег сыпал сплошной стеной. Ближе к полудню Алексей принял решение на отмену радиального выхода. В районе тринадцати часов погода как будто бы улучшилась. Даже стало появляться солнышко.
- Пока погода дает нам возможность, предлагаю сегодня пройти Джикаукенгёз и заночевать после него на северном склоне. Там ниже, и будет теплее.
До одноименного перевали дошли за полтора часа.
На вершине перевала стояли две палатки. Около них суетились двое мужчин и две женщины. Очевидно, решили в этом месте заночевать. Надо сказать место не лучшее для ночевки. Открытое, со всех сторон продувается холодным ветром.

Когда группа Алексея поравнялась с ними, из палатки выполз еще один мужчина.
-Физкульт привет! –бодро произнес в их адрес Алексей.
- Привет! – не очень дружно ответили хозяева лагеря.
Завязался разговор. Алексей выяснил, что они идут им навстречу, стало быть уже прошли ледяное плато. Алексей у них попытался получить консультацию по маршруту прохождения Джикаукенгёза. Они ему отвечали, но не чувствовалось того, что они это делают от души.
Речь их была с явным прибалтийским акцентом. Как позже выяснилось, что это латыши из города Лиепая. Как и группа Алексея, они путешествуют по перевалам Эльбруса.
Погода стала портиться. Алексей, распрощавшись, повел группу далее. До ледника спустились по крутому склону. В отличии от Ирика и Ирикчата ледник был слабо покрыт снежным покровом и местами на нем виднелись яркие островки скользкого льда, имеющего серо –зеленоватый оттенок. Хорошо были видны трещины, закрытые плотным снежным настом. По поверхности ледника текли довольно крупные ручьи, которые предстояло не единожды потом пересекать. Учитывая то, что ледник имел относительную горизонтальную поверхность, Алексей разрешил не одевать кошки – триконья. Однако идти без страховки, несмотря на уговоры товарищей, отказался. Как только достигли края ледника, все пристегнулись в связки по четыре человека, как и ранее. Порядок четверок поменяли. На сей раз первой шла группа Немченко, а за ней следовала группа Якушева.
Уже через десять минут пересекли по снежному насту первые трещины. Наст был крепким. Это подбадривало и вселяло надежду, что ледяное плато группа пройдет до наступления темноты не придется разбивать лагерь на льду. В начале ледника все дружно перепрыгивали через множество бегущих по льду ручьев, желая сохранить ноги сухими. Но очень быстро прыжки через ручьи стали утомительными, и все начали ступать ботинками –вибрамами (прим: ботинки с крупным протектором на толстой подошве, специально для хождений в горах) в воду, поднимая снопы брызг. У всех была одна мысль: «В лагере на ночевке высохнем».
Алексей несколько раз обернулся назад в сторону лагеря латышей. Они стояли на козырьке обрыва и наблюдали за движением двух четверок. Хотя непогода значительно ухудшала видимость, лагерь латышей еще был виден.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 10:28
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:21 | Сообщение # 92
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Кавказ подо мной
продолжение

Группа Немченко шла с отрывом от четверки Якушева метров сто. Вдруг они остановились, о чем то совещаясь, затем продолжили путь. Когда четверка Якушева подошла к тому месту, где только что совещались их товарищи, то обнаружили перед собой очертание довольно широкой трещины покрытой снежным настом. Группа Немченко уже были с той стороны этой трещины. Якушев так же остановил группу. Ему показалось, что наст имеет недостаточную прочность. В трех шагах от края трещины он увидел в снегу отверстие, которое было проткнуто ледорубом насквозь.
- Саня! - прокричал Алексей, обращаясь к Немченко.- Как наст? Мне кажется, что здесь очень тонко!
- Вообще то да! Но мы, как видишь, прошли.
-Так то оно так, но мне не очень нравится этот мост.
Якушев посмотрел по сторонам в надежде увидеть более надежный переход. Однако по близости ничего подходящего он не заметил.
- Попробуем, -сказал он своим ведомым. - Если Немченко прошел, то и мы должны. Давайте наденем кошки.
-Леш, кошки нам только усугубят. При первых же шагах они разобьют плотность моста,- возразил ему Левин.
Алексей немного подумал:
-Ты прав, Андрей. Хотя состояние льда может усугубить ситуацию, если наст рухнет. Без кошек же можно всей четверкой уйти в бездну. Вибрамой сильно не затормозишь.
-Согласен. Давай увеличим дистанцию, и каждый переход будем страховать отдельно. Смотри, какая здесь удобная трещинка. Сашка показал на узкую трещину во льду и воткнул в нее почти целиком свой ледоруб. Если наст рухнет, то ледоруб зафиксирует страховку.

***
Алексей по насту успел сделать всего три шага, когда тот с шумом и треском ушел у него из под ног. Алексей полетел вниз следом за настом, но через долю секунды повис на страховке, ударившись левым боком о ледяную стенку. Спустя тридцать секунд он услышал эхо от упавшего на дно трещины снега и камней.
Алексей посмотрел вниз. Под ногами у него была бездна, образованная краями трещины, уходящими вниз на конус. Дна не было видно.
- Глубоко! Метров двадцать, тридцать, -оценил Алексей, сравнив время услышанного звука от падающего снега и камней.
До поверхности трещины было метра два. Алексей слышал голоса своих товарищей, которые держали его в застрахованном положении.
- Слава богу, хоть все четверо не улетели, - подумал Алексей, вспомнив недавний разговор на эту тему.
-Леха, ты как там? Послышался сверху голос Юрки Разумовского
- Гораздо уютнее, чем вы. Здесь нет ветра
-Есть обо что упереться ногами?
- Если вы меня подтяните сантиметров на двадцать, то здесь есть снежные выступы. Думаю, что будет упор.
С другой стороны трещины Алексей увидел голову Немченко. Он бросил Алексей конец страховочной веревки на конце с карабином
-Пристегни дополнительную страховку к поясу. Я вижу, у тебя слева есть свободное кольцо.
Щелкнул затвор карабина. Алексей набросил карабин на страховочное кольцо пояса. Теперь его страховали с двух сторон. Мешал рюкзак, который оказался почти на голове Алексея, поднятый, захлестнувшей его страховкой.
Алексея приподняли до верхнего уровня трещины. Он задником вибрамы нащупал снег, сделал упор и попытался приподняться. Что дать свободу движениям, обе страховки ослабели. В этот момент найденный упор обломился, и Алексей опять полетел вниз. На сей раз он повис по центру трещины.
- Леха, ледоруб не потерял? – спросил сверху Немченко.
- На руке висит
- Пробуй ледорубом нарубить ступеньки. Мы будем тебя страховать
- Отпустите тогда какую либо страховку, чтобы я мог приблизится к стенке.
Отпустили страховку с противоположной стороны. Алексей оттолкнулся ногами ото льда, приняв удобное положение. Прорубив во льду две ступеньки, он крикнул:
- Готово!
Его опять стали подтягивать вверх. Увидев во льду расщелину, Алексей зафиксировал в ней пилку ледоруба, и нащупав ногой нижнюю ступеньку, сделал на ней упор. Нога на ступеньке стояла неустойчиво из – за отсутствия кошек. Сделав еще одно усилие, Алексей переставил ногу на вторую ступеньку, и его голова оказалась на поверхности. Потребовалось еще несколько минут, что бы Алексей полностью вылез из трещины.
Все молчали. Лепил снег с дождем и дул порывистый ветер.
-Глубоко. – подытожил Алексей.
Все с этим согласились.
Алексей посмотрел в сторону лагеря латышей. Они по прежнему стояли на краю обрыва, наблюдая за происходящим.
Перешли трещину немного правее. Со стороны Немченко бросили дополнительную страховку, и переход страховали уже с двух сторон.
Погода продолжала портиться. Надо было срочно двигаться к юго – западному краю ледника. Шли быстро, молча, ступая с размаху в текущие по льду речушки и озерца луж. Сверху одежду интенсивно мочил дождь со снегом. Все были до ниток мокрые. Широких трещин больше не попадалось, а малые трещины на своем пути проходили сходу без остановок.
Алексей посмотрел на часы:
- Не успеем до темноты. Надо подбирать лагерь. К тому же погода резко портится.
Через пятнадцать минут увидели хорошее ровное плато на льду, примыкающее к двум, торчащим изо льда невысоким скалам ,высотою не более двух метров. За ними решили разбить лагерь и спрятаться от сильного ветра. С помощью ледобуров натянули на льду палатки. Пищу решили не готовить, довольствуясь сухим пайком. А вот от горячего чая не отказались. Примус разожги в самой большой палатке, где поместились все, тесно прижимаясь к друг другу, мокрые, но не потерявшие присутствие духа.
На лагерь наползло плотное облако, и сразу стало темно. Ветер усилился до штормового. Лагерь спасало то, что палатки установили за скалами. Но даже при такой защите ветер пытался их сорвать. Вокруг сверкало. Лагерь Якушева оказался в центре грозового облака, которое прилипло к склонам Эльбруса. Раскаты грома были такой силы, что при каждом из них вздрагивала земля. Начался ливень вперемешку со снегом. Сверкало и гремело, не переставая. Быстро попив чаю, все под проливным дождем разбежались по своим палаткам. Мечта посушить свою одежду оказалась неосуществимой. В спальные мешки залезали мокрыми. На улице бушевала буря. Все происходящее похоже было на ад.
Алексей переживал, что бы не сорвало ветром палатки или неожиданно не лагерь не сошел сель. Хотя выбранное место не предвещало такой возможности, но тем не менее, происходящее, заставляло Алексея об этом задуматься.
Алексей достал радиостанцию и настроился на частоту метеоциркуляра. Монотонный голос синоптика говорил о том, что в районе перевалов центрального Кавказа установился мощный циклон со сложными метео условиями. Учитывая, что фронт этого циклона находится в параллельных воздушных потоках, то скорость его смещения не велика. Стало быть, он продержится в этом районе продолжительное время. На языке синоптиков это был стационарный фронт. Ожидать быстрого улучшения погоды вряд ли придется.
Прошло почти четыре часа, как разбили лагерь, но погода не унималась. К тому же ветер поменял свое направлении и стал забрасывать в палатки дождь. Алексей пожалел, что палатки не установили с другой стороны скал. Наверняка там не было бы так ветрено. На улице была ночь. Все забрались в свои спальники в надежде хоть как то согреться и уснуть, но никто не спал. Сложно в такую погоду вот так запросто забыться во сне.
- Леш, как ты думаешь, с нами ничего не случится? Страшно, как во время войны бахает… – раздался голос Брагиной, которая в своем спальнике плотно прижималась к спальнику своего мужа.
- А ты знаешь, как во время войны бывает? – хихикнул ее муж Володя.
- Ну я же иногда фильмы про войну смотрю, - обиженно произнесла Вика.
- А что с нами может случиться? – спросил Алексей.
- Мало ли? Такое на улице творится. Может нам надо ноги в руки и дергать отсюда? – не унималась Вика.
- Никуда мы дергать не будем. Ты сама хоть понимаешь, что говоришь? – остановил ее муж.
-Куда ночью? Ты хоть знаешь, в какую сторону идти?
- Вниз пока ледник не закончится.
- А ты хорошо знаешь состояние льда? Наверно ты догадываешься, что ночью ничего не видно. Забыла, как мы сегодня Лёху из трещины вытаскивали? Так это по светлому…
Разговор ,Вики и Володи готов был перерасти в перебранку. Алексей решил их остановить:
-Молодые люди, успокойтесь. Конечно, мы сейчас никуда не пойдем до наступления рассвета. Постарайтесь уснуть. Завтра предстоит тяжелый переход. Погода действительно отвратительная. Я не думаю, что завтра она будет хуже, чем сейчас. Эту погоду мы уже выдержали почти четыре часа. Уверен, что и в оставшееся время нам удастся это сделать.

Спали за всю прошедшую ночь не более двух часов. И то это трудно назвать сном. Дремали между завыванием ветра, хлопанием палаток, разрядами молний и грохотом грома. Не шутка быть в центре грозового облака, которое прилипло к склону, и никуда не стремилось удалиться. Вылилось и успокоилось это облако ближе к рассвету. В пять часов утра начало светать. Появились первые лучи солнца. Ветер утих, дождь и снег прекратились. Небо было чистым, как будто вчерашнего кошмара никогда и не было. Температура была около нуля градусов. Для мокрых людей, надо признаться, это очень холодно. С первыми лучами солнца все вылезли из своих палаток и делились впечатлениями прошедшей ночи. На примусе кипятился чайник.
- Ребята, - обратился ко всем Алексей.- Быстро найдите в своих рюкзаках что либо сухое. Я уверен, что каждый из вас держит в непромокайке НЗ. Немедленно все переодеваемся. Нам не хватало, что бы кто то из нас захворал. Переодевались прямо на улице, не заходя в палатки. Чтобы не смущать противоположный пол, юноши отвернулись на юг, девушки на север. Стучали от холода зубами все. Однако переодевание в сухую одежду была мера необходимая. Мокрыми были только ботинки- вибрамы. Свернули лагерь в течение 10 минут, попили горячий чай и дружно , уже не связываясь по четверкам, отправились в сторону края ледника.
Вчера из – за плохой погоды, край ледника не был виден. Сегодня рассмотрели, что до его окраины не более восьмисот метров. Это расстояние преодолели быстро. Прошли короткое поле северной морены и неожиданно вышли на тропу, которая указывала направление строго на север и вниз. К полудню группа Алексея подходила к источникам Джилсу. По пути следования попадались отдельные скалы, торчащие из под земли, высотою до десяти метров, на верху которых лежали огромные валуны. Площадь этих валунов была значительно больше площади верхушки скалы, на которой они лежали. Это диковинное творение природы напоминало огромные грибы. Путешественники даже в шутку стали им давать названия: мухомор, шампиньон, сыроежка…
За поворотом все увидели источники, вокруг которых толпились люди, прибывшие сюда поправить свое здоровье. Светило яркое летнее солнце. Было сказочно тепло. Это теплота была контрастной на фоне прошедшей ночи. Увидев ровную лужайку, все направились к ней, сбросили с себя рюкзаки и вытянулись на теплом ласковом солнышке, не расставляя палаток и не вспоминая о том, что за прошедшие сутки изрядно проголодались.
Первым пробудился ото сна Левин. Солнце клонилось к закату. Скоро должны были опуститься сумерки, а за ними ночь.
- Эй, сони! Не пора ли вставать?- прокричал громко Андрей с надеждой разбудить своих товарищей.
Все зашевелились. Начался процесс пробуждения.
- Желающим принять ванну, за мной!- предложил Немченко и легкой трусцой побежал вниз по направлению к источникам. Через несколько минут за ним проследовали все.
Руками людей, каждый из одиннадцати источников, был превращен в искусственный мини бассейн размером примерно три на три. Глубина этих бассейнов была не более одного метра. Чтобы полностью погрузить свое тело в минеральную воду, надо было либо садиться на ягодицы, либо ложиться на спину. Источники были абсолютно разные: теплые, холодные, кислые, соленые. Путешественники перепробовали их все. Вдоволь наплескавшись и надурачившись, все довольные вернулись в лагерь. Хотя в этом месте леса не было, парни под козырьком одной из скал нашли довольно внушительную пирамиду дров, которую тут же использовали для разведения костра. Ужинали до полуночи. Пели песни, рассказывали друг другу необычные истории. Всем было весело и радостно. Все чувствовали себя отдохнувшими и бодрыми после прошедшей ночи. Палатки, расстеленные на камнях еще днем, высохли. Их подтянули к полянке, но натягивать не стали. Легли сверху на них, забравшись в спальники. Ночь провели под открытым небом. Ярко светили звезды. Около часу ночи на небу появилась луна. Постепенно разговоры стихли. Все погрузились в сон.

Утром следующего дня начался подъем по северо – западному склону в сторону перевала Кыртык, у подножия которого планировали следующую ночевку. От вчерашней замечательной погоды не осталось и следа. Группа находилась выше облаков. Внизу под ними стояла белое покрывало слоистой облачности , которое потом под воздействием солнечных лучей поднялось вверх. Всех окутал густой туман поднявшегося облака, но это не помешало продолжить путь. Тропа была хорошо видна. Потерять направление при четкой тропе было сложно. Шли молча. Каждый думал о своем. Тишину нарушали звуки неосторожных шагов, да отдельны удары ледорубов о камни.

Алексею вспомнилась прошедшая зима и отпуск, который он проводил со своим сыном в Домбае.
Был такой же туманный день. Решили подняться на Муссу Ачитару. До самой вершины не было ни одного просвета. Стоял густой туман, но все канатки работали. Соскочили с кресел на последней станции. Пошел сильный снег. Видимость упала до минимума.
- Что будем делать? Назад поедем или пару раз съедем? – спросил Алексей у сына.
- А мы зачем сюда поднялись, что бы назад на канатке? Конечно на лыжах! Предлагаю по трассе вдоль шестой очереди. Если будет плохо, то отсюда же через Русскую поляну вернемся домой.
Алексею самому не хотелось возвращаться на креслах, однако он не хотел подталкивать сына. Пусть сам решит!
Трассу было плохо видно. Снежный покров смешался с туманом и густым снегом. Не было ощущение скорости, лишь только отдельные точки от неровной поверхности склона создавали картину реального движения. После каждых десяти S- образных маневров Алексей делал остановку и оглядывался назад, что бы не потерять из виду сына. Увидев его в очередной раз, спускающегося сзади, Алексей оттолкнулся и продолжил чертить легкий слалом вниз. В какой то момент ему показалось, что он под ногами не ощущает ничего. Ему даже показалось, что он летит. И он действительно летел. Он это понял, когда лыжи жестко коснулись снега, а его тело начало стремительно кувыркаться в снегу. Наступила тишина. «Живой! Ноги, руки, голова все в порядке» - подумал Алексей, соображая, что с ним произошло. Он посмотрел в сторону, откуда выполнялся его полет и ахнул. С этого склона он сотни раз спускался по хорошей погоде. Он действительно был крут, но доступен любому горнолыжнику. Сегодня же на верхней части этого склона снегом намело козырек, превратив склон в трамплин, высотою с пятиэтажный дом. В голове мелькнуло: «Серега идет по моему следу!»
Алексей заорал во все горло:
-Серега!!! Сынок!!! Внимание, обрыв!!!
Внутри Алексея пронесся холодок. Вдруг на высоте этого образовавшегося обрыва показался его сын. От резко разворота с козырька оторвалась внушительная глыба снега. Алексей зажмурил глаза и ждал Сережкиного падения. Однако прошло время, но все оставалось по - прежнему. Когда Алексей открыл глаза, Серега стоял на краю козырька и махал ему рукой
«Увидел! Остановился!» пронеслось в голове у Алексея. Он жестами показал Сереге вправо, где была возможность обогнуть эту искусственную стенку. Серега уже через минуту развернулся около отца, обдав его снопом снега из под лыж
- Как себя чувствуешь?- спросил он, подавая Алексею руку.
- Все хорошо ответил Алексей
- А чего в снегу валяешься?
- Решил немного отдохнуть в ожидании тебя
- Ну ну… –ехидно произнес Серега.
Они оба посмотрели вверх на то место, откуда только что совершил «полет» Алексей и где только что находился его сын.
- Пап, крутой трамплин! Ты когда с него летел, кувыркался в воздухе?
- Да иди ты…-с досадой вырвалось у Алексея.- твое счастье, что ты вовремя заметил. А то неизвестно, чем бы все это закончилось.
- Я следом за тобой все время. Ориентировался по твоему следу. Видимость то нулевая, а за тобой хорошо виден след в чистом снегу. Вдруг вижу, что след неожиданно пропал и тебя не видно. Я резко остановился, что бы осмотреться. Смотрю, но ни тебя, ни следа не вижу. Мне показалось, что кто то что то прокричал. Вот тогда я тебя увидел, лежащим внизу, и сразу понял, что впереди обрыв.
- Серега, аккуратней сегодня. Видимости нет, хорошо, что все так закончилось. Давай ка на сегодня закругляться. Сейчас поднимемся по шестой и будем спускаться на Русскую поляну. Только не по восточному склону, там сегодня лавиноопасно, а вниз вдоль пятой и четвертой очереди, затем через лес. В лесу видимость будет хорошая.

Мысли Алексея прервала, резко остановившаяся Белозерова, которая шла лидером. Алексей чуть было не ткнулся носом о ее рюкзак.
- Таня, ты чего? – спросил он ее
Белозерова в ответ ничего не ответила, а только лишь указала рукой вперед. В метрах в двадцати от туристов стоял огромный зубр (прим. автора: очень крупные и могучие горные быки, для которых характерны короткие, толстые, но острые рога, высокая, горбом, холка, покатая спина, густая грива и борода из длинных волос. В телосложении бросается в глаза резкая диспропорция между мощной передней частью и сравнительно слабым крупом. Масса быков иногда доходит до 850—1000 кг, высота в холке до 2 м.) и мирно щипал травку, которой в этом месте было не так уж и много. Он мутными глазами посматривал на людей, не переставая жевать. Очевидно, с людьми этому зубру приходилось иногда сталкиваться, иначе бы он сразу убрался восвояси. Этот зубр вероятно не чувствовал опасности со стороны людей. Возможно, он был уверен в превосходстве своей силы, над силой приближающихся. Так или иначе он оставался на месте, непосредственно на тропе и не собирался уступать никому дорогу. У туристов так же не было возможности обойти его ни слева ни справа, так как в этом месте тропа проходила узкой лентой между отвесной скалой и пропастью.
Все остановились в раздумье. Другого пути не было, кроме пути назад, который не входил в планы крупы.
- Брысь с дороги! – крикнул Разумовский быку, чем вызвал дружный смех товарищей. Бык в ответ лишь мотнул головой, продолжая свое дело.
- Юр, ты что зубра с кошкой перепутал?
- А как же к нему надо обращаться?- смутился Разумовский
- Ну во всяком случае не «брысь!»
Алексей взял в руки небольшой камень и кинул в сторону быка:
- Уходи! Дай нам дорогу! Смотри, там дальше хорошая полянка, травы больше, чем здесь –пытался убедить зубра Алексей.- мы из – за тебя пройти дальше не можем
Бык всем корпусом повернулся в сторону туристов, наклонил голову, как бы приготовившись к прыжку.
- Ого! Аккуратней, зверь! Здесь очень узко! Можем не разойтись!
Постояв в готовности несколько секунд, бык развернулся на сто восемьдесят градусов, ударил копытом о камни, выбив их них их осколки, и бешенным галопом побежал вперед. Через минуту он скрылся из виду.
Все стояли в продолжающемся оцепенении.
- Вот так встреча! Успел ли хоть кто то сфотографировать зверя?


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 10:30
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Пятница, 10.04.2015, 10:31 | Сообщение # 93
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
Кавказ подо мной
продолжение

Сфотографировать конечно никто не успел, но заснять его на видеокамеру Левин смог. По прошествии многих дней, уже потом, дома часто прокручивали этот сюжет. Кроме быка Левин умудрился заснять растерянные физиономии товарищей.
-Наше счастье, что бык в нашу сторону не рванул, иначе трудно бы было предсказать последствия.

***
Погода начала портиться. Пошел дождь со снегом. До Кыртыка оставалось немного, но решили разбить лагерь раньше, что бы не мокнуть под дождем.
Осадки не переставали всю ночь. Утром следующего дня лагерь окутал густой туман. Улучшений погоды не было видно. Алексей настроился на метеоциркуляр. Синоптики в ближайшие три дня ничего хорошего не обещали. Надо было принимать решение. Алексей позвал всех к себе в палатку:
- Погоду вы видите. Прогноз синоптики дают без улучшений. На Кыртык по такой погоде подниматься бессмысленно. Сейчас наш высотомер показывает, что мы на отметки три тысячи метров. До Кыртыка по вертикали всего пятьсот метров. Не уверен, что при такой плотной облачности мы на перевале сможет выползти из облаков. Есть три возможных решения. Ставлю на ваше обсуждение. Первое: ждать погоду, и далее следовать на Кыртык. Но нас поджимают сроки. Если вы помните нас в Хурзуке будет ждать машина. Второе: выйти на перевал сейчас в надеже, что пройдем слой облаков и они окажутся ниже нас. Но это мало вероятно. Скорее всего нам придется провести такую же ночь, как и на Джикаукенгезе. Третье: отказаться от Кыртыка и начать немедленный спуск по ущелью в сторону Хурзука. Если выйдем к Хурзуку раньше, то позволим себе днёвку с отдыхом на природе.

Обсуждали недолго. Единогласно приняли решение опускаться вниз, потому что впереди была еще большая часть маршрута. Алексей вышел на частоту КСС Балкарии и сообщил об окончании их участка маршрута. Связь с КСС Черкессии установить не удалось, потому что от сырости сели батарейки.

Дождь не переставал целый день. Хотя по мере спуска вниз по ущелью температура несколько повышалась, тем не менее состояние прохлады не проходило. Все вымокли до нитки. Обычно ненастная погода иногда дает какие то передышки, но в этот день она к туристам жалости не проявляла. Во второй половине дня стали интересоваться у Алексея, когда планируется ночевка.
- По моим данным здесь недалеко есть заброшенный кош. Считаю, что надо подойти к нему. Возможно там есть заброшенное жилье с печкой. Ведь мы все мокрые до ниток. Надо просушиться.
Через два часа лес расступился, и на большой лесной полянке все увидели двор с деревянными строениями для проживания людей и животных.
На территории были аккуратно сложены две копны сена. Около дома мокла привязанная лошадь. Во дворе никого не было. Когда оставалось несколько шагов до изгороди двора, на крыльце показался мужчина лет сорока, с аккуратно подстриженной бородой. На голове у мужчины был одет тери бёрк (прим:головной убор типа папахи), за спиной висело охотничье ружье:
- Салам алейкум! –обращаясь к мужчине от имени всех, поздоровался Алексей
- Алейкум вассалам!- ответил ему мужчина- Кто будете? Откуда и куда идете?
- С Эльбруса в Хурзук опускаемся. Можно ли у вас остановиться на ночевку? Мы постараемся вас не стеснить. Если в каком либо сарае есть место, будет здорово. Нам надо высушить самих себя и одежду.
- Меня вы не стесните, потому что я сейчас буду опускаться вниз до лесничества. Отсюда километров десять будет. Возвращаться назад не планирую. Это наш восьмой обход. Здесь никто не живет. Вы просто меня случайно застали. Наши лесники иногда здесь ночуют, когда в этом есть нужда. Располагаться вы можете в доме. Там всего одна кровать, но, думаю, вы сможете разместиться. Есть печь. Колун около дверей справа. Дрова уже напиленные вон в том сарае,- лесник махнул рукой на сарай. - Наколите дров сами. Когда будете уходить, залейте костры.
Кстати, сюда снизу вы бы не смогли пройти. Это заповедная зона. С низу все кордоны закрыты в это ущелье. Лесники вас вряд ли даже с маршрутной книжкой пропустили.
-Спасибо, добрый человек, -ответил за всех Алексей.- Забрели мы к вам ясно по ошибке. Нам всего одну ночь надо у вас посушиться..
- Хоть десять! Располагайтесь. Мне пора, уже скоро вечер. Кстати, если вы опускаетесь с Эльбруса в Хурзук, то зачем пошли по этому ущелью? Вам надо было по Уллу-Хурзук. Там путь короче
- А мы разве не там идем?- спросил Алексей
- Вы по Тёбе движетесь. Это ущелье параллельно Уллу Хурзуку расположено. Вам надо влево через перевал Елмез. Если вы пойдете прямо по этому ущелью, то выйдете в Карт Джурт. Потом надо будет назад возвращаться.
Мужчина еще насколько минут рассказывал и показывал Алексею, как лучше выйти на Хурзук.
- Ну и ну! – произнес вслух Алексей,- вероятно в тумане мы зашли не в то ущелье. Я думал, что мы уже рядом с Хурзуком.
-Ничего, бывает, -успокоил его мужчина. – всего километров двадцить лишних сделаете. Если рано утром выйдете, то к вечеру будете в Хурзуке. Елмез простой. Надеюсь, что вы его пройдете без трудностей. Ориентируйтесь вон на ту скалу, потому что тропа к этому перевалу практически не видна. По ней очень редко ходят. Скала должна быть все время слева. Ладно, мне пора. Располагайтесь
- Спасибо, что не отказали и приютили!
Мужчина только кивнул головой, отвязал коня и по молодецки запрыгнул в седло на его спине. Уже через несколько минут он скрылся в чаще леса.
Вошли в дом. Обычно при входе с улицы бывает коридор. Здесь же сразу за входной дверью расположилась просторная комната.
По среди комнаты стоял большой самодельный стол, за которым могли уместиться сразу человек десять. У стены стола железная старинная кровать, на которой лежал, набитый сеном, матрац. В углы была выложена печка, на которую сразу обратили все внимание.
-Так, мужики! Во двор дрова колоть! Женщины освобождают рюкзаки, натягивают веревки, и сушат наши шмотки. По мере готовности печки, готовят обед, который плавно перейдет в ужин.
Место ночевки всех взбодрило. Появилась реальная возможность высохнуть.
Все мужчины вышли. В комнате остались только женщины.
Напиленные дрова нашли в одном из сараев. Колоть дрова расположились рядом с сараем под навесом. Принесли колун. Раньше многие занимались рубкой дров, но топором. Колуном же никто из группы Алексея никогда не пользовался. Первым попробовал Володя Брагин и тут же получил серьезную травму. При первом ударе колуном о распиленное бревно, колун отскочил, как мячик и угодил Вовке прямо в правую бровь, разбив ее основательно. Брагин отбросил колун в сторону и, приседая, схватился обеими руками за глаз. Вначале все подумали, что колун ему попал в глаз, но когда разобрались, немного отлегло. Глаз целый, только бровь рассечена. Кто то быстро принес аптечку, рану Брагину обработали и заклеили пластырем.
Дров все таки накололи и растопили печь. Через несколько минут комната наполнилась приятным теплом. Вещи развесили на страховочные веревки, которые женщины натянули в несколько рядов между стенками в одной из сторон комнаты. Обед приготовили на той же печке. Брагин достал из рюкзака фляжку со спиртом, чем всех невероятно обрадовал. Выпили буквально по три глотка, но этого было достаточно для хорошего настроения. Все орали песни Высоцкого, которые были подстать настроению:

«Считать по-нашему, мы выпили немного,
Не вру, ей-богу, скажи Серега!
И если б водку гнать не из опилок,
То чтоб нам было с пяти бутылок»

Вокальными способностями здесь и не пахло. Пение хором скорее было похоже не на песню, а на какофонию голосов, вперемешку с текстом исполняемых песен. А кому они нужны были эти вокальные способности здесь и сейчас? Просто всем было хорошо и весело! Всех реально согревала не только растопленная печь, но и та обстановка, которая образовалась совершенно стихийно.

«Парня в горы тяни – рискни.
Не бросай одного его.
Пусть он в связке одной с тобой,
Там поймешь, кто такой»

После прошедших дней эта ночевка казалась раем. В спальные мешки никто не залазил. Легли сверху. От единственной кровати все отказались, и она осталась пустой. Потушили свечи. В наступившей темноте, сквозь потрескивание дров в печи, продолжали петь песню за песней. Совсем скоро из общего хора стали постепенно выпадать голоса, а затем пение прекратилось вообще и перешло в дружное похрапывание.

Утро выдалось солнечным. Лесничий двор был погружен в тишину, которую приятно нарушало пение птиц. Солировал соловей, остальные летающие обитатели леса ему подпевали.
Все проснулись от этой тишины и замечательного пения птиц, но никто не спешил вставать, наслаждались утренним пробуждением.
- Здорово поют, -подала голос Вика, -пожалуй гораздо лучше нашего вчерашнего хора!
-Нашим пением только детишек пугать, - пробухтел её муж.
После завтрака группа продолжила свой путь, покинув гостеприимное пристанище в доме лесника. Сегодня было идти приятно. Одежда и содержимое рюкзаков высохли, погода была великолепной, даже и следа от прошедших ненастий не осталось. Снежные вершины Эльбруса переливались в лучах солнца, украшая и без того замечательную панораму этого места.
- Очень далеко мы уклонились от Хурзука,- произнес Алексей.- Я считал, что сегодня с утра мы должны быть на месте. Но, если верить леснику, то нам предстоит сегодня полный день шлёпать. В принципе, ничего страшного нет, машина прибудет только завтра к полудню. Просто не очень хочется лишние километры накручивать.
Затем он успокоил как бы самого себя:
- Виноватых нет. Очевидно, в тумане вошли не в то ущелье. Была бы хорошая погода… От Эльбруса в разные стороны десятки таких ущелий расходятся веером. Попробуй в тумане разберись, в какое нам надо было.
- Не переживай, командир! – попытался подбодрить его Немченко.- если бы не эта ошибка, разве мы смогли бы увидеть такие прекрасные места? К тому же слышал, как удивился лесник, когда нас увидел? Это заповедная зона и снизу в нее войти невозможно без соответствующего разрешения. Нижние кордоны на замке! А мы прорвались сюда без проблем. И лесник хороший попался. Не стал угрожать, что маршрутную книжку заберет и поставит вопрос о снятии нас с маршрута. Кроме того, такое шикарное жилье предоставил.
- Ладно, вперед! Пусть все это будет самой большой трудностью на нашем пути.

***
К вечеру уходящего дня с высоты хребта туристы увидели вдалеке крыши аула. Одновременно с этим стали попадаться грибы, которыми вначале просто любовались, а потом кто то предложил их собирать для предстоящего ужина.
Метров через пятьсот грибы встречались буквально на каждом шагу: подосиновики, подберезовики, маслята. Белозерова нашла огромный белый гриб, весом килограмма три. В рюкзаках нашлись целлофановые пакеты, которые тут же подготовили для сбора грибов.
До Хурзука оставалось рукой подать, но захлестнувший туристов азарт по сбору грибов, замедлил движение. Грибами были заполнены все пакеты, но никто и не думал останавливаться, так увлекло всех это мероприятие. Пришлось вмешаться Алексею:
-Ребята, пора завязывать сбор грибов. Во –первых, скоро начнет темнеть, видите солнце уже на хребте сидит, во – вторых, для чего нам столько грибов? Домой мы еще не скоро, а съесть все то, что мы насобирали, не возможно. Прекращаем и увеличиваем темп! Прекращаем губить дары природы!
- Верно, хватит ерундой заниматься! - поддержал Алексея Немченко

К окраине аула подошли, когда на дворе стояли плотные сумерки. Быстро разбили лагерь. Грибы готовили в огромной сковороде, которую попросил у местных жителей специально для этого Брагин, пока разбивали лагерь. Брагин так же договорился в одном из домов аула, что бы предоставили электричество для подзарядки аккумуляторов радиостанций, которые к этому моменту полностью сели вместе с запасными батареями. В доме лесника это было сделать не возможно, потому что там не было света вообще. Не потому, что его выключили, а потому что к домику лесника электричество вообще не было подведено. Содержимое сковороды проглотили одним махом.
- Надо было больше грибов собирать, была бы добавка,- пожалела всех Вика
- Ладно вам, обжоры, у кого не исчезло чувство голода, может открыть по банке тушенки. Все равно в Учкулане будем пополнять запасы.
Утром к лагерю забрел симпатичный ослик и всех разбудил. В принципе, уже и так было пора вставать. Всем захотелось сфотографироваться с этим животным, похожим на маленькую лошадку. Ослик мирно жевал траву, которая покрывала всю территорию разбитого лагеря. Он абсолютно не реагировал на внимание, которое было приковано к его персоне. С периодичностью в 10 секунд он взмахивал своим хвостом, выражая то ли радость от того, что с ним хотят сфотографироваться, то ли возмущение от того, что вокруг него суетятся люди. Так или иначе всем удалось запечатлеться с этим милым животным. Разумовский даже умудрился забраться на спину ослика и изобразить позу лихого всадника.
Вскоре интерес к животному пропал, и в лагере начали готовиться к убытию.

***
Машина прибыла к полудню. Лагерь давно был свернут, туристы нежились на солнышке, подложив под головы рюкзаки, и разговаривая друг с другом.
Прибыла та же машина и тот же водитель Анатолий.
Водитель расспрашивал товарищей о походе. Они на перебой ему рассказывали все, что с ними произошло. Разговоры не помешали грузить вещи в машину. Хотя какие там вещи? Рюкзаки, которые собрали еще с утра, да мелкое снаряжение, которое не закрепили к рюкзакам.
В Учкулане для пополнения запасов продуктов останавливаться не стали, а пополнились в одном из магазинов на окраине Карачаевска.
К месту прибыли еще до захода солнца.
***
Аксаут – красивейшее место, обрамленное с трех сторон горными хребтами, образующих глубокое ущелье, выход из которого с юга закрыт снежными склонами Главного Кавказского хребта. Реликтовый лес в сочетании с горными вершина, создавал ореол величественности и таинственности. Воздух пропах ароматом хвои и цветов. За деревьями мирно шумела река, птицы старались перепеть друг друга. Отсюда начинался подъем на перевал Халега через который можно выйти радиально по хребту на Марухский перевал. Да, это тот самый перевал, который во время войны защищали не на жизнь, а на смерть советские солдаты, преграждая путь в Абхазию фашистам. Этот перевал часто упоминается в исторических произведениях о временах Великой Отечественной Войны. В честь защитников Кавказа спортсмены один раз в год проводят Марухиады. Эти увлекательные горные маршруты начинаются в разных точках этого района. Окончание маршрутов у всех групп планируется на вершине Марухского перевала, где устанавливаются памятные мемориалы и произносятся пламенные речи в память о защитниках этих рубежей. В Марухиаде одновременно принимают участи сотни спортсменов, и десятки лиц, обслуживающих эти мероприятия: медики, синоптики, горно- спасатели, журналисты и другие. Проведение Марихуад имеет целью не только укрепления здоровья, повышения спортивного мастерства, но так же и воспитание в молодых людях духа патриотизма и любви к своей Родине. У участников этих программ обостряется чувство уважения к традициям памяти наших предков.

Выход на маршрут отложили до утра. Пока разбивали лагерь и готовили ужин, Алексей побывал на Аксаутской КСС и сделал отметку в маршрутной книжке. Халега для Алексея был знакомым давно. Здесь он много раз переправлялся и с группами туристов и с альпинистами для восхождения на Кара Каю.

Вспомнил Алексей и свой первый переход через этот перевал. После перехода через Аксаут, группа из четырех спортсменов, в состав которых входил и Алексей, начала подъем на Халегу. Планировалось до наступления темноты добраться до вершины перевала и там заночевать. Далее предстоял путь через Бугойчат к подножию Кара Кая. В самом начале пути ведомый потерял направление, и группа уклонилась далеко влево. В этой группе на было ни одного человека, который ранее ходил через этот перевал, поэтому сразу не заметили ошибки. Чем выше поднимались вверх, тем сложнее становился горный рельеф
- Вообще в учебниках написано, что Халега – простой перевал, категории не выше 1А. Но мне кажется, что здесь посерьезнее,- засомневался старший группы.
Этому никто не предал особого значения. Сомнения усилились, когда подошли к вертикальной стенке, высотой примерно метров двадцать. Всем показалось, что выше стенки начинается пологий подъем, поэтому все без разговора приготовили страховочное снаряжение и начали подъем, используя крюки и страховочные веревки. Каково же было удивление всех, когда вслед за этой вертикальной вершиной в поле зрения появилась точно такая же вершина.
- Что будем делать? –спросил старший. -Похоже мы просквозили мимо перевала. Теперь уже явно, что это не он. Назовем его ложная Халега. Думаю, что теперь надо двигаться вперед. Уже совсем скоро наступит темнота. По моему разумению впереди за этой стенкой будет вершина хребта. Назад возвращаться, а затем искать тропу, не резон. Потеряем только время
Все с ним согласились. Ночь группу застала на середине третьей по счету вертикальной стенке. Ночевали на страховках в подвешенном состоянии. Благо летом ночи короткие. Кому приходилось провести ночь на вертикальной скале в «кровати» из веревок, тот знает цену наступающему рассвету. Вершины «перевала» группа достигла примерно через час после покидания «висячего лагеря». С вершины хребта все увидели далеко внизу справа седловину перевала, через который должен был пролегать их путь.

Сегодня Алексей тропу на Халегу мог найти с закрытыми глазами. Преодолели перевал легко. На следующий день вышли к северному Маруху. Алексей немного был удивлен тем, что на окраине ледника не увидел домик гляциологов. Он каждый раз перед восхождением на Маруху с ними выпивал по чашечке крепкого чая.
- Мужики, куда гляциологи делись? – он посмотрел в сторону, где раньше был их лагерь, потом на своих товарищей, как будто ему мог что то ответить вразумительное.
В этот момент подходило время очередной связи с КСС. У спасателей Алексей выяснил, что гляциологи уже год, как свернули свой лагерь с Марухи.
-Жаль! Не с кем чаю попить и поговорить
-Как это не с кем?- возмутилась Белозерова,- А мы для чего здесь?
- Ты не поняла Татьяна. Мы уже почти неделю на рожи друг друга смотрим, а здесь свежие люди
- А чем тебе наши рожи не нравятся?
- Татьяна, не подогревай своё воображение. Уверен, что понимаешь, о чем идет речь.
Затем Алексей обратился ко всем остальным:
- С этого места до вершины Марухи, не напрягаясь около часа. До захода солнца еще два часа. Можем заночевать на вершине перевала, можем разбить лагерь здесь на краю ледника. Какие будут предложения?
Все единогласно приняли решение о том, что подъем лучше выполнить с утра. Сейчас отдохнуть. К тому же на перевале возможен ветер, а здесь в низу штиль.
Перевал прошли на следующий день. На вершине задержались ненадолго, так как дул пронизывающий ветер. Было холодно и сыро. Немного полюбовавшись красотами этого района, группа двинулась на юг, вниз по снежнику в сторону ледника Южный Марух. Дальнейший путь проходил по территории Абхазии. Действительно сказочные красоты! Безмолвие льда и черных скал сменилось на красивые пейзажи альпийских лугов, затем на лес. Чем ниже опускались с вершины перевала, тем ласковее и нежнее становилось солнце, становились ярче краски окружающей природы. Еще несколько дней группа продвигалась на юг по хребтам, ущельям горной Абхазии. В одном месте потратили много времени на форсирование одного из бурных притоков Кадори. Во время дождей в горах бурный поток смыл переправу, речка разлилась, увеличившись трехкратном размере. Течение было бешеной силы. Если уйти на восток, эдак километров десять, то по карте значилась еще одна переправа. Но где гарантия того, что и она не смыта? Решили переходить здесь. Переправу навели с пятого раза. Лидера несколько раз уносило течением, и приходилось все начинать сначала. Помогли туристы , которых группа Алексея увидела на другом берегу. Из – за шума реки переговариваться было невозможно. Алексей разъяснил им знаками, что надо поймать веревку и закрепить на том берегу. Через два часа все были на другом берегу. Помощь им оказали туристы из Эстонии, которые шли на пересекающихся курсах и случайно увидели группу Алексея в тот момент, кода пытались навести переправу. Ночевали на небольшом пятачке, поросшим зеленой шелковистой травкой. Особого выбора для лагеря не было. С одной стороны лагеря высилась вертикальная стенка, с другой стороны площадка заканчивалась отвесным обрывом, высотою метров пятьдесят. Алексей несколько раз всех предупредил:
- Если кто то из вас ночью надумает по нужде, то не забудьте пожалуйста, что в двух метрах от палаток пропасть. В эту сторону лучше ночью не ходить.
Утром проснулись от грохота и крика Вики Брагиной:
-Обвал!!! Просыпайтесь!!!
Все выскочили из своих палаток и немедленно обратили свои взоры в сторону вертикальной скалы. В это время раздался оглушительный взрыв грома, который заставил всех втянуть головы в плечи. Зашлепал крупными каплями дождь, наращивая свою силу. Все поняли, что Вика подняла панику из – за грома. Ей показалось, что его шум, есть шум падающих камней. Обсуждать эту тему не дал усиливающийся дождь. Все опять попрятались в палатки. Громыхнуло еще несколько раз. Через пятнадцать минут дождь прекратился, и выглянуло солнце. Наступило утро.

***
Уже остались позади перевалы Амткел, Ачидари, Облухвари. Уже позади остались двенадцать дней и сотни пройденных километров. Впереди Сухуми и конец маршрута. О прошедших днях оставались только приятные воспоминания. Трудности, с которыми пришлось столкнуться участникам путешествия, только придавали колорит прошедшему времени, иногда вызывали улыбку и смех. Ну как можно без улыбки вспомнить момент, когда целый день при переходе через Амткел группа не встретила ни единого ручейка. В горах, как правило, путешественники не носят с собою запасы воды, потому что вода везде и всюду их окружает, ручейки, реки, ледники, снежники. А здесь, как назло, на единого ручейка. Светило яркое солнце. Было невыносимо жарко. Во второй половине дня начала всех мучить жажда. Первыми утолили жажду девчонки, которые нашли выдавленную в земле лунку копытом , очевидно, лошадью, заполненную дождевой водой.

В Сухуми группу Алексея привезли пограничника на ГАЗ 66. С ними случайно группа встретилась в ущелье, где увидеть машину было совершенно невероятно, хотя контуры давнишней дороги в ущелье иногда просматривались.
-Ты глянь, машина! - Вскрикнул неожиданно Немченко.
Все действительно за деревьями увидели ГАЗ 66 и двоих солдат с автоматами наперевес. Солдаты их тоже увидели. Время, которое описывается в этой повести, было мирным, поэтому неожиданная встреча людей высоко в горах не испугала. После непродолжительной беседы выяснилось, что машина идет в Сухуми. На ней и уехала группа Алексея. В Сухуми приехали вечером. На фоне отдыхающих, чистых, одетых в чистую одежду и обувь, группа Алексея выглядела, по меньшей мере, бродягами и оборванцами. За время путешествия спортивная одежда и обувь изрядно поизносились. К тому же последние несколько километров до встречи с пограничниками туристы шли, как обычно, не разбираясь, где ступать. Если попадались ручейки или лужи, то никто не пытался их обойти или перепрыгнуть. Конечно в рюкзаках у всех была одежда для встречи с цивилизованными людьми, но, что бы в нее переодеться, надо было по крайней мере, хотя бы умыться.
Алексей даже не пытался искать место в гостинице для своей группы. В это время в Сухуми найти место в гостинице, равносильно выиграть миллион в лотерею. Была надежда, что на территории турбазы «Синоп» им разрешат установить на одну ночь палатки и дадут привести себя в порядок. Место для палаток им не дали, но предложили провести ночь в оборудованном для туристов «Спальнике», пообещав, что там они могут умыться переодеться и привести себя в порядок. Это предложение всем понравилось. К тому же этот «Спальник» по словам администратора находился через дорогу от «Синопа» прямо на берегу моря. В «спальник» их повел сопровождающий, мужчина, лет сорока, сорока пяти. Когда все перешли через дорогу, то около моря никто не увидел каких – либо зданий, домов или чего- то такого, которое может напоминать человеческое жилье. Однако через минуту стало ясно, что «Спальник» - это ни что- иное, как место на пляже под огромным навесом, где установлено около пятидесяти кроватей для сна. Причем этот спальник разделен на две части железной дорогой, переход через которую возможен по подземному переходу. Границей между железнодорожным полотном и территорий «Спальника» выполняла металлическая белая изгородь, высотою около двух метров. Фактически кровати находились на удалении не более 10 метров от железнодорожного полотна. Всю прелесть отдыха в этом «Спальнике» можно было ощутить ночью, когда на расстоянии десяти метров от спящих, проносились на полном ходу товарняки и пассажирские поезда. Особо впечатляли их гудки, сопровождаемые перестуком железнодорожных колес. После той тишины, которая была в горах, эта ночевка напоминала некий путь в ад. Успокаивало одно, что для этого ада была отведена всего одна ночь. На следующий день все разъезжались по своим направлениям: кто то на поезде, кто то на самолете. Татьяна и Сашка решили продлить свой отдых на побережье

Отпуск подошел к концу. Встретились все уже на работе. В первый же вечер после работы собрались на окраине города в лесу и под треск сгорающих веток в костре, пережили в воспоминаниях еще раз свое путешествие.


Сообщение отредактировал Безкрылов - Пятница, 10.04.2015, 10:32
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Воскресенье, 12.04.2015, 09:46 | Сообщение # 94
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:


ИГРА

(рассказ)


Последний день мая. Вечерело. На улице стояла невыносимая жара. Такая жара обычно бывает в середине июля. Несмотря на то, что в классной комнате открыты настежь все окна, было душно. Сидящие за партами родители периодически освежали себя помахиванием дневников своих детей, которые к этому времени им раздала классная руководительница. Родительское собрание в пятом классе подходило к концу.
- …Вот с такими успехами мы закончили пятый класс – продолжала свой монолог классный руководитель, расхаживая около школьной доски и держа в руке зачем-то указку.
-К счастью, оставшихся на второй год нет. Все переходим в шестой. Однако, некоторым родителям просто необходимо задуматься об успеваемости своих детей. Полученные в этом году итоговые тройки, на следующий год могут оказаться двойками. Те, кого это касается, знают. Поэтому за время летних каникул надо найти возможности для дополнительных занятий. Каким образом вы это будете делать, подумайте сами. Скрывать не буду. Итоговые тройки для отдельных были сильно натянуты. Вместе с тем не могу не отметить так же замечательную успеваемость Лёни Гвоздикова, Коли Игнатова, Саши Машкина, Веры Наседкиной, Володи Дроздова. Эти ребята закончили год без единой тройки, а у Веры Наседкиной и Коли Игнатова только одни пятерки. В связи этим Управление образования нашего района, совместно с нашей школьной профсоюзной организацией, решили поощрить прилежных учеников. В список поощрённых вошли все, перечисленные мною хорошисты и отличники. Им выделены льготные путевки на июль месяц в пионерский лагерь «Юнга», что на Черноморском побережье. Причем для отличников эти путевки будут бесплатными, а хорошистам с оплатой тридцати процентов их стоимости. Кроме того под это мероприятие наши шефы, седьмое автотранспортное предприятие города, выделяют два автобуса. На этот поток остаются еще несколько свободных путевок, которые можно приобрести за полную стоимость родителям, не объявленным в списке поощренных. Для этого надо обратиться в школьный профком к Лежановой Маргарте Романовне.

*********

Со всей школы для поездки в лагерь собралось около сорока учеников и несколько сопровождающих родителей. Провожающих мам и пап было настолько много, что до посадки в автобус казалось, что поедут все, и у многих появились переживания, всем ли хватит свободных мест? Но когда посадка в автобусы закончилась, то оказалось, что большая часть были просто провожающими.
Оба автобуса выехали из города ровно в семь утра. Вначале пути в автобусах стоял гам детского многоголосия. Рассказывая разные истории, каждый старался перекричать друг друга. Затем неожиданно кто-то начал петь песни. Его подхватывал дружный хор:
«Вместе весело шагать по просторам, по просторам,
и конечно напевать лучше хором, лучше хором…»
Из другого автобуса неслось:
«Антошка, Антошка, пойдем копать картошку!...»
Так продолжалось длительное время. Песни сменялись, громкие разговоры не утихали. Через три часа пути всё неожиданно стихло, ровно так же, как и началось. Многие стали клевать носами и погружаться в дорожную дрёму.

К воротам пионерского лагеря «Юнга» автобусы подкатили во второй половине дня. На улице было около пятнадцати часов.
Шлагбаум на въезде в лагерь был опущен. Под грибком около шлагбаума дежурили двое мальчишек с пионерским галстуками на шеях и с безразличным выражением лиц. Водитель первого автобуса посигналил. К автобусу, как бы нехотя, подошел один из дежуривших:
- Чего надо?
- Ничего особенного, - ответил ему водитель.- привезли в ваш лагерь пополнение. Принимайте! Откройте шлагбаум, или позовите пожалуйста кого-либо из старших. Не стоять же нам здесь на солнцепеке?
Ничего водителю не ответив, мальчишка развернулся и пошел в сторону закрытого шлагбаума.
- Кто такие? – поинтересовался его напарник
- А фиг его знает? Похоже, что откуда-то привезли пацанов в наш лагерь. Пойду, сообщу дежурному по лагерю.
- Ну, а чего же ты не спросил, кто такие?
- Надо было, и не спросил,- огрызнулся тот в ответ, продолжая путь в глубину лагеря.
Минут через пятнадцать посыльный вместе с дежурным по лагерю возвратился.
Вернее будет сказано, что это не дежурный по лагерю, а дежурная, женщина лет сорока, не в меру упитанная, с пионерским галстуком на шее. Мальчишка ей что-то потихоньку сказал, указывая рукой на стоящие автобусы, и подошел к своему напарнику. Из первого автобуса резво выбежала Серафима Львовна Игнатова, мать Коляна Игнатова, которая была старшей сопровождения. К ней подошла дежурная по лагерю:
-Здравствуйте! Кто такие? Откуда и зачем к нам пожаловали?
- Здравствуйте! Меня звать Серафима Львовна. Я старшая группы сопровождения. Вот, привезли к вам пополнение.
Она достала из целлофанового пакета какие-то бумаги и подала их подошедшей дежурной по лагерю, прокомментировав:
-Списки, копии документов прибывших, путевки.
- Очень хорошо! Меня звать Лариса Петровна Корбан ,воспитатель седьмой группы, сегодня дежурная по лагерю.
Что именно «хорошо!» было неясно. Очевидно хорошо, потому что привезли новую смену. Лариса Петровна небрежно перелистнула несколько бумаг, затем, собрав их вместе и положив под левую руку, сообщила:
- Проезжайте до столовой и там ждите меня. Я скоро! – она помахала рукой в сторону дежуривших у ворот мальчишек,- Жора! садись в автобус! Покажешь гостям, как проехать к столовой.
К автобусу ленивой походкой направился тот же мальчишка, что ходил только что за дежурной. Оказывается, его звали Жорой.
-Жора, ну что ты передвигаешь ногами, как сонный? Побыстрее!
Затем обратилась к Серафиме Львовне:
- Подъедете к столовой, выгружайтесь. Пока будете выгружаться, я подойду. Мне здесь по пути надо на секунду к директору лагеря заглянуть. Заодно оставлю в канцелярии эти бумаги. После с ними будем разбираться.

*********

Не прошло и часа, как детей распределили по отрядам и возрастным группам. Все пятиклассники попали в третий отряд, в старшую возрастную группу. Девочек расположили в палатке номер два, а мальчиков палатке номер пять.
Надо отметить особенность этого пионерского лагеря. Его территория расположена с севера на юг между деревьями лесного массива, аккуратно расчищенного под строения и палатки. С юга территория упирается в береговую черту Черного моря. На берегу оборудован замечательный лагерный детский пляж с зонтами, лежаками, навесами, вышкой для спасателей, кабинками для переодевания и несколькими душевыми кабинками. За пляжем с западной стороны оборудована красивая, небольшая набережная, на которой под деревьями стоят массивные лавочки с большими спинками.
Переменный состав лагеря, это дети в возрасте от десяти до пятнадцати лет. Постоянный состав лагеря, это: воспитатели, пионервожатые, работники лагерной столовой, охранники (они же спасатели), водители, хоз. и мед. работники, инструктора. Для размещения переменного состава в лагере несколько деревянных строений барачного типа, несколько летних домиков, выстроенных виде пирамиды, а так же с десяток больших брезенчатых палаток, вместимостью до восьми человек. Постоянный состав проживает в большом деревянном общежитии посередине корпусов для переменного состава. Лагерный плац довольно внушительных размеров, покрыт угольной золой. Выходы из барачных строений прямо на территорию плаца. Они расположены на его границах. С западной окраины плаца возвышаются два высоченных флагштока, на которые каждое утро под звуки пионерского горна поднимается красный флаг нашей страны и флаг пионерского лагеря «Юнга». Посередине северной окраины плаца установлена большая трибуна, с которой произносятся пламенные речи и различного рода команды. По периметру плац размечен под беговую дорожку, линии которой обозначены белой известью. Находящимся на плацу открывается вид на морскую бухту, в которой расположен лагерь.
Рядом с административным зданием расположен здравпункт, к стене которого прикреплён огромный красный крест. Рядом столовая. Пожалуй, в этом лагере единственное капитальное здание, выложенное из красного кирпича. Столовая огромная. С торцов ее примыкают веранды, на одной из которых кормят персонал лагеря, а на другой расположился буфет, в котором всегда можно купить горячие пирожки, булочки, коржи, а так же за столиком выпить чай, кофе или газировку. В самой столовой столы для восьми человек каждый. Питание производится в две смены. На верандах есть динамики, с которых целыми днями доносится музыка и голоса дикторов. Основной динамик расположен между мачтами флагштоков на плацу. Между деревьями запрятался спортивный городок с множеством турников, спортивных лестниц, бумов. Посередине установлена высокая деревянная п-образная перекладины, на которую укреплены канат и веревочная лестница. Под навесами установлены четыре теннисных стола, а под другим навесом длинные столы, на которых пионеры играют в шахматы, шашки и другие настольные игры. Недалеко от пляжа выстроена большая круглая танцевальная площадка с деревянным половым покрытием и сценой для музыкантов. Рядом открытый кинозал с ровными рядами лавочек и белым экраном. Кино здесь показывают четыре раза в неделю прямо из передвижной машины УАЗ, которая приезжает вечером и паркуется позади лавочек, у противоположного от экрана месте. Телефон в лагере единственный у директора в кабинете. Поэтому позвонить куда-нибудь совершенно невозможно. Директор никому не позволяет вести пустые переговоры. Телефон находится в сети междугородной связи, поэтому родители в лагерь могут звонить ежедневно с 16..00 до 19.00 и получать информацию о своих чадах. В это время директора в лагере обычно не бывает, а на его месте находится дежурный из числа администрации лагеря и отвечает по телефону на вопросы родителей. Детей к телефону приглашают только в исключительных случаях. Исключительность случая определяется самим дежурным по телефону.
В лагере работало множество кружков по интересам: авиамодельный, танцевальный, драматический, изобразительных искусств, спортивный. В программе лагеря есть несколько однодневных туристских маршрутов, хотя лагерь и не является спортивным. Каждую пятницу, после 16.00 в лагере родительский день. В этот день всех родителей, которые прибыли навестить своих чад, пускают на территорию лагеря, для них устраиваются экскурсии по территории, а после 18.00 в летнем кинотеатре происходят встречи родителей с администрацией лагеря.

*********

Заканчивалась вторая неделя третьего потока в пионерском лагере «Юнга». Нашим героям скучать не приходилось. Все дни были заняты различного рода мероприятиями. Утром о подъеме извещал звук пионерского горна, который неожиданно нарушал лагерную тишину, разбавленную прекрасным пением птиц. Всё приходило в движение:
- …Третий отряд, на зарядку выходи!
- …Восьмой отряд, поживее! Выстраивайтесь напротив своего корпуса!
- …Подняли руки вверх, потянулись! Наклон вперед! Кончиками рук достали носки!
- …Малахов, открывай глаза! Команда на подъем уже давно прозвучала.
Доносилось с разных сторон лагеря. Зарядка окончилась. Все с визгом помчались занимать места в умывальниках, расположенных санитарной зоне, неподалёку от медпункта. В динамиках послышался голос:
-Внимание, лагерь! Всем на построение. Поднятие флага сегодня предоставляется второму отряду.
Под звуки горна трое ребятишек из второго отряда медленно подняли флаги на самые вершины флагштоков. Ветерок подхватил полотнища и радостно стал развивать их на ветру.
Лагерный день заколесил! Шум, гам детей, отдельные окрики пионервожатых и воспитателей, звуки из динамиков. Всё слилось воедино.

До закрытия третьей смены оставалось три дня. Уже все знали, где и во сколько будет зажжен пионерский костер, знали, какая будет программа закрытия. Уже выучили все песни, которые будут петь на этом торжественном, одновременно печальном мероприятии закрытия смены.
В динамиках послышалось:
- Лагерь, внимание! Всем на построение! Повторяю! Всем на построение! Пионервожатым обеспечить свои отряды на построении через пятнадцать минут!
Информация многих удивила, так как буквально полчаса назад было построение по случаю поднятия флага. Таких внеплановых построений раньше не было.
Информация о внеплановом построении повторялась несколько раз.

От шлагбаума донёсся звук работающего мотора. К столовой подкатил темно- зелёного цвета вездеход, кузов которого покрыт брезентом. Из кузова выпрыгнули четыре солдата с автоматами, а следом за ними большая овчарка, которую поддерживал на поводке один из них. Из кабины вышел молодой майор пограничной службы. Водитель остался сидеть за рулем. Находящиеся на плацу притихли и внимательно наблюдали за неожиданными гостями. Военные о чем-то переговаривались с директором лагеря, затем все вместе направились в сторону плаца. Директор и майор поднялись на трибуну к микрофону, а солдаты с собакой остановились внизу. На трибуне уже был старший пионервожатый лагеря:
- Лагерь, смирно! – Пронеслась команда над плацем.
- Товарищ директор лагеря! Пионерские отряды в полном составе построены. Дежурный по лагерю, старший пионервожатый Родионов.
Директор лагеря пожал руку Родионову, а затем в микрофон произнес:
- Здравствуйте, молодое и задорное поколение «Юнги»!
Хор детских голосов прокричал в ответ:
-Здрасте!!!
- Судя по вашим бодрым голосам у вас бодрое и хорошее настроение?
В разнобой послышалось:
- Дддаа!
- Тогда прослушайте информацию, которую вам даст сейчас майор Сотников.
Он повернулся к майору, и указав на микрофон сказал:
- Говорите, Николай Петрович.
Майор подошел к микрофону. На плацу воцарилась тишина и только флаги на флаг штоках слегка своим похлопыванием на ветру её немного нарушали.
- Ребята, я со своими бойцами прибыл в ваш лагерь за помощью.
У всех на лицах появилось нечто удивления. Помощь военным? Ну, если бы об этом говорил председатель соседнего колхоза, то было бы ясно, что нужна помощь в уборке урожая яблок. А какую помощь могут оказать дети военным?
Майор выждал небольшую паузу, уловив замешательство детей, затем продолжил;
- Дело в том, что в нашем районе объявилась группа диверсантов, которые прибыли в наш район с неизвестным пока заданием. Троих из них мы уже задержали. Тем не менее, одному из них удалось укрыться где-то в районе вашего лагеря. Нужна ваша помощь в поиске и поимке этого человека.
В рядах пионеров пронесся шумок.
- Что требуется от вас? Во-первых никакой паники! Во- вторых, девочки все остаются в лагере, и при необходимости будут помогать медицинским работника в вашем медпункте, если в этом возникнет необходимость. Мальчики нужны только добровольцы. Остальные останутся в лагере в своих отрядах. Здесь тоже каждому найдется работа.
Он посмотрел на директора лагеря в ожидании поддержки. Директор одобрительно кивнул. Майор продолжил:
- Вместе с сержантом Греховым мальчики выдвинутся на поиски. В их группе будет так же обученная военному делу собака. Звать её Мудрый.
Пёс, поняв, что говорят о нем, дважды гавкнул. На плацу зашумели. Майор поднял руку, что бы всех успокоить.
- Добровольцы могут прямо сейчас выйти на середину плаца.
В рядах началось движение. Через минуту на середине плаца стояло не менее тридцати мальчишек.
- Это хорошо, что вы проявили такую заинтересованность помочь нам! Однако такого количества будет много.
Майор обратился к сержанту:
- Товарищ сержант, выберете из всех добровольцев человек десять. Они пойдут с нами. Остальные останутся для создания дозоров по периметру лагеря. Разделите их по три человека и отведите на места, где они будут находиться. Поставьте им задачу по охране и проинструктируйте. Ни один посторонний человек не должен пройти на территорию лагеря. Выполняйте!
- Слушаюсь, товарищ майор!
- Вожатые и воспитатели! – обратился майор к остальным.- Всех детей сейчас уведите по своим подразделениям…
Майор поперхнулся и исправился:
- по своим отрядам!
Дети стали расходиться. Около столовой плакала девочка. Её успокаивала воспитательница:
- Ну, что ты ревешь? Ничего страшного нет. Диверсанта поймают и обезвредят.
- Мне страшно! Я хочу домой, к маме.
Воспитательница что-то девочке начала говорить на ухо. Та перестала плакать и повеселела:
-Это правда?! – спросила девочка громко у воспитательницы
- Правда! Только я тебя очень прошу, пока не поймают диверсанта, никому об этом не говори. Обещаешь?
- Да, конечно, никому!
Сообщение, сделанное майором, испугало не только эту девочку. В некоторых отрядах были не только девочки, но и мальчики, которые жаловались своим воспитателям на страх перед событиями, которые могут произойти при поимке диверсантов. Воспитатели отводили детей в сторонку и почему то всем им на ухо шептали какие-то успокоительные слова, и дети действительно быстро успокаивались. Но самым интересным было то, что после успокоительных слов все задавали один и тот же вопрос:
- Это правда?
Прикрепления: 9795666.png(49.8 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Воскресенье, 12.04.2015, 09:47
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Воскресенье, 12.04.2015, 09:49 | Сообщение # 95
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ИГРА
продолжение

Дозоры расставлены по своим местам. Группа добровольцев вместе с военными и собакой покинули территорию лагеря. В лагере не было привычного детского шума. Непривычно молчали динамики, из которых в это время дня обычно звучала музыка или какие-то радиопередачи. Все, как бы притаились, в ожидании развязки.
Прошло около часа, но никаких изменений не произошло. В лагере стояла по-прежнему тишина, которая нарушалась громким пением птиц. Водитель вездехода по-прежнему сидел в своей кабине и не выходил. К нему несколько раз подходили любопытные мальчишки, что бы получить хоть какую-то информацию. Водитель всем любопытным через открытое в машине окошко отвечал:
- Не знаю, ребята. Мне командиры ничего не говорили. Подождите немного. Вероятно, скоро все будут в лагере.
Так ничего и не добившись у водителя, ребята расходились по своим отрядам.
В дозоре, недалеко от пляжа дежурили трое мальчишек. Они расположились на травке под кустарником. Отсюда полностью просматривался пляж и набережная, где в это время никого не было. Только около спасательной станции двое рабочих ремонтировали лодочный мотор. Мальчишки бурно обсуждали произошедшее. Вдруг один из низ прошептал:
- Тише! – и указал рукой в сторону моря, - это что там?
Все посмотрели в указанном направлении. Ничего особенного никто не увидел.
- Что ты там, Колян, увидел? – спросили у него.
Колян растерянно смотрел в сторону моря, ничего не отвечая. Все засмеялись:
- Тебе, Колян, уже шпионы начали мерещиться?
Но Колян вдруг опять зашипел на своих друзей:
- Тише вы! Посмотрите вот сюда, где большой валун из воды торчит! Видите?
Все посмотрели в направлении, куда указал Колян. Действительно, около валуна что-то необычно двигалось. Затем все отчетливо увидели, что из воды выходит человек, на голове которого маска, а за плечами акваланг. Человек двигался в сторону лагеря, с противоположной стороны, где ремонтировали двигатель рабочие. Из-за высоких кустов они его не могли видеть, да и внимания в сторону неожиданного гостя никто не обращал.
- Это кто? – шепотом спросил Лёнька
- Откуда я знаю? – ответил так же шепотом ему Колян.
Все продолжали наблюдать за пришельцем. Через некоторое время он выбрался на берег, снял ласты, осмотрелся по сторонам. Увидев неподалеку от себя кустарник, подошел к нему и спрятал под его листвою акваланг, маску и ласты. Из сумки, которая была у него на боку, он достал легкий спортивный костюм, и надел его. Затем еще раз осмотрелся и направился в сторону лесного массива. Через минуту он растворился в нём.
Молчавшие всё это время мальчишки, не сговариваясь, подбежали к кустам, где только что спрятал свои вещи пришелец. Акваланг, маска и ласты лежали под ветвями кустарника и были дополнительно прикрыты наломанными с него же ветками.
- Что будем делать? – спросил Колян
- Пусть Серый бежит в лагерь, сообщит обо всем, а мы с тобою останемся продолжать наблюдение - ответил ему Лёха.
В течение получаса директору лагеря с разных дозоров ребята докладывали о том, что около лагеря видели подозрительно постороннего человека.
- Молодцы! Я сообщу куда следует. А вы направляйтесь к местам своих наблюдений.
Прошло еще минут тридцать. Неподалеку от лагеря тишину нарушили две автоматные очереди, а затем несколько одиночных выстрелов. Всё в лагере притихло в ожидании. Через некоторое время все увидели, что к воротам лагеря приближается толпа ребятишек, которые добровольцами уходили на поиск диверсантов. Они шли в сопровождении двух солдат. Навстречу им вышел директор лагеря. Его окружили ребята и начали наперебой что-то рассказывать. Затем все направились в сторону плаца, а директор зашел к себе в помещение. Через несколько минут в лагерных динамиках прозвучал звук горна, символизирующий команду «Отбой!» и послышался голос дежурного по лагерю:
- Внимание, лагерь! Всем на построение!
Стоящая до этого тишина была тут же нарушена множеством детских голосов. К медпункту подъехала машина, на которой приехал майор и еще какой-то офицер в форме военно-морского флота. Вместе с директором лагеря офицеры поднялись на трибуну.
- Друзья! – начал майор, - операция по поимке диверсантов завершилась!
Он сделал паузу и внимательно посмотрел на стоящих на плацу. В это время в лагерь заехала еще одна военная машина с открытым верхом, в которой на заднем сидении сидели двое солдат с автоматами, а между ними мужчина со связанными руками. По внешности он очень напоминал того неожиданного гостя, который появился со стороны моря с аквалангом. Голова его была перебинтована, а под глазом сиял внушительных размеров синяк. Рядом с водителем впереди стоял пёс Мудрый.
- Вот привезли и незваного гостя, на которого вы все сегодня помогали охотится!
Подталкивая впереди себя, солдаты вели на плац связанного мужчину с забинтованной головой. Солдаты и мужчина остановились в двух шагах от трибуны. Дети с искорками отвращения смотрели на пойманного диверсанта. У всех была мысль о том, что этот человек своими действиями хотел навредить спокойствию нашей Родины. И они его страшно презирали за это.
Майор рассказал всем, как проходила операция, о том, как геройски в ней участвовали мальчишки-добровольцы. Он показал оружие, пистолет, которым был вооружен диверсант.
- Несмотря на то, что ребятам не пришлось участвовать при самом задержании, они проявили героизм и мужество. Диверсант попался нашим солдатам несколько в стороне от того места, где его ожидали.
Но это ничуть не расстроило добровольцев. Они стояли посередине плаца. На их лицах застыло выражение гордости за тот подвиг, который они совершили.
Неожиданно диверсант, стоящий между двумя вооруженными солдатами, оттолкнул их в сторону, и побежал со связанными руками в сторону лесного массива. На плацу раздались испуганные крики. Некоторые ряды пионеров развалились из–за того, что некоторые хотели убежать. Выручил всех Мудрый. В несколько прыжков он настиг диверсанта и повалил его наземь. Тут же к нему подбежали солдаты, подняли и отвели на то место, где он стоял ранее. Из динамиков разнеслось:
- Дети, внимание! Успокойтесь! Все по местам! Больше ничего страшного не произойдет
На плацу установилась тишина и порядок. Диверсант теперь не просто стоял между солдатами, а его дополнительно придерживали подмышки.

Майор продолжил свою речь, расхваливая мужество, проявленное пионерами. Затем выступал директор лагеря, рассказывая о том, как во время войны юные пионеры помогали Советской армии в различных военных операциях. Наконец слово предоставили морскому офицеру в звании капитан второго ранга. Он так же всех поблагодарил за участие. В это время, охранявшие диверсанта солдаты начали развязывать руки диверсанту. В рядах послышался шум.
- Не переживайте, ребята! Всё нормально! Так надо! Это была просто игра! Роль диверсанта исполнил наш мичман Николаев, за что мы его сейчас поблагодарим.
Стоящие на трибуне, захлопали. Дети с трудом начали понимать, что всё произошедшее было всего лишь игрой. Послышались отдельные хлопки, которые вскоре переросли в бурные овации и крики восторга. «Диверсанту» в это время вытирали нарисованный искусно фингал под глазом. Мудрый крутился около «Диверсанта», поскуливая, как бы извиняясь за то, что несколько минут назад сбил его с ног. В этот момент не было ни страха, ни удивления у тех, кого ранее успокаивали воспитатели, что-то говоря на ухо. Как выяснилось позже, они уже тогда детям говорили, что все происходящее всего лишь игра, что бы их успокоить. Что бы сохранить эффект игры, они просили детей никому заранее не рассказывать эту тайну. Но дети есть дети. Конечно, они старались сохранить тайну, но некоторые из них так же по секрету делились этой тайной со своими друзьями. Однако большинство верили в истину до конца, даже тогда, когда было объявлено, что всё это игра.

Через три дня все прощались с лагерем. Вечером, у пионерского костра, под слова песни

«Гори, костер, подольше,
гори, не догорай,
а завтра лагерю скажем
Прощай! Прощай! Прощай!»

все вспоминали интересную игру, в которой приняли участие все, без исключения дети.

Январь, 2015.
Прикрепления: 3024193.jpg(24.3 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Воскресенье, 12.04.2015, 09:51
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Среда, 15.04.2015, 09:20 | Сообщение # 96
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:


Вячеслав Безкрылов

О ЧЕМ МОЛЧАТ КАМНИ.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

На плацу Рязанского воздушно-десантного ордена Суворова, дважды краснознаменного училища принимали присягу. Под знаменами, в торжественной обстановке, будущие воины произносили слова клятвы:
«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять ….»
Тимофей Степанович Макаренко, отставной подполковник находился в толпе приглашенных мам, пап, бабушек, дедушек, которые с умилением наблюдали за своими будущими защитниками, иногда не сдерживая слез гордости за них.
Сзади кто-то осторожно положил руку ему на плечо:
- Привет, Тёма! Ты тоже прибыл на своего внучка посмотреть? Вон они! Вместе с моим Димкой в первой шеренге стоят! – потихоньку произнес подошедший.
Тимофей Степанович обернулся:
- Привет Андрюха! – он узнал своего давнего друга детства, с которым они учились в школе, затем в военном училище, в академии. Наконец, они служили в одном полку в небольшом Сибирском городке, недалеко от Красноярска. Да и в отставку собственно, они ушли почти одновременно и в одинаковом звании. Обзавелись они за эти годы, не только детьми, но и внуками. Так получилось, что и их внуки стали друзьями, вместе учились, поступили в десантное училище. А вот сегодня у них торжественный день. Они принимают присягу на верность Родине.

Торжества по случаю принятия присяги, в училище подошли к концу. Народ стал расходиться. Освободившиеся курсанты Дмитрий Шумилин и Сергей Макаренко подошли к своим дедушкам Тимофею и Андрею.
- Поздравляем! – Тискали внуков за плечи их деды, - чем дальше планируете заниматься?
- Сегодня увольнительная полагается! – в один голос ответили молодые воины.
- Так давайте мы вас подождем на проходной! Вместе потом погуляем!
Курсанты замялись. Старики все поняли:
- Наверное, уже с барышнями успели познакомиться?
- Вроде того, - ответил Димка.
- Ну что ж, ваше дело молодое! Тогда вы сами по себе, а мы с дедом Андреем пожалуй в кафэшку зайдем, здесь неподалеку. Малешко посидим, да на поезд будем собираться. Вечером у нас в восемнадцать часов отправление.
- Мы подойдем на вокзал вас проводить. Увольнительные у нас до двадцать одного. Успеем!
- Ну и прекрасно! Тогда до вечера! Хорошего дня вам, молодежь! - пожелал курсантам Тимофей Степанович
- Спасибо! Вам тоже!

Тимофей и Андрей расположились на веранде одного небольшого, уютного кафе недалеко от вокзала. Немного обсудив прошедшие торжества по случаю принятию внуками присяги, они окунулись в воспоминания своего детства. Та история, которая с ними произошла в детстве, заставила их немного порассуждать о прошедшем времени, тех местах, где прошло их детство:
- Андрюха, а тебе не кажется, что летом сорок второго командование фронта слишком преувеличивало недоступность горных перевалов Кавказа? Мне довелось как то прочитать архивные материалы, связанные со сводками Совинформа того времени. По этим сводкам, то есть сводкам Советского Информбюро, на перевалах шли бои "местного значения". Причем эти сообщения воспринимались, как информация об отдельных стычках между противоборствующими сторонами в предгорьях Северного Кавказа и на перевалах Главного Кавказского хребта. На фоне ожесточенных боев под Сталинградом, Москвой, Ленинградом и в других местах эти сообщения не вызывали особой тревоги за судьбу района. На самом деле здесь шли ожесточенные бои с немецким горно-стрелковым корпусом генерала Р. Кондара.
- Согласен, - ответил Андрей. - Когда командование 46-й армии осознало свою оплошность, время было упущено, фашисты заняли основные позиции на Клухорском перевале. Вот-вот мог быть взят и Марухский перевал. Допущенные ошибки исправлялись в спешном порядке. Срочно формировались на защиту перевалов отряды из альпинистов и жителей высокогорных районов, подтягивались дополнительные силы из кадровых войск. Войскам Закавказского фронта была поставлена задача: во что бы то ни стало остановить врага, не дать ему возможности перейти на территорию Абхазии.

Старые друзья увлеклись историей и воспоминаниями.

Действительно, бои и операции на Северном Кавказе велись в особых условиях горно-лесистой местности
Наступление на Закавказском фронте в январе 1943 г. создало угрозу окружения северокавказской группировки противника. Стремясь избежать окружения, гитлеровцы начали отступление в северо-западном направлении. 11 января были освобождены города Кавминводской группы,
21 января - г. Ставрополь. В конце января Черноморская группа войск освободила Майкоп, а затем начала Краснодарскую операцию, в ходе которой 12 февраля был освобожден Краснодар.
Целые подразделения были охвачены паникой и бежали очертя голову, оставляя раненых, награбленное имущество, оружие, технику. К середине февраля большая часть Северного Кавказа была освобождена от врага.
Уже прошло много лет со времени тех событий. Однако по сей день встречаются следы прошедших сражений. В карачаево-черкесской областной газете "Ленинское знамя" еще в 1960 году промелькнула информация о находках на Марухском перевале. В ней говорилось, что группа студентов Московского инженерно-строительного института имени В. В. Куйбышева, совершая зачетный альпинистский переход, нашла на леднике останки воинов. Альпинисты с почестями, как могли в тех условиях, захоронили безымянных солдат.
Позднее авторами В. Гнеушевым и А. Попутько была написана книга "Тайна Марухского ледника", в которой приведено множество эпизодов военных действий на Кавказе.
Немногим позднее появились и совершенно новые материалы, существенно дополняющие картину беспримерной войны в предгорьях и в горах. Прошло много лет от тех исторических дат, но даже по истечению многих лет можно случайно натолкнуться на ржавое оружие, боеприпасы, разваленные укрепления, брошенную технику и останки наших воинов, а так же останки тех вояк, которые пытались стать хозяевами нашей Родины. Всплывают всё новые истории о легендарном подвиге нашего народа в этой жестокой войне.

- Мы с тобой, Андрюха, как раз и стали случайными обладателями того, что не успела скрыть от нас прошедшая война!
- Согласен! По крайней мере, не всем мальчишкам удалось найти то, что мы с тобой когда то нашли
- Тём, а об Иване Суржикове ты что-нибудь слышал?
- Последний раз, когда он поступил в мореходку. Уже столько лет прошло! Наверное, где то по морям и океанам ходит. Как то так сложилось, что мы с ним потеряли контакт.
Прикрепления: 3871204.jpg(62.7 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Среда, 15.04.2015, 09:40
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Среда, 15.04.2015, 09:25 | Сообщение # 97
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:

ЧАСТЬ 1.

- Тёма, беги домой! Мамка зовет! - Кричала издалека девочка, лет девяти, десяти, белокурая, с двумя худенькими косичками, в коротком платьице в горошек, приподнявшись на цыпочки, как будто бы ей что – то мешало видеть своего братишку Тимофея.
Тёма стоял с удочкой на берегу, пытаясь выловить форель в небольшой, но бурной речушке, берущей свое начало где-то далеко в горах. Горы с белоснежными вершинами сегодня были хорошо видны вдалеке. Казалось, что до них рукой подать, хотя на самом деле до них приличное расстояние, эдак километров пятьдесят. Было утро, светило яркое солнце, но было еще прохладно после прошедшей ночи и обильно выпавшей росы.
-Чего орешь? Слышу! – огрызнулся Тёмка. – Чего мамка хочет?
- Завтракать тебя зовет. Оладушки со сметаной. Иди быстрее!
- Сейчас! – недовольно отозвался Темка. Он был голоден, потому как с рассветом, не поевши, убежал из дому. Однако он был явно недоволен тем, что ему придется прекратить рыбалку. С утра ни одной рыбешки! А здесь еще Муська под руку орет.

Тёмка и Муська брат и сестра. Тёмке 11 лет. Родился Тимофей как раз в тот день, когда из репродукторов доносился величавый и торжественный голос Левитана, сообщавшего советскому народу о Победе, о полной и безоговорочной капитуляции фашистов. Через два года в их семье появилась сестренка Маруся, которую с первого же дня рождения все стали звать Муськой. Жили они в маленьком саманном домике под камышовой крышей в селе Курум, которое затесалось между красивыми, гладкими от зеленого травяного покрова горушками в предгорьях Кавказа. В сотне метров от домов стоял густой лесной массив, а рядом с селом протекала речушка, на которой и рыбачил Тёмка. Вообще Курум трудно назвать селом. Всего шесть домов в зеленой зоне, да несколько сараев, в которых прописалась живность и домашняя птица. Нет даже своего магазина, не говоря о кинотеатре или чего - то вроде него.
Их отец Степан пропал без вести. С первым выпавшим снегом два года назад он уехал на охоту в горы, да так до сих пор и не вернулся. Соседи высказывали предположение, что его могла накрыть лавина в районе перевала, если он направился туда. Снег сошедших лавин в горах не тает годами, поэтому найти Степана под ним практически невозможно. Были так же предположения, что Степану могло стать худо в горах из-за плохого здоровья, которое он потерял после ранения в голову во время войны. Кто-то предположил, что Степан мог нарваться на медведя или подранка дикого кабана, не сумев с ними справиться. Как бы то ни было, Степан исчез.
Груня, жена Степана очень переживала исчезновение мужа. Он понимала, что вероятнее всего они уже никогда не увидят своего мужа и отца. В глубине души она не теряла надежду на его возвращение. Тайком от детей, ночью, уткнувшись в подушку лицом, она беззвучно плакала. Детям о своих страшных предположениях она старалась не говорить. На вопросы ребятишек, где папка и когда он придет, она давала уклончивые ответы. Шло время, но Степан не возвращался.
Год назад Груня разыскала в райцентре участкового милиционера и рассказала ему о случившемся. Участковый выслушал ее внимательно, затем задал ей вопрос:
- Сколько времени прошло с тех пор, как ваш муж ушел из дому?
- Уже почти год.
- Скажите, а почему вы раньше об этом никому не говорили?
- Говорила. Мы со своими соседями на эту тему чуть ли не каждый день говорим.
- Причем здесь ваши соседи? Я говорю о вашем обращении с заявлением в милицию! Где ваш муж работал? Почему с работы никто не забил тревогу? Нет человека почти год, при этом никому нет дела до этого!
- Так после войны он нигде не работал. В Белоруссии в сорок четвертом году Степан получил серьезное ранение в голову. Почти шесть месяцев лечился по госпиталям, а в начале сорок пятого его комиссовали, признали непригодным к дальнейшей службе. У нас в Куруме работать негде. Нет никакого производства. Жители живут в основном за счет своего хозяйства. В райцентре его на работу не взяли, потому, как с его ранением работать на тракторе посчитали, что нельзя. До войны он в районном МТС работал трактористом. Вот он дома и трудился. Мы с ним выращивали кур, уток, гусей. Яйца, мясо, молоко, сметану продавали на рынке в райцентре. Общим, на жизнь нам хватало. Сено заготавливали сами. Вы знаете, какие у нас богатые травы. Возле хаты мы вскопали большой участок земли. С этого участка мы имели хороший урожай. Не думайте, товарищ милиционер, что мой Степан был тунеядцем! Дома он вкалывал, будь здоров! А с работы о его исчезновении никто вам не сообщал, потому что у него и не было официальной работы, как вы поняли.
- Груня, не кипятись. Насчет работы я понял. Понял так же твою оплошность, по которой ты своевременно не заявила об исчезновении своего мужа. Вот что! Возьми лист бумаги и напиши заявление. Мы оформим всё официально и начнем поиски Степана.
После этого разговора прошло более года. Степана по–прежнему не было. С каждым днем надежда на его возвращение становилась все меньше и меньше. За эти два года дети естественно повзрослели. Они стали догадываться, что с их отцом произошло что-то неладное.
- Тёма, как ты думаешь, где может быть наш папка? – осторожно спрашивала у брата Муська.
- Где, где?! Не знаю где! Видишь, мамка ночами плачет, а нам ничего не говорит. Недавно я слышал разговор во дворе у Шумиловых. Тетка Шумилиха говорила, что, якобы наш отец нас бросил и уехал куда то далеко с какой-то чужой тёткой! Но я уверен, что Шумилиха брешет. Наш отец хороший. Он не мог нас оставить
- Конечно! – подтвердила Муська,- наш папочка не такой. Эта старая ведьма всё врет! Не верю я ей!
- Я тоже!
- А что ты делал у Шумиловых?
- Да я к Андрюхе Шумилову ходил, хотел показать место, где лучше червей для рыбалки копать. А к ним какой-то дядька пришел, и они с Шумилихой о моем отце разговаривали. Они меня не видели. Я за кустарником Андрюху ждал.
- Тём, а не мог наш папка заблудиться в лесу? Мне Верка Лузина говорила, что в лесу люди могут потеряться и не знать куда идти.
- Не глупи, Муська. В наших лесах трудно заблудиться!
- Это почему?
- По кочану! Наши леса все на склонах. Если все время идти вниз по склону, то обязательно выйдешь к какой – либо речке. А в наших краях все речки текут на север, - со знанием дела объяснил Тимофей.
- А если папка пошел в другую сторону? – не сдавалась Муська.
- Перестань, Муська! Не мог наш папа пойти в другую сторону. Помнишь, я на прошлой неделе был в Медной?
- Ну, помню.
- Ну, ну! Нукалка – передразнил ее Тёмка.- Я в магазине слышал, как говорили между собой мужики. Они говорят, что нашего батю могло засыпать снегом. Тогда поделать ничего нельзя. Кроме того снежная лавина могла отрезать ему путь в ущелье. Возможно, он где-либо сейчас отсиживается в домике лесника и ждет помощи.
- Как это? Ведь столько времени прошло!
- А вот так! У меня есть одна идея!
- Какая?
- Мы можем отправиться на поиски нашего отца!
- Ты и я?
- Я пока еще не знаю, как мы это сделаем. Потерпи немного. О своей идее я тебе позже расскажу. Ты согласна?
- В чем?
- В том, что мы с тобою скоро сможем отправиться искать нашего папку!
- Конечно, Темка! А как же мама? Мы ей должны об этом что-либо рассказать?
- Пока нет! Мамка ничего не должна знать! Во всяком случае, сейчас и в ближайшее время! Если мамка узнает, что мы хотим отправиться в поиски, то она нам не разрешить. Вообще, Муська, ты пока забудь всё, о чем мы только, что с тобою говорили.

ЧАСТЬ 2.

Сейчас лето. Тёмка и Муська на каникулах. Учатся они в станице Медной, это в трех километрах от их родного села Курум. В Куруме своей школы нет. Да и кого здесь учить? Двое ребятишек, - это дети Груни и Степана, да человек шесть соседские мальчишки и три девочки. Тёмка перешел в пятый класс, а его сестра Муська в третий. Добираться в школу сложно. Проще весной и осенью, да и то по хорошей погоде. Иногда пешком, иногда на своих стареньких велосипедах, которые немцы оставили в селе, когда драпали на запад под давлением наступающей советской армии. По счастливой случайности эти велосипеды остались во дворе Груни. Она припрятала их в сарае и вспомнила о них, когда дети стали подрастать. Сложнее было в дни распутицы. Три километра в прямом направлении и три в обратном по слякоти и грязи. Домой приходили мокрые и чумазые. В снежную зиму это расстояние брат и сестра пробегали на лыжах. В пургу мать детей в школу не пускала, и они пережидали непогоду дома. Мать очень переживала за детей, когда они уходили в школу. Дожидаясь их обратно, она выходила им навстречу за село. Особо она переживала, когда дети задерживались в школе по каким-либо причинам. Но самые серьезные переживания были в тот период, когда у соседей волк загрыз нескольких овец. После этого волк в селе появлялся неоднократно. Его многие сельчане видели. Деревенские мужики пытались его выследить и уничтожить, но их усилия оказались тщетными. В то время, когда на него устраивали засады, он, чувствуя опасность, в селе не появлялся. Через несколько месяцев он перестал появляться в селе, и Груня несколько успокоилась за судьбу своих детей.
Летние каникулы для Тёмки и Муськи были днями настоящего рая. Тёмка каждое утро пропадал на рыбалке, после обеда с местными пацанами гонял в футбол, стучал палками в клеек и дука (Приечание автора: это детские игры. Клеек наподобие городков, дука что то среднее между хоккеем и гольфом). Но самым интересным занятием были игры в войну. Мальчишки делились между собой на красноармейцев и фашистов. Деление это было болезненным и громким. Никто не хотел быть фашистом. Кому же выпадала участь им быть, радости от этого не испытывали. В играх в войну мальчишки делали снисхождение девчонкам, разрешая им быть в команде санитарками. Зона «боевых действий» была довольно большой. Полем сражения была практически вся территория Курума. Иногда «линия фронта» отодвигалась за село в сторону Гремучего хребта и Бударского леса. В этом районе «боевые действия» чаще носили партизанский характер, так как ландшафт этой местности воодушевлял «бойцов» на партизанскую войну. Этому способствовали отдельно торчащие скалы предгорья и окраина Бударского леса. Оружием «воинам» служили обыкновенные палки, которые представлялись им винтовками и автоматами.
- Бах! Бах! Тра-та-та! – орали мальчишки, - ты убит
- Нет, ты убит! Я вперед тебя заметил и выстрелил!
Начинался спор. Если спор невозможно было разрешить мирным путем, то между мальчишками начиналась потасовка. В итоге компромиссное решение было найдено:
- Ладно, ты ранен. Пусть тащат тебя в медсанбат. Сестрички, делайте ему перевязку.
В игру вступали девчонки – «санитарки».
Частенько Тёмка и Муська ходили в лес за грибами. Надо отметить, что эти края природа не обидела. Недаром окрестности Курума и станицы Медной считают грибными местами. Подберезовики, подосиновики, маслята, грузди, лисички и множество других грибов растут в окрестных лесах. Мать Груня в подвале своей хаты готовила на зиму несколько бочонков с опятами и груздями. За обеденным столом семейства частенько появлялись блюда с грибами.
Каждый деревенский мальчишка имел и знал свое грибное место, о котором не было принято делиться с посторонними. Таким местом у Тёмки было место на южной окраине Бударского леса, недалеко от Каменного разлома. Тёма любил это место не только из-за обилия встречающихся грибов, но и за то, что это место вызывало у него ощущение величественности и тайны. Каменный разлом, высотою около десяти метров, представлял собою скальную гряду, которая вытянулась с запада на восток на несколько километров. С севера к гряде примыкал хребет Гремучий. Сверху и снизу гряду закрывали мощные кроны деревьев. В одном местечке из под скалы с веселым журчание пробивался ручей, в котором текла чистая, прозрачная вода. Тёма любил пить воду из этого ручья. Вода этого ручья имела особый вкус и была такой холодной, что ломило зубы. Но особо Тёмку привлекало одно место в скалах разлома. Оно напоминало глубокую вертикальную впадину внутрь гряды. Если присмотреться внимательно, то казалось, что в этом месте когда-то был вход в пещеру, который в настоящее время завален камнями. Верх этой впадины заканчивался каменным козырьком, под которым Тёмка однажды прятался от дождя, который его застал во время путешествия к своему излюбленному месту. Несколько часов подряд лил дождь, как из ведра. Если бы не эта крыша, сделанная природой на скалах разлома, то Тёмке пришлось бы время провести под проливным дождем. Под деревьями от дождя особо не спрячешься, разве что на короткое время.
Вот и сейчас Тёма приблизился к своему излюбленному месту, предполагая сделать привал. Корзину с грибами он оставил несколько ниже на камнях, а сам по каменной осыпи вскарабкался к тому самому месту, где пережидал когда-то дождь. Между камнями засуетилась ящерица, Заметив Тёмку, стремительно передвигая лапками, ящерица увеличила расстояние до безопасного. Тёмка усмехнулся:
- Испугалась? Я не трону тебя, не бойся, - сообщил он ящерице, как будто она его могла понять. Ящерица повернулась к Тёмке и стала внимательно его рассматривать, периодически отжимаясь на передних лапках, демонстрируя незваному гостю свою смелость и независимость, затем вильнув всем туловищем, она исчезла под лежащими камнями.
Тёма присел на большой валун, который лежал рядом, скинул с плеч рюкзачок и прислушался к пению птиц, жужжанию мух, стрекоту кузнечиков. Ему нравилось слушать многоголосие обитателей Бударки. Развязав рюкзачок, он достал из него хлеб, сало и яйца, которые взял из дому, отправляясь за грибами. Подкрепившись, Тёмка собрался продолжить свое занятие по сбору грибов, но его вдруг остановил звук осыпающихся камней. Тёмка осмотрелся, но ничего необычного не увидел.

По-прежнему трещали кузнечики, стараясь, перекричать друг друга, чирикали птицы. Тёмка собрался уходить, но звук осыпающихся камней повторился. На сей раз Тёмке удалось определить с какой стороны донесся этот звук. Он исходил как раз с той стороны, где в скале была вертикальная впадина, похожая на вход в пещеру. Тёмка сделал шаг в этом направлении. Ему показалось, что в камнях появились очертания пустоты. Сделав несколько шагов, Тёмка действительно увидел в камнях отверстие, похожее на лаз. Размер этого отверстия был относительно большим, позволяющем свободно протиснуться в него человеку. Тёмка много раз бывал в этом месте, но этого отверстия он никогда не видел. Раньше здесь всё было завалено камнями. Он осторожно подошел к этому отверстию и заглянул во внутрь. Из отверстия доносился запах гнили и веяло холодком. Было ясно, что отверстие, ни что иное, как вход в пещеру. О размерах этой пещеры было судить сложно, так как уже в нескольких метрах от входа стояла кромешная темнота. Темка напрягся. Ему вдруг показалось, что из глубины этой темноты он услышал человеческие голоса. Неожиданно его охватил страх. Тёмка резко развернулся и что есть мочи побежал вниз по каменистому склону.

ЧАСТЬ 3.

Домой Тёмка добрался, когда солнце своими краями зацепилось за вершину Гремучего хребта. День подходил к концу. На окраине села показалось стадо коров, которых гнал домой с пастбищ пастух. Тени от домов и деревьев выросли до своего максимального значения, как обычно это бывает в лучах уходящего дня.
- Ты чего такой взъерошенный? – спросила Тёмку мать, - есть будешь?
- Не, я в лесу поел, - ответил он на второй вопрос, оставив без ответа первый.
- Ну, если захочешь, то в сенцах стоит молоко, а хлеб в бадейке на столе.
- Ладно, - согласился Тёмка.

Поискав что-то в комнате, Тёмка выбежал на улицу, и направился к дому Шумилихи. Не заходя во двор, он громко позвал сына Шумилихи:
-Андрюха! Выдь на минуту!
- Чего орешь! Нет Андрюхи! Он где то по Куруму шляется. Наверное, с пацанами в какую-то хрень играют, - забухтела Шумилиха.
Постояв немного на месте, Тёмка побрел в обратную сторону. Около одного их домов на лавочке сидела группа девочек, среди которых была его сестра. Девчонки играли в куклы. Муська его заметила и быстро направилась в его сторону.
- Тёма, ты где был? Я с утра тебя искала.
- За грибами ходил. Зачем я тебе нужен?
- Нужен! Сейчас откуда идешь? – не унималась Муська.
- Андруху Шумилина ищу. Ты его случайно не видела?
- Видела. Они возле дома Кудри в дука играют.
Действительно, с той стороны слышались детские голоса и периодические удары по консервной банке. Ребята вместо шайбы для игры в дука использовали консервную банку, которая при каждом ударе издавала громкие металлические звуки. Тёмка было направился на шум, но его Муська остановила:
- Тём, ну подожди! Ты ведь мне говорил, что мы с тобою отправимся на поиски нашего папки, а сам молчишь и ничего не говоришь.
Тёмка возмутился:
- Я же тебе сказал, что отправимся, значит отправимся! Сейчас не время! К тому же нет хорошего плана! Отец очевидно ушел в горы, а до них пешком далеко. Надо всё обдумать. Когда придёт время, я тебе скажу!
- А когда оно придет? –продолжала допытываться Муська
- Когда придет, тогда узнаешь! - обрезал Тёмка, - Иди со своими трескухами в куклы играй!
- Сам ты трескун, - огрызнулась Муська.- мы уже по домам будем расходиться. Видишь солнышко за Гремучий закатилось?
-Ну и расходитесь!
Тёма направился в направлении, где только что слышались удары по консервной банке. Не успел он сделать и десяти шагов, как увидел мальчишек, которые двигались в его направлении, пиная впереди себя палками эту банку. Среди них был и Андрей.
- Опоздал , Тёмка, - сообщили они Тимофею, - мы уже закончили игру. Скоро стемнеет.
- Да я и не собирался с вами играть. Мне ты, Андрюха, нужен.
Они с Андрюхой отошли в сторонку, а остальные ребята напрвились к своим хатам, продолжая пинать банку.
- Чего хотел? – спросил Андрей
- Да здесь такое дело… Общим я в лесу нашел пещеру.
- Эко диво! По Холодному хребту их аж три!
- Ну да, я знаю. Мы были в этих пещерах. Но это не на Холодном. Это на Косой гряде в Бударском лесу.
- Завираешь! Я вдоль Косой сотни раз ходил за грибами. Нет там никакой пещеры! – твердо парировал Андрюха
- Я раньше тоже так думал, но сегодня я ходил за грибами и увидел то, о чем я тебе говорю.
На улице сумерки сгустились, и темнота вступала в свои права. Откуда-то послышался голос Шумилихи:
- Андрей! Андрей! – кричала она, - домой пора! Где тебя носит, нечистая!
- Иду! – прокричал в ответ Андрюха, продолжая стоять.
- Иди, чертенок, быстрее! А то я возьму хворостину и ускорю твоё прибытие.
- Да ладно, кричать! Иду, сказал!
Затем обращаясь к Тимофею сказал:
-Знаешь, Тём, может, ты и правду говоришь, хотя я точно знаю, что на Косой никаких пещер нет. Надо будет сходить и посмотреть.
- Говорю, что есть! Он появилась, когда я рядом на валуне обедал. Я услышал, что где то осыпаются камни, обернулся и увидел черную дыру в скале.
Тёмка подробно рассказал Андрюхе обо всем, что произошло в этот день. Особенно смачно он рассказывал про голоса, которые, яко бы доносились из глубины пещеры.
- Сказочник ты, Тёмка! Ни с того, ни с сего в скале появилась пещера. Голоса какие то в ней! Такого не бывает!
- Бывает! – отчаянно сопротивлялся Тёмка! Давай завтра вместе сходим и посмотрим.
- Не, завтра не смогу! Мы с мамкой завтра в магазин в Медную покатим.
- Ну, вы же не весь день в магазине будете.
- Не весь. – согласился Андрюха,- но мамка говорила, что мы еще к нашей тётке в Медной зайдем. С тёткою мамка обычно быстро не заканчивает.
- Ну, тогда послезавтра, - предложил Тёмка
- Послезавтра тоже не получится. Нам надо с собою взять Суржика, а он будет дома только через три дня.
- А зачем он нам?
- Как зачем? Во-первых, у него есть фонарик. Ты же говоришь, что в пещере темень, а во-вторых, нам втроем будет легче. Мы с тобою войдем в пещеру, что бы ее осмотреть, а Суржик будет на страже снаружи. Мало ли что?
Издалека опять послышался крик Шумилихи:
- Андрюха! Долго я тебя звать буду, идол окаянный! Немедленно беги домой, а то задницу хворостиной набью!
- Да иду же!, - откликнулся Андрюха, - Иду!
- Ладно, Тём, давай позже решим. А то мака действительно с хворостиной прибежит.
- Ладно, -согласился Тимофей, потом неожиданно добавил – Слушай, Андрюха, а давай послезавтра рванем на рыбалку на Солёное озеро. Там сейчас крупный сазан хватает. Суржика ведь еще три дня надо ждать. Что время зря терять?
- Ага! Договорились. Только есть проблема. До Соленого почти двенадцать километров. Пешком далеко, а велосипеда у меня нет. И Суржика дома нет. Я у него обычно велосипед беру.
- Вот ты дурак, Андрюха! Ведь у меня два велосипеда. Помнишь, я тебе рассказывал, что от немчуг остались после войны. Один мой, другой Муськин. Мы на этих великах в школу ездим. Послезавтра школы же нет.
- Согласен! Всё! Я домой побежал. Послезавтра в шесть утра, не проспи! Завтра вечером за великом к тебе заскачу. Кстати завтра червей накопай, а то я не успею. Неизвестно, когда мы с Медной возвратимся.
Прикрепления: 0522235.jpg(34.6 Kb) · 4854412.jpg(16.4 Kb) · 1141556.jpg(24.2 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Среда, 15.04.2015, 09:50
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Среда, 15.04.2015, 09:26 | Сообщение # 98
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ЧАСТЬ 4.

В назначенное время Тёмка и Андрюха крутили педали стареньких немецких велосипедов. На рамы велосипедов были привязаны удочки, на багажниках были закреплены маленькие рюкзачки, в которых находился провиант, наживка и снасти. Велосипедисты ехали по грунтовой дороге, не обгоняя друг друга. У подъема на Холодный хребет они встали с велосипедов и пошли пешком, катя свой транспорт сбоку. На вершине Холодного дорога пошла опять ровной, и они продолжили крутить педали. С вершины хребта уже было видно Соленое озеро. До него оставалось километров пять. Далее дорога начала опускаться вниз по хребту и скрывалась в лесном массиве. За лесом должно было появиться озеро. Тёмка крутил педали на несколько метров впереди Андрюхи. Перед спуском мальчишки проверили тормоза у своих велосипедов, нажав педали в обратном направлении их вращения. Всё в норме. Тёмка продолжал движение первым. Крутить педали здесь было без надобности. Велосипед сам стремился двигаться вниз по склону. Тёмка постоянно подтормаживал, что бы не набирать скорость. За спиною он услышал по нарастающему шуму, что его Андрюха нагоняет, и очевидно имеет намерение его обогнать. Тёмка удивился такому решению друга. Дорога была крутой, поэтому гонки на этом участке было устраивать неразумно. Впереди начинался лес. Дорога резко поворачивала влево и скрывалась в тени деревьев. Тем не менее Андрюха быстро догонял Тёмку. Уже через мгновение они поравнялись друг с другом, а еще через мгновение Андрюхин велосипед оказался впереди.
- Не гони! –прокричал Тёмка. Впереди поворот, не впишешься!
Однако, вопреки здравому смыслу, у Андрюхи скорость нарастала. И тут Тёмка обратил внимание, что Андрюха крутит педали назад. «Тормоза!» Мелькнуло у Тёмки. «Тормоза отказали!»
- Андрюха, прыгай! –закричал он
Андрюха молча, не проронив ни слова, продолжал крутить педали назад. Скорость его велосипеда достигла максимального значения.
- Падай, а то не впишешься в поворот! Убьешься, -продолжал кричать Тёмка.
Удивительно, но Андрюха не издал ни единого звука. Он молча крутил педали назади продолжал движение с нарастанием скорости.
В поворот он не вписался. Велосипед вылетел с дороги и стремительно понесся в сторону леса, ломая кустарник. Андрюху выбросило из седла, и он полетел «ласточкой» над кроной кустарника. Послышался треск ломающихся веток. Из кустов выпорхнула стая птичек, которые мирно отдыхали, не ожидая столь стремительного вторжения. Андрюха растянулся на траве, велосипед остался торчать в кустах. Тёмка резко надавил на тормоза и его велосипед остановился.
- Андрюха, живой! – прокричал он, быстро направляясь к тому месту, где валялся его друг.
Андрей слегка застонал и приподнял свое туловище, продолжая сидеть на траве.
- Живой…
Физиономия Андрюхи была изрядно оцарапана, как будто по его лицу проехали когти кота. На правой штанине была дырка, из которой выглядывала Андрюхина окровавленная коленка. Правый рукав рубашки оказался так же разодранным.
Тёмка сел на корточки рядом с другом:
- Ты как себя чувствуешь? – спросил Тёмка у Андрея.
- Хуже, чем час назад,- отозвался Андрюха.- вот только штаны да рубаху разодрал. Мать трепки задаст.
- У тебя лицо оцарапано и из коленки кровь…
- Да фиг с этим! Штаны, да рубаху жалко!
Тёмка поднялся и пошел к велосипеду, который застрял в кустах. Вытащив его оттуда, он подкатил его ближе к Андрею.
- Рама погнулась, да на переднем колесе восьмерка образовалась. А так в норме. Ехать можно. Не понятно, что с тормозами случилось?
Тимофей, приподняв заднее колесо, прокрутил педали, а затем надавил на тормоз. Педаль легко подалась назад, но колесо не затормозило.
- Наверное, усикам хана! Без тормозов ехать плохо, - подытожил Тёмка.- Знаешь, Андрюха, давай сделаем так: снимем с переднего колеса крыло, и можно будет тормозить ногой. Но коль у тебя коленка разбита, то ты сядешь на мой велик, а я поеду на твоем. К тому же у меня на башмаках подошва толще, чем у тебя. Тормозить ловчее будет.
- А как же ты будешь ногой тормозить? На передке восьмерка?
- Та она не большая! Вращению колеса мешать не будет. Попаду!
Тимоха достал из рюкзачка какую то тряпку и бутылку с водой. Намочил тряпку:
- Давай, Андрюха, твою рожу протрем, а то вся в крови.
Он осторожно вытер уже спекшуюся на лице друга кровь.
- Ты как себя чувствуешь? Домой будем возвращаться или продолжим путь на рыбалку?
- Нормально. До озера совсем ничего! Будем рыбачить!
- Ну, смотри, тебе виднее…
- Да все нормально! Царапины.
Через пятнадцать минут друзья подъехали к берегу Соленого озера. Солнце уже поднялось из- за горизонта и начинало припекать. Было тихо, безветренно. Лягушки, надрываясь, пытались перекричать друг друга. Где то недалеко пел жаворонок, а с другой стороны озера ему вторила кукушка.
Мальчишки поставили свои велосипеды около столба, на котором красовался кем-то прибитый щит с надписью «Рыбная ловля запрещена! Штраф 10р.». Подготовив снасти и раздевшись по пояс Тёмка и Андрюха полезли в камыши. В этом месте дно было мелким. Выбрав в камышах удобные позиции, рыбаки приступили к отлову. Клев начался неплохой. Уже через час у каждого в садке было не менее десятка рыб. На берегу послышался мужской голос:
- Эй, рыбаки! Выходим на берег!
Тёмка и Андрюха переглянулись. Они стояли друг от друга на незначительном расстоянии и находились в поле зрения. На требование выйти на берег они никак не отреагировали. С берега повторили:
- Рыбаки, выходим на берег! Здесь рыбачить нельзя! Повторять много раз не буду! Вам на раздумье пять минут.
Рыбаки молчали. Затем Андрей, обращаясь к Тёмке тихо спросил:
- А что, здесь правда рыбачить нельзя?
Тёмка хмыкнул:
- Видно ты здорово на велике шлепнулся, раз стал глупые вопросы задавать! Мы где с тобой велосипеды оставили?
- Около столба.
- Вот! А на столбе видел что написано?
- Нет!
- Точно ты при падении головой ударился! Там написано, что рыбная ловля запрещена! Могут оштрафовать!
- Ну да!?
- Вот те и «ну да»! Сиди и молчи! Это вероятно егерь с кем-то пришел. В воду они не полезут.
На берегу о чем-то переговаривались. Затем еще несколько раз требовательно предлагали рыбакам выйти на берег. Мальчишки молчали и упрямо продолжали рыбачить. Через некоторое время через просветы в камыше, рыбаки увидели, что от берега удаляются двое мужчин. Уходя, они еще раз потребовали, что бы рыбаки прекратили лов:
- Мы скоро вернемся! Если вы к нашему возвращению не покинете озеро, у вас будет много проблем.
Солнце уже светило высоко. На улице стало жарко. Клев прекратился, и мальчишки медленно выползли на берег. Их велосипеды стояли на месте. Рядом никого из посторонних не было. Уложив свой улов в рюкзачки, привязав к раме удочки, мальчишки покатили домой в Курум. Почти на противоположном берегу они увидели егеря, который им вдогонку помахал кулаком. Во второй половине дня они уже были на окраине села.

ЧАСТЬ 5.

На следующее утро Тёмка пошел к дому Суржика. Того еще дома не было, стало быть они еще не возвратились. Тёмка побрел медленно к своей хате. Не успел он открыть калитку, как его окликнул Андрюха:
- Ну чего, Тём, Суржик не объявился?
- Неа!
Они присели на лавочке. Откуда ни возьмись, появилась Маруська:
- Чего это вы здесь шепчитесь?
- Ничего! Иди со своими подругами в куклы играть!
- Ах,ах,ах! Подумаешь! Надо будет, пойду!
Она кокетливо развернулась на пяточках и пошла в сторону хаты.
- Анрюха ,как ты думаешь, кто это мог разговаривать в пещере?
- Ты же говоришь, что на том месте раньше не было никакой пещеры, а вход в нее образовался у тебя на глазах, когда осыпались камни?
- Так! Только мне показалось, что я слышал голоса.
- Вот именно! Тебе, скорее всего, это показалось. Ну, сам подумай. Вход в пещеру был завален камнями и вдруг в пещере появляется кто то.
Андрюха немного подумал, затем продолжил:
- Луговой дед Игнат когда то давно разговаривал с моими предками о каких то заброшенных шахтах, которые с южной стороны Каменного разлома. Еще до войны в этих шахтах добывали уголь. Во время войны там вроде бы были немецкие склады. Что в них хранили, не знаю. Знаю, что сверху этих шахт на ровном плато Каменного разлома был их аэродром. Дед Игнат говорил, что с этого аэродрома часто взлетали и садились немецкие самолеты. Может быть эти шахты тянутся до того места, где появился вход в пещеру? - предположил Андрюха. – Тогда вполне возможно, что кто прошел со стороны шахт в эту пещеру и разговаривал. Возможно, что ты как раз и слышал этот разговор.
Версия Андрюхи не была лишена правдоподобности. Она сразу понравилась и Тёмке:
- Здорово! А ведь такое возможно! Андрюха, ты гений!
Со стороны Медной на дороге у последнего дома показалась телега, которую лениво тащили за собой два впряженных в нее буйвола. На телеге сидело двое мужчин, и двое женщин. С ними на телеге ехал Суржик. Когда телега поравнялась с мальчишками, Суржик спрыгнул на землю и подошел к друзьям.
- Привет, кореша! – Суржик радостно поздоровался с ними,- как дела?
- Хорошо,- за обоих ответил Тёмка.- Тебя ждем.
- Зачем это я вам понадобился?
- Тут такое дело. Мы хотим тебя пригласить с нами в Бударский лес, на Косую гряду, что на Каменный разлом выходит.
- Ну и что? Что мы там будем делать? Может на рыбалку лучше! На Солёном, говорят, сейчас сазан здорово идёт
- Мы вчера с Андрюхой там были. Егеря нас оттуда турнули.
Тёмка показал рукой на локоть Андрея:
- Андрюха вчера пробовал на велике с Холодного без тормозов прокатиться.
Суржик посмотрел на Андрея и ехидно спросил:
- Получилось?
- Как видишь!
Он приподнял штанину и показал стесанную Суржику коленку и провел рукой по оцарапанной физиономии. Суржик покачал головой:
- Да, однако! Очевидно, испытания показали , что тормоза при спуске с Холодного всё таки нужны?
- Да пошел ты!... – огрызнулся Андрюха.
- Ну да’к что вы хотели найти на Каменном в Бударке?
- Мы уже нашли! Точнее я нашел, - ответил Тёмка.
Он подробно еще раз изложил историю о своем недавнем приключении. Суржик внимательно слушал. История, произошедшая с Тёмкой, его явно заинтересовала. Тёмка так же сообщил, что им Суржик нужен не только как друг, но и потому, что у него есть фонарик.
- А когда вы думаете туда пойти?
- Да хоть сегодня! Еще рано. Наверное, не больше одиннадцати часов.
-Хорошо! Я сейчас по-быстрому домой смотаюсь, возьму фонарик, и можем двигаться.
- Встретимся при выходе из Курума через полчаса.

ЧАСТЬ 6.

Троица друзей добрались до входа в пещеру сразу после полудня. Впереди шел Тёмка, за ним друг за другом Суржик и Андрей. При подходе к Косой гряде на Каменном они остановились в тени растущих деревьев. Тёмка махнул рукой в сторону каменной стены:
- Вон она! – сообщил он о найденной им пещере. В нескольких десятках метров от них был виден черный вход в пещеру. За время отсутствия здесь Тёмки камни полностью обвалились и открыли вход.
- Ну, прямо как в сказке! «Сим, Сим, откройся!». Я сто раз был на этом месте, но ни разу не видел, что бы здесь была пещера! – воскликнул Андрюха, - здесь недалеко родник. Я всегда здесь пил воду.
«Хорошо, что ты еще не засёк, что здесь грибное место!» подумал Тимофей.
Немного отдышавшись, друзья поднялись по склону к входу в пещеру. Первым заглянул Суржик:
- Темно!
Тёмка, как руководитель этой экспедиции, начал распределять обязанности:
- Мы с Андрюхой пойдем в пещеру, а ты, Суржик будешь нас ждать здесь. Фонарик мы у тебя возьмем.
- А почему я, а не Андрюха. Фонарик мой, значит я должен идти.
Вообще то это заявление было вполне логичным. Тимофей жалобно посмотрел на Андрюху. Взглядом он как бы просил его остаться:
- Ну ладно,- с горечью в голосе произнес Андрей, - я остаюсь здесь. А то Суржик расплачется. «Мой фонарик! Мой фонарик!» - передразнил он Суржика.
Тёмка и Суржик перелезли через груду осыпавшихся камней, и оказались по сводами глубокой пещеры. Тёмка поднес указательный палец к губам:
- Давай послушаем, нет ли опять голосов.
В пещере было так тихо, что звенело в ушах. Где то в глубине было слышно, как падают капли воды и, ударяясь, издают приглушенные звуки. В пещере сильно пахло сыростью. Суржик включил фонарик и провел светом по сводам пещеры. Ход в пещере вел куда-то вдаль. Луч света терялся вдалеке.
- Похоже, что глубокая! – произнес Тёмка.
Стены пещеры местами поросли мхом. Почти все стены были влажными, покрыты сыростью. Мальчишки, освещая себе путь фонариком, побрели вглубь пещеры. Через метров двадцать их испугал шум, который издала летучая мышь. У Суржика пробежала дрожь по всему телу:
- Тём, может, давай возвращаться? Там дальше, наверняка, ничего нет.
- Рано! Надо еще пройти, посмотреть, что дальше.
- Чо там смотреть? Все одно и тоже: камни и тьма!- заныл Суржик.
- Ну чего ты стонешь? Еще немного пройдем и вернемся. Сам напросился со мной. Андрюха из-за тебя остался! Теперь молчи!
Пройдя еще метров тридцать по пещере, юные спелеологи увидели, что пещера раздваивается. Вместо одного хода появилось два.
- Пока хватит! Сегодня дальше не пойдем. Надо будет подумать, по какому ходу в следующий раз будет лучше идти.
Немного посовещавшись, мальчишки повернули в обратный путь. Через несколько шагов Суржик обо что то споткнулся. Раздался металлический звук, напоминающий звук оброненного ведра. Суржик посветил себе под ноги. На полу валялась немецкая каска солдат вермахта, немного проржавевшая, но еще хорошо сохранившая свои формы. Справа от неё лежала еще она каска. Мальчишки подняли их и взяли с собой. До выхода оставалось метров десять. Уже хорошо проникал свет снаружи в пещеру, когда мальчишки увидели в стене пещеры какую-то нишу. Заглянув в неё, они увидели какие то металлические болванки, сложенные в штабель. Их было примерно около двадцати штук.
- Что это? – спросил Суржик
- Железки какие-то.
- Тём, это похоже на снаряды. Я в одной книжке видел. Они такие же!
- А откуда здесь снаряды?
- Оттуда, откуда и каски!
Это действительно были фугасные снаряды от немецкого дальнобойного оружия. Они были в отличном состоянии, ни грамма ржавчины. Очевидно, отступающие фашисты по какой то причине оставили их здесь. Рядом со штабелями снарядов, находились два деревянных ящика с маркировкой и надписями на немецком языке. Мальчишки открыли один из них. В ящике находились банки с консервами, на которых были наклейки «Schweinefleisch-Eintopf. Armeereserve» (Свиная тушенка. Армейский резерв). Рядом с ящиками валялись разбросанные листы бумаги, на которых было что то написано типографским шрифтом на немецком языке. В углу каждого листа красовалось изображение орла и свастики. Было похоже, что это были какие то документы. В дальнем углу ниши в стене был забит металлический крюк, на котором на ремнях висели два автомата.
- Вот это да!!! – в один голос прокричали мальчишки. Играя в войну, они в качестве оружия использовали обыкновенные палки, представляя, что это винтовки и автоматы, а здесь в нише пещеры висели на крюке настоящие немецкие автоматы.
- Давай к выходу, Андрюхе расскажем!
Андрюха сидел на валуне, на том самом на котором не так давно Тёмка, обедая, обнаружил вход в пещеру. Он старательно перочинным ножичком что то пытался смастерить из ветки. Сидел он спиною к выходу из пещеры, поэтому не сразу заметил вышедших оттуда мальчишек.
- Спим? – спросил у Андрея Тёмка.
Андрюха от неожиданности чуть было не свалился с валуна.
- Дураки! Что обязательно надо подкрадываться?!
- Да мы и не думали тебя пугать, - оправдался за Тёмку Суржик.- Просто ты со смаком режешь ветку, что нас не заметил. Ладно, не сердись! Мы сейчас тебе что-то расскажем очень интересное, и Суржик, наперебой с Тёмкой стали излагать Андрюхе о своем путешествии в пещеру и о находке в ней. Андрюха слушал с открытым ртом, потом произнес:
- Поди завираете? А где же ваши находки? Что же вы наружу ничего не вытащили?
- Надо было бы тебе брехать! Сам полезай в пещеру и посмотри! Умник нашелся! – обиделся Тёмка.- а не взяли мы ничего, потому что уже день заканчивается. Надо до темноты возвратиться домой. Завтра вернемся и вытащим кое-что. В войнуху играть будем теперь с настоящими автоматами и в касках. Только давайте договоримся, что о пещере, о находке никому ни слова. Договорились?
Андрюха хлюпнул носом:
- Договорились! Смотри сам Муське не проболтай! А то она у вас слишком любопытная, а ты добренький, все сестре выкладываешь!
Тёмку последняя фраза Андрюхи задела до глубины души. За это он готов был немедленно дать ему в лоб:
- Чего мелешь, парень! Я с Муськой о серьезных вещах никогда не треплюсь, в отличие от тебя.
Теперь обиделся Андрюха. Потасовка между нами могла начаться в любую секунду. Разрядила обстановку корова, которая невесть откуда появилась рядом. Мальчишки обернулись на звук ломающихся сучьев и увидели коричневую буренку с белыми пятнами на боках.
- Откуда она здесь? - Удивились они – обычно пастухи сюда коров не выгоняют.
- А я знаю, чья это корова! – обрадовано закричал Тёмка. – Это корова Коноваловых! Я давеча слышал, что у них корова пропала. Смотрите, у нее около уха выжжена буква «К». Значит Коновалова корова. Мы сейчас будем домой идти и можем ее до Курума догнать, а там Коноваловы ее заберут. Здесь нельзя ее оставлять. А то они ее будут искать, могут и на пещеру набрести.
Мальчишки с Тёмкой согласились. От недавних взаимных обид не осталось и следа.
- Пацаны! Давайте поклянемся друг другу, что о нашей тайне никто не должен знать, даже мамки, сестренки и братики,- предложил Тимофей.
- Конечно, клянемся! Зачем нам в это дело еще кого-то привлекать? Лично я за себя ручаюсь,- произнес Андрюха
- Я тоже! – поддержал его Суржик.
Прикрепления: 3828483.png(145.0 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Среда, 15.04.2015, 09:52
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Среда, 15.04.2015, 09:27 | Сообщение # 99
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ЧАСТЬ 7.

На следующий день поход мальчишек к пещере не состоялся. С самого утра и до трех часов на улице лил сильный грозовой дождь. Еще с утра мальчишки под дождем по очереди повстречались друг с другом и договорились, что если до обеда дождь не прекратится, то путешествие к пещере перенесут на завтра. В четвертом часу выглянуло солнышко и через Курум встало коромысло разноцветной радуги. На окраине села показалась бидарка, между дышел которой была впряжена черная лошадка. Около последнего дома возница что-то спросил, у хлопотавшей возле дома старушки, и направился прямо к дому, в котором жил Тёмка. Мать Тёмки кормила во дворе кур. Тёмка и Муська были в хате, игрались с домашним котом Петрухой. Бидарка подкатила к забору Тёмкиной хаты. В бидарке сидел мужчина, лет сорок, сорока пяти в милицейской гимнастерке с погонами капитана.
- Макаренко здесь живут? – спросил он, не вставая с бидарки
- Здеся! – ответила ему Груня? – зачем мы вам понадобились?
Капитан слез на землю, привязал лошадь к столбу забора и подошел к открытой калитке. Надо отметить, что в доме Макаренко калитка никогда не закрывалась. Услышав, что мать с кем-то во дворе разговаривает, Тёмка и Муська стали выглядывать в окно.
- Вы Агрипина Петровна Макаренко? – вместо ответа спросил капитан у матери Тёмки.
- Так! А что вы хотели?
- Я из Медной. Новый участковый. Вы обращались к нам с заявлением о пропаже вашего мужа Степана.
- Да, уж больше полгода прошло. А вы поимели какую то информацию о нем?
Капитан замялся:
- Да… Мы нашли его.
Груня выронила из рук сито, из которого она кормила кур:
- Боже милостивый! – вскричала она,- И где же он?!
Капитан не спешил ей отвечать. Он топтался на месте, будто собираясь с мыслями
- Так где же он?! – переспросила с отчаянием в голосе Груня.
- Около перевала Санчаро его накрыла лавина. Прошлым летом его нашла группа туристов из Донецка.
Груня присела на перевернутое ведро, которое было рядом и стала пристально смотреть в лицо капитана, ожидая дальнейшего рассказа.
- В его одежде не было никаких документов. Было совсем неясно, кто это. Не зная имени этого мужчины, было непонятно кому сообщать. Его похоронили на христианском кладбище у одного из аулов, который находится недалеко от перевала. Лишь только месяц назад местные жители нашли в том же месте эти документы.
Капитан протянул Груне целлофановый пакет, в котором был паспорт и какая-то записная книжка. - Это документы Макаренко Степана Егоровича.
Груня взяла этот пакет, достала из него паспорт, раскрыла и, обхватив голову руками, заголосила. Тёмка и Муська выскочили из хаты и подбежали к матери:
- Мама! Мама! Что случилось?!
Груня, не обращая внимание на детей, продолжала громко рыдать. На этот плачь из соседних домов стали подходить соседи.
- Что случилось? – спрашивали они друг у друга
- Степан, вроде бы нашелся?
- Так надо не плакат, а радоваться.
- Он не живой. Говорят. Что его лавина раздавила.
- Боже! Боже!- некоторые крестились, услышав печальную весть.
Через несколько минут Груня пришла в себя и обратилась к капитану, который отошел в сторонку и покуривал «Беломор»:
- Где он похоронен? Как найти его могилку?
- Здесь все написано.
Он протянул Груне бумагу, на казённом бланке которой был изложен подробный отчет о проделанной работе по поиску Степана. Внизу была подпись начальника милиции района и печать. В этом документе излагался адрес захоронения Степана.
- Я так и знала! Я так и знала! – начала опять причитать Груня. Ее пытались успокоить, подошедшие соседи. Что она так и знала, Груня не говорила. К ней опять обратился милицейский капитан:
Через две недели в этот район, где похоронен ваш муж, будет ехать наша полуторка. Мы в этот аул в качестве шефской помощи завозим уголь. Но на сей раз она будет ехать пустая. Надо забрать в ауле накладные. Вы можете с этой машиной проехать до места. Если вам это удобно, то наведайтесь к нам в участок в Медную дней эдак через пять и мы с вами обо всем договоримся.
Попрощавшись, капитан отвязал лошадь и отправился в обратный путь.
Груня всю ночь до утра всхлипывала, оплакивая своего мужа.
- Теперь нам папку уже не надо искать,- сказала со слезами в глазах Муська.
У Тёмки было муторно на душе. Что бы не распекать себя, он быстро собрался и убежал со двора в сторону Холодного, где, упав на мокрую от дождя траву, дал волю своим чувствам.

ЧАСТЬ 8.
На следующий день, зная о горе в семье Тёмки, Андрюха и Суржик к нему не приставали с предложением посетить пещеру, хотя погода стояла прекрасная. Светило яркое солнце, землю после дождя подсушило. Только отдельные лужицы поблескивали в его лучах.
Через день Тёмка сам нашел своих друзей:
- Ну что, пацаны, двинули в пещеру?
Мальчишек долго уговаривать не пришлось. Уже через несколько минут они были по пути к пещере. На сей раз снаружи оставлять никого не стали, в пещеру вошли все трое. Впереди с фонариком шел Суржик, за ним остальные. Передвигаясь под сводами пещеры, Тёмка думал: « В прошлый раз, когда мы шли вглубь пещеры, то ниши с находкой не заметили. Заметили ее, когда возвращались. Странно!». Они шли медленно, периодически окликая друг друга. По времени уже должна была показаться ниша, но следопыты ее почему то не увидели. Суржик интенсивно луч фонарика направлял в разные стороны, стараясь не пропустить место. Через несколько минут пути мальчишки оказались в том месте, где пещера делится на две части и от неожиданности остановились:
- Что за дела? Мы в прошлый раз дошли до этого места и дальше не ходили. Нишу мы обнаружили на обратном пути. Стало быть сейчас мы ее уже прошли,- с недоумением произнес Тёмка.
- Точно! – подтвердил Андрюха, - мы в прошлый раз, когда сюда шли тоже ничего не увидели, хотя смотрели по сторонам во все глаза! Мистика какая то! Айда назад!
- Мы теперь туда – сюда будем шастать по пещере? А дальше когда пойдем? - спросил Тёма. – Видишь два входа. Надо какой-нибудь из них посмотреть сегодня. Когда будем идти назад, еще раз внимательно поищем эту кладовку с оружием.
- И то верно!- согласились мальчишки.
- По правому или по левому пойдем? – поинтересовался Суржик.
- Все равно. Давайте сегодня по правому- ответил Тёмка.
Суржик что-то внимательно рассматривал на каменной стене:
- Здесь, похоже, нарисована стрелка, которая указывает направление вправо. Но ее очень плохо видно. Здесь еще кое-что написано. Все подошли к месту, на которое указывал Суржик. Действительно на камне была нарисована стрелка. Её очертания сейчас были еле видны. Над стрелкой, очевидно, было когда-то написано какое то слово. Сейчас были видны только две буквы «N» и «F».
- Какой то указатель. Наше решение и направление указателя совпали. Пойдем!
Их новый путь в правом крыле пещеры, практически, ничем не отличался от предыдущего. Такие же молчаливые камни, местами покрытые мхом, местами мокрые с капельками воды, такая же жуткая тишина, какой не бывает на поверхности. Мальчишки шли, озираясь по сторонам. Безмолвие пещеры их немного пугало, но они старались не поддаваться страху. Через несколько десятков метров пещера стала сужаться, наконец, достигнув ширины, которую мог преодолеть только один человек и то боком. Мальчишки остановились.
- Дальше пойдем? Поинтересовался Андрюха.
- Пойдем по одному. Я первый, вы за мной. Суржик, дай фонарик! Следующий будет пробираться только после того, как я скажу, что все нормально,- ответил Тёмка.
Он взял у Суржика фонарик и правым боком протиснулся в узкий проход. Лучь света от фонарика уходил куда-то вдаль. Оставшиеся на месте Андрюха и Суржик стали погружаться в кромешную тьму. Что бы чувствовать друг друга, они взялись за руки, но продолжали стоять, ожидая команды от Тимофея. Буквально через минуту издалека донесся голос Тёмки:
- Пацаны! Все нормально, здесь опять стало широко! Сейчас я иду за вами.
Ожидавшие его мальчишки тотчас же увидели на камнях блики от фонарика, который Тёмка направил в их сторону. Не мешкая, по одному они протиснулись в узком проходе в направлении своего друга. Действительно, метров через тридцать проход стал расширяться. Идти стало легко. Еще через несколько десятков метров они услышали звук падающей воды. Мальчишки остановились и прислушались:
-Что это? На звук реки похоже!
Действительно, через несколько минут пути пещера превратилась в просторный грот, посреди которого красовалось небольшое озеро, а прямо из скалы в это озеро падала вода из скальной щели.
Речушку, которая питала водою водопад, не было видно. Она затерялась где-то за скалами в земных недрах. От падающей воды здесь было шумно. Что бы слышать друг друга приходилось разговаривать громко. Куда вода дальше девалась из озера, было непонятно. Вероятнее всего, на дне озера был выход. Само озеро имело берега, по которым можно было обойти его со всех сторон, кроме того места, где падал водопад. Толи от того, что в озере вода чистая, как слеза, толи от того что оно мелкое, дно озера можно было просмотреть невооруженным взглядом. Дно было усеяно мелкими камнями и только два больших валуна красовались на его середине. Далее этого просторного лабиринта никаких выходов в другие направления не было. Мальчишки подошли к водопаду и попробовали на вкус воду. Она была студеная, вкусная.
- Классная водичка! – прокомментировал Андрюха.
- Эт точно! – поддержали его друзья.
На противоположном берегу озера что-то поблескивало. Юные спелеологи направились в этом направлении. Подойдя ближе, они поняли, что блёски подает бутылка, которая стоит между камнями. Бутылка была заполнена какой то прозрачной жидкость и закупорена. Наклеек на ней не было. Ее поднял Суржик и начал снимать пробку.
- Осторожней! Вдруг это кислота? – предостерег его Тёмка.
Но Суржик уже успел стянуть пробку и понюхал горлышко бутылки:
- Самогон! Шнапс! Немцы во время войны такой глотали.
Бутылку пустили по кругу и все по очереди ее понюхали.
- Точно шнапс! Вот бы эту бутылку Егорычу, что коров пасет. Ему никогда самогонки не хватает.
Суржик заткнул пробку обратно:
- Пусть стоит здесь. Может когда и сгодиться!
Он поставил бутылку на место и все отправились в обратный путь. На развилке пещеры остановились передохнуть.
- Теперь смотрите внимательно! Не могла же ниша бесследно исчезнуть? – скомандовал Тёмка, которого все единогласно считали старшим в этой экспедиции.
При движении к выходу из пещеры Суржик постоянно изменял направление луча фонарика, что бы не прозевать то, что они искали. Когда до выхода из пещеры оставалось несколько десятков метров Суржик заорал:
- Вот она! Сюда.
Мальчишки тоже отчетливо увидели очертания глубокой ниши.
- Странно, почему мы ее не увидели, когда вошли. Ведь она рядом с выходом, к тому же хорошо видна. Суржик, дай ка мне фонарик, - попросил Тёмка. Взяв фонарик, он направился к выходу из пещеры.
-Ты куда?! – удивились мальчишки.
- Не жухайте, сейчас вернусь!
Сделав с десятка полтора шагов в сторону выхода, Тёмка повернул обратно. Он светил по сторонам лучом фонарика и двигался вглубь пещеры. Через некоторое время он услышал сзади себя:
- Тём, ты куда? Ты так и будешь бродить по пещере?
От неожиданности Тёмка остановился. Он не заметил, когда прошел мимо своих друзей. Тёмка обернулся, посветил фонариком в сторону голосов. В луче света он увидел Андрюху и Суржика, сидящих на ящиках.
- Бред какой то! – выругался он.- Суржик, возьми фонарик и пройди в сторону выхода.
- Зачем? – не понял Суржик
- Ну пройди, а затем назад вернись.
Суржик взял фонарик и лениво побрел к выходу. Андрюха и Темка в темноте уселись на ящик и стали ждать. Издалека послышался голос Суржика:
-Ну что хватит? Можно возвращаться?
- Возвращайся !- прокричал Тёмка.
Через несколько минут мальчишки увидели, проходящего мимо них Суржика. Он освещал себе дорогу, двигаясь вглубь пещеры.
- Суржик! –позвали они его
Тот остановился, как вкопанный и резко развернулся:
- О! Я вас и не заметил, - направился к мальчишкам.
После некоторого молчания Тёмка сказал:
- Я, кажется, понял почему нишу не видно со стороны входа! Вы посмотрите на выступ в скале! Он находится под углом к скале и направлен в глубину пещеры. Когда мы идем от входа вглубь, то ниша нам не видна, а когда идем в обратном направлении, то ее хорошо видно!
- А ну-ка дайте фонарик мне! – воскликнул Андрюха,- я попробую!
Он вырвал из рук Суржика фонарик и побежал по пещере, вначале в одном, затем в другом направлении. Когда его окликнули, он уже прошел то место, где его ожидали.
- Вот здорово! Ну, прямо как в сказке! – восхитился он, присоединившись к друзьям.
Разобравшись в своем открытии, искатели приключений принялись обследовать в нише свою находку. Суржик снял со штыря автомат и начал его рассматривать, прицеливаясь на воображаемого противника.
- Суржик, не увлекайся! Ты умеешь с ним обращаться? Вдруг он заряженный? Бахнет, мало не покажется! – поучительно произнес Тёмка. Мы в другой раз вынесем его из пещеры и уйдем куда-либо подальше, попробуем пострелять.
- А зачем куда-то уходить? Давай сейчас вынесем и стрельбанем!
- Ну ты тупой, Суржик! - разозлился Тёмка,- По звуку могут определить место! Тогда прощай наша тайна! Вразумел?!
- А где же мы будем стрелять?
- Надо подумать, но не здесь! Ясно?
- Ясно…-не очень уверенно ответил Суржик.
- Тём, а что с железными болванками будем делать? Может в металлолом цыганам сдадим? Цыгане за металл свистки дают, - предложил Андрюха!
- Ты же сам говорил, что эти болванки похожи на снаряды. Надо проверить!
- А как?
- Очень просто! Мы сегодня возьмем две из них, отнесем на восточный склон Холодного, и проверим.
- А зачем их туда нести? Здесь нельзя?
- Нельзя по двум причинам! Первая, та же, что и с автоматом. Если они взорвутся – шуму будет! Вторая: для проверки нужен огонь. Восточный склон, самое подходящее место. Людей там не бывает, да и от Курума и Медной далеко. Я видел там четыре покрышки от полуторки. Они очень хорошо горят. Положим эти болванки на них и подожжем. Если это снаряды, то они рванут. Если просто болванки, то сдадим в металл цыганам.
Тёмкина идея всем понравилась.
- А когда мы их отнесем на Холодный?
- Сегодня! Сделаем небольшой крюк, когда будем идти домой. Спрячем их в кустах, а завтра опробуем.
- А как быть с консервными банками?
- Возьмем сегодня четыре банки. Дома откроем и дадим моей собаке. Если она не издохнет, тогда решим, кого этой тушенкой будем кормить.
День пошел на вторую половину, и ребята засуетились, что бы домой вернуться завидно.
Снаряды по одному спрятали в рюкзаки, один к Тёмке, другой Андрюхе. Обе каски с рисунком молний одели себе на голову. Суржик положил к себе в рюкзак четыре банки трофейных консервов. Автомат Суржик повесил на место. Спрятав в кустах боярышника на восточном склоне снаряды и каски, друзья отправились домой в Курум.
 
Вячеслав Безкрылов (Безкрылов)Дата: Среда, 15.04.2015, 09:28 | Сообщение # 100
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 127
Награды: 2
Репутация: 4
Статус:
ЧАСТЬ 9.

Утром следующего дня троица искателей приключений топала по направлению к восточному склону хребта Холодный. У всех было приподнятое настроение. Все наперебой делились вчерашними впечатлениями
- Если окажется, что это снаряды, то будет чем рыбу глушить! – восхищенно произнес Андрюха.
- И как же ты их будешь в воде подрывать? Огонь то в ней не разведешь! – заметил Суржик
- Придумаем что-нибудь!
- Ну, ну! Выдумщик! Придумай!
Мальчишки даже не задумывались, какой опасности они подвергают себя, имея эту опасную находку! Никто из них даже не подумал о том, что о такой находке надо, как минимум, проинформировать взрослых. Возможно, что они сами себя считали достаточно взрослыми и зрелыми, хотя каждому из них было чуть больше одиннадцати. Возможно, мальчишеское безумие и жажда приключений заставила их делать то, что они сейчас делали. Во всяком случае, никто их них троих не отдавал себе отчета о происходящем. В предгорьях Северного Кавказа, где шли жестокие бои, даже сейчас, спустя более десяти лет, можно было найти останки этой суровой воны. Несмотря на то, что специальные подразделения советской армии в местах прошлых сражений провели тщательную «уборку» местности от всякого рода взрывных устройств, тем не менее были зафиксированы случаи, когда животные в лесах набредали на не уничтоженные мины. Местные жители в течение многих лет после войны находили ржавое боевое оружие и боеприпасы, которые коим-то образом ранее не попадали в поле зрения. Вездесущие мальчишки зачастую становились жертвами прошедшей войны, когда пытались извлечь из найденных боеприпасов порох, или опробовать найденные пистолеты и автоматы. Естественно, они о своих находках умалчивали. Эти находки становились их тайной, которую ни под каким предлогом не должны были знать взрослые. Своим мальчишеским умом они понимали, что открытие этой тайны взрослыми, автоматически влекло за собой конфискацию найденного, а в худшем случае серьезный нагоняй.

Снаряды и каски были на месте в кустах, там, где их и спрятали.
- Вон там должны быть покрышки от полуторки.
Андрюха и Суржик пошли в направлении, которое указал Тёмка:
Через несколько минут поисков они действительно в высокой траве обнаружили четыре покрышки. Они их перетащили в небольшое углубление в земле, недалеко от места, где были спрятаны снаряды. Натаскав от ближайших кустов хворосту, они покрышки положили на него.
- Тащите болванки сюда, - крикнул Тёмка друзьям
Когда Суржик и Андрюха их принесли, Тёмка аккуратно положил их вовнутрь пирамиды из покрышек:
- Готово, подвел итог он.- Видите бруствер? За ним яма.
Тёмка показал рукой куда то вдаль, и не дожидаясь ответа продолжил:
- Вы сейчас побежите туда и спрячетесь. Я подожгу покрышки и прибегу к вам.
Никто спорить по этому поводу не стал. Анрюха и Суржик побрели в указанное место. Тёмка достал из кармана коробку со спичками, и прежде, чем чиркнуть спичкой о трут на коробке, Тёмка удостоверился, что его друзья заняли исходный рубеж.
Сухая трава, которую положили в самом низу сухих веток, загорелась с одной спички. Немного постояв у разгорающегося костра, и удостоверившись, что огонь не погаснет, Тёмка не спеша направился в укрытие. Из-за бруствера было хорошо видно место костера. До него было не менее пятидесяти метров. Огонь набирал силу. Наконец загорелись покрышки, выпуская из себя шлейф черного дыма. У мальчишек блестели глаза:
- Ну, сейчас рванет!!!
- Не высовывайтесь, а то осколки могут запросто сюда достать! –предупредил всех Тёмка


Они на перебой стали обсуждать ожидаемый эффект их эксперимента. Вдруг Суржик взволновано прошептал:
- Пацаны, посмотрите сюда! – он рукой указал направление.
Все повернули головы, куда указал Суржик. Снизу по склону по едва видной грунтовой дороге поднималась телега, в которую были спряжены две лошади. На телеге сидел мужик с бородой, и стояло несколько деревянных ульев. Очевидно, мужик менял дислокацию своей пассики. Вообще, по этой дороге никто в последнее время не ездил, она стала зарастать травой, поэтому мальчишки спокойно выбрали это место для своего мероприятия. Ну кто мог подумать, что именно сегодня и именно сейчас появится на дороге этот пасечник? Мальчишки оцепенели. Расстояние между телегой и горящим уже в полную мощь костром было не более двухсот метров, и с каждым шагом лошадей оно сокращалось. Телега двигалась не спеша, не подозревая подстерегающей опасности.
Бежать и тушить костер? Снаряды вот-вот рванут. Кричать мужику, что бы он возвратился? Услышит ли он? Да и себя выдавать не хотелось. Между тем расстояние сокращалось, и надо было что-то предпринимать
- Бежим! – с отчаянием в голосе предложил Андрюха.
- Ты чо, дурак?! –возмутился Тёмка. Сейчас рванет! Мужика убить может.
Он поднялся во весь рост, затем выскочил из ямы и побежал в сторону движущейся телеги, удаляясь от горящего костра:
- Назад! Назад!!!- орал он изо всех сил, помогая своему крику руками, поднятыми над головой. Телега продолжала движение. Мужик то ли его не слышал, то ли не считал нужным обращать внимание на бегущего к нему пацана.
- Ну, стой же! – продолжал орать Тёмка. Его голос начал срываться, крик едва не переходил в плачь отчаяния. Вдруг раздался оглушительный взрыв. Тёмка плюхнулся в траву. Через секунду последовал второй взрыв. От костра полетели в разные стороны ошмётки от автомобильных покрышек пыль и камни. Но этого уже Тёмка ничего не видел. Он сжимал в кулаках выдернутую с корнями траву и громко плакал:
-Я же кричал «Стой!»! Ну почему не остановился?
На какое-то мгновение он приподнял голову и увидел, что лошади с бешеной скоростью тащат за собою телегу, несутся вниз по склону в противоположную от взрыва сторону. Их пытается остановить все тот же мужик, натягивая изо всех сил на себя вожжи и что-то крича. Один улей упал с телеги и разбился в щепки. Из него выпорхнул рой пчел. Остальные ульи были готовы вылететь из телеги следом. Телега прыгала по кочкам, не видным в высокой траве. Тёмке стало на какое-то время легче, потому что он увидел, что лошади и мужик живы, но он продолжал плакать. Переживания его не прошли. Сможет ли мужик остановить взбесившихся лошадей, или они разобьются, прыгая по неровной поверхности? Тёмка приподнялся и сел на траву. Неожиданно около него появились Суржик и Андрюха:
- Живой?! Все нормально? Ты не ранен? – стали задавать наперебой вопросы они.
- Все нормально! Видите, мужик никак телегу не остановит. Что делать?
В это время лошади под напором натянутых вожжей стали сбавлять скорость и затем совсем остановились. Мужик слез с телеги и стал вокруг них что-то колдовать. Затем он увидел мальчишек, стоящих о него на приличном расстоянии и что то им прокричал, грозя кулаком.
- Вот теперь дёргаем! – предложил Тёмка.
Они дружно развернулись, и что есть мочи помчались в сторону Бударского леса, периодически оглядываясь назад, что бы убедиться, что их не преследуют.

ЧАСТЬ 10.

Весь следующий день троица провела дома. Не то, что бы они сидели в хатах. Просто они не пошли в пещеру, как планировали накануне. С утра они собрались за сараями на совещание, скрывшись от посторонних глаз. Взгромоздившись на телегу без бортов, которая стояла здесь же за сараями, они почти шепотом обсуждали прошедшее событие. Сожалений и угрызений совести о содеянном у них естественно не было. Их сегодня мучил один только вопрос: обратиться мужик в милицию или нет? Они понимали, что если он обратиться, то шуму не миновать. Если их, паче чаяния, вычислят, то результат можно предсказать заранее. Что это был за мужик, они не знали. Он явно не из Курума. Если бы он был местным, они бы его обязательно узнали. Скорее всего он из Медной. Но это не меняло положение дела. Если он будет обращаться в милицию, то, наверняка, к участковому в Медной. Обсуждение произошедшего заняло у мальчишек более часа. Они уже по нескольку раз говорили об одном и том же. Наконец им это надоело, и они решили поиграть в клёк. Палки для игры они нашли тут же у сараев. Вместо «солдатика» они пристроили консервную банку, которую нашли здесь же. В пылу игры они совершенно забыли о своих тревогах. Солнце светило высоко, стало жарко, и они разошлись по домам.
Пообедав, Тёмка побрел к своему сараю, где недавно спрятал банки с тушенкой. Он достал одну из них, покрутил в руке и положил на место. Нужна была открывалка. Открывалки в хате Макаренко не было. Можно было использовать нож. Тёмка возвратился в хату, взял нож и повторно возвратился в сарай. За откупориванием банки его застала Муська. Она с удивлением посмотрела на брата и полюбопытствовала:
- Чего это ты делаешь?
- Не видишь что ли, банку открываю?!
Тёмка явно был раздражен неожиданным приходом Муськи. «Принесла её нечистая сила!» подумал про себя он:
- Чего в сарай припёрлась?
- Надо! А что это у тебя за банка?
- Банка, как банка. Тебе какое дело?
- А где ты ее взял? – не унималась Муська.
- Достал! Чем глупые вопросы задавать, подай пожалуйста мне чашку, видишь в углу стоит?
Муська повернулась в том направлении, куда указал Тёмка:
- Вижу. Зачем она тебе?
- Тебе не кажется, что ты много вопросов задаешь. Если подашь чашку, то спасибо, если нет, то проваливай отсюда,- не на шутку разозлился Тимофей. Он уже открыл ножом две банки и держал их в руках, ожидая, что Муська все таки ему подаст то, что он попросил. Муська выполнила его просьбу. Тёмка вывалил содержимое в эту чашку. В сарае появился запах тушеного мяса.
- Отнеси эту чашку Шарику, - попросил ее Тёмка.
- Ничего себе! Дома жрать нечего, а он придумал Шарика мясом кормить!, - завизжала она.
- Делай, что говорю, и не рассуждай! Тушенка очень старая, и ею можно отравиться! Поняла?
- А почему она старая, где ты ее взял? –начала опять допытываться она, но Тёмка ее остановил:
- Проваливай! А то я тебе в лобешник дам и без тебя сам всё сделаю!
Муська с растерянным видом взяла чашку и пулей вылетела из сарая. Тёма крикнул ей вдогонку:
- Смотри, болтай поменьше о том, что видела! Поняла?
- Поняла! Дурак!
Учуяв содержимое чашки, Шарик радостно завилял хвостом. Не успела Муська поставить ее наземь, как он окунул в чашку свою мордашку и принялся уметать содержимое.
Конечно же Муська не смогла сдержать себя, и когда в комнате не было Тёмки, она всё рассказала матери.Тёмка домой возвратился тогда, когда в хате зажгли лампу.(примечание автора: в Куруме электричество было от дизеля, который находился под навесом на окраине села. Заводили его с наступлением темноты, а в одиннадцать часов вечера село погружалось во тьму. Последние несколько дней дизель не заводили, потому что закончилась солярка. Кто ее должен привести, было непонятно. Поэтому сельчане с наступлением темноты зажигали керосиновые лампы или свечи).
- Ты где бродишь, ирод?- набросилась на Тёмку мать, как только он переступил через порог. К матери плечом прижималась Муська
- Гулял, - ответил Тёмка. – С пацанами в клёк играли.
- А чем это ты сегодня Шарика кормил?
Тёмка понял, что Муська все рассказала матери. Он ей скорчил рожицу и пригрозил кулаком. Он понял, что отпираться уже нет никакого смысла. Он должен что-то ответить матери, но говорить правду он не собирался.
- Да на окраине деревни в кустах нашел. Наверное, кто-то потерял, - отважно соврал Тёмка.
- А зачем же ты это не нам к столу, а собаке?
- Затем, что она очень старая и может быть пропавшей. Можно отравиться.
- А Шарика, значит, ты не побоялся отравить?
- Ну, он же живой! Уже много времени прошло.
- А как ты узнал, что она старая?- продолжала спрашивать мать.

- На банке маркировка «1943год»,- еще раз соврал Тёмка.
- Ну да, согласилась с ним Груня,- старовато! Больше десяти лет. А еще есть банки?
- Нет! Было всего две!- продолжал врать Тёмка
- Ладно, садись ужинать! Накормил собаку, и то хорошо!
Подходя к столу, Тёмка еще раз исподтишка показал кулак Муське:
- Трепло!
- Сам такой! –парировала сестра.

ЧАСТЬ 11.


На следующий день в Куруме появилась бидарка, которую уже раньше видели. На ней приехал участковый капитан. Остановился он на окраине Курума и стал внимательно всматриваться в улицы поселка, покуривая папироску. Покурив, капитан направился пешком вглубь села. Бидарка осталась стоять на том же месте, где с нее слез милиционер. Лошадь, впряженная в нее, мирно щипала травку. По пути капитану встретился старик, сидящий на лавочке в тени одиноко стоящего дерева. Капитан поздоровался с ним:
- Здравствуйте, дедушка!
- Здравствуй, внучок! Кого шукаешь в наших краях?
- У вас деревня небольшая, вы, наверняка знаете в каких домах живут мальчишки школьники? поинтересовался у старика капитан.
- Та кто их знает? Здеся в каждой хате есть малолетки. А кто тебя конкретно интересует?
- Вероятно все. Я хотел бы со всеми родителями поговорить. Покажешь?
- Чего не показать? Например, вон там Шумилов пацан живет, вон там Рябов, а немного дальше Макаренко Тёмка…
Называя возможные адреса, старик показывал направление к каждой хате.
- Хватит, дедушка, спасибо. Дальше сам разберусь! – поблагодарил старика капитан и направился к дому Рябовых. Около дома в тени играл в песке мальчик, эдак лет четырех.
- Привет, малыш, - поздоровался с ним капитан. Мальчишка ничего ему не ответил, продолжая играть в свою игру, но стал с любопытством посматривать на незнакомого дядьку в милицейской форме.
- Мамка дома?
Мальчик не успел ему ничего ответить. На крыльце показалась женщина с веником в руке. Вероятно, что она делала в доме уборку. Голова ее была покрыта косынкой, лицо покрыто капельками пота:
- Вы к кому? – спросила она.
- Здравствуйте! Я участковый из Медной. Меня интересуют ваши сыновья.
- Здравствуйте, коль не шутите! У меня только один сын. Он перед вами, - она показала на малыша, с которым только что пытался заговорить капитан,- остальные все девки, трое. Одна из них мне сейчас помогает по дому, а две других взрослые, в краевом центре живут. А что вы хотели?
Капитан не стал больше докучать вопросами женщину:
- Извините, мне больше ничего не надо. Вы мне уже сообщили все, что меня интересовало.
Капитан повернулся и пошел со двора. Женщина с удивлением смотрела ему вслед:
- Чего он хотел?
У следующего дома никого не было. Капитан подошел к окну и постучал в него. Окно было открыто, и из него донесся женский голос:
- Все дома! Подождите, я сейчас выгляну!
Занавески раздвинулись и из окна показалась голова молодой женщины лет тридцати:
- Здрасте! Кто вам нужен?- она с удивлением смотрела на милиционера.
- Добрый день! Мне нужны ваши сыновья!
- Так он у меня только один. Но сейчас его нет дома. Он у моей сестры в городе. Я его еще с первых дней каникул к ней отправила.
- А говорите, что все дома. А как звать вашего сына?
- Олег. Он что-то в городе натворил?
- Не волнуйтесь! Всё нормально. Ничего он не натворил. Просто мне все мальчишки вашего села интересуют.
- А что случилось?
- Позавчера на Холодном произошел взрыв, может, слышали? Говорят, что мальчишек там во время взрыва видели.
- Свят, свят! Что случилось с ними?
- Нет, все хорошо! Все живы, здоровы, не считая разбитого улья у пасечника из Медной. Есть подозрение, что этот взрыв организовали эти мальчишки.
- Свят, свят! – повторила женщина, - Вот сорванцы! Креста на них нет! Сейчас каникулы, и они целыми днями по окрестностям шляются, норовят что-либо натворить. А что они взорвали?
- Пока не знаю! Возможно, где-то нашли снаряды, что после войны остались. Может что-то другое. Разбираемся. В милицию поступило заявление от одного жителя Медной. Он чуть было не оказался жертвой этого взрыва. По счастливой случайности рвануло тогда, когда он был на безопасном расстоянии.
- Почему вы думаете, что это могли сделать мальчишки именно с Курума? Может быть это из Медной или Предгорной?
- Может быть! А вон в том доме есть мальчишки? – он указал рукой на дом Шумиловых
- Да, там Андрей Шумилов живет. А вон в том доме, - она показала в другую сторону, -Суржиков Ванька.
Из комнаты донесся другой женский голос и уточнил:
- Люба, его звать Суржик.
- Суржик, точнее Суржиков, это фамилия. А звать его Иван. Я точно знаю!
Поблагодарив женщину, капитан отправился к указанной хате. В этот день он навестил родителей всей троицы. О местонахождении во время взрыва всех троих родители не могли дать определенного ответа:
- Да они же черти целыми днями по Куруму носятся, на рыбалке пропадают, в лесу за грибами бывают. Кто может сказать точно, когда и в каком месте точно их можно найти? - высказала свое мнение Шумилиха. – Почти ни у кого нет отцов, погибли на фронте, а Сёмку Макаренко лавиной задавило два года назад. Разве за ними уследишь?
- Меня, собственно, интересует только один день из их жизни. Вы не могли бы сказать, где они были позавчера с утра и до обеда?
Шумилиха всплеснула руками:
- Мой пожрал, и его как ветром сдуло! Я слышала, как где то за сараями они консервную банку до самого обеда пинали. Какая-то дурацкая у них игра! Дурь, что ли называется?
- Не Дурь, а Дук! - поправил мать младший брат Андрюхи, который стоял рядом и слушал разговор.
- Знаток! Иди в хату! Не встревай, когда взрослые разговаривают!
- А где ваш сын сейчас?
- Бес его знает! Где то в округе носится!
Разговор с матерью Тёмки и матерю Суржика, так же ничего не дал. Уже под вечер бидарка капитана поколесила в сторону Медной.
Вечером мальчишки возвратились, каждый в свою хату, и каждый из них подвергся тщательному допросу со стороны матерей. « Где были? Что делали? Что видели?». Никто из троицы не сказал правды о том, что произошло в тот день, когда прогремел взрыв. « Не знаем! Не видели! Не слышали!».
На следующий день мальчишки опять собрались посовещаться за сараями, где поклялись друг другу ни под каким предлогом и никому не рассказывать правды не только о случае со взрывом, но и том, что они знают про пещеру на Косой гряде и находках в ней.

ЧАСТЬ 12.

Капитан Оболенский после Курума прибыл к себе на участок в Медном. В кабинете стояла духота. Он открыл окно, разложив бумаги, сел за рабочий стол и закурил. Зазвонил телефон. Оболенский снял трубку:
- Капитан Оболенский слушает!
На другом конце провода кто то и что говорил. Капитан внимательно слушал и периодически отвечал:
- Да!... Нет!... Так точно!... Никак нет!... Слушаюсь, товарищ полковник! Завтра буду!... Я думаю, что завтра на месте и доложу!... Есть!... До завтра.
Звонил начальник районного отделения милиции, полковник Спиридонов. Он попросил капитана завтра утром прибыть в отделение, с подробным докладом о проделанной работе по факту произошедшего взрыва на Холодном. Утром на своей бидарке капитан отправился в райцентр. К отделению милиции он прибыл, когда еще не было восьми, но на пороге уже толпились его коллеги, одетые и в форму и в штатское. Он со всеми поздоровался. На входе у дежурного он спросил:
- Полковник Спиридонов на месте?
- Да, Иван Матвеевич уже вами интересовался.
Оболенский прошел по коридору и сходу вошел в дверь, рядом с которой была табличка «Начальник Предгорного отделения милиции полковник Спиридонов И.М»
- Заходи, заходи!- Услышал он голос полковника. -Присаживайся! Минут пять подождем, должны подъехать с минуты на минуту из особого отдела КГБ. Закуривай! Чай не предлагаю, потому, как горячей воды нагреть некому.
- Да я и не особо хотел.
В это время распахнулась дверь, и на пороге появился капитан в форме сотрудника КГБ и мужчина в штатском. Они вежливо поздоровались и представились:
- Капитан Савельев.
- Капитан Гридин.
Полковник Спиридонов в ответ представил капитана Оболенского.
Тот, что представился Савельевым, имел лицо с явно кавказскими чертами. Не очень было понятно, почему у него русская фамилия. Но, как позже оказалось, что имя и отчество соответствовало его облику. Мурат Эльдарович звали Савельева. Капитан же Гридин имел явные черты Рязанского мужика. Звали его Артем Сидорович. Тема сегодняшнего совещания была заранее известной. О чем будет идти речь, еще вчера сообщил Оболенскому по телефону полковник. Пригласил ли на совещание особистов Спиридонов, или они прибыли по своим планам, было не ясно . Да это и не было столь важным.
Офицеры удобно расселись за столом. Первым начал полковник Спиридонов:
- Капитан Оболенский! Доложите пожалуйста о проделанной вами работе относительно взрыва на Холодном.
Капитан со всеми подробностями рассказал о той работе, которую он провел среди населения в Куруме и Медной. Из доклада было ясно, что никто и ничего не знает, хотя звук взрыва слышали многие. О тех мальчишках, которые были на месте взрыва, выяснить так же ничего путного не удалось. Откуда на Холодном появилась взрывчатка, так же ничего не было известно.
Капитан сделал предположение, что некие мальчишки нашли взрывчатку на полях Предгорного района. Кто именно и где, установить не удалось.
Немного помолчав, оценивая доклад Оболенкского, полковник произнес:
- У меня есть документы, которые я лет пять назад получил из краевого КГБ. В этих документах нашему отделу предписывалось провести тщательную проверку местности в Предгорном районе на предмет поиска заброшенного военного аэродрома, который под жесточайшей тайной эксплуатировался в этом районе в сорок втором году. В этом же документе говорилось о том, что в качестве складов для авиатоплива, продовольствия и боеприпасов немцы использовали ранее заброшенные шахты на окраине Холодного хребта. Силами военнопленных заброшенные шахты были приведены в идеальный порядок. Дабы избежать случайной утечки информации, пленных солдат фрицы расстреляли, а их трупы сложил в один из туннелей шахты и взорвали. Место имело высочайшую степень секретности. За разглашение информации об этом аэродроме, немцы не щадили даже своих. В документах приведен случай, когда за разговоры об объекте с посторонними были расстреляны два немецких офицера из числа охраны этого объекта. Отступая, фрицы тщательно убрали все следы этого аэродрома, а входы в шахты взорвали. Впервые об этом аэродроме стало известно еще в сорок третьем, когда по обстоятельствам, а далее по счастливой случайности на нем приземлился наш лётчик старший лейтенант Калинкин на самолете По-2, из авиаполка, который базировался в районе Геленджика. Он должен был привести партизанам, на подготовленную ими площадку, радиостанцию. С воздуха он увидел аэродром, о котором идет речь, и решил, что это и есть то место, где его ждут партизаны. Сверху на летном поле Калинкин никого не заметил. Не было так же самолетов. Самолеты, прилетавшие сюда, не задерживались более одного часа.
Сделав круг, Калинкин выполнил заход на посадку. Когда колеса его самолета коснулись земли, Калинкин увидел, что из укрытий выглядываю военные в немецких касках. Он понял свою оплошность, и немедленно дал самолету взлетный режим. С барражировавшего в этом районе немецкого самолета его увидели и начали преследовать. Калинкин, как мог, старался уклониться от преследователя. Самым необычным для Калинкина оказалось то, что немец по нему не стрелял. Калинкин, конечно, не мог знать, что немецкому летчику с земли поступила команда посадить его самолет на любом аэродроме, где в это время хозяйничали фашисты. Калинкин им был нужен живым. Через некоторое время воздушной карусели Калинкин заметил, что с левого борта от него, на расстоянии двадцати метров на параллельном курсе следует немецкий самолет. Он отчетливо увидел самодовольную физиономию немецкого аса, который жестом показывал Калинкину, что бы тот заходил на посадку. Калинкин вспомнил, что перед вылетом, когда он уже сидел в самолете, командир части передал ему пистолет для какого-то друга партизана. Напоследок он ему шепнул, что пистолет заряжен. Еще тогда Калинкин повертел пистолет в руках, загнал патрон в патронник и снял с предохранители. В это время командир части прокричал, спрыгивая с крыла:
- Фоккеры! Взлетай!
Калинкин сунул пистолет справа на панель и произвел взлет. Сейчас, увидев наглую немецкую физиономию, Калинкин вспомнил об оружии и ,не мешкая, не целясь, произвел выстрел в сторону немца. Выстрел оказался точным. Немец уронил голову на штурвал, и его самолет начал резко терять высоту. Калинкин сделал круг, наблюдая за фашистом. Неуправляемый самолет пикировал, а затем врезался в гору на окраине леса, и взорвался. Попадание из пистолета в немца было точным. Фашист не пытался спастись на парашюте.
В этот день Калинкин всё таки выполнил задание, доставив партизана рацию. По прибытию к месту базирования он подробно рассказал о произошедшем своему командиру, а тот по инстанции доложил вышестоящему командованию. Так стало известно об аэродроме, который действовал во время войны в наших краях.
Капитан Савельев подтвердил слова полковника:
- Да, действительно была такая бумага от наших коллег, поэтому мы сейчас здесь. Помимо того, что в нашем районе действовал засекреченный аэродром, мы располагаем информацией о том, что возможно в тайниках этого аэродрома находится передвижная лаборатория, которая должна была проводить анализ нефти и нефтепродуктов. Вы помните, что немецким командованием была поставлена задача захватить нефтеносные районы Каспия и в частности Баку. Здесь они планировали какие-то работы по анализу качества. Возможно, эту лабораторию они готовили потом перебросить в район нефтяных месторождений, но мы не дали им в свое время туда прорваться.
Кроме того до сих пор не найдены документы с именами немецкой агентуры, которая должна была остаться на нашей территории после их отступления. Известно, что этим агентам была поставлена задача внедриться в производство нефтедобычи. Есть предположение, что эти документы находятся так же где то здесь.
Полковник посмотрел на Оболенкского:
- Вам, капитан, ставится задача: обследовать район заброшенных шахт. Вы не должны ограничиться только эти районам. В вашу задачу так же входит организовать обследование, а при необходимости чистку местности в предгорьях нашего района, особенно в лесных массивах Бударского, Недреманного и Сергиевского лесничеств. Вы будете не одни. С вами будут работать два следователя из краевого управления милиции, а так же планируется прикомандировать в ваше распоряжение группу опытных саперов из Краснодара. На время вашего задания участок прикроет старший лейтенант Ситников. Он перевелся в наши края из Свердловской области, и пока без дела.
На выполнение этого задания вам отводится срок в одну неделю. Вашу кандидатуру выбрали потому, что вы из местных, и хорошо знаете особенности предгорного района.
Полковник сморщил лоб, очевидно, что-то еще вспоминая, потом опять обратился к Оболенскому:
- Задача ясна?
- Так точно! Разрешите выполнять?- спросил Оболенский.
- Выполняйте! Подробные инструкции получите у капитанов Савельева и Гридина. Они освободятся буквально через несколько минут. Подождите их. Мы с ними должны обсудить еще кое-какие вопросы. А пока зайдите в отдел кадров. Мне уже звонили кадровики, что вы им должны дать какую-то информацию. То ли дату рождения уточнить, то ли семейное положение? Общим, зайдите.
Прикрепления: 0027943.jpg(51.0 Kb) · 0794800.jpg(56.6 Kb)


Сообщение отредактировал Безкрылов - Среда, 15.04.2015, 09:59
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Вячеслав Безкрылов. Стихи, проза (Творческие произведения Вячеслава Безкрылова)
  • Страница 4 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск:

Для добавления необходима авторизация