[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Футуризм (XX в) » Фофанов К.М. - известный русский поэт и публицист (Представитель русского футуризма и импрессионизма)
Фофанов К.М. - известный русский поэт и публицист
Nikolay Дата: Воскресенье, 08 Май 2011, 20:56 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


ФОФАНОВ КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВИЧ
(18 (30) мая 1862, Санкт-Петербург — 17 (30) мая 1911)


— известный русский поэт и публицист; отец поэта-эгофутуриста К. К. Фофанова (известного под псевдонимом Константин Олимпов); яркий представитель первых русских футуристов и импрессионистов в литературе.

Родился в купеческой семье. Отец был крестьянином, но начал продавать дрова и выбился в Санкт-Петербургские купцы. Костя был одним из десяти детей отца. Мальчик начал учиться с шести лет в «первоначальной школе», а впоследствии посещал другие учебные заведения — дешевые частные пансионы Эме и Кестнера, а также городское училище Петербурга, но учебу оставил, не закончив 2-го класса, после того, как отец его разорился и ушел в мистические переживания. В итоге Константин не получил систематического образования. Недостатки образования отчасти восполнялись постоянным чтением журналов и книг, порой беспорядочным, но зато предельно разнообразным. Чтение носило совершенно бессистемный характер, но увлекшись книгами, Фофанов пристрастился к поэзии и в возрасте 13 лет начал писать стихи, чему не находил сочувствия в семье. Впрочем, рифмы он стал подбирать уже с 8-10 лет. Дебютировал в печати в 1881. Публиковал стихи в иллюстрированных еженедельниках и в газете А. С. Суворина «Новое время», отличался высокой плодовитостью. После успеха первого сборника «Стихотворения» (1887) А. С. Суворин издал второй сборник с таким же названием 1889. Затем вышли книги стиховторений «Тени и тайны» (1892), повесть в стихах «Барон Клакс» (1892), «Стихотворения» (в пяти частях, 1896).

Поэзии Фофанова присуще противопоставление низкой действительности и высоких идеалов, декларативность, живописная выразительность, языковые и стилистические небрежности и вольности, воспринимавшиеся как проявления искренности. В поэзии Фофанова усматриваются черты, делающие её переходной от традиционных форм к модернизму. В целом период с середины 1880-х до середины 1890-х в истории русской поэзии нередко называют «фофановским», поскольку поэзия Фофанова оказалась созвучна распространённым настроениям, нашла широкий отклик у читателей и вызвала подражания. О творчестве Фофанова одобрительно отзывались художник И. Е. Репин (автор портрета Фофанова, крёстный отец сына), поэты Я. П. Полонский и А. Н. Майков, писатели Л. Н. Толстой и Н. С. Лесков. Считается предшественником символистов.

Фофанов страдал алкоголизмом, в начале 1890-х перенёс тяжёлое психическое заболевание, последние десять лет жизни провёл в нищете и пьянстве. Продолжал много писать, но были изданы лишь сборник «Иллюзии» (1900), поэма в октавах «Необыкновенный роман» и поэма «После Голгофы» (1910).
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/%D4%EE%F4%E0%ED%EE%E2_%CA. )
***


Т.С. Бабурина
«И песнью заколдованной звучит моя душа».


Творчество Константина Михайловича Фофанова, талантливого русского поэта, широко популярного в 80-90-х годах XIX века, сложилось в традициях русской классической лирики. В то же время – художник переходного периода – поэт был одним из предшественников русского символизма. Его поэзия - восторженный порыв души в чудесный мир красоты и гармонии, в ней неприятие жизни, полной лжи и насилия. По общему объему творческого наследия Фофанов принадлежит к числу плодовитых русских поэтов Серебряного века.

Фофанов – лирический поэт, особенно удачно писавший о любви, о природе, автор сказочно-романтических бытовых поэм. Его творчество высоко оценивалось современниками. А.П. Чехов считал себя искренним почитателем его таланта. Любил стихи Фофанова за их проникновенный лиризм и Лев Толстой. «Поэтом милюстью Божьей» называл Фофанова художник И.Е. Репин. Он напишет портрет, создав образ вдохновенного поэта. Игорь Северянин считал себя учеником Фофанова и в стихах называл его «мой король».

Два мира в его стихах: поэзия и повседневность. В борьбе этих двух миров проявляется истинный пафос его поэзии. Не все в творчестве Фофанова созвучно современному чтителю. На многих стихах лежит печать мистики, пессимизма, идеалистических толкований жизненных явлений. Но подлинную славу поэту создали его лирические стихи – задушевные, трепетные и очень чистые.

С Гатчиной поэт будет связан тесными узами. Здесь он проживет 13 лет, напишет более тысячи стихотворений и наиболее зрелые поэмы «Поэзия-бой», «Необыкновенный роман», «Поэма лебедей».
- * -

Константин Михайлович Фофанов родился в 1862 году в Петербурге в небогатой купеческой семье, в которой было 10 детей. Учиться пришлось в дешевых частных учебных заведениях и удалось дойти только до 4-го класса. Недостаток образования Фофанов восполнял усердным чтением. Очень любил и знал наизусть поэзию А.С. Пушкина. Стихи начал писать с 6 лет. Его первые стихи появились в печати в 1881 году, а в 1887 г. вышел первый сборник его стихов. Поэт был замечен читателями и критиками. В середине 80-х гг. XIX века поэта уже хорошо знали в литературных кругах. Он часто выступает на литературных вечерах, где его чтение пользовалось большим успехом. Живя только литературным трудом, он печатался везде, где удастся.

В 1887 году поэт женится на Лидии Константиновне Туполевой – красивой девушке, самоотверженно любившей его. История любви была романтична. Они познакомились, когда она была 14-летней восторженной гимназисткой, увлеченной его стихами. После окончания гимназии Лидия уехала учительствовать в Кронштадт. По настоянию родителей она отвергла предложение поэта, лишенного состояния и положения. Выход сборника «Стихотворения» улучшил материальное положение поэта. Повторное предложение было принято. Лидия Константиновна станет самоотверженной и преданной женой поэта. Она обеспечивала зыбкое материальное равновесие и уют домашнего очага. Ей будет посвящено много лучших стихов Фофанова о любви.

Мне нужен свет любви твоей, —
Не омрачай меня сомненьем!
Живешь ты жизнию моей,
А я живу твоим волненьем.

Над мрачной бездною скользя,
Я не ищу земного счастья,
Но жить без твоего участья —
Как жить без сердца — мне нельзя!
После выхода первого сборника в 90-х годах выходят еще два. Сборник «Тени и тайны» - лучший из них. Это время творческого расцвета поэта, так называемый «фофановский период» (1887 - 1895 гг.). Стихи Фофанова этого периода поражают своей напевностью. Их разучивали наизусть, перекладывали на музыку, на его стихи звучал широко известный романс «Звезды ясные, звезды прекрасные», в котором возникает образ восторженного романтика.

Звезды ясные, звезды прекрасные
Нашептали цветам сказки чудные,
Лепестки улыбнулись атласные,
Задрожали листы изумрудные.

И цветы, опьяненные росами,
Рассказали ветрам сказки нежные,—
И распели их ветры мятежные
Над землей, над волной, над утесами.

И земля, под весенними ласками
Наряжался тканью зеленою,
Переполнила звездными сказками
Мою душу, безумно влюбленную.

И теперь, в эти дни многотрудные,
В эти темные ночи ненастные,
Отдаю я вам, звезды прекрасные,
Ваши сказки задумчиво-чудные!..
В лирике Фофанов с большой любовью описал природу и быт родного края. Он находил живые и свежие краски «для серых деревень заплаканного простора».

Как будто раннею весною,
В дни поздней осени — светло.
Озер прозрачное стекло
Блестит румяной синевою.

Лучи последние свои
Закат в полях роняет косо,
И вдоль промерзлой колеи
Стучат трескучие колеса...

Последний блеск, последний шум
В дыханьи осени так внятен,
Холодный воздух так угрюм
И так спокойно ароматен,—

Что сердце в чуткой тишине
Предсмертным снам природы внемлет
И, очарованное, дремлет,
Весну почуяв в полусне...
Литературное признание ничего по существу не изменило в его жизни. Критик Перцев, познакомившись с Фофановым, в начале 1900-х гг., вспоминает о встрече с ним: «В моей памяти остался образ глубоко несчастного, приниженного жизнью, надорванного человека – образ, так странно контрастирующий с впечатлением от его лучших, вечно юных, вечно праздничных стихов... Только одно в нем хоть сколько-нибудь отвечало ожиданию, давало нам прославленного поэта – это глаза: ясные, нежные, застенчивые, в которых было что-то детское и вместе с тем нездешнее». В марте 1890 г. жизнь Фофанова омрачает тяжелое психическое заболевание. После длительного лечения поэт по совету врачей переселяется в Гатчину.
- * -

К.М. Фофанов стал жителем Гатчины осенью 1890 года, здесь он проживет 13 лет. Он жил в Гатчине безвыездно до 1903 года. Позднее, в самом конце 1906 года, он снова приехал и жил в этом полюбившемся зеленом городе вплоть до 1909 года. С Гатчиной связывало многое – рождение семерых детей, здесь принимал Репина, Брюсова, Северянина, переписывался с Чеховым и Толстым, здесь готовил издание самого крупного сборника «Иллюзии». Поэт был связан с городом кровными узами, любил город и его парки.

Установлены адреса проживания семьи Фофанова в Гатчине: на улицах Госпитальной, Мариинской, Александровской, Ольгинской, Елизаветинской. Гатчинские адреса Фофанова были хорошо известны в Петербурге. Лидия Константиновна Фофанова стремилась создать мужу уютную рабочую обстановку. Писатель Розанов так описывает квартиру поэта: «комната вся свежая и чистая, окнами в сад, нигде ни пылинки, чистые занавески, цветы, полки с книгами, хорошие стулья». Жена поэта содержала небольшой частный пансион, обучая гатчинских ребятишек грамоте. В городе у него было много друзей и знакомых: семьи Веревкиных, Кочановых, д-ра Ольдерогге, Максимовых. Поэта в городе знали все, вплоть до уличных мальчишек, которые называли его Добрый Фофан. Дети любили поэта, он рассказывал сказки, читал стихи, угощал конфетами. Но чаще всего его видела на прогулке в гатчинских парках (любимым был Приорат). Были у него любимые аллеи, любимые деревья, любимые тропинки. Они вдохновляли поэта на множество строк пейзажной лирики.

Еще повсюду в спящем парке
Печально веет зимним сном,
Но ослепительны и ярки
Снега, лежащие ковром.

Их греет солнце... Скоро, скоро,
Под лаской девственных лучей,
Стремглав помчится с косогора
Весною созданный ручей.

И, торжествуя счастьем новым,
Любовью новой веселя,
Травой и запахом сосновым
Вздохнет усталая земля.
Красота и грусть – то, из чего складывается поэзия Фофанова. Его стихи – мелодия грустных дум.

ОСЕНЬ

День осенний, день унылый
Сеет мглою и дождем,
И разрытою могилой
Пахнет в воздухе сыром...

Как больной, глядит сквозь слезы
Опечалившийся день —
На поникшие березы,
На опавшую сирень...

Хмель засох вокруг беседки,
И летят со всех сторон
На обветренные ветки
Стаи черные ворон...

В их тревоге торопливой,
В резком крике слышны мне
Смех над долею счастливой
И укор былой весне...
Частым гостем у поэта был художник И.Е. Репин. Их связывала многолетняя дружба. Репин написал портрет друга. Художник запечатлел молодого Фофанова в позе вдохновенного творца. Репин оставляет интересные воспоминания о том, как преображался поэт во время чтения стихов: «Какой несомненно типичный образ поэта. Особенно ярка была в нем черта почти религиозного культа поэзии… Я всегда приятно был удивлен тоном его традиционной величавости, когда он переступал порог своего храма. Совершалось преображение… и Фофанова уже нельзя было узнать. Он казался – в длинном сюртуке, с высоким воротником и гофрированными манжетами – вдохновенный, недоступный, с важной идеей своего высокого поста.»
Мечтает познакомиться с Фофановым Игорь Северянин. Позднее в своем эмигрантском романе «Падучая стремнина» он опишет свою первую встречу с поэтом в Гатчине:

Шлагбаум, рельсы, старая часовня.
Ноябрьский вечер, звезды и луна.
Навстречу мужичок в тулупе темном
Дубленом. В валенках, лохматой шапке.

- Не знаешь ли, любезный, где тут
Живет писатель Фофанов?
Проникновенный взгляд мужичка из-под очков
И еле уловимая усмешка: - Я Фофанов.
Фофанов всегда одевался просто, по-крестьянски, зимой в тулупе и в валенках. Вот таким и увидел его Северянин у трактира Веревкина. Северянин стал часто бывать у поэта в гостях, считал Фофанова своим учителям. Об этих встречах он вспоминает:

Дышало маем от тетради,
Сиренью пахло от чернил.
Как много разных впечатлений
Я в этот вечер получил…
Своему учителю Северянин будет посвящать стихи: «Гатчинский весенний день», «Она критикует» и целый ряд восторженных и грустных элегий:

Поэт поэтов современных,
Великий Фофанов, певец
Бессмертных песен, вдохновенных
Поэм классических творец!

Заветов Пушкина хранитель,
Тенденций недруг и реклам,
Ушедший в скромную обитель,
Тебе курю я фимиам.
31 января 1908 г. Гатчина
Нелегко ему жилось в Гатчине. Литературный заработок был невелик и непостоянен. Часто за неуплату хозяевам приходилось менять жилье в городе. Репин в своих воспоминаниях не упоминает о том, что в повседневной жизни Фофанов жестоко страдал от наследственного алкоголизма. Жизнь Фофанова представляет собой цепь прозаических и будничных лишений… Постоянная непреодолимая нищета, болезнь поэта, психическое заболевание жены, дети - всего 11, двое из них умерли в раннем возрасте.

Поэт всегда был чувствителен к социальной несправедливости. «Я демократ», - заявлял он. В 1905 г. им была написана поэма о революции «Железное время». В узком литературном кругу он славился как отличный импровизатор, автор эпиграмм. Живя в Гатчине, он писал злые и остроумные эпиграммы на гатчинских градоначальников, на полицмейстера Кавторадзе, на гатчинского пристава Антонова:

Начальник города был прежде Багговут
Он бедняков любил, не обижал холопа,
Теперь его уж нет. Здесь властвует Гернет
В записных книжках сохранился такой гатчинский экспромт:

Царизм из моды вышел ныне,
А если правду вам сказать -
Царь будет властвовать в пустыне,
Какая это благодать!
В своей поэтической шутке-экспромте поэт отзывается об Александре III, променявшим «крамольную столицу» на Гатчинский дворец:

Здесь город, чуждый от заразы,
Здесь каждому свои грехи,
Здесь царь писал свои указы
И пишет Фофанов стихи
Все это кончилось обвинением Фофанова в политической неблагонадежности и двухнедельным пребыванием в гатчинской тюрьме. В 1907 г. он напишет цикл стихов «Заключение». Фофанов любил «шутить стихом, играть словами». О самой Гатчине, городе полицейского произвола, он напишет хлесткие стихи:

Этот город достославный
Положительно забавный
Посреди своих тревог.
Это город скуки праздной,
Где царит всегда приказный
И грабеж больших дорог.
Город, где от Приората
Недалёко от халата
И больничных колпаков.

Город юношей зеленых,
Город горничных влюбленных
И обманутых мужей!
Город грязных ресторанов,
Бескопеечных карманов,
Город помыслов злодейских,
Полицейских без поста,
Полицейских без хвоста
И прохвостов-полицейских!

Город мрачен, как острог,
Весь в тумане тонет,
Камень жжет подошвы ног,
Каждый камень стонет.
Гатчина 1902 г.
Отвлекали от житейских забот, неурядиц прогулки по гатчинским паркам. Немало поэтических строк было написано в уединенных уголках Приората, в котором он гулял в любую погоду. Сохранилось неопубликованное стихотворение, посвященное дочери Кате:

Я бы рад в Приорат,
Да погода не пускает:
Дождь идет, гром гремит,
Молния сверкает
В Гатчине Фофанов напишет много великолепных стихов. В них эмоциональный подъем, блистательное мастерство. Его лирике 90-х годов чужд пессимизм. В туманные, ненастные дни он знает не одни сумеречные настроения.

ПОД МУЗЫКУ ОСЕННЕГО ДОЖДЯ

Темно, темно! На улице пустынно...
Под музыку осеннего дождя.
Иду во тьме... Таинственно и длинно
Путь стелется, к теплу огней ведя.

В уме моем рождаются картины
Одна другой прекрасней и светлей.
На небе тьма, а солнце жжет долины,
И солнце то взошло в душе моей!

Пустынно всё, но там журчат потоки,
Где я иду незримою тропой.
Они в душе родятся одиноки,
И сердца струн в них слышится прибой.

Не сами ль мы своим воображеньем
Жизнь создаем, к бессмертию идя,
И мир зовем волшебным сновиденьем
Под музыку осеннего дождя!..
Октябрь 1900
Осень – любимая пора поэта. В это время Приорат особенно красив. Множество стихов Фофанова посвящено его живописным аллеям.

АЛЛЕЯ ОСЕНЬЮ

Пышней, чем в ясный день расцвета,
Аллея пурпуром одета.
И в зыбком золоте ветвей
Еще блистает праздник лета
Волшебной прелестью своей.
И ночь, сходящую в аллею,
Сквозь эту рдяную листву,
Назвать я сумраком не смею,
Но и зарей — не назову!
1896
Этот парк так тесно связан с именем Фофанова, что спустя десятилетия ленинградский поэт Всеволод Рождественский напишет стихотворение «Гатчинский сонет», в котором он вспомнит о любви Фофанова к Приоратскому парку:

Вот здесь, перед дворцом, 120 лет назад
В двунадесятый день сам император Павел
На мокром гравии солдат своих расставил
И «лично принимать изволил» плац-парад.

Я линиям дворца и площади не рад,
Лоск пестрых гауптвахт и вывешенных правил
Уже 12 лет как Фофанов оставил,
И золото свое растратил Приорат.
- * -

Последние годы жизни поэзия Фофанова все заметнее удаляется от прежнего мира грез и фантазий. В лирике Фофанова появляются качества, прежде неприсущие: невеселый, горестный юмор, автобиографизм. Неловко, как-будто даже неумело, он вводит в подробности своей трудной и горестной жизни в стихотворении «Старый поэт»:

Папа твой, бывало, пишет
Об обедах у вельмож,
А на кухне ни краюшки
И знобит в квартире дрожь.

Выйдет новая поэма,
Расточает похвалы,
Просят писем и портретов,
Ждут на званые балы.

А у папы нет ботинок
И давно в ломбарде фрак.
Не просить же за автограф
Хоть полтинник, хоть пятак.
Стихи последних лет часто пессимистичны. Особенно часто звучит мотив горечи, разочарования. Прочитав стихотворение Фофанова «Стансы», Лев Толстой скажет: «Лучшего поэта нынче нет».

Все пережито, что возможно,
Все передумано давно,
И все так бледно, так ничтожно!
Чего желать? Не все ль равно!

Рассудок чувству не уступит,
А чувство ум клянет назло,
И память страстью не искупит
Того, что время отняло!

Не сметь любить, не сметь обидеть,
Не сметь желать во цвете лет,
Не знать, не чувствовать, не видеть,-
Ужели блага выше нет?
Август 1898
Он писал стихи до последних дней жизни. Его поражала новизна происходящего:

Мелькают, как птицы, моторы,
И пыль по дороге кружит,
И слепнут прохожего взоры,
И, кажется, камни дрожат…
Литературная атмосфера в Росси после разгрома революции 1905 года настолько изменилась, что творчество Фофанова воспринималось как анахронизм. Последние книги после «Голгофы», «Крылья и слезы» усилили впечатление упадка его творчества. В архиве поэта сохранилась оставленное в 1908 году объявление для газеты «Желаю получить место швейцара, дворника или полового». Годом позже Фофанов намеревался объявить через газету о своем желании продать для издания собрание своих сочинений в 15 томах за 1000 рублей. В мае 1911 года в одну из столичных редакций пришла жена поэта. Она сказала, что Фофанов тяжело заболел, в доме нет средств, чтобы его лечить, и обстановка ужасная. Средства были найдены, больного на таксомоторе из Стрельны доставили в Петеребург и поместили в благоустроенную больницу. Консилиум установил воспаление легких при общей истощенности организма. 17 мая 1911 года накануне 49-й годовщины со дня рождения Константин Михайлович Фофанов скончался. В некрологе, посвященном Фофанову, Николай Гумилев писал: «В эпоху 80-90-х гг. XIX века он говорил о свете добра, весне, мае и заставлял себя слушать. Он был подлинный поэт». Его похоронили на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге. Могила сохранилась.

И сегодня его стихи привлекают искренним лиризмом, певучестью. В 100-летие со дня рождения поэта, в 1962 году, в Гатчине в Приоратском дворце прошли Фофановские чтения, на которых присутствовали многие поэты, музыканты. Приехала из Москвы и дочь поэта – Екатерина Константиновна Фофанова. На встрече с учениками гатчинской школы № 7 она выступала и подарила школьной библиотеке сборник стихотворений Фофанова из серии «Библиотека поэта» с дарственной надписью и добрыми пожеланиям.

Долгое время дочь К.М. Фофанова поддерживала переписку с почитательницей его таланта и автора этого сайта. Гатчинцам К.М. Фофанов дорог как поэт, тонко чувствующий природу, как певец Приората.

Как воздух свеж, как липы ярко
Румянцем осени горят!
Как далеко в аллеях парка
Отзвучья вечера дрожат.

Не слышно птиц, не дышит роза,
Врываясь, мчатся в мрак дерев
Свист отдаленный паровоза,
Удары башенных часов.

Да прозвучит в траве росистой
Кузнечков поздних тяжкий скрип,
Меж тем как вьется лист огнистый,
Без шума упадая с лип.

Всё полно смерти предстоящей,
И в тишине тягучих струй
Уж стужа осени дрожащей
Запечатлела поцелуй...
Октябрь 1897
© Т.С. Бабурина © Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»
(Источник - «И песнью заколдованной звучит моя душа». (Поэт К. М. Фофанов в Гатчине); http://history-gatchina.ru/town/fofanov/index.htm )

***


КОНСТАНТИН ФОФАНОВ

Константин Михайлович Фофанов родился в Петербурге 18 мая 1862 года (Игорь Лотарев родился 4 мая) в купеческой семье среднего достатка, впоследствии обедневшей (семья Игоря Лотарева тоже обеднела после смерти его единоутробной сестры Зои). «Предки мои принадлежали к великой семье, называемой Человечеством. Их останки не покоятся в родовых склепах, их гробы не опечатаны дворянскими гербами», - писал Фофанов в своей автобиографии. Предки поэта были государственными крестьянами Олонецкой губернии. Фофанов писал: «И самый старейший из них какой-нибудь финский рыболов, печальный пасынок природы». В стихах Фофанов иногда называл себя «финном» (Игорь Лотарев назвал себя «северяниным»).

К.М.Фофанов начал учиться лет с шести в «первоначальной школе», а впоследствии посещал и другие частные учебные заведения, едва дойдя до четвертого класса (Игорь Лотарев закончил четыре класса реального училища). Недостатки образования отчасти восполнялись чтением журналов и книг (любимым занятием Игоря Лотарева было чтение). Первое напечатанное стихотворение Фофанова было из юношеской тетради «библейских» стихов — «Сосуд с целебною водою Иордана...». Оно появилось 8 июля 1881 года в газете «Русский еврей» под псевдонимом КОМИФО, составленным из начальных букв имени, отчества и фамилии автора. В 1885 году Фофанов порывает с родными и уходит из дома, где его поэтические успехи так не встретили одобрения и поддержки. Почти все написанное Фофанов в 1887 году включает в сборник «Стихотворения». Критика приняла книгу холодно. В рецензиях отмечались многочисленные небрежности, нарушения грамматических норм, отсутствие строгого отбора стихотворений (в том же упрекали Игоря-Северянина после того как в свет вышел второй сборник его стихов «Златолира»). Благожелательно настроенный по отношению к Фофанову критик «Нового времени» В.П.Буренин был вынужден отметить, что наивный талант Фофанова поет, как поют птицы: «не заботясь о том, что споется и как споется» (Игорь-Северянин называл себя соловьем и часто подчеркивал, что приемлет все, что вышло из под его пера).

Жизнь Фофанова представляет собою цепь прозаических и будничных лишений: постоянная, непреодолимая нищета, болезнь, осложнившая и без того тяжелое существование, психическoe заболевание жены, многочисленные дети — всего одиннадцать человек, из которых двое умерли в раннем возрасте. В 1904—1905 годах Фофанов жил в Новгороде и в Старой Руссе, где в то время жил М. Горький. Горький рассказывал о своих встречах с Фофановым, которого лично почти не знал, но часто видел на улицах и от которого иногда приходил человек с просьбой о деньгах. Фофанов «был невыносимо, до страшного жалок, всегда пьяный, оборванный и осмеиваемый, но как бы ни был он сильно пьян, его небесно-голубые глаза сияли именно так, как это изобразил Репин» (на портрете Репина Фофанов изображен в профиль и взгляда не видно).

Фофанов и его жена много и часто пили. Вот, что об этом вспоминал Игорь-Северянин: «Про Фофанова складывались легенды, но большинству из них я верить не рекомендую. (...) Правда, в моменты опьянения и невозможное делалось возможным, но, повторяю, большинство россказней про него - ложь и вздор. (...) Фофанов был обаятельным, мягким, добрым и сердечным человеком, очень нравственным, религиозным и даже застенчивым по-детски. (...) У него семейной жизни вовсе не было, по крайней мере в те годы, когда мне выпало счастье знавать его лично, ибо жена его, подверженная тому же недугу, которым страдал и он сам, иногда где-то пропадала по целым дням, а когда бывала дома, находилась постоянно в невменяемом состоянии. За время своего супружества она побывала семь раз у Николая Чудотворца. "Гостил" там однажды и сам Фофанов. Многие спрашивают, кто на кого дурно повлиял? Не отвечая прямо на этот вопрос, я укажу только, что пить поэт начал с тринадцатилетнего возраста».

В гатчинском краеведческом музее (дом художника Щербова) в небольшой витрине можно видеть личные вещи Константина Фофанова - обломок трости, сплющенную шляпу, бумажник и очки, подаренные его дочерью. Семья Фофановых жила в Гатчине с 1888 по 1909 год и за это время сменила более 20 адресов. Фофанов снимал квартиру на Госпитальной дом 11, и на Мариинской дом 7, и на Боговутовской в доме Дундуковой, и на Александровской в домах 13, 33, 35. Жил Фофанов и на Ольгинской дом 24, и на Елизаветинской дом 9, и на проспекте императора Павла I в доме купца Слащева. В музее утверждают, что ни один из 20 домов, в которых он действительно жил, до наших дней не сохранился.

Игорь-Северянин был знаком с Фофановым с 20 ноября 1907 года и по день его кончины 17 мая 1911 года и за это время виделся с ним очень часто. 10 мая 1911 года в «Биржевых ведомостях» появилось сообщение о болезни поэта. Фофанов жаловался на боли в левом боку и кашлял, но был оживлен и даже весел. Через два дня состояние Фофанова резко ухудшилось. Сразу три недуга одолели поэта: воспаление левого легкого, нефрит и белая горячка. В закрытом автомобиле его отвезли на Васильевский остров в лечебницу доктора Камераза. Всего за два дня он исхудал до неузнаваемости. Пожелтевший, выстриженный под «ноль», с выбритыми усами и бородой он был еще в сознании, лишь по временам впадая в бред. Доктор Камераз поддерживал его шампанским. Игорь-Северянин, Леонид Афанасьев и Аполлон Коринфский учредили у постели поэта дежурство. До своего последнего часа, даже в забытьи Константин Михайлович не переставал водить рукой по стене, словно продолжал писать стихи. 17 мая около трех часов дня Фофанов скончался. Игорь-Северянин принял самое деятельное участие в организации похорон, достал у князя Эспера Ухтомского недостающие для покупки места на кладбище Новодевичьего монастыря рядом с могилой Врубеля 250 рублей.
(Источник - http://www.hot.ee/mvp/rever/pred/fofanov/fofan-00.html )
***

ФОФАНОВ НА МЫЗЕ «ИВАНОВКА»
(Публикуется с любезного разрешения РГАЛИ РФ)
Амулеты Игоря-Северянина.

1.
Лето 1908 г. я проводил на мызе "Ивановка" (ст. Пудость, Балтийск.жел.дор.) Имение княгини Дондуковой-Корсаковой живописно: малахитно-прозрачная речка, знаменитая своими гатчинскими форелями; ветхая водяная мельница из дикаго камня; кедрово-пихтовый парк с урнами и эстрадами; охотничий дворец Павла I-го, с кариатидами и останками стильной мебели: грациозно-неуклюжие диваны "Маркиз", п о г а с ш и я бра и проч. Усадьба находится в четырех верстах от Гатчины. В парке всего три дачи, часто пустующие. Я занимал зеленое шалэ на самом берегу Ижорки.

2.
21-го мая, в день своего Ангела, ко мне приехал Константин Михайлович с братом Петром, сыновьями Борисом и Константином и еще одним "лицом без лица"... Вечер и ночь промчались весело и угарно, утром гости уехали, остался только поэт. Он провел у меня три дня, беззакатные в моем воспоминании: никогда - ни до, ни после - я не видел Фофанова таким обаятельным, таким задушевным и х а р а к т е р н ы м , как в те майские дни. Он явился очам моей души во всем своем поэтическом блеске, и только тогда я познал вполне его выдающуюся одаренность. У него была тонкая и болезненно-чуткая душа, глубоко уязвленная людским равнодушием к прекрасному, внешне-опороченная, внутренне-глубоко скорбящая и целомудренная. Все осуждая, он оправдывал Все...

3.
Вечером 22-го мая мы долго бродили с ним по парку под аккомпанимент соловьев не знающих детонации. К.М. выпевал новыя строфы, и мы вместе запоминали их. Был голубой и влажный вечер, завуалившаяся река поджурчивала соловьям. Весенний закат алел веселой печалью.
-Дайте триолет: Вы давно не писали триолями, - просил я К.М.
Он весь засверкал!
- Ты сам воплощенный царевич Триолет, радость моя! - пылко вырвалось у него: - мой "Триолет" безсмертен, -он ожил в твоем лице!...
И он стал вдохновенно импровизировать благоуханные и юные триоли (См. "Нива", 1908, № 48.) В это время из кухни вышла моя изящная горничная, удивительно похожая на гейшу. Издали она прислушивалась к дивным строфам. Фофанов заметил это, подошел к ней и, залюбовавшись ею, еще вдохновеннее, еще быстрее экспромтировал напевно. Девушка заслушалась его; если она и не поняла половины, она глубоко прочувствовала стихи. Настроение поэта передалось ей так легко и так просто. В ея глазах блеснули слезы, живой печалью и о с м ы с л е н н ы м состраданием затопилось ея лицо. Поэт, в свою очередь мгновенно воспринял ея настроение и, резко и гневно отвернувшись, поспешно пошел в глубь парка. Глаза его мученически и тяжко сверкали, подбородок гордо и оскорбленно вздрагивал, рот искривился в судорожно-улыбную гримасу, пот р е а л ь н о г о о с о з н а н и я обрильянтил бледное, осветозаренное лицо.

4.
Ночей мы почти не спали, - говорили безконечно. Говорили о б о в с е м и н и о ч е м. Пылали: смеялись, плакали, возмущались, сострадали, пели стихи. Лежа в постели, Фофанов диктовал мне строфы, - я еле успевал запечатлевать его интуицию. Я читал ему Мирру Лохвицкую. Он рыдал и, приходя в экстаз, бросался на колени перед ея портретом, крестясь на него, и называл прекрасную поэтессу великой и гениальной. Он безумно хотел ее воскресить, как и я, как и я...И были паузы, когда мы оба, не говоря об этом друг другу прислушивались к ночным белесоватым шорохам сада , думая о д н о и т о ж е... Розовели белыя ночи, умолкали безшумныя до страшного, воздушныя мыши, прекращавшия свои стоны при первых намеках утренняго озарения, звонко и ало выкатывалось весеннее солнце, бодро за[неразб.]евала, - на миг, - встряхивающаяся от белаго кошмара земля, и... никого не было... тогда мы бросались в объятия друг друга и г о в о р и л и б е з с л о в: "Не пришла... Оттого что н е о т к у д а ей придти, - она с нами вечно. Безплотная, безсмертная, вездесущая..."

5.
.. А на другой день после отъезда Фофанова выпало на вершок снега. В конце мая! С н е г б е л о й н о ч ь ю. Настоящий полярный север. И мне как истому северянину, это явление было ближе и понятнее, чем всем вам, мои безвестные читатели...
1911. Октябрь. Игорь-Северянин.
(Источник - http://www.hot.ee/mvp/rever/pred/fofanov/fofan-01a.html )

***
Прикрепления: 9805929.jpg(58.5 Kb) · 0127778.jpg(18.1 Kb) · 2410517.jpg(9.9 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Футуризм (XX в) » Фофанов К.М. - известный русский поэт и публицист (Представитель русского футуризма и импрессионизма)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: