Меню

Поиск


Городецкий С.М. - русский поэт, переводчик, журналист - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Акмеизм (начало ХХ в) » Городецкий С.М. - русский поэт, переводчик, журналист (Один из основоположников русского акмеизма)
Городецкий С.М. - русский поэт, переводчик, журналист
Nikolay Дата: Воскресенье, 28 Авг 2011, 11:11 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


ГОРОДЕЦКИЙ СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВИЧ
(5 (17) января 1884, Санкт-Петербург, Российская империя — 7 июня 1967, Обнинск, СССР)


— известный русский и советский поэт, писатель, переводчик, журналист, драматург и публицист; один из основоположников русского акмеизма.

Биография
Сын писателя-этнографа Митрофана Ивановича Городецкого. В 1900-е годы учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета одновременно с Александром Блоком (не окончил) и с этого времени увлёкся поэзией. В 1905 посещал «башню» Вячеслава Иванова. В 1906—1907 годах опубликовал книги стихов «Ярь», «Перун», «Дикая воля» — это были символистские произведения с фольклорным уклоном. Но в 1910-е гг. Городецкий разошёлся с символистами и в 1912 стал одним из организаторов Цеха поэтов. В 1915 протежировал так называемым «новым крестьянским поэтам» (С. Есенин, С. Клычков, Н. Клюев, А. Ширяевец).

После Октябрьской революции, будучи в Баку, Городецкий поступил на службу в РОСТА, затем в Политуправление Каспийского флота. С 1921 жил в Москве, много публиковался, переводил поэзию народов СССР. До 1924 работал в Театре Революции, затем до 1932 — в литературном отделе газеты «Известия». В 1930-е гг. много работал над оперными либретто — это был хороший и сравнительно безопасный способ литературного заработка. Написал новый текст («немонархический») оперы М. Глинки «Жизнь за царя», получившей название «Иван Сусанин». Во время Отечественной войны был в эвакуации в Узбекистане и Таджикистане, переводил местных поэтов.
В 1958 г. опубликовал автобиографический очерк «Мой путь».

Творчество
«В своей ранней лирике Городецкий испытал влияние символистов, прежде всего — Вячеслава Иванова, А. Блока и К. Бальмонта, для него характерно возвращение к мотивам языческой славянской мифологии и первобытных сил, проявляющихся в связи с природой. После большевистского переворота Городецкий писал политические стихи — от агиток периода гражданской войны, приветствий пролетарским поэтам (1921), партийным съездам (1931, 1958) и космонавтам (1962) до текста кантаты «Песнь о партии»».
Вольфганг Казак

Семья
Жена — актриса и поэтесса Анна Алексеевна Городецкая (урожд. Козельская);(лит. псевдоним Нимфа Бел-конь-Любомирская); (1889—1945). Замужем за С. Г. с 1908. По словам А. А. Блока отличалась необыкновенной красотой.
Дочь — Рогнеда Городецкая-Бирюкова (р. 1909), внучка Наталья Юрьевна Бирюкова, правнучка — Татьяна.
Брат — Городецкий Александр Митрофанович (1886—1914), художник, периодически страдал психическими нервными расстройствами. Болел, последние два года парализованный. Автор картины «Венок на могилу Комиссаржевской», скомнирированной из кусочков ваты.

Книги
Ярь.- СПб., 1907 (2-е изд.-1910).
Перун.- СПб., 1907.
Дикая воля.- СПб., 1908.
Ия. Стихи для детей. 1908
Кладбище страстей. Рассказы, т. 1, 1909
Русь.- М., 1910.
Ива.- СПб., 1913.
Цветущий посох.- СПб., 1914.
Четырнадцатый год.- Пг., 1915.
Изборник. Стихи 1905-1917 гг.- М., 1916.
Ангел Армении.- Тифлис, 1918.
Серп.- Пг., 1921.
Миролом.-М..
Пг., 1923.
Грань.- М., 1929.
Избранные лирические и лиро-эпические стихотворения. 1905-1935.- М., 1936.
Думы.- Ташкент, 1942.
Песня дружбы.- Минск, 1947.
Стихотворения. 1905-1955.- М., 1956.
Стихи.- М., 1964.
Стихи.- М., 1966.
Стихотворения и поэмы, 1974
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/Городецкий,_Сергей_Митрофанович )
***


Сергей Митрофанович Городецкий
(родился 5 (17) января 1884 в Санкт-Петербурге, скончался 7 июня 1967 в Обнинске)

С 1921 жил в Москве, много публиковался, переводил поэзию народов СССР.
До 1924 работал в Театре Революции, затем до 1932 — в литературном отделе газеты «Известия».
Поддерживал и протежировал новокрестьянских поэтов – Есенина, Клычкова, Клюева, Ширяевца.
В 1958 г. опубликовал автобиографический очерк «Мой путь».
Книги: «Перун» (1907), «Ия. Стихи для детей» (1908),
«Цветущий посох» (1914), «Ангел Армении» (1918), «Стихотворения» (1956).

Прощанье

Прощайте, печальные тени,
Цветов онемелые губы.
Пусть ваши весенние сени
Ни вихрь, ни гроза не погубит.

Я с вами томился и плакал,
Я с вами упился цветеньем,
И зарностью алого мака,
И яблонь жемчужным лученьем.

Когда же плоды наливные
Созреют на ветках счастливых,
Вы вспомните, тени родные,
О песнях моих молчаливых,

О вере моей громогласной,
Что жизнь торжествует победно,
Что смерти зиянье напрасно,
Что люди не гибнут бесследно.
***

Путница

Я дал ей мёду и над мёдом
Шепнул, чтоб слаще жизнь была,
Чтоб над растерзанным народом
Померкнуло созвездье зла.

Она рукой тёмно-янтарной
Коснулася моей руки,
Блеснув зарницей благодарной
Из глаз, исполненных тоски.

И тихо села на пороге,
Блаженством сна озарена.
А в голубой пыли дороги
Всё шли такие ж, как она.
***
(Источник - http://t-smertina.narod.ru/litphoto/talent-poet/photoalbum-41.html )
***


Биография
Родился Городецкий в семье земского деятеля, действительного статского советника, сотрудника Министерства внутренних дел, литератора-этнографа и художника-любителя, большого ценителя искусства. Мать Сергея в юности была знакома с И. С. Тургеневым; в доме родителей бывали видные писатели и художники, среди них - В. С. Соловьёв, Н. С. Лесков, подаривший мальчику «Левшу» с автографом. С детства почувствовал будущий поэт тягу к литературе, полюбил Пушкина, Кольцова, Никитина.
После смерти отца девятилетний мальчик испытал нужду: мать осталась с пятью детьми, и с шестого класса гимназии он подрабатывал уроками. В 1902 Городецкий поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета и, как позже признавался в автобиографии: «Погнался за тремя зайцами: наукой, живописью и поэзией. Ни одного ещё не догнал, но и ни один ещё не убежал от меня». Он увлечённо занимался славянскими языками, историей искусств, русской литературой. В университете в 1903 г. познакомился со студентом А. Блоком и подружился с ним. В его квартире Городецкий читал свои ранние стихи, выставлял рисунки, позже состоял с Блоком в переписке, делясь раздумьями о жизни и искусстве.

Поэта занимали мировоззренческие проблемы, он рассказывал потом о своих духовных скитаниях, увлечении античностью, славяноведением, отечественной культурой, философией Ницше и Бергсона. Незрелость, подчас двойственность эстетических взглядов отразились в его творчестве. Глубоко переживал он поражение России в войне с Японией, часто думал в ту пору о гибели мира и собственной смерти. В результате складывался первый стихотворный сборник, на тематику которого повлияли летние поездки 1901 - 1905 гг. в деревни Псковской губернии. «Всё свободное время я проводил в народе, на свадьбах и похоронах, в хороводах, в играх детей. Увлекаясь фольклором ещё в университете, я жадно впитывал язык, синтаксис и мелодии народных песен. Отсюда и родилась моя первая книга «Ярь», - писал Городецкий.
Высоко оценили сборник Блок, Вяч. Иванов, Брюсов. Музыку на стихи поэта сочиняли А. Г. Гречанинов, С. Н. Василенко и др. Образы древнеславянской языческой мифологии воплощали у Городецкого красоту и мощь природы, поэтизировали стихийную силу человека, а в разделе «Зачало» представала космическая картина возникновения мира.

В этой и во второй своей книге «Перун» (1907), объединённой в издании 1910 с первой под общим заглавием «Ярь», Городецкий разносторонне освещал языческую тему, отдавал дань народным поверьям. То светлые, борющиеся с порождениями тёмного начала образы, то мрачные создания, навеянные народной фантазией, а чаще просто выдуманные автором, сменялись в книге легендарно-балладными сюжетами, песенными вариациями, богатыми звукописью.
Празднично-яркому, полусказочному быту, лубочно щедрому миру чувств контрастно противостояли картины городской жизни, подневольного фабричного труда, продажной любви, вымученного недолгого веселья, беспросветно-тягостных дней в трущобах . Ущербное население городов вызвало у поэта сочувствие, желание познать лучшее грядущее, интонации, близкие к некрасовским.
О лица, зрелища трущобных катастроф,
Глухие карты тягостных путей!
Невольный голос ваш печален и суров,
Нет повести страшнее ваших повестей.

«На волю - услышать про новую долю» зовёт автор в стихотворении «На массовку» - своеобразном отзвуке революции 1905.
Стремление к звуковой изощрённости, нарядности стиха, мажорному его звучанию, молодой задор, избыток сил преобладали в раннем творчестве Городецкого.

Городецкий, сменивший затем несколько литературных платформ, сотрудничал в их печатных органах, разделяя идею «свободы творчества», интерес к «музыкальному началу» в поэзии, приверженность к «поэтической форме» стиха.
В 1906 г. он организовал при Петербургском университете «Кружок молодых», где на литературных вечерах выступали студенты, любители и профессионалы-писатели (Блок и др.).
Через три года после выхода «Яри» он отказался от прославления некрещёной Руси и причислил себя к носителям «жизнерадостной дионисийско-христианской идеологии».
В сборниках «Дикая воля» (1908) и «Русь» (1910) на смену буйной радости первых книг пришли мотивы грусти и печали, тревоги за родную землю:
Мне тяжело, как в первый день,
Как в первый день ночного горя,
Когда впервые бросил тень
Закат на даль земли и моря...

На тональности этого и ряда других стихотворений (цикл «Тюремные песни») сказался личный опыт автора: в 1907 г. он был посажен в царскую тюрьму «Кресты» за перевоз из Финляндии в Петербург запрещённого в столице «Историко-революционного альманаха», вышедшего в издательстве «Шиповник».
Значительных художественных открытий в книге «Дикая воля», по мнению критики, не было. Беспощадно суждение Блока: «Если бы исполнение последней книги стихов С. Городецкого соответствовало её замыслу, было бы уместно говорить о самом замысле, о том страшном, многоголовом чудовище, именуемом «Русью», которое из рода в род влечёт и губит своих певцов. Но исполнение не соответствует замыслу. Книга «Русь», несмотря на присутствие в ней нескольких удачных стихотворений, строф и образов, - лишена цельности. В ней нет упорства поэтической воли, того музыкального единства, которое оправдывает всякую лирическую мысль; нет и упорства, которое заставляет низать кольцо за кольцом в целую цепь. Это - книга переходная, полунаписанная, а потому достойная внимания только как страница биографии талантливого поэта».

Сам автор связывал рождение книги с поездкой на Волгу, к истокам Суры, где ещё «бытовала древняя Русь» и куда он отправился вместе с молодой женой, начинающей актрисой Анной Алексеевной Козельской, которую называл Нимфой. В стихотворениях «Гаданье», «Сваты», «Витязь» воплощались мотивы народного творчества, вошедшие и в следующий сборник «Ива» (1912), посвящённый композитору А. К. Лядову, с которым поэта объединяла тесная дружба и любовь к русскому фольклору.
«Ивану Никитину» - одно из стихотворений книги, обращённых к поэту, научно подготовленный двухтомник которого Городецкий издал в 1911 г. со своей вступительной статьёй и примечаниями. Он присутствовал на открытии памятника Никитину в Воронеже, а в своём творчестве развивал его и некрасовские традиции. Стихотворения «Странники», «Нищая», «Горшеня», циклы «Захолустье» и «Калики-калеки» особенно отчётливо отражали эту сторону интересов автора.

«Читая его стихи, невольно думаешь больше, чем о них, о сильной и страстной и вместе с тем по-славянскому нежной, чистой и певучей душе человека, о том расцвете всех душевных и физических сил, который за последнее время начинают обозначать словам «акмеизм», - писал анонимный рецензент «Гиперборея». Этот журнал и журнал «Аполлон» стали литературной трибуной нового течения, зародившегося в образованном в 1912 г. кружке «Цеха поэтов» (названном Блоком «Гумилевско-Городецким обществом»). В отличие от символистов, «у акмеистов роза опять стала хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь ещё», - писал Городецкий.
С 1908 г. Городецкий пишет также прозу, продолжая традиции Пушкина и Лермонтова - «быть одновременно прозаиком и поэтом». Но его рассказы и повести не пользуются успехом. Неудачна и судьба драматургии Городецкого: пьесы не опубликованы и не поставлены. Бурно приветствовал поэт начало первой мировой войны, увидев в ней начало обновления своей страны, призванной возглавить славянские народы. Он почувствовал себя бардом «великой державной России». «Я был захвачен ура-патриотическим угаром», - вспоминал Городецкий. Стихотворения той поры вошли в сборник «Четырнадцатый год» (1915).

Весной 1915 г. к Городецкому с запиской от Блока приходит С. Есенин, чья лирика вызвала восторженную реакцию старшего поэта. Вместе с А. Ремизовым Городецкий организует литературный кружок «народных писателей» «Краса» и одноименное издательство, а затем «общество содействия развитию народной литературы» - «Страда», куда привлечены Есенин, Клюев, Клычков, Ширяевец. Н. Рерих, И. Репин, Вяч. Иванов поддерживали это объединение, а 3. Гиппиус и А. Блок скептически отнеслись к «пейзанистам». В ноябре 1915 г. союз Городецкого с Есениным и Клюевым распался, и разочарованный в литературной деятельности поэт уехал на Кавказский фронт корреспондентом газеты «Русское слово».
Поэт отправился в Турецкую Армению, где «начал освобождаться от империалистических иллюзий». В 1918 в Тифлисе вышел его сборник стихов «Ангел Армении», посвящённый Ованесу Туманяну и воссоздавший трагические, берущие за сердце картины измученной, но не побеждённой страны.
Февральскую революцию поэт встретил в Персии, работая в лагере солдат, больных тифом. Он чудом не погиб, а в печати даже появилось извещение о его героической смерти.
С Кавказом связано несколько последующих лет деятельности Городецкого. Ко времени октябрьских событий он жил в Тифлисе, печатаясь в газете «Кавказское слово», сотрудничал с Г. Г. Нейгаузом и К. Н. Игумновым в Тифлисской консерватории, читая лекции по эстетике, в 1918 г. редактировал издававшийся там же журнал «Арс» («Искусство»), создал местный «Цех поэтов», где проводил занятия с литературной молодежью. Вместе с братом известного скульптора - П. Д. Меркуровым - Городецкий организовал сатирический журнал «Нарт», в котором критиковал меньшевистское правительство Грузии и его лидера - Жордания, за что был выслан из Тифлиса.
Обосновавшись в Баку у родных, он перебивался случайными заработками, безуспешно рвался в Россию. В его стихотворения прочно входит социальная тематика. Поэт раскрывает трагедию порабощённого труда на предприятиях азербайджанских нефтепромышленников, разоблачает империалистический гнёт, приветствует «свободы радостные зовы» («Призыв»).

С установлением на Кавказе советской власти в 1920 г. Городецкий ведёт разнообразную работу в культурных учреждениях Баку: редактирует журнал «Искусство», выходивший на русском и азербайджанском языках, руководит отделом художественной агитации и пропаганды в Закавказском отделении РОСТА, рисует плакаты, сочиняет к ним тексты и агитчастушки, читает для рабочих и красноармейцев лекции и стихи, возглавляет литчасть политуправления Каспийского, а затем Балтийского флота, а в 1921 г. переезжает в Москву, где работает в литературном отделе газеты «Известия» и вместе с Н. Асеевым заведует литературной частью Театра революции.
Поэт много времени уделяет литературной молодёжи, поездкам по стране. Он выступает перед рабочими Курска, Киева, Казани, Ростова, Владикавказа, знакомит читателей с поэтами братских республик, переводя О. Туманяна, Я. Коласа, Я. Купалу, П. Тычину и др. Выпускает он и свою первую советскую «книгу «Серп» (1921), как отмечала критика, - «сплошной гимн советской власти».

О переменах в жизни страны, собственной судьбе, товарищах по перу поэт размышляет в сборниках «Миролом» (1923), «Из тьмы к свету» (1926), «Грань» (1929). Он осуждает заблуждения молодости, стремится сбросить груз былого, выступает с покаянием:
Я все ношу в себе отравы,
Что Русь рабов хотела дать,
Чтобы ни радости, ни славы
Мне не изведать никогда.

Мучительная переоценка ценностей прошлого сочеталась с активной общественной жизнью - поэт организовал московский «Цех поэтов», куда входили П. Антокольский и В. Инбер, И. Сельвинский и Г. Шенгели и др. В 1925 г. вышел подготовленный здесь сборник «Стык» с предисловиями А. Луначарского и С. Городецкого.
Творческая активность 20-х гг. сменилась у Городецкого в 30-е гг. паузой, когда всё реже писались оригинальные стихи, а преобладать стали переводы, подновлённые либретто.
Великая Отечественная война застала Городецкого в Ленинграде. В первый день войны он написал и прочёл по радио стихотворение «В ответ врагу» (позже названное «22-VI-41»):
Выходит в бой страна моя родная,
В столетьях закалённая борьбой.
Наполеона участь и Мамая
Ждёт всех, кто вызывает нас на бой.

Патриотическим пафосом проникнуты стихотворения военных лет. С чтением своих стихов поэт не раз выступал в первые месяцы войны на призывных пунктах, собраниях и митингах. Позже они вошли в сборник «Думы», изданный в 1942 г. в Ташкенте, где автор был в эвакуации.
В 1945 г. Городецкий перенёс тяжелую потерю - смерть верного друга и соратника всей творческой жизни, жены Анны Алексеевны Городецкой (Нимфы), которой посвятил стихотворение «Послесловие» (1947). В тот же год в Минске вышла его книга «Песня дружбы».
В 1956 году после долгого перерыва в центральной печати вновь появилось имя Городецкого, вышла книга его избранных произведений. Труды маститого поэта в области переводов были отмечены и у нас, и за рубежом - в Польше, Болгарии. В Литинституте он вёл семинар заочников, вновь обратился к лирике. Мудро и жизнеутверждающе звучат его стихи последних лет:
Я жизнь любил так солнечно, так страстно,
Как может юный девушку любить.
Без страха шёл я по тропе опасной,
И ничего не должен я забыть.
Среди восторгов, бедствий и тревог
Я, как солдат на фронте, сердце сжег.

Умер Городецкий 7 июня 1967 на 84-м году жизни.
С. Бавин, И. Семибратова
(Источник - http://www.er3ed.qrz.ru/gorodetsky.htm#biography )

***


Городецкий Сергей Митрофанович (1884 - 1967)

Поэт, прозаик, переводчик, драматург. Начинал как символист, позже, один из идеологов акмеизма. Был одним из организаторов "Цеха поэтов", куда входили Николай Гумилев, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Михаил Кузьмин, Павел Антокольский, Вера Инбер и др. С. Городецкий был одним из друзей Сергея Есенина, помогал ему, когда поэт только приехал в Москву (1915) и был ещё никому неизвестен.
Книги Сергея Городецкого (дореволюционный период): "Ярь" (1906), "Перун", "Дикая воля" (обе - 1907 г.); книга рассказов "Кладбище страстей" (1909) - книга была конфискована, часть её тиража уничтожена, так как рассказы содержали порнографию; сборник стихотворений "Русь" (1910), "Цветущий посох" (1913) и др.
После революции С. Городецкий активно включился в строительство нового мира: руководил отделом агитации и пропаганды в РОСТА, возглавлял литчасть Политуправления Каспийского флота, редактировал различные журналы, выступал с лекциями и статьями, вместе с Николаем Асеевым заведовал литературной частью Театра революции... Его первая "советская" книга "Серп" (1921) была настоящим гимном советской власти. Другие книги "советского" периода: "Миролом", (1923), "Из тьмы к свету" (1926), "Грань" (1929) и др. Написал повести "Чёрная шаль", "Памятник восстания", роман "Алый смерч", "Московские рассказы". Занимался переводами. Написал также либретто к операм - "Прорыв", "Прометей", "10 дней, которые потрясли мир" и др. По заказу партийных органов написал новое, измененное в нужном ключе либретто к опере М.И. Глинки "Жизнь за царя", которая с этого времени стала называться "Иван Сусанин".
Скончался C.М. Городецкий 7 июня 1967 года в Обнинске (Калужская обл.), похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (36 уч.).

Зной

Не воздух, а золото,
Жидкое золото
Пролито в мир.
Скован без молота -
Жидкого золота
Не движется мир.

Высокое озеро,
Синее озеро
Молча лежит.
Зелено-косматое,
Спячкой измятое,
В воду глядит.

Белые волосы,
Длинные волосы
Небо прядет.
Небо, без голоса,
Звонкого голоса,
Молча прядет.
1905
(Источник - http://m-necropol.narod.ru/gorodetskiy.html )

***


Городецкий Сергей Митрофанович

С. М. Городецкий родился в Петербурге в семье с прочными культурными традициями и демократическими устоями. Его отец служил в земском отделе министерства внутренних дел, но был известен и как литератор, автор статей по истории археологии, этнографии, фольклору. В С. Городецком, щедро одаренном от природы, рано проявились склонности к рисованию и стихотворчеству. Окончив 6-ю Санкт-Петербургскую гимназию, он в 1902 г. поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, где познакомился и сблизился с А. А. Блоком. Образность и стилистику первых стихотворных опытов Городецкого определили, с одной стороны, влияния, идущие от поэзии младших символистов — Блока, Андрея Белого, с другой — впечатления, вынесенные им из поездки в Псковскую губернию, где молодой поэт участвовал в крестьянских играх, записывал песни, поверья, вживаясь в дух народного мифотворчества. Стихи Городецкого, пропитанные пантеистическим ощущением полноты и единства окружающего мира, были с восторгом приняты на "башне" Вяч. Иванова и сделали его "знаменитым в одну ночь": "...в конце 1905 года я, прочитав свои „ярильские" стихи в присутствии всего символического Олимпа, то есть Вячеслава Иванова, Бальмонта, Брюсова, Сологуба, Блока, Белого, Мережковского, Гиппиус, Бердяева, профессоров Зелинского и Ростовцева, стал "знаменитым" поэтом и на недолго* время изюминкой "сред"".

Первый сборник Городецкого "Ярь" (1907) отражал общее для поэтов-символистов стремление через фольклор приникнуть к "темным ключам народной символики". На сборник откликнулись В. Я. Брюсов, Вяч. Иванов, А. А. Блок. Привлекали чувства свежести, жизнерадостности, веявшие со страниц книги молодого поэта, его умение выразить в слове переживания души, близкой к природным стихиям. Воскрешаемый Городецким мир языческой Руси, экспрессивность поэтического языка, достигаемая использованием древнерусских грамматических форм, эпитетов, повторов, аллитераций, почерпнутых из сокровищницы народной поэзии, создавали ощущение новизны даже на фоне характерного для эпохи оживления интереса к фольклору. М. А. Волошин, высоко оценивая стихи Городецкого и выявляя их глубинный мифопоэтический смысл, писал: "Эта книга действительно Ярь русской поэзии, совсем новые и буйные силы, которые вырвались из самой глубины древнего творческого сознания..." В художественных кругах Петербурга создавался литературный образ-маска Городецкого — Леля, фавна, певца первобытной языческой старины.

В следующем сборнике Городецкого "Перун" (1907) "стихийничество" соседствовало с социальными мотивами, а космическое единство было разрушено темой общественных противоречий и богоборчеством. В области поэтики новые стихи во многом повторяли открытия и обретения первой книги. Опасность избыточной стилизации ощущал Андрей Белый, который подчеркивал, что внутренняя субстанция творчества поэта, "сохраняя красоту ритмических переживаний, чужда заказного мифотворчества", однако "славянский колорит" у него нередко "заемный": "то перед нами чертенята Блока, то холсты Рериха, то молодец с хулиганским посвистом и, пожалуй, при часах".
Жажда "большой, здоровой поэзии" и "искание мировой гармонии", с ранних лет вдохновлявшие поэта и бросавшие его из одной крайности в другую (от "мистического анархизма" к "реалистическому символизму" и акмеизму), приводят его к своеобразно трактуемой "русской идее", к поискам объединяющего начала в христианской религии и ее носителях — нищих, каликах ("Русь", 1910).

Однако "религиозные искания" Городецкого не встретили поддержки у его ближайшего окружения, и безжалостный приговор Вяч. Иванова, вынесенный сборнику "Русь", положил конец отношениям Городецкого и вождя петербургских символистов.
20 октября 1911 г. на квартире Городецкого состоялось организационное заседание "Цеха поэтов", на котором он вместе с Н. С. Гумилевым был избран "синдиком" "Цеха". Так начался новый этап его литературной деятельности — акмеистический. Городецкий становится одним из идейных вдохновителей новой поэтической школы. Выступая как критик, он энергично поддерживает собратьев по "Цеху поэтов" (А. А. Ахматову, О. Э. Мандельштама и других) и сам получает поддержку со стороны "мэтра" — Гумилева. Так, рецензируя сборник "Ива" (1913), Гумилев усматривает в нем закономерное завершение символистского периода в творчестве Городецкого и обнаруживает тот "расцвет всех физических и духовных сил, который за последнее время начинают обозначать словом "акмеизм"".

Вышедший в 1914 г. сборник "Цветущий посох", объединивший стихи 1912 гг., был представлен автором как программно-акмеистский. Это было подчеркнуто и в предваряющем сборник "Посвящении", и в продуманной архитектонике сборника, построенного как своеобразный дневник, и в выборе стихотворной формы — восьмистиший, дающих, по мнению Гумилева, "возможность запечатлеть самые мимолетные мысли и ощущения". "Деятельное любование миром" в его "прекрасной сложности" и при этом ясность и четкость поэтической мысли — вот цель, которую ставил перед собой поэт на путях акмеистического совершенствования.
В начале первой мировой войны Городецкий поспешил отозваться на официальный патриотизм сборником стихов "Четырнадцатый год" (1915), что привело его к "ссоре с передовой русской литературой". В 1915 г., после фактического распада первого "Цеха поэтов", Городецкий активно популяризировал творчество Н. А. Клюева, С. А. Клычкова, С. А. Есенина, Б. А. Верхоустииского, по его инициативе были созданы группы "Краса" и "Страда", объединяющие крестьянских поэтов.

В 1916 г. Городецкий уезжает из Петрограда на Кавказский фронт как корреспондент газеты "Русское слово". Там и застала его Октябрьская революция. В первые послереволюционные годы, работая в Тифлисе и Баку, Городецкий становится видной фигурой литературной жизни Закавказья. В 1919 г. в Тифлисе он пытается создать объединение молодых поэтов, аналогичное акмеистскому "Цеху поэтов". В сборнике под характерным названием "Акмэ", изданном тифлисским "Цехом поэтов", Городецкий выступил с несколькими стихотворениями в новой стилевой манере (два "Ноктюрна", "Бессмертие", "Черепа"). В них поэт развивает прежний акмеистский тезис приятия мира "во всей совокупности красот и безобразий", смыкаясь с тем крылом акмеизма, которое было представлено именами В. И. Нарбута и М. А. Зенкевича. Фобии, образы бессознательного, "макабрная" поэтика культивировались в этих стихах Городецкого, как и в произведениях других авторов сборника.
После возвращения в Москву Городецкий не оставлял попыток возрождения "нового" акмеизма. В 1925 г. вышел подготовленный им сборник "Стык" — орган московского "Цеха поэтов". Поиски поэтического языка, эквивалентного переживаниям революции, объединили в сборнике таких разных поэтов, как П. Г. Антокольский и М. А. Зенкевич, В. М. Инбер и И. Л. Сельвинский, Г. А. Шенгели и А. В. Ширяевец. В 1920-е годы Городецкий издал сборники своих стихов "Серп" (1921), "Миролом" (1923), "Из тьмы к свету" (1926), "Грань" (1929). Однако все эстетически значимое было создано Городецким до революции. В 1930 — 1950-е годы он выступал также в качестве переводчика, автора оперных либретто, мемуариста.
(Источник - http://www.kostyor.ru/biography/?n=48 )
***
Прикрепления: 2193419.jpg(10.2 Kb) · 6155960.jpg(9.1 Kb) · 6773381.jpg(24.0 Kb) · 2973277.jpg(20.6 Kb) · 3572876.jpg(27.8 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Акмеизм (начало ХХ в) » Городецкий С.М. - русский поэт, переводчик, журналист (Один из основоположников русского акмеизма)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: