Меню

Поиск


Витезслав Незвал - чешский поэ, писатель, художник - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Сюрреализм (ХХв) » Витезслав Незвал - чешский поэ, писатель, художник (Один из основателей чешского сюрреализма в литературе)
Витезслав Незвал - чешский поэ, писатель, художник
Nikolay Дата: Четверг, 15 Сен 2011, 10:47 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


НЕЗВАЛ ВИТЕЗСЛАВ
(26 мая 1900, Бискоупки, тогда Австро-Венгрия — 6 апреля 1958, Прага, Чехия)


— известный чешский поэт, писатель, беллетрист, журналист, переводчик, драматург, художник, композитор, лауреат Международной премии мира, Народный художник ЧССР, один из основателей движения сюрреализма в Чехословакии.

Биография
Его отец был учителем в городе Бискоупки в южной Моравии, часто посещал выставки искусства и был музыкантом. В 7 лет Незвал был отправлен в гимназию в город Тршебич, где обучался игре на пианино и сочинению музыки. Он начал писать в юношеском возрасте, еще будучи заинтересованным музыкой. После Первой Мировой войны Витезслав Незвал переехал в Прагу и начал изучать философию в Карловом Университете, но так и не получил диплом о его окончании. Как раз в это время Незвал увлекся литературой.
В 1921 стал членом литературно-художественной группы Девятсил, основателем движения поэтизм, одним из лидеров чешского литературного авангарда. В 1924 году вступил в КПЧ. В Париже познакомился с Бретоном и Элюаром, объединил в Праге группу чешских сюрреалистов (1934), в 1938 году распустил ее.
(Источник – Википедия, http://ru.wikipedia.org/wiki....B%E0%E2 )
***


Незвал (Nezval) Витезслав (26.5.1900, Бискоупки, Моравия, ‒ 6.4.1958, Прага), чешский поэт. Сын сельского учителя. В 1919‒22 изучал право и философию в университетах Брно и Праги. Творчество Н. 20‒30-х гг. отмечено поисками новых путей в поэзии и тяготением к реалистически полнокровному искусству. В поэме «Удивительный кудесник» (1922), сборниках «Пантомима» (1924), «Маленький садик роз» (1926) революционные мотивы сочетались с интересом к экзотическим темам и будням жизни. Вдохновенность творческого труда воспета в поэмах «Эдисон» (1928) и «Сигнал времени» (1931). Для сборников «Обратный билет», «С богом и платочек» (оба ‒ 1933), «Прага с пальцами дождя» (1936) и др. произведения 30-х гг. характерны воспевание родного края, протест против буржуазного строя и фашистской опасности, надежды на революцию. В период гитлеровской оккупации Чехословакии Н. опубликовал сборник патриотической лирики «В пяти минутах от города» (1939), сатирическую поэму «Пруссаки» (1939, изд. 1945), поэму «Историческое полотно» (1939, новое изд. 1945). После 1945 активно участвовал в общественной (был член Исполкома Национального фронта) и культурной жизни освобожденной Чехословакии. В сборниках «Великие куранты» (1949), «Крылья» (1952), «Васильки и города» (1955), поэмах «Песнь мира» (1950; Золотая медаль Всемирного Совета Мира, 1953), «О родном крае» (1951), философской сценической поэме «Сегодня ещё заходит солнце над Атлантидой» (1956) раскрывается духовное богатство современного человека, драматизм борьбы за мир и социализм. Н. ‒ автор воспоминаний «Из моей жизни» (1957‒58; неокончены). Писал пьесы и пантомимы. Переводил А. Рембо, П. Элюара, Г. Гейне, А. С. Пушкина. Был одарённым композитором и живописцем.
Л. Н. Будагова.
(Источник - Большая советская энциклопедия., http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/113051/Незвал )

***


ВИТЕЗСЛАВ НЕЗВАЛ (VÍTĚZSLAV NEZVAL. 1900-1958)
— человек большого и разностороннего таланта, был мастером слова, незаурядным композитором, своеобразным художником. Незвал родился в семье сельского учителя в моравской деревушке, где и прошло его детство. По окончании философского факультета Карлова университета он некоторое время работал в одном из пражских издательств, а с середины 20-х гг. стал профессиональным писателем. Первые сборники стихов Незвала, появившиеся в 1922 г., — «Мост» и «Удивительный волшебник» — заставили говорить о нем как о крупном поэте. Они посвящены детству, красотам чешской природы, любовным увлечениям юности. В этих ранних произведениях Незвала чувствуется влияние поэтики символизма, но отчетливо видно и своеобразие молодого поэта, оригинальность формы, чисто народный юмор, удивительная выразительность. В 1927 г. выходит поэма «Эдисон», которая принесла Незвалу мировую известность. В 20—30-х гг. поэзия Незвала приобретает все более широкое общественное звучание. В стихах этого периода Незвал выступает против реакции и военной угрозы. В 1934 г. за сборник «С богом и платочек» Незвал получает Государственную премию, которую отдает в фонд комитета эмигрантов-антифашистов. В 1936 г. Незвал публикует «52 горькие баллады» под псевдонимом «Вечный студент Роберт Давид». Незадолго до начала войны выходят книги «Мать Надежда» и «Пять минут за городом», где светлые краски родного чешского ландшафта меркнут под мрачной тенью немецких военных эскадрилий. Накануне оккупации Чехословакии, в период обострения международной обстановки, В. Незвал заявляет о своей солидарности с Коммунистической партией Чехословакии, с Советским Союзом. Он пишет антифашистскую сатирическую поэму «Швабы». Послевоенное творчество Незвала свидетельствует о расцвете его таланта. В новых произведениях он славит свободный народ и любимую родину («Историческая картина», 1946; «Куранты», 1949; «Родной край», 1951), призывает человечество к борьбе за мир и счастье. Поэма «Песнь мира» (1950) удостоена Золотой медали Всемирного Совета Мира и переведена на многие языки. О поэтическом мастерстве писателя свидетельствуют сборники «Крылья» (1952) и «Васильки и города» (1955). В драматической поэме «Сегодня еще зайдет солнце над Атлантидой» (1956) Незвал предостерегает человечество об опасности атомной войны. В 1958 г. Незвал умер от тяжелой и продолжительной болезни сердца. Посмертно изданы его книги «Неоконченное» и «Из моей жизни».
(Источник - http://www.niv.ru/doc/literature/world-encyclopedia/546.htm )
***


Витезслав Незвал

Выдающийся поэт, драматург, прозаик и публицист, Витезслав Незвал проявил себя в разных жанрах. Дебютировал сборником "Мост" (1922) - стихами самобытными, с особым настроением и колоритом, чистой образностью и музыкальной ритмикой. В них - картина детства, мира, знакомого художнику, образы реальные и грезы, стихи авангардные, сюрреалистические видения:
Сутулые мосты тела в оцепененье
На этом же мосту забыта цель твоя
Она забвеньем отомстила за твое забвенье
В каюте барки дали манят как подарки
Ты про молился половину жизни
Водой другую половину смоет
Так медленно как поцелуй любви
На этом же мосту где каменные пешеходы
Ты не дождешься смерти никогда
Мерцают фонари
И свечи окаменевшие в глуши
Так тихо молятся за упокой души...
(Пер. Ю. Мориц)

В двадцать два года поэт опубликовал свою первую поэму - "Удивительный кудесник" (1922), продиктованную стремлением к эпичности и поисками более многомерных синтетических форм. Кудесник, человек необузданной фантазии, творит свою жизнь словно магическое представление. Жизнь кудесника - символ человеческого бытия и одновременно повод рассуждать о волшебном мире поэзии, о поэте.
Вступление в "Деветсил" было органично для поэта, искавшего новые горизонты в теории и на практике. Как и некоторые другие деветсиловцы, Незвал в 1924 году вступает в коммунистическую партию, пытаясь соединить пролетарское искусство и сюрреализм. Своеобразной вехой на этом пути можно считать поэтизм, в разработке концепции которого Незвал активно участвовал. В программной декларации поэта "Попугай на мотоцикле" (сборник "Пантомима", 1924) необходимость новой поэтики обосновывается "нервозным здоровьем XX века". Незвал предлагает свободную ассоциативность вместо "идеологии, сюжета, логики", спонтанность как выражение естественности и непредвзятости. Концепция жизни как праздника в буйстве проявленных стихий отражается в сборнике "Маленький садик роз" (1925), где поэт рисует яркие шатры бродячих артистов, дальние странствия и экзотическую любовь к женщине "с желтыми волосами и фиолетовыми глазами". Однако даже авангардистские стихи Незвала не порывали с национальной чешской традицией. Основа поэзии Незвала при всей экспериментальности и магии трюкачества естественна и проста.

В поэме Незвала "Эдисон" (1925) создан образ великого американца, перевернувшего многие представления о жизни человека, повлиявшего своим открытием на судьбы цивилизации. Однако это очень личная поэма, как и все созданное Незвалом, и параллельно с жизнью Эдисона и его работой ученого идут воспоминания о жизни самого автора. Поэт-ученый - основа размышлений о радости бытия. Своеобразная философия жизни зашифрована в первых строках пяти песен, составляющих поэму: 1. "Жизнь у нас тоскливая хоть плачь..." 2. "Жизнь у нас, как судно без ветрил..." 3. "Жизнь у нас обманчива, как сон..." 4. "Жизни наши вновь не возвратятся..." 5. "Жизнь у нас веселая, как смех..." (поэма переведена Д. Самойловым). Построенные на контрасте эмоционального состояния лирического героя, эти строки-зачины как формулы бытия, не претендующие на универсальность.
Трагические мотивы и тема смерти присутствуют почти во всей поэзии Незвала, в которой синтезирована многомерность бытия: восторг перед жизнью и необходимость противостоять злу в разных его проявлениях - от эгоизма индивидуума до милитаризма и войн. Эстетические опыты на основе новых идей рождают и новую образность. Высокое гражданское служение жизни характерно для всей поэзии Незвала, особенно для сборников второй половины тридцатых годов: "С богом и платочек", "Пражский пешеход", "В пяти минутах от города",
"Женщина во множественном числе", "Прага с пальцами дождя". В стихах Незвала запечатлена чешская столица в разное время года» суток, запечатлена с разным настроением, но с неизменной влюбленностью и обожанием. Сады и старые улочки, сирень на Вацлавской площади возле Музея, колокола и башенки, пражские домовые знаки... Поэт прогуливается по городу, улавливает его дыхание и ритмы будней, ходит среди "пивных времен Тридцатилетних войн", чувствует, "как пахнут беспокойные трамваи под мерный лоретанский звон":
Нет, Этого
Ничто не объяснит! Ни красота, ни стиль своеобразный, Ни Прашна бра на, ни площадь Старо месте кая, ни
Карлов мост,
Ни древняя, ни молодая Прага, - Ничто - что можно осязать, что можно строить
или разрушать руками.
Нет, Этого
Не объяснят преданья старины и красота
неповторимой Праги. Такой на свете не было и нет. Разрушив даже, ты ее не уничтожишь. Она - бессмертна.
Поэзия ее сложна, но при старанье ее всегда
угадываю я...
Я завещаю будущим пражанам Свой долгий вздох и опыт небольшой над песнею
о городе любимом.
(Пер. В. Николаева)

На белорусский язык стихи Незвала переводили Ф. Жичка (сборник "Васильки и города") и С. Панизник.
(Источник - InoLit.Ru — Иностранная литература, http://www.inolit.ru/17-170-00.html )
***


Витезслав Незвал
Пражский пешеход
(Александр Акулиничев)


Воспевать революцию и предаваться сентиментальным фантазиям о жизни родного города, сочинять торжественные стихи на смерть Владимира Ленина и дружить с лидером французских сюрреалистов Андре Бретоном, посвящать поэмы Томасу Эдисону и антифашистскому движению, говорить в своих произведениях то о слякоти на тротуарах, то о гибели собственной родины, - возможно ли, чтобы всё это делал один человек? Раз здесь звучит такой вопрос – значит, вы уже понимаете ответ.
Витезслав Незвал – поэт, ставший одним из ключевых литераторов Чехии (тогда ещё Чехословакии) в XX веке, в СССР известен как ярчайший представитель восточно-европейского соцреализма. Он принимал участие в ставшем легендарным Первом съезде советских писателей (1934 г.), том самом, где метод социалистического реализма был объявлен единственным возможным в советской литературе. Том самом, после которого произведения Булгакова и Хармса, Ахматовой, Набокова и многих других авторов перестали публиковаться на долгие полвека, а место на страницах книг заняли счастливые рабочие и колхозники, ударники производства и, что самое страшное, Павлики Морозовы.
Побывав в августе-сентябре 1934-го в нашей столице, посетив мавзолей В.И.Ленина и познакомившись лично с Максимом Горьким и Борисом Пастернаком, Незвал создал книгу очерков «Невидимая Москва» и навсегда присягнул на верность коммунистическим и социалистическим идеям. И он мог бы остаться в истории литературы всего лишь как типичный просоветский талант, уничтоженный или как минимум придавленный тисками идеологии, - если бы не широта его собственных взглядов и не бесконечное стремление к поиску новых форм и смыслов для своей поэзии. Символично, что ещё за год до посещения Москвы Незвал знакомится с Андре Бретоном и организует в Праге кружок сюрреалистов: есть ли искусство, более далёкое по своей сути (а не по политическим взглядам его лидеров) от пролетарского?
И с этого момента, с середины 30-х годов, творчество социалистического поэта Витезслава Незвала становится удивительным смешением всего актуального и экспериментального в современной литературе. Кажется, что никакая идея не поглощает его полностью, и каждый новый сборник стихотворений раскрывает талант Незвала с новой стороны – причём чешский поэт никогда не теряет индивидуальности, всегда оставаясь узнаваемым. Каждое его стихотворение – с налётом ли сюра, с революционными нотками ли, - отличается особым вниманием к повседневным вещам и явлениям, прорывающимся сквозь строй слогов бытом. Но при этом в стихах его слышен трагизм экзистенциального толка:
Я тоже нынче уезжаю Тянет плакать
Но хватит плакать и платок — в карман
О был бы этот мир большим цветным плакатом
сорвал бы я его и кинул в океан

В долину слёз нырнул я словно рыба — в реку
ландшафт раз тридцать переломлен — ну и пусть!
Прости мне жаворонок знаменитый грех мой
когда я должен петь — заикой становлюсь

Платок полощется и открывает город
а город тот гротескно вбит в туннель
Жаль смерть не черный долгий путь пройдя который
очнёшься и глядишь: попал в чужой отель

Но ты умел любить как Андреа дель Сарто
прекрасным женщинам платок свой возврати
Ты знаешь смерть — всего лишь миг всего лишь сальто
Не оборачивайся ястреб и лети!
(«Носовой платок», 1933 г.)

Родился будущий поэт в 1900 году, и всё детство его прошло в деревне. Моравская природа и деревенский быт дали ему свои первые стойкие впечатления, а атмосфера учительской семьи (отец учил грамоте сельских детей, а мать помогала сиротам) рано приохотила мальчика к книгам, к классической музыке. Незвал – из тех людей, которые всегда чувствуют близость собственного детства, не отталкивают ранние годы жизни от себя, а наоборот, словно продолжают проживать их в дальнейшем. Как следствие – из Незвала получился поэт, ощущавший нерасторжимую связь со своим народом: Чехия и чехи в самых разных проявлениях будут возникать в его стихах из года в год:
…В импрессионистской оправе я
вижу корчму заезжую
В яблонях вся Моравия
наша овечка нежная
(«Моравия», 1927)

В 1920-е гг. Незвал увлекается поэзией Гийома Аполлинера, что отчётливо сказывается на всём его творчестве: чех так же сочиняет каллиграммы (стихи, близкие к верлибру, но отмеченные кубистским точным разложением на элементы), так же поёт о городе и ежедневной суете - тем более что молодой Витезслав вёл едва ли не богемный образ жизни (сборники «Пантомима» (1924), «Стихи на открытках» (1926), «Близнецы» (1927)):
В казино на сукне зелёном
наши судьбы — осколки планет
и Химера звёздам вослед
смеётся ртом искривлённым

Ах целуйте меня влюблённо
несмотря на гашишный бред!
Я на дудку сменил пистолет
чтоб на крышах дудеть воронам

Бой часов — словно выстрел меткий
и с танцующей марионетки
соскользнула газа волна

На письмо не придёт ответа
И кого-то взволнует это
А Химера ждёт Не спешит она
(«Игра в кости», 1927)

На излёте 30-х годов подошёл к концу роман Незвала с сюрреализмом и с каллиграммами – поэт начинает подчёркивать важность для художника связи с традицией, с отечественной классикой. В нём заговорил патриот, сознающий необходимость духовного единения с ушедшими поколениями. В его стихах того времени господствуют ясность, простота – это делает их доступными самым широким читательским массам. А обращение к антифашистской тематике превращает Незвала в значительного общественного деятеля (что очень радовало советское правительство!) и – позже – в узника нацистских тюрем…
После войны, наряду с традиционными темами любви и будней, городскими пейзажами и ностальгическими образами, в творчестве чешского поэта громко звучит тема сохранения мира. «Она вытекала из трепетной любви к жизни, к людям, ко всему живому, чью хрупкость и беззащитность всегда ощущал Незвал. Законам природы, стихиям противостоять трудно. Зато можно противостоять – и поэт утверждал это – социальным силам, тёмным, противоестественным силам войны, а кроме того, беспечности и безрассудству, которые им потворствуют», - писала Л.Будагова в предисловии к двухтомнику Витезслава Незвала, изданному в 1988 году.
И действительно, в сборниках «Крылья» (1952) и «Васильки и города» (1955) чешский поэт выступает в роли убеждённого пацифиста, не просто боящегося войны, а видящего в ней угрозу всему человечеству. Его стихи выходят далеко за рамки идеологизированной литературы, которой принято теперь считать соцреализм, они обращаются к самым серьёзным, «вечным» темам, и трагизм в них перестаёт быть отголоском молодых мыслей – теперь трагизм его поэзии воспринимается как полноценно сформированное мироощущение. Достаточно прочесть любое стихотворение Незвала 50-х годов, чтобы раз и навсегда понять: если социалистический реализм и породил в поэзии что-то по-настоящему позитивное, то это вот такие строки, соединяющие в себе гуманистический пафос, патриотические чувства, страх перед будущим и ёмкие образы, выраженные в отточенной лирической форме:
Мечтаю, чтоб мир был с войной незнаком,
чтоб он и без крови был ярок!
Стихи мои пейте, как чай с молоком,
я чашки пришлю вам в подарок!

Мечтаю, чтоб мир, как подвал гончара,
пел глиняным дружеским хором.
Стихи мои весело ешьте с утра
с тарелок с моравским узором.

Но если покоя нам рано просить
и мир еще полон тревогой,
стихами моими не грех закусить
до боя и перед дорогой.

И если придется ремень потесней
стянуть среди временных тягот,
пусть хлебом и сахаром, тем, что нужней,
на стол к вам стихи мои лягут.

Мечтаю, чтоб свет над землей не потух,
в стихах говорю свое мненье,
я родину утром бужу, как петух,—
мне нравится это сравненье!
(1952 г.)

Витезслав Незвал умер в Праге 6 апреля 1958 года. В Праге установлен его бюст, а также мемориальная доска на доме, где жил поэт. В прошлом году пятидесятилетие его смерти в России не вспомнил, наверное, никто, а собрания его сочинений покоятся на дальних полках библиотек. Не интересен современным читателям соцреализм, даже если ничего социалистического в нём нет, а есть только тонкая лирика и глубокая искренность. Может быть, стоит вспомнить наконец стихи «пражского пешехода»?..
Когда тебе взгрустнётся,
приди.
Когда слеза печали навернётся,
ты приходи, не жди!
От ночи той уже не остаётся
ни рыболовной сети, ни звезды.
И новый день очнётся.
Придёшь? Приди!
(1952 г.)
Александр Акулиничев
(Источник - http://hpahsapf7.devouti.narod2.ru/Literatura/Vitezslav_Nezval/ )

***


Витезслав Незвал - защита «Удивительного волшебника»
Михал Лаштовичка


Его называли «удивительным волшебником», «сказочной курочкой, несущей золотые яйца», иногда даже «королем чешских поэтов», но одновременно также «большевицким подхалимом», «человеком, продавшимся красным» или «подхалимом влиятельных». Витезслав Незвал. Один из самых выдающихся чешских поэтов 20-го века, стихи которого до сих пор знают школьники и студенты наизусть без того, чтобы им это приказывали в школе их учителя. Сын учителя в моравской деревне Бискоупки решил стать великим чешским поэтом, и не только это, он решил прокормиться исключительно поэзией и даже разбогатеть с ее помощью. Это ему действительно удалось, однако именно здесь следует искать корни его будущего отношения к коммунистическим правителям и коммунистической идеологии. Витезслав Незвал просто воспользовался старинным правилом торговцев - наш заказчик, наш хозяин.
Незвал родился в 1900-м году и по окончании гимназии начал учиться на юридическом факультете в моравском городе Брно, однако через год перешел на философский факультет в Прагу. Здесь он быстро познакомился со всеми молодыми авангардными художниками, в том числе с Ярославом Сейфертом, Владиславом Ванчурой, Франтишеком Халасом и многими другими. Свой первый сборник стихов «Мост» он издал в 1922-м году, когда активно включился в работу художественной группы «Деветсил» (по-русски подбел), а потом стал председателем сюрреалистической группы.
Предсказание
Однажды вечером посредине лета я буду шагать по чужому для меня городу
По городу, в котором я никого не знаю
По городу, в котором как раз закончился праздник
Мне покажется, что сегодня воскресенье
Я пройду мимо громадного здания
До чего странное сооружение!
Может быть, это музей птиц-чучел
Наступит час, когда заходит солнце
Все улицы опустеют
Вдруг я остановлюсь
На углу здания появится женщина
Женщина-фонтан
Она будет стройной,
И одетой немного теплее, чем привычно для лета
на ней будет лисий воротник
И ее шляпа будет слегка закрывать лицо
Она будет немного удивлена
Ей покажется, будто я был ее знакомым, мне покажется, будто она была моей знакомой
Она оглянется
И лишь после этого ответит на мой поклон
Я ей скажу все
Про особое предчувствие, преследовавшее меня уже несколько лет
Всегда, когда я шагаю по нелюбимому городу, вдоль одного здания
Этот город останется для меня навсегда чужим
Несмотря на то, что я здесь не в первый раз
Мое предчувствие меня не покидает
Предчувствие, что я ее здесь встречу
После этого обращения женщина улыбнется
Она ни о чем не будет меня спрашивать
Мы даже не представимся друг другу
Пойдем вместе, завернем налево
Пройдем через довольно большой парк
Я не знаю, кто кого поведет, мы пойдем по направлению, по которому я еще никогда не ходил

В коммунистическую партию Незвал вступил в 1924-м году, и интересен тот факт, что в период, когда он искренне верил коммунистической идее, коммунизм в его творчестве почти не появлялся. Незвал писал, прежде всего, совершенные по форме стихи о любви и о красоте жизни. В его творчестве этого периода можно найти много шуточных, юмористических стихотворений, также как и слов к популярным шансонам. Именно благодаря этим стихам он стал таким популярным среди молодежи.
У Незвала был очень общительный характер, он был близким другом всех выдающихся литераторов своего поколения, не только коммунистов, но и талантливых писателей правого направления. Он восхищался поэзией священника-поэта Якуба Демла и дружески общался с генералом и писателем Рудольфом Медеком. Казалось, что политика в его симпатиях не играет выразительной роли. Во время Второй мировой войны Незвал был арестован и заключен в Брно и в Праге. После освобождения Незвала назначили заведующим отделом кино министерства информации, что являлось должностью на уровне министра. Незвал в первый раз получил видный политический пост.

Мы войдем в дом, от которого у нее ключ
Пройдем через двор
И потом по весьма обветшалой лестнице поднимимся на четвертый этаж
Она скажет, что живет одна
Со дня смерти ее родителей
Комната, в которую мы войдем, будет старинная
Ничего здесь, по ее словам не изменилось, так как она постоянно путешествует
И всегда лишь на короткий срок возвращается в эту квартиру
Она зажжет настольную лампу
И предложит мне сесть
Сама сядет на старинную кушетку
Скажет, что очень любит фантастические рассказы
И произведения старых немецких романтиков.

После коммунистического путча в феврале 1948-го года ситуация в чешской культуре резко изменилась. Многие выдающиеся художники, в том числе и личный друг Незвала, поэт Иван Блатны, покинули страну, другим было запрещено публиковать, или они даже были лишены свободы. Незвал безоговорочно стал на сторону коммунистов. Он начинает писать стихи с социалистической тематикой и даже перерабатывает свои довоенные стихи в стиле новых требований - выпускает слишком эротические мотивы или заменяет их более кроткими. Его друзья ужасаются его поступками. Однако Незвал пользуется своим влиянием для того, чтобы спасать неприемлемых для нового режима писателей. Таким образом он сберег от ареста Якуба Демла и заступился за память своего умершего друга Франтишека Халаса, творчество которого коммунисты хотели запретить. Когда один редактор попытался предупредить его, что такая деятельность может стать для Незвала опасной, Незвал ему ответил: «Что ты, просто я для них опять придумаю какую-нибудь блевотину, и все будет в порядке!» Это доказывает, как мало он ценил свои социалистические созидательные стихи.
Однако необходимо отметить, что Незвал в конце концов героем не был. Когда появилась реальная опасность, что он расплатится за защиту нежелательных писателей, он немедленно отступил. Например, случилось, что ему не удалось спасти от тюрьмы поэта и художника Йиржи Коларжа. Коларж, к счастью, провел там лишь несколько месяцев. В конце концов, коммунистические правители решили Незвала ликвидировать. Против него предполагали сконструировать политический процесс (пока тайно), с вынесением смертного приговора, но Незвала вовремя предупредили. Он про себя сказал: «Вити им не достать!», купил бутылку водки, и в течение одного вечера успел выпить водку и написать монументальную поэму Сталин, которую многие читатели до сих пор считают его самым позорным произведением. Незвал использовал все свое влияние для того, чтобы поэма была напечатана в самый короткий срок, так что через неделю она очутилась на прилавках книжных магазинов. За эту поэму Незвал в 1951-м году стал лауреатом Государственной премии, и никто уже не отважился арестовать лауреата и автора поэмы Сталин.

Приходите же,
Самая настоящая женщина и самая настоящая иллюзия
Вы, для кого я писал всю свою поэзию
Пусть я встану на колени у вас на глазах
Которые соткала беспощадная прядильщица летняя ночь
Пусть я зардеюсь перед зеркалом вашего лба
Когда вы появитесь предо мной, морская звезда или льдинка,
Ваши ноги, выкупанные в самой темной ванне мира, меня пленят
Уже теперь, уже теперь, когда я шагаю в темноте подъездов
Свежесть ваших рук сохраняется в самом холодном погребе ужаса
Ваши уста, это самое кровавое убийство
Вы как сомнамбула изъездили пол мира
Лишь для того, чтобы просыпаться от сна в самых разных постелях мира
Бесчувственная как дождь и неверная как стрекоза
Приходите из-за обаяния единственного вечера
Я слишком уверен в том, что я вас уже не увижу, как только за мной захлопнется ваша дверь
Как только пройдет ночь как шаровая молния
Я никогда уже не смогу спать в этом городе, в который вы возвращаетесь
Как утомленная комета

Пожизненный друг Незвала, комик, драматург и писатель Ян Верих, рассказывал, вспоминая о Незвале, что поэт ему тогда сказал: «Люди про это забудут. Я это написал как самозащиту и постепенно это выдохнется». В наши дни читатели действительно Незвала вспоминают исключительно как автора отличных поэм «Акробат», «Эдисон» или сборников «Прощайте, и платочек», «Маленький розовый сад», «Стеклянная шинель» и многих других. Жаль только, что слегка прижилось мнение о Незвале как талантливом, но бесхарактерном человеке. А Ян Верих ведь после его смерти в 1958-м году про него сказал:
- Незвал был громадный прекрасный и слепленный из добротного материала шар, ниспосланный в этот мир.

Опять лето
Я тщательно наблюдаю за некоторыми неясными вечерами
В которых будто закончился праздник
Я внимательно смотрю на стены этого мнимого музея
На котором погасли огни
Я смотрю на облик пустынной улицы
Будто перед занавесом,
За которым скрыто будущее
Я счастлив
Так как ее шаги приближаются
Несмотря на то, что она идет в обход
Через бульвары самых дальних городов
Ее шаги приближаются, я их уже слышу
Она ими пугает голубей бесконечных Венеций
Мое солнце заходит исключительно для нее
И она придет как раз вовремя
Так как невозможно, чтобы я с ней разминулся
Я уже чувствую ее благоуханье
О гробы улиц!
Я чувствую, что она приходит, также, как мы чувствуем приход своей смерти.
(Источник - Český rozhlas, http://www.radio.cz/ru....hebnika )
***
Прикрепления: 5144267.jpg(9.3 Kb) · 6793480.jpg(15.7 Kb) · 6959420.jpg(5.8 Kb) · 9240562.jpg(12.4 Kb) · 1420458.jpg(6.6 Kb) · 8514287.jpg(8.9 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Сюрреализм (ХХв) » Витезслав Незвал - чешский поэ, писатель, художник (Один из основателей чешского сюрреализма в литературе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: