ПОЭЗИЯ. Сергей Балиев
руб.30.00
Наличие: 0
Единица: шт.

Яблоко

Упаду переспелым яблоком, 
покачусь по зелёным травам.
Надо мною дрозды и зяблики
славословить начнут исправно.
Зашумят-подпоют кустарники,
и всплакнёт на дорогу ива.
Встрепенутся шипы татарника,
опереньем тряхнёт крапива.
Зазвенят родники-источники,
и болотная ухнет жижа.
Червоточинки, червоточинки
поторопят – быстрей и ниже…
Кто там ласковый, кто там бережный
ждёт в грядущем – забудет в прошлом?
И сорвавшись с крутого берега,
поплыву говорливым плёсом.
Под туманами, вместе с зорями,
неосознанно и попутно,
между бликами и узорами,
вслед за солнцем на жар полудня.
В бесконечной реке – потерею,
позабывший о том, кем создан,
по течению, по течению
всё быстрее, всё ближе к звёздам…
Только вечером, поздним вечером,
лишь накроет меня закатом,
вдруг припомню родную веточку,
ту, с которой упал когда-то…

Чёрные липы

Чёрные липы на белом снегу –
графика зимнего дня.
Мир холодеет, застыв на бегу,
жар до весны схороня.
И тишиной всё вокруг на века,
кажется, одолено.
Лишь подо мной чуть вздыхает река,
грезя в плену ледяном.
В этом безмолвии я растворён –
пришлый меж прочих гостей.
Словно к изгнанию приговорён –
лишний на белом холсте.
А надо мною – слепящий простор.
Зимний эдем – вширь и ввысь!
Словно мой ангел крыла распростёр.
Где же ты, светлый? Явись.
Пусть это будет лишь контур, намёк
в графике зимнего дня.
Где же ты, светлый? Я так одинок.
Ты снизойди до меня.
Что заслужил – всё приму без обид.
Грешен? – воздай по вине.
Чтобы душа вдруг запела навзрыд –
словно река по весне!..

Простор и воля

Какой простор и воля, мать честная!
Созвездья – кру́гом, солнце – колесом!
Иду, взрослею, наново читая
берестяные грамоты лесов.
Скрижали каменистых семиречий
и волхованье на семи холмах,
все сорок сороков земных наречий
сливаются во мне, и мой толмач –
моя душа – полна многоголосьем
и городов, и деревень в глуши,
речитативом зреющих колосьев
и причтом рек, одетых в камыши.
Иду, вникая в знаки и узоры
наличников и белых рушников.
И голоса веков на вешних зорях
поют «Добро!» с далёких берегов.
Не жду пророка, не ищу мессии,
светла дорога и тропа видна –
ведь солнце не заходит над Россией,
не гаснут звёзды и не спит луна.

Курган

Свежий ветер забьётся в шторах –
И застынешь в былой тоске
По раскрученному простору,
Плетью стиснутому в руке.
Кто избавит от злой погони?
Кто разбудит – чтоб дверь с петель?
Застоялись шальные кони,
Проклиная узду потерь.
Мир людей потонул во мраке,
Но надеждой в луче зарниц
Золотистые аргамаки
Вылетают, как стаи птиц.
Небосклону под тучей тесно.
Жду грозы, жду порыва – жить!
И подков знобящая песня
В ритме бешеном закружит!
Безоковье иль беззаконье? –
Все сомнения на потом!
Что ж ты медлишь, моя погоня,
Слиться с яростным табуном?!
Закусить удила до крови
И подмять запылённый шлях,
Расстелиться с ветрами вровень,
Затеряться в чужих ковылях,
Настигающее дыханье
Из засады подсторожить,
Задохнуться от ожиданья
Надвигающейся грозы!
Вот оно! В громовых раскатах
Вдруг разверзнется небосклон.
И омоет курган сармата –
Как связующее времён…

Поэт

За всё в ответе быть и жить готовым
достойно встретить время перемен,
не прикрываясь лозунгом совковым,
не предлагая жизнь свою в пример.

Не буйствовать под слоганом дешёвым,
где кажется, что все слова – кремень.
Всё по спирали, и путём не новым
мы во вчера упрёмся, как в римейк.

Есть что-то изначальнее и выше!
Осмыслить то, в чём смысл неуловим,
где свет в конце тоннеля – тёмный лес;

хранить в строке – как на скрижалях высечь –
причастность к заблуждениям людским,
о чуде грезить – и не ждать чудес.