ПРОЗА. Юлия Фаро
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

Сказ про то, как любовь корысть победила


Жил-был, поживал, на работе маялся бухгалтер материальной группы Иван Иванович Дураков.
Был он тридцати семи лет от роду, ста двадцати килограммов по весу. Очкарик. От куренья цвет лица землистый – мужичок неказистый. Ни семьи, ни детей – простой-холостой.
Из радостей и забав у него – телевизор, а на службе – пасьянс-косынка.
Сам Иван свою работу каторгой считал, одни хлопоты: то баранки к чаю в бухгалтерии закончатся, то из окна дует – вставай-прикрывай, то бумага в ксероксе застрянет – стой-починяй.
А бывает, заглянет кто-нибудь в дверь без стука, а он не успел пасьянс с монитора удалить – тут и до инсульта недалеко.
– Стучать нужно! Куда прёте с накладными вашими? Их и без вас у меня целая гора накопилась, – расстраивался Иван от людского хамства.
Вот так бывало, что «заработается», глядь, а уже семнадцать ноль пять, а ему, между прочим, за сверхурочное время не доплачивают. И бредёт он домой, пиво из бутылочки потягивает – обиды ком в горле растворяет.
Однажды весной шёл он с работы и сигаретку покуривал. Вдруг малец какой-то навстречу – шасть, бумажку в руку Ване засунул, а там текст: «Великий маг, целитель, экстрасенс, хиромант, психолог, таролог и остеопат, владеющий мягкими техниками восстановления потока “кундалинии” до нужной линии гарантирует предъявителю купона бесплатный приём и исполнение желания. В качестве бонуса – диагностика организма и избавление от пессимизма», – тут же адресок был указан и время приёма.
Иван на часы посмотрел и к экстрасенсу поспешил.
Не сказать, чтоб маг льготному клиенту обрадовался, но акция не профанация, часы «Vacheron Constantin» на запястье поправил, с пиджачка «Brioni» перхоть смахнул и на кресло гостю указал.
– Сначала – диагностика. Сидите, не шевелитесь, мне входить в транс не мешайте. – Глаза закрыл, руками поводил да всю правду-матку и выложил! – От куренья в лёгких потемненья, близорукость и ожиренье.
Иван аж привстал, правда, вместе с креслом, так как оно ему тесновато было, очки поправил, пачку сигарет из нагрудного кармана вытащил и в урну бросил.
– Чистая правда! – восхитился Иван. – Давайте уже к исполнению желания переходить. Желаю я стать миллиардером!
– Какое оригинальное желание, приятно с незаурядным человеком работать, – похвалил магистр Ивана.
Достал колоду карт потрёпанных, веером на столе разложил, одну карту вытянуть предложил.
Иван карту вытащил, а на ней клевер нарисован.
– Оракул велит: «Каждое утро на природе при любой погоде водой обливаться, полотенцем растираться, сбором клевера заниматься». Сейчас про клевер уточню… – взял маг со стола айфон, да как рявкнет. – ОК, Гугл, какой клевер к богатству?
– Четырёхлистный клевер, одиночное растение, обладающее четырёхпластинчатым листом – в отличие от обычных трёхпластинчатых, – приносит богатство…
– Всё понял? Теперь клянись. Любовь не крутить, спиртного не пить! Собирать клевер четырёхлистный в литровую банку, хранить в прохладном месте. Банку доверху набрал – миллиардером стал. Одна банка – один миллиард, две – два миллиарда, насобираешь семьдесят девять – обойдёшь Била Гейтса. К столу подойди, кровью распишись! Условия нарушаешь – миллиарда не получаешь!
Наутро, птицы ещё не проснулись, а Ванюша – уже в скверике, окатился водой с ног до головы, полотенцем вытерся. В кусточках в сухое переоделся и – на клеверную лужайку. Вокруг клевера полным-полно, а вот четырёхлистный найти сложно…
Раз пятьсот Ванечка поприседал, раз двести понаклонялся – пять веточек насобирал. Домой идёт, пот с него градом льёт, глаза разъедает, ноги с непривычки трясутся.
Месяц прошёл, за ним – второй, стал Иван совсем другой: поджарый и мускулистый, от загара золотистый.
Придумал не только за четырёхлистником наклоняться, но и от земли отжиматься. Согнёт руки, опустится, в низкой травке посмотрит, поднимется на вытянутых руках и в высоком клевере заветный четырёхлистник поищет. Когда устанет на месте стоять – попрыгает, торсом из стороны в сторону покрутит. А чтобы процесс ускорить, Иван в сквер – бегом, из сквера – бегом, на работу – быстрым шагом.
Время идёт, клевер растёт, банка наполняется, мироощущение меняется.
Вошло движение у Ивана в привычку, на работе все цеха оббегает, документы собирает, в регистры разносит, дополнительных поручений просит.
Главный бухгалтер на него не нарадуется. Организовала ему командировку на курсы повышения квалификации в город южный с гостиницей на первой линии от моря.
– Вот учись, Ванюша, уйду на пенсию – моё место займёшь. Вопросы есть? Задавай!
– А клевер там растёт? – Иван спрашивает.
– Клевер там до самого снега растёт, мельчает только, – и, похлопав Ивана по плечу, добавила: – Настоящий ты бухгалтер, Ванюша, и вопросы у тебя правильные!
Не пожалел Иван, что поехал. Море, песок, розы, кипарисы… И клевер густым ковром расстилается, его дожидается.
За неделю банка на треть заполнилась, а Иван пуще прежнего похорошел.
Однажды после завтрака к нему дамочка подходит да с лица его глаз не сводит.
– Иван Иванович, пригласите меня к себе в комнату, у меня к вам дело важное, отлагательств не терпящее.
Иван пригляделся: барышня ничего себе, не идеальная, конечно, где-то 91-61-91, но этот сантиметр лишний её не очень портит.
– Да у меня в номере постель не убрана, – отбояриваться он начал.
– Да что вы! Всё убрано, постель и туалетные принадлежности поменяны! Бар пополнен! Ой, извините, забыла представиться, Елена Премудрова я, владелица этого отеля, а ещё двенадцати магазинов и трёх рынков, всего активов моих аккурат на двести миллионов заморских будет, ну да это пустяки по сравнению с харизматичностью вашей.
Против искренности девичей Ваня не устоял. В номер пригласил, а там… Всё в цветах, в шарах, стол накрытый от яств ломится.
Иван в кресло сел, буйную головушку рукой подпёр, призадумался…
Елена у ног его опустилась, потупилась, да и говорит тихим голосом:
– Всю жизнь свою мечтала я, Ванюша, построить семью крепкую и простым женским счастьем обзавестись. Но как за строительство это не возьмусь, то отель, то магазин. Наверное, заколдовали меня. Нет со мной рядом доброго красна молодца, только старые да пузатые, и притом поголовно женатые. А в этом году – как на беду! – выдвинули мою кандидатуру в депутаты. И всё ничего, да статус незамужний подводит. А если не изберут меня во власть – доход района может упасть, – тут она обречённо вздохнула, слезу смахнула. – На тебя, Ванюша, вся надежда! Не за себя прошу, за благополучие народа ратую! Я тебя в отеле сразу заприметила, а как твою страницу «ВКонтакте» прочитала – от любви голову потеряла, – с этими словами поднялась Елена и присела на Ивановы колени.
Иван молчит, в пол глядит, боится клятву нарушить, потенциального миллиарда лишиться.
А Елена продолжает:
– Мы же две половинки целого! Одинаковый статус в соцсетях «Не клейте меня. Я не обои» – по сути предзнаменование роковое! Прошу тебя, Ваня, очнись! Судьбой распорядись и на мне женись! Родители мои не против совсем, годков-то мне уже сорок семь! А чтоб ты в верности моей не сомневался – половину своего состояния я сразу на тебя оформлю, и от каждого миллиона прибыли пятьдесят процентов – твои.
Елена переживает, чёлочку поправляет, морщинки на лбу прикрывает.
Иван не шелохнётся, только сердце громче бьётся.
Осмелела Елена и начала сама его целовать да обнимать.
Тут Иван прослезился, в Елену влюбился и на всё согласился.
– Эх, дурак я сентиментальный, да бескорыстный! Эх, пропади мой миллиард пропадом! Любовь корысти сильнее!
Сыграли они свадебку тихую, на триста лиц приглашённых, да зажили по-простому, как «обычные миллионеры».
А через год трудов праведных Иван диссертацию защитил на тему «Влияние климатических зон на себестоимость выращивания клевера лугового».
Я на диссертационном совете лично была, чай-кофе пила, оппонентов слушала, бутерброды кушала.
Надеялась и на банкет попасть – приглашения не дождалась! Наверное, почта виновата!