ПОЭЗИЯ. Фёдор Фёдоров
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

Сибирь

Есть такая страна
По прозванью Сибирь.
И богата она,
И размах в ней, и ширь
Я родился и жил
В той чудесной стране.
Я мальчишкой бродил
По колючей стерне.
Перепёлок искал
Я в закатных лугах,
А когда уставал,
Спал в душистых стогах.
Пил берёзовый сок
Я прозрачной весной
И писал первый слог 
Неокрепшей рукой.
Рвал с черёмухи я
Белый запах хмельной
И, неловкость тая,
Приносил той, одной…
Близок жизни закат –
Неизбежный исход.
И напрасно назад
Меня детство зовёт.
Только память о нём
Лишь со мною умрёт:
Старой матери дом
И тропа от ворот…

* * *
Мартовская ночь туманы белые
В иней серебристый обратила.
Иней пал на сосны стройнотелые.
Огонёк погас на дальнем хуторе.
Замерла природа в сне предутреннем,
Синими кристаллами застыла.
Вылетели сказки старых сказочниц,
Что дремали где-то на опушке.
Стала эти сказки ночь рассказывать
В снах кудрявых, а рябины – слушать.
Я проснусь и тихо выйду во поле,
Что в меха снегов зима одела,
Постою чуток у старца-тополя,
На ладонь приму звезду упавшую
И мечты возьму с собой – не ваши ли?
В ближний лес пойду, дыша несмело.
Лес ночной совсем, совсем неправдашний.
Будто ворожеями навеян.
Я боюсь рукой взмахнуть, ведь прахом все
Сказки упадут печальной звонницей.
Злобой и обидой лес наполнится,
Ведьмами лесные станут феи…
И стою, шепчу слова заветные,
В лунных волосах лицом купаясь.
Там, высоко, звёзды – льдинки бледные,
Не могу понять, над чем смеялись.

* * *
Вот кукует кукушка
Чьё-то счастье в лесу.
Пышут маем веснушки
У тебя на носу.
Льёт черёмуха запах
По ресницам твоим.
В полночь, в сумерках слабых,
У калитки стоим.
Май не любит закатов,
В мае ночи – на час…
Это было когда-то –
Я любил в первый раз.

* * *
Раскрыло небо голубые ставни,
Черешня зреет тёмным янтарём.
Жжёт солнце мрачный лик кирхи опальной,
И тени спят за старым алтарём.
Украли ночь посланцы тридесятых
Далёких царств, куда маршрут забыт.
И серебром таинственно и свято
Пустынный пирс обласкан и умыт.
Всю ночь рассвет над морем тихо реет.
Хромой фонарщик спит на маяке.
И белый мир любовью двое греют,
И утонул густой туман в реке.

Июньское

Кружится, кружится пух тополиный
Тёплой беззвучной метелью,
Падает наземь дорогой недлинной,
Тропки над речкою стелет.
Туфельки белые в белой кудели
Тонут, шагая неслышно…
Юность моя в тополиной купели
Выросла, в странствия вышла.
Гаснут слова в этот ласковый вечер,
Тают над тёмной рекою.
Волны волос, непослушные, плещут,
Пахнут забытым покоем.
Пух тополиный кружится, кружится
В вальсе усталом, печальном,
Мягко на милые плечи ложится
Белой трепещущей тайной.
Тухнет над лесом краюха заката.
Лето – в зелёной постели.
Там, на опушке, шагами примятой,
Сны распуститься успели.

* * *
Раскудрявилось лето. Распожарилось в зорях,
Раскустилось цветами, распокосилось споро.
Разметалось в истоме полудённого солнца.
Вьётся в тихих озёрах небо в синие кольца.
На верхах очумелых жаворонок незримый
Сыплет синие трели, высотой одержимый.
Убегаю из дома я в прозрачные ночи,
Где из речки кувшинки тихо смотрятся в очи.
Где на дальней полянке, мне лишь только известной,
Спят зелёные сказки босоногого детства.
Я боюсь шевельнуться и спугнуть эти грёзы.
Те беспечные годы затуманились в росах…

Это родина моя

Бежит стремительно и жёстко
Шоссе, как серая змея.
Ты красотой своей неброской
Пленяешь, родина моя.
Село родное, дом у речки,
Любовь, работа и семья –
Набор понятий прочный, вечный.
Всё это – родина моя.
Здесь мать, отец, сестра и братья,
Здесь годы детства, здесь друзья.
Моя судьба, моё заклятье,
И это – родина моя.
И песни вьюг в январской стыни,
А летом – трели соловья.
И серебром – октябрьский иней.
Всё это – родина моя.
И в мае на краю обрыва
Смотрю, дыханье затая,
На мощь ишимского разлива,
И это – родина моя.
А вот иду я на рассвете
Тропой у тихого ручья.
Люблю ручей и тропку эту,
Ведь это – родина моя.
А в мае дождик – к урожаю,
Об этом с детства знаю я.
Твой хлеб ценю и уважаю,
Трудяга – родина моя.
Я много лет в путях неближних
Ходил в далёкие края,
Но понял на исходе жизни –
Всех краше родина моя.
И после долгих лет разлуки
Вернулся на круги своя
Внимать родным для сердца звукам
С тобою, родина моя.
Ты – мой источник вдохновенья,
Животворящая струя.
В который раз шепчу с волненьем:
Сибирь! Ты родина моя!

* * *
Загулял холодный дождь, 
Тает в нём последний снег. 
Забралась под рёбра дрожь, 
Я не рад такой весне. 
Меланхолия – в строку. 
Словно осень вновь пришла. 
Непогода льёт тоску 
Из-под мокрого крыла. 
Из-за северных границ 
Впору снова ждать метель. 
Где тепло, где пенье птиц? 
Где классический апрель?

Глядя в окно вагона

Осень. Есенину семьдесят пять.
Жёлтая осень. И рыжий закат.
Пышет орешник багряным огнём.
Поле пустеет, как брошенный дом.
Ночью кристаллится в иней роса.
Клёны оранжево стынут в глазах.
Серые тучи угрюмо молчат.
Сдержанным стоном колёса стучат.
Жёлтая осень мелькает в окне.
Что так тревожно, томительно мне?
В этих двустишиях серая боль,
Поезд умчал, не оставил с тобой.
Я уезжаю, не знаю, когда
Снова домой побегут поезда.
Серою гривой над поездом дым.
В старую осень иду молодым…

* * *

Буря мглою небо кроет...
А. С. Пушкин

 

Буря, будто ниоткуда, 
Налетела сразу, вдруг. 
Всё, что не прибрали люди, 
Поразвеяла вокруг. 
Коли кровли обветшалой 
Нет по нынешним годам – 
Буря злость свою срывала
Диким свистом в проводах. 
Кое-где рвала афиши, 
Где прохожего – в сугроб.
Ледяным дождём по крышам 
Выколачивала дробь. 
Покуражилась, повыла, 
Растранжирила свой пыл,
А наутро через силу 
В лес ушла – и след простыл. 
И представил я, как Пушкин 
Под мерцающей свечой 
Пил вино из медной кружки, 
Слыша этот жуткий вой. 
Я, конечно же, не Пушкин, 
Нет таких высот в судьбе, 
Но и мне в своей избушке 
От пурги не по себе. 
Хоть текут года как реки, 
Только мне оставят пусть
Девятнадцатого века 
Ностальгическую грусть.

Всплывающие мысли

Не жалею нисколько 
Зря потраченных лет. 
Долгой жизни осколки 
Мне мерцают вослед. 
Иногда удивлённо 
Взгляд бросаю назад: 
Где он, вечнозелёный 
Светлой юности сад? 
Не в формате, не в тренде, 
А в деревне живу. 
Верю мудрости древних, 
А ещё – в трын-траву. 
Тихо радуюсь, если 
Рифму к слову найду. 
И пытаюсь быть честным 
У судьбы на виду.
Накопилась усталость. 
Снег не тает – лежит. 
Мне бы самую малость – 
Лет с десяток пожить. 
К перемене погоды 
Ноет сердце в груди…
Может, лучшие годы 
Всё ещё впереди?