ПРОЗА. Наталья и Виталий Ведищевы
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

Склад пиратских кораблей
(Из серии «Сказки кролика Робусто»)

– …И завершился весь этот переполох огро-о-омной статьёй в нашей газете, прямо на первом листе: «Ботаническая трагедия: выведенная Чупангой клубника заплела отношения с малиной!» Вот так! – подытожил розовоносый белый кролик и, пережидая наш безудержный хохот, подцепил из вазочки печенье с шоколадно-мармеладным рисунком, а затем, тихонько усмехаясь себе в усики, принялся аппетитно им хрумкать.
Кролика звали Робусто, и он довольно часто забегал к нам домой на чашечку чаю, чтобы рассказать Новости и поболтать о всякой всячине.
– В общем-то, – продолжил Робусто пару минут спустя, – это была почти такая же сенсация, что и обнаруженный крольчонком Рафаэлло и Младшим Соседским Свинёнком Склад Пиратских Кораблей… Стойте, а я вам про это рассказывал?
Мы с мужем недоумённо переглянулись и дружно закрутили головами: «Не-а!» И умоляюще уставились на Робусто, даже забыв подлить себе кипяточку в чай. Но нашего гостя не надо было специально просить: истории сыпались из него, как подарки из мешка Деда Мороза в новогоднюю ночь.
– Началось всё с санитарного дня в Лесной Обсерватории…
Обсерваторию посещали почти все жители и гости нашей местности. В общем и целом – тьма народу. Причём, и днём, и ночью.
И если паре специалистов по мокрой уборке (выдрам) помыть полы, угадывая – в каком месте сейчас не будут топать чьи-то лапы, было возможно (правда, только в результате долгой тренировки, да и выглядело это примерно как соревнования пары кёрлингистов на станции метро в час пик!), то почистить телескоп и прочее оборудование было невозможно совсем: за него всё время хоть кто-то да держался. Не будет же выдра, существо крайне скромное и воспитанное, базарно вопить: «А ну, живо уберите ваши лапы от нашего телескопа, вас тут много, а мы одни!»
Вот и решили сделать последний четверг месяца санитарным днём.
В тот памятный зимний четверг выдры, закончив уборку, отнесли помывочно-протирочные принадлежности в специальную кладовочку. Закрыли дверь и ушли по делам, чтобы дать Обсерватории (и всему оборудованию в ней) возможность отдохнуть и обсохнуть.
И тут – очень-очень случайно! Просто гуляли там! – рядом с Обсерваторией оказались Младший Соседский Свинёнок и крольчонок Рафаэлло. Иначе говоря, знаменитые космические исследователи Роб Фицпатрик и Пит Робусто!
Дело в том, что им, по их космическо-исследовательским делам, срочно понадобилось обозреть окрестности! А где же ещё это можно сделать, как не в Обсерватории? И, надо сказать, это было ещё и самым удобным местом потому, что появление на круглой обсерваторской крыше совершенно внезапных наблюдателей Директор Волк предвидел и сконструировал там дополнительную площадочку – для тех, кто уверен, что крыша обсерватории гораздо ближе к звёздам, и, следовательно, видно их оттуда будет куда чётче.
Для ещё большего удобства бойкие космические исследователи свинтили (взаймы!) прицелочную трубу с торчащего из крыши телескопа. Завладев трубой, приступили к обозреванию…
Вскоре полное опасностей приключение Роба Фицпатрика и Пита Робусто подошло к кульминации: они обнаружили на Дальнем Озере скопище кораблей, стянутых льдом, – настоящих пиратских кораблей!
Парусов на кораблях видно не было: очевидно, хитроумные пираты их сняли для маскировки! 
Ну то есть это же было очевидно и понятно обоим – и Младшему Соседскому Свинёнку, и крольчонку Рафа… то есть и Робу Фицпатрику, и Питу Робусто: только пираты могли собраться на зиму в одном месте, чтобы как только потеплеет и лёд растает – сразу расплыться по своим пиратским делам.
Ошарашенные своим открытием, приятели привинтили, просунувшись сквозь крышу, взятую взаймы прицелочную трубу обратно к телескопу и осторожненько спустились с площадки по пожарной лестнице…
Оставшиеся пару зимних месяцев Рафаэлло и Младший Соседский Свинёнок много думали…

…По весне, в физкультпоходе, Пит Робусто и Роб Фицпатрик выяснили: то, что они приняли за замаскированные пиратские корабли, оказалось бобровским складом стройматериалов на Дальнем Озере. И хотя бобры клялись, что они не разбирали пиратские корабли на стройматериалы, им никто (из осведомлённых космических исследователей) не верил.
– Как же вы не боитесь пиратской мести? – испуганно спрашивал Рафаэлло, приподняв оба ушка.
– За это можно же поплатиться! – мрачно добавлял Младший Соседский Свинёнок, глядя на опешивших бобров с суровым прищуром своих маленьких глазок. И продолжал: – В открытом океане от пиратов вас могут защитить разве что туземцы, которые разглядят в вас туристов… Но сами рассудите: сначала надо будет обязательно созвониться с туземцами (не обрушиваться же на них со своими проблемами внезапно, как снег на голову! Это же неприлично!), а потом случайно встретить пиратов в океане… Ну разве ж такое возможно? 

…Через некоторое время сообразив, что сильнозанятых бобров ни в чём убедить нельзя, героические приятели решили им инициативно помочь и приступили к плану по маскировке, разработанному и детально продуманному ещё зимой.
Призвав на помощь пятерых лисят-первоклашек (как специалистов по бобровским сооружениям), они перекрыли пару сливных отверстий в плотине Дальнего Озера, в результате чего уровень воды поднялся так, что весь склад пиратских кораблей оказался под водой.
Но майское солнышко пригревало, и уровень воды на Дальнем Озере неуклонно стал понижаться…
Когда бобры вернулись с майских праздников, вода уже совсем сошла и остатки стройматери… то есть пиратских кораблей оказались на поляне. И вся поляна была плотно покрыта пушистыми цветочками весёленького жёлтого цвета!
Рафаэлло с Младшим Свинёнком очень точно рассчитали: среди весенних первоцветов пираты даже из космоса не распознают остатки своих кораблей и точно подумают, что их свистнули другие пираты. И потому бобры будут точно ограждены от посредьокеанской мести!
Бобры же внезапно обнаружили свои заготовки промытыми и просушенными, лежащими на поляне среди красивых цветочков – как раз недалеко от автомагистрали, где они должны были построить мотель для дальнобойщиков. Потому и шустрые космические исследователи тоже оказались ограждены от бобровской мести… то есть от разбирательств с бабушкой Рафаэлло и Стариной Свином.
Но это всё произошло только по весне, а сейчас Рафаэлло и Младший Соседский Свинёнок, прижавшись друг к дружке, чтоб не так сильно мёрзнуть, смотрели через прицелочную трубу сквозь завесу танцующих в воздухе снежинок  на фантастически застывшие во льду силуэты покорителей южных морей, и даже маскировочное отсутствие парусов не мешало обоим приятелям видеть чудесные картины волн, сияющих солёной пеной под жаркими лучами тропического солнца, разрезаемых бушпритами, устремлёнными к зовущему горизонту с фонтанчиками китов на самой грани различимости.
Робусто оглядел нас обоих, заворожённо внимающих, мягко улыбнулся и тихонько, немного робко спросил:
– Правда же, красиво?..

Объяснительные пояснения или пояснительные объяснения

1. Санитарный день в Обсерватории назывался так совсем не потому, что в последний четверг каждого месяца за телескоп и прочее оборудование держались только санитары! Это означало, что в этот день специалисты по мокрой уборке, выражаясь по-научному, санировали, а точнее – попросту мыли всё, что можно было мыть, и протирали всё, что помыть было нельзя. И на этот день посетители в обсерваторию не допускались – чтоб не мешать процессу. Даже за «Ну, позя-позя-позя!.. Ну пропусти-и-и-и-и… Ну о-о-о-очень хо-о-о-о!..» и горючие слёзы («Крокодилов для слёз просьба с собой не приводить!» – гласило объявление на двери в санитарный день).
С санитарами вообще в Лесу была некоторая напряжёнка: они были не востребованы. Больницы в Лесу не было – просто потому, что все его обитатели вели очень здоровый образ жизни, и если и случались какие-то страшно редкие напасти, то лечили их, в основном, проверенными временем айболитовскими методами: например, давали шоколадки и ставили градусники. Это всегда помогало. Кстати, у 98 % даже вполне себе несказочных школьников этот метод тоже даёт очень действенный результат: каким бы заболевшим не казался ребёнок перед четвертной контрольной по математике, но выдача шоколадки и тщательно контролируемый градусник почти всегда покажут здоровый аппетит и абсолютно нормальную температуру!
Вместо больницы был Лечебно-профилактический медицинский образовательный центр. Дятлы в нём учились… нет, конечно, не на ветеринаров: на дендродокторов, специалистов по лечению деревьев. Бобры, как представители наиболее травмоопасной профессии, учились оказанию первой помощи. Санитарами числились броненосцы, но поскольку такой работы для них было мало (только на учебно-тренировочных занятиях), то они подрабатывали медбратьями. То есть ставили градусники. И выдавали шоколадки.
Руководили всем этим сложным лечебно-профилактическим медицинским образованием чёрные японские журавли. 
2. Свинчивание прицелочной трубы с телескопа выглядело так: «Рафаэлло… то есть Пит Робусто, но ты же понимаешь, что свиньи не предназначены ни для уверенного подпрыгивания на нужную высоту, ни для залезания на телескопы? Так что я пойду поищу в подсобочке свежих печенек, а ты пока попрыгай до прицелочной трубы, и если что – залезай прямо на телескоп, не стесняйся, только лапки сначала хорошо помой, а то следы останутся, некрасиво будет…»
3. Вы скажете – что же тут приключательно-опасного в залезании на крышу Обсерватории? Хм-м-м… А вы вообще представляете себе, как трудно с круглой обсерваторской крыши следить за пиратскими намерениями? А тут ещё и снежинки за обсерваторскую трубу цепляются… Ох, быть бы обоим космическим пиратам с синяками и шишками (отнюдь не сосновыми), если бы не Директор Волк…
4. Дороги-то по Лесу (да и лесу тоже) идут все вкругаля, потому все дальнобойщики хоть и успевали доехать до Леса засветло, но страсть как нужно было обустроить для них промежуточное место отдыха. Ведь дальнобойщиками были медведи, и зимой им без мотелей никак нельзя! А прямые дороги идут по лесам только там, где нет извилистых речек и Дальних Озёр.