ПРОЗА. Ксения Кель
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

Последняя весна

Это был обычный день для меня. По крайней мере, я думала, что он будет такой же, как и все остальные. Такой же загруженный работой, дурацкими вопросами от клиентов, спешкой и с перекусом на бегу. Может, всё-таки стоило пойти дальше учиться после колледжа? Хотя вряд ли я бы смогла закончить. Тяжело сохранять хорошее настроение, когда твоя жизнь – это коловорот из работы, дождя, голода и стресса, которые буравят твои нервы каждый день. Да и сохранять настроение уже не хочется. Так сойдёт.
Была весна. Я ещё не знала, что это будет последняя весна в моей жизни. Я стояла на остановке у офиса и ждала автобус до дома. Опять опаздывает. Уже два раза меня окатили водой из лужи. Спасибо, водители. Очередной чудесный день. А ещё в магазин надо и прибрать, ведь завтра гости. Хочу остановить всё это на пару недель и не делать ни-че-го.
Наконец-то, автобус. Радует, что на этой остановке он ещё не забит и даже можно сесть. Сяду рядом с этим парнем. Он выглядит так, словно от него, скорее всего, не будет вонять. Это мне подходит. И это бинго! От него даже парфюмом пахнет, но не слишком. Спасибо, вселенная, – может, поездка выйдет нормальной. А вообще мужчина симпатичный. Видно, что ухаживает за собой, но в разумных пределах. Каштановые волосы, модная стрижка, острый нос и лёгкая щетина. Мило.
– Девушка, у вас выпала перчатка, – он обратился ко мне.
– Что? – блин, задумалась.
– Кажется, это ваша перчатка, – мой сосед как-то печально улыбнулся и показал на лежащую в проходе в грязи когда-то кремовую перчатку.
– Чёрт, – я спокойно подняла перчатку. Да уж, теперь это мусор. – Спасибо, – я попыталась улыбнуться. – Скорей бы и этот день кончился.
– Не стоит так говорить, девушка. Жизнь прекрасна, наслаждайтесь каждым днём.
Я подняла бровь в знак недоверия к его словам, но его это только развеселило.
– А-ха-ха, не надо так реагировать, ведь я говорю правду. Я вот влюбился. Она – девушка мечты. Прекрасная…
Ещё пару остановок он рассказывал мне о «девушке своей мечты». О её волосах и её борьбе с ними за приличный вид, о том, как она иногда выпадает из реальности или как увлечённо наблюдает за рыбками в аквариуме. Рассказал, откуда она, кем работает. Ещё были детали типа смеха, голоса и походки, которые, конечно же, были милыми, воздушными и всякое такое. Кроме всей милой составляющей эта девушка, его мечта, оказалась чертовски похожа на меня. Мы даже в школу одну ходили. Я ей завидую. Хотела бы и я, чтобы обо мне говорили с таким теплом и даже мелкие недостатки озвучивали как милые особенности.
– …И её зовут Екатерина. Имя ей очень идёт.
– Хм, – усталость куда-то пропала, теперь я уже улыбаюсь. Когда мне стало так приятно слушать незнакомца? – Надо же, и меня так зовут.
– Да? – он ещё шире улыбнулся. – Как здорово! Так что не грустите, возможно, вы тоже чья-то мечта.
– А-ха-ха-ха. Было бы просто здорово. Обязательно спрошу своего жениха об этом. Если что, надо искать нового.
– Уверен, что он думает так же. О, а мне пора. Пока. Не грустите!
Он выбежал из автобуса, обернулся и приподнял указательными пальцами уголки губ, изображая улыбку, и невозможно было не улыбнуться в ответ.
Я вернулась домой в отличном настроении. Об истории о «девушке мечты» рассказала своему жениху, ему понравился мой рассказ, и он одарил меня комплиментами и признаниями в любви. Отличный вечер в тёплой атмосфере, а всё благодаря попутчику в автобусе. И его слова помогали мне улыбаться по вечерам ещё неделю. Ещё семь дней, семь чудесных вечеров. А потом, на восьмой день после нашей поездки, меня сбила машина на пешеходном переходе. Вот так вот всё и кончилось. И больше не осталось ничего, кроме приятных воспоминаний о последних днях.
Так странно. Только что я шла домой в уютную, тёплую квартиру, к любимому человеку, с которым мы прожили бы всю жизнь, завели бы детей… Но этого уже не случится. По крайней мере, не со мной. Я думала, это будет больнее, но как-то нет. Да, я буду скучать по всем и мне жаль, что мои близкие испытают эту боль, но, надеюсь, это быстро утихнет и они продолжат свои жизни, а я… я умерла счастливой, а это уже неплохо.
Так странно быть неживой. Не появилось волшебного луча, тянущего меня на небеса, это меня немного расстроило. Однако, с другой стороны, и земля под ногами не провалилась и я не попала в ад. Я просто осталась здесь. Может, у меня есть тут дела? Или рая и ада просто нет, и я буду тут болтаться вечно? Или мне надо сделать какой-то ритуал? Блин. Ладно, поживём – увидим. Могу ли я так говорить?
Первые дни моей загробной жизни были… волшебными. Я привыкала к тому, что меня не видят люди, а вот животные – прекрасно. Я могу проходить сквозь предметы. Можно сказать, передо мной открылись все двери. Но самое классное то, что я могу летать! Причём довольно быстро, быстрее машин в городе, и довольно высоко: на крышу десятиэтажки – легко. Поэтому первое время я просто отлично провела. Летала от места к месту, соревновалась в скорости с кошками, собаками, крысами и птицами. Я побывала во всех самых живописных местах в городе, и не пришлось платить за вход. Конечно, я повидалась с родственниками. Это было тяжело. Они меня не видели и очень грустили, особенно мама. Всё, что я могла, это сказать «прости» и «спасибо». Кажется, она почувствовала, что я рядом, и ей стало легче. Долго там находиться я не могла и не хотела. Нам всем надо привыкать жить друг без друга. Быть может, потом, когда они тоже уйдут, мы встретимся снова и опять будем счастливы. Но это будет не сейчас.
Первый месяц прошёл незаметно. Время теперь ощущается совсем по-другому. Если бы не постоянные смены дня и ночи, я бы подумала, что прошла максимум неделя. Неужели мне так и суждено провести остаток… нет, вечность? Это, конечно забавно, но не настолько. Кстати, я встретила и других призраков. Правда, они, как и я, «новички», и так и не смогли мне ничего объяснить. Целый месяц, и ни разу не встретила того, кто был бы призраком дольше года. Совпадение ли? Может, там всё-таки что-то есть в конце. Посмотрим. А пока я хочу снова увидеть его, ну, парня из автобуса. Он и не подозревает, что сделал для меня, да и его бы напугало что-то типа «Мужик, спасибо, что сделал мою жизнь получше, перед тем как меня насмерть сбила машина. От души». Но я всё равно хочу ему это сказать, даже если он меня не услышит.
Решить-то я решила, но как мне его найти? Попробую так же, как и в первый раз. Несколько дней я стояла на остановке и высматривала людей внутри автобусов. И вот, на четвёртый день увидела его внутри. Я зашла в автобус, но на половине тела меня закрыло дверью. Даже думала поорать на водителя, но вспомнила, что он меня не видит. Хотела зайти как человек, но надо привыкать, что передо мной часто закрываются двери.
Сегодня место рядом с ним было занято. Ну и ладно. Просто постою рядом. Хоть меня никто и не видит, но как-то странно говорить о таких личных вещах перед всеми. Он ничего не читал, не слушал музыку, просто сидел и смотрел в окно. Мы вышли на той остановке, где попрощались в прошлый раз. Наверное, теперь можно сказать.
– Слушай…
А? Что? Он побежал? Блин, дождь начался.
Он забежал в ближайшую кофейню. Я за ним. Веду себя как самая подозрительная личность. Хорошо, что он этого не видит. Мы сели у окна, он заказал себе кофе и какое-то пирожное. Мне больше не хочется ни есть, ни пить, но вот сейчас я немного тоскую по таким моментам – по окну стучит дождь, а ты за стеклом с горячей чашкой в руках просто наблюдаешь за серыми улицами. Всегда любила смотреть, как животные и люди в спешке ищут укрытие от дождя. Хотя намного интереснее в те моменты, когда найдётся человек, который в восторге от этой погоды. Как ребёнок он идёт, подняв лицо к небу, наступает в каждую лужу и улыбается. И почему я так никогда не делала?
– Знаешь… я даже не знаю, как тебя зовут, я ничего о тебе не знаю… но спасибо тебе. Ты меня тоже совсем не знаешь, да и не узнаешь уже никогда, потому что я умерла, но это не так страшно на самом деле. Особенно не так страшно, когда умираешь в хорошем настроении. А всё ты. Глупо, да? Но твои слова там, в автобусе, они так подняли мне настроение. Если бы я умерла две недели назад, я бы наверняка превратилась в этого озлобленного призрака, что пугает маленьких детей и туристов. Но… в общем, спасибо. Спасибо, что сделал мои последние дни лучше.
Фух, сказала. Меня немного занесло, но я сказала, что хотела. А? Только что, кажется, он на мгновение улыбнулся. Услышал меня? Нет, бред. Наверное, просто подумал о своей любви или что-то в этом духе. О, уходит. Странно идти за ним, но призрачных дел у меня на сегодня больше нет, поэтому ничего страшного, если я попреследую его ещё немного, правда?
Мы вышли из кофейни. Дождь уже кончился. Парень неспешно шёл по улице, разглядывая витрины магазинов. Пару раз мне показалось, что в отражении витрин он смотрел прямо на меня. Видимо, я уже схожу с ума от того, что давно ни с кем толком не общалась.
Мы зашли в магазин. Он купил кое-какие продукты и бутылку красного вина. Скорее всего, сейчас он идёт домой. Дальше точно преследование надо заканчивать. Впереди собака, дворняжка огромных размеров. Она явно не рада мне. Животное двинулось в мою сторону, хоть и на поводке, но хозяин с трудом может её контролировать. Мне не было страшно, всё равно она ничего мне не сделает. Она подбежала, хотела прыгнуть в мою сторону, но хозяин с силой дёрнул ошейник. Собака один раз полаяла и пошла дальше.
– Простите, ради Бога, не знаю, что на него нашло, – владелец пса несколько раз извинился, проходя мимо. И тут до меня дошло, что передо мной рука. Этот парень закрыл меня рукой, как будто пытался укрыть от собаки за собой.
– Да ты точно меня видишь! Мне не показалось, – я встала прямо напротив, очень близко, это точно дискомфортно, если он видит, – сознайся!
– Не здесь, – еле слышно ответил он.
Ого! Да это правда. Человек – и видит меня. Такое впервые. Он точно со странностями, но это просто здорово!
Он пошёл дальше. Я летала вокруг него, иногда проносилась мимо, потом возвращалась, пролетала сквозь прохожих. Поразительно, как он невозмутимо к этому относится. Должно быть, много призраков уже встречал, вот и смог сделать вид, будто не видит и не слышит меня. Мы подошли к подъезду многоэтажки, он открыл дверь, но не заходил, придерживал её ногой. Я не собиралась заходить, но он махнул головой в сторону лестничной клетки. При жизни это было бы крайне опрометчиво с моей стороны, заходить домой к незнакомцу, но я же могу просто пройти сквозь него. Не думаю, что мне что-то угрожает.
– А ты смелая, – сказал мужчина, закрывая за мной дверь в квартиру. Мы прошли в кухню, – небось, думаешь, что раз я человек, а ты нет, то я ничего не смогу тебе сделать. А вдруг я колдун, собирающий души умерших, и весь мой дом исписан рунами, которые не дадут тебе сбежать?
Услышав его слова, я в тот же миг ринулась к выходу. Но так же легко, как и всегда, прошла сквозь дверь. Я сразу услышала мужской смех. Чёрт, только посмотрите на него. У него даже слёзы на глазах выступили. Ну, запаниковала, не надо так пугать. Врезала бы, если б только могла.
– Расслабься. Я просто пошутил. Наверное, – он всё ещё не мог остановиться от смеха.
– Не вижу ничего смешного. А ты сам не думаешь, что я могу тебе навредить? Не боишься меня?
– А? Нет, не боюсь. Душам требуются десятки лет, чтобы научиться взаимодействовать с физическим миром, а ты умерла около месяца назад. Вряд ли ты сможешь мне сейчас навредить. Плюс, я так понял, что ты пришла меня поблагодарить.
– Да… – его последние слова немного смутили меня. – Но я не думала, что так всё обернётся.
– Сразу скажу: я скрываю, что вижу души, потому что мне нечего тебе рассказать. Такие, как ты, ждут от меня ответов, что же дальше, но я не знаю о вашем мире ничего. Без обид, но я и не пытаюсь узнать.
– Понятно. – Неловко. Я ведь действительно, когда поняла, что он видит меня, решила, что он сможет мне помочь. – Но всё равно ещё раз спасибо. Благодаря тебе я перенесла смерть лучше, чем могла бы. Ты ведь знаешь моё имя, а как тебя зовут?
– Такова и была цель. Я – Михаил. Можно просто Миша.
– Цель? Ты знал, что я умру?
– Знал. Иногда я вижу срок жизни людей. В основном люди – это просто люди, но иногда я вижу их оставшееся время. Но это происходит только тогда, когда им остаётся меньше месяца. Видимо, чтобы мне было ещё больше не по себе, я так же вижу моменты их жизней. Поначалу я пытался это остановить, спасти людей от смерти, но в конечном итоге они умирали у меня на глазах. Если я пытался оградить человека от всего мира, он умирал от сердечного приступа. Уйти от смерти нельзя, понимаешь?
В ответ я смогла только кивнуть. Я думала, что он спаситель заблудших душ, что он даст мне ответы и проведёт меня в другой мир. Это было эгоистично с моей стороны. Если бы я знала, что кто-то умрёт и ничего не могла с этим сделать… наверное, я бы сошла с ума и стала вести жизнь отшельника, просто чтобы мне не было так больно. Продолжать этот разговор не имеет смысла, да и просто не хочется. От него не по себе.
– Так у тебя на самом деле есть любимая с именем Екатерина?
– Нет. Прости, я наврал. Просто хотел сказать тебе что-то приятное, чтобы ты перестала делать такое печальное лицо.
– Врун, который пытался осчастливить умирающую девушку. Благородно и печально одновременно.
– Предлагаю оставить только благородство, – он улыбнулся и отпил вина.
Дальше мы просто болтали ни о чём. Я узнала, что он на семь лет старше меня, сейчас ему двадцать девять. Работа его связана с компьютерами и Интернетом, хотя я не поняла и половины слов, что он там сказал про технологии. Но, кажется, ему это нравится – так увлечённо рассказывает. Ещё несколько часов мы проговорили о фильмах и музыке. Вкусы у нас оказались разные, но общаться с ним было интересно. Он тоже внимательно выслушивал мою точку зрения. Пора уходить. Не хочется, но именно поэтому мне надо идти. Каким-то образом я на время забыла, что умерла. Сейчас я скучаю даже по своей работе в службе поддержки дурацкого онлайн-магазина, на который я жаловалась по вечерам, также за бокалом вина.
Несколько недель мы больше не виделись с Мишей. У него есть жизнь, ни к чему ему водиться с потерянной душой. А мне не стоит скучать по жизни людей. Надо понять, что делать дальше, а не цепляться за прошлое. Я вообще не планировала его больше видеть. Но наши планы ведь не всегда совпадают с реальностью, так? Я неслась по забитой людьми улице за призраком, которого заметила краем глаза, когда в толпе услышала тихий знакомый голос: «Привет». И я остановилась. Мы решили погулять по парку.
Я рассказала о том, что решила больше общаться с другими призраками, может, вместе мы сможем найти ответы, ведь всех, кого я встречала до этого, как и меня, интересовало только то, что же делать дальше. Но пока это не приносило никаких результатов. Я уже опробовала несколько обрядов из разных религий, побывала в разных «мистических» местах, но пока безрезультатно. Я не могу даже взять в руки книги, поэтому ответы приходится собирать по легендам и предположениям.
Мы подошли к небольшому пруду. Я говорила ему о том, какая идиотская у меня была работа. Н-да, даже после смерти не могу перестать злиться на некоторые моменты. Но он меня больше не слушает. Просто смотрит на своё отражение в воде. А? Что? По его щеке течёт слеза!
– Миша? Что случилось? Почему? Что с тобой? – Я не знаю, как на это реагировать. Всё же было нормально. 
– Время, – он смахнул слезу, но его руки тряслись.
– Время? 
– Моё время… – он посмотрел на меня, но я ещё никогда не видела такого лица у человека. Он улыбался, но его губы были почти такие же белые, как лицо, плечи опущены, а руки, собранные в замок, слегка потряхивало. – Я вижу моё время. Оно подходит к концу… моё время! Моя жизнь, она подходит к концу!
Он начал ходить кругами, всё быстрее. Он пинал траву, смял в руке свою рубашку. В конце концов, он просто рухнул на колени, согнулся, бил кулаками по земле и проклинал весь свет за то, что он может видеть. Прохожие сторонились его или делали вид, будто и вовсе не замечают. А я, мёртвая, стояла и просто смотрела. Я не знала слов, которые могли бы ему помочь, да и не думаю, что сейчас он вообще услышал бы меня. Видит, сколько ему осталось, да? До секунды? Я хотела прожить ещё лет шестьдесят, завести семью и поменять работу, но я умерла. Я не чувствовала страха, просто меня не стало. Быстро, безболезненно и крайне неожиданно. Но это не было страшно. А он знает, когда сам умрёт. И знает, что ничто не сможет это остановить. Знает миг, когда его не станет. Даже если я запру его в месте, где нет зеркал, не думаю, что он сможет выкинуть эту мысль из головы. Каждую секунду он ближе к смерти. Об этом нельзя не думать. Больше нельзя жить нормально.
Миша понемногу успокаивался, ну а я так и не нашла нужных слов, а произносить ненужные совсем не хотелось. Я просто сидела рядом. Думаю, приведение – это точно не тот, с кем он хотел быть рядом в такое время, но оставить его одного сейчас я не могу. Вскоре он совсем успокоился и тоже сидел и смотрел на воду. А потом ушёл. Он ничего не сказал, просто встал и ушёл. 
Следующие несколько дней я не попадалась ему на глаза, но следила за ним. Снова его преследую. Но не могу с собой совладать, не могу оставить умирающего человека. Только в первый день он был на работе, и то недолго. Уволился? Я бы точно бросила работу, если бы знала, что скоро умру. Остальные дни он просто слонялся по городу, покупал дорогую еду, подставлялся и дождю, и солнцу, внимательно вглядывался в окружающий мир. Мне кажется, он пытается максимально прочувствовать жизнь. Вот сейчас я думаю, что если бы все люди так внимательно смотрели на мир, то все жизни сразу бы стали ярче и приятнее, а то каждый ходит и только под ноги себе смотрит или в телефон.
– Знаешь, ты всё равно выделяешься в толпе, так что я видел, что ты ходишь за мной.
А, задумалась и не заметила, как Миша подошёл.
– Извини, – только это я и могу сказать.
Мы снова пошли в парк. Миша вёл себя как обычно, мы говорили о всякой ерунде и спорили о том, на что же больше похожи те или иные облака. Он сказал, что не хочет пытаться что-то делать, от судьбы не убежать.
– Ну, знаешь, а ведь быть призраком не так уж и плохо, – ну вот, выдала так выдала. Ладно, значит, будем гнуть эту линию. – Первый месяц я просто веселилась, летала, гуляла, соревновалась с животными. Работать не надо, еду готовить не надо, в кино можно бесплатно ходить. И самое крутое – можно летать!
Я изображала полёт птицы, кружила вокруг него, а он смеялся. Давно он так искренне не улыбался. 
– Кстати, я тут пообщалась с призраками и составила список крутых дел, которые они бы хотели успеть сделать, если бы знали, что время поджимает, – не знаю, сколько там времени у него осталось, но список идей мне надавали такой, что хватит на месяц точно.
Мужчина слушал меня, временами приподнимая бровь, временами смеясь. В конечном итоге было решено повеселиться, раз уж идей лучше у нас нет.
Следующие дни мы провели просто потрясающе, это я как призрак говорю. Дела были совсем разные. Я предлагала ему это делать с близкими, но у него нет родственников, а из-за дара он не хотел больше сближаться с людьми, ведь его первая любовь умерла у него на руках. Это она пробудила его способность и стала первой, кого он не смог спасти. В конечном итоге я веселилась вместе с ним. Мы ночью залезли на городской памятник, купались в фонтане, были в самом крутом клубе для металлистов, он сделал себе тату, мы прыгали с парашютом. К слову, я просто падала рядом. Хорошо, что уже умерла, а то сердце точно бы остановилось. Ещё мы бегали голышом по улицам, встретили рассвет на крыше многоэтажки, играли с животными из приюта, Миша ел самое острое блюдо в городе, потом ему стало плохо, но мы всё равно пошли в центр развлечений, и он опробовал там все игровые автоматы. Мы сочинили песню о любви и пели её ночью под окнами, а после убегали от полиции. А потом он продал квартиру и отдал все деньги на благотворительность. Тогда я поняла, что это последний день для него.
– Почему ты плачешь, Катя? – он спросил, но я даже не заметила, что по щекам бегут слёзы. 
Как глупо с моей стороны. Ведь я знаю, что ничего страшного в смерти нет, и это даже не моя жизнь, однако всё равно так печально знать, что скоро этого человека не станет. 
– Глупая. Странно, что ты плачешь, ты ведь сама дух. 
Я посмотрела ему в глаза, в его карие глаза, слегка прикрытые от улыбки. Почему-то стало ещё более грустно. Обидно, что я так ничего и не смогла сделать.
– Думаю, пришла моя очередь это сказать, – он подошёл ко мне ближе. – Спасибо. Спасибо, что сделала мои последние дни просто потрясающими. Это было действительно весело.
– Нет, я… я бы хотела сделать больше, но… – голос не слушается, не могу продолжать.
– За эти дни я исполнил многие мечты других людей. Но есть кое-что, что я ещё не сделал. Не исполнил своё маленькое желание.
– Какое оно? Скажи мне, мы ещё успеем!
– Я был очень счастлив в эти дни, и я понял, что есть ещё что-то, что я хочу. Я бы хотел поцеловать девушку, которая мне нравится. – Он подошёл ко мне, его лицо было в нескольких сантиметрах от моего. – Если, конечно, она мне позволит.
А дальше я просто отдалась порыву чувств. Сейчас я бы тоже этого хотела. Не потому что это его желание, но для себя самой. Столько всего переполняло меня. Грусть, от которой по щекам текли слёзы; счастье от того, что я хоть чуть-чуть сделала его жизнь приятнее, разбегалось мурашками по моей спине от шеи вниз; и предвкушение, от которого, готова поклясться, я чувствовала, как бьётся моё сердце. Я закрыла глаза; хоть ничего не почувствую, но я так сильно хочу этого. Что? Его губы, я их чувствую! Тёплые губы касаются моих! Это не сон? Я широко открыла глаза, но увидела только свет…
 

***

Свет. Как ярко светит в глаза. Где я? Что это за звук? Как сильно болит голова.
– Катя! Катенька! Доченька! Доктор, она пришла в себя.
Я слышу голос мамы. Кто-то держит меня за руку? Тепло. Я наконец-то смогла сфокусировать свой взгляд. Больничная палата, да? Мама плакала и обнимала меня, благодарила Господа за мою жизнь. Жизнь? Я жива? Ничего не понимаю.
– Здравствуйте, спящая красавица, – доктор средних лет с мягким голосом обратился ко мне. – Ох, и заставили вы нас поработать. Но вы вдвоём пришли в себя, а значит, жить будете.
– Вдвоём? – Что это значит? Голова так болит, что я ничего не понимаю.
– Да. Вы переходили улицу, когда на вас неслась машина. Проходи, посетитель! – врач махнул рукой, и в палату на двух костылях зашёл парень. – Это Михаил. В последний момент он толкнул вас, в результате чего и сам пострадал. И он, и вы были в крайне тяжёлом состоянии и не приходили в сознание неделю. Но вы живы. А этот мужчина – герой!
И я вспомнила, как вышла на конечной остановке, переходила дорогу, а потом услышала голос сзади и удар… а дальше было это видение. Всё казалось таким реальным. 
– Кажется, нам приснился один и тот же сон, – Миша улыбнулся и сел рядом с моей кроватью.
У него на самом деле не было дара, но была семья. Он просто вышел со мной на одной остановке, а потом рискнул жизнью, спасая меня. У меня, кстати, нет жениха, как было в том сне. До сих пор я не могу объяснить, как возможно то, что нам приснилось. И был ли это вообще сон? Но с тех пор мы снова вместе повторили всё из того списка, а потом и много своих пунктов добавили.
А сейчас я иду ему навстречу в белом платье, с букетом в руках. Он так мило улыбается…

КОНЕЦ