ПРОЗА. Анна Васильева
руб.30.00
Наличие: 0
Единица: шт.

Праздник для всех

С раннего утра Тихомиру не покидало ощущение: что-то будет. И это «что-то» – вовсе не новогодний подарок в яркой обёртке, который неожиданно появится под дверью.
Сперва библиоведьма обнаружила, что любимого кофе даже на одну чашку не хватит. В связи с чем выслушала нудную лекцию крысы Маргариты Карловны о том, что «надо впрок покупать, и вообще – хозяйством заниматься, это тебе не палочкой волшебной размахивать!». «Да нет у меня палочки – так колдую!» – пробурчала в ответ Тихомира, запивая пирожок несладким чаем. Сахар, как оказалось, тоже куда-то делся.
До любимой библиотеки Тихомира брела, буксуя в сугробах, как «запорожец» соседа дяди Валеры, и ругая на чём свет стоит дороги Лаврентьевска, которые превратились из-за ночного снегопада в снежные реки. На крыльце девушка поскользнулась и чуть не полетела носом.
– Да что ж за напасть-то сегодня! – не выдержала библиоведьма. – Давайте ещё что-нибудь свалится на мою рыжую голову! К счастью, сверху ничего не рухнуло. Зато из читальни послышался тихий плач. Придя на звук, Тихомира обнаружила сидящую на полу библиотекаршу Наташеньку. Трепетная девушка горевала над расколотым ёлочным шариком, как старуха над негодным корытом в сказке Пушкина.
– Вот, разби-и-и-ился… – Наташа подняла полные слёз глаза на Тихомиру и шмыгнула носом.
– Да вижу я… – отозвалась волшебница. – Ну что поделать. На счастье! Мы новый повесим. У нас этих шариков целая коробка. Где она, кстати? И нечего на полу сидеть – из окна дует.
Наташенька отряхнула брючки и вышла. До новогоднего праздника, который они придумали для ребят, оставалось всего несколько дней. В зале стояла пушистая, роскошная, наряженная, как царевна, красавица-ёлка. На окнах трепетали лучами бумажные снежинки, вырезанные на мастер-классе девчонками-читательницами под присмотром Наташеньки. В углу на тумбочке, возвышаясь над сугробом из ваты, игрушечный Дед Мороз улыбался румяной Снегурочке.
Библиоведьма подняла стеклянные половинки. «Нет, ну точно магия! Причём не добрая ни разу. Мой любимый рыжий шар был!» – вздохнув, девушка отправила осколки в мусорное ведро – ещё не хватало, чтоб кто-нибудь из маленьких читателей порезался.
– Что-то не нравится мне всё это, – Маргарита Карловна свесилась со стеллажа со сказками. – Помнишь, на прошлой неделе кактусы у Анны Сергеевны погибли. Жили – не тужили, и тут на тебе. Засохли за ночь. Кактусы! Засохли! А позавчера крыша протекла – полдня с тряпками бегали. Сейчас вот шарик разбился. Не слишком ли много неприятностей? Может, опять нечисть какая в библиотеке завелась?
– Я тоже об этом подумала, – кивнула Тихомира, вспомнив, как они с подружкой Леной несколько месяцев назад книгохвата из читальни выгоняли. – Но я не дам никому праздник испортить. Ещё как назло книговой Беримир, библиотечный хранитель, в отпуске. Будь он на месте – вовек бы такого не допустил. Ладно, сами справимся. Я из библиотеки сегодня не уйду, пока не узнаю, кто здесь пакостит.
– Ну надо же! Первая мудрая мысль за сегодня! Одобряю! До вечера. Я – спать, а тебе работать пора, читатель пришёл. – Крыса скрылась в гнезде, которое к наступлению холодов свила для неё из старого шарфа заботливая Тихомира.
Вечером, когда чересчур впечатлительная Наташенька ушла домой, библиоведьма заперла библиотеку, прошлась по залам, поправила на полках книги, заглянула в архив. Маргарита Карловна присоединилась, но тоже ничего не обнаружила, если не считать закатившуюся под шкаф красивую бусинку, сухой осиновый лист и лист календаря за прошлый год.
Библиоведьма рассудила, что если нечисть в читальне и завелась, то покажется она попозже, поэтому смело можно перекусить. Девушка вытащила из сумки большущее красное яблоко, пристроила его на столе и ушла руки мыть. А когда вернулась, увидела, что вместо аппетитного крутобокого фрукта рядом с монитором валяется крохотный огрызок.
– Это кто тут безобразничает?! Выходи немедленно! А то я сейчас учебник по библиомагии открою и такое заклинание найду – от тебя мокрого места не останется! – негодовала колдунья.
– Вот именно! Она не шутит! – пискнула Маргарита Карловна, воинственно вытянув в струнку голый хвост. Никто не появлялся, и Тихомира уже решила, что потерю яблока можно пережить и поужинать бутербродом, но вдруг за стеллажом что-то потопало и захихикало.
– Это книгохват, что ли, опять? – прищурившись, шепнула крыса. – Ну, тогда нечего с ним церемонится. Сбегай домой за хронологической пылью, а я его покараулю.
– Ой! Не надо за пылью!
– Ах, не надо? Тогда вылезай! – Тихомира даже ногой для убедительности топнула.
– Да иду я…
Не прошло и минуты, как из-под книжного стеллажа, чихая и кряхтя, вышла крохотная девчонка. Отряхнула зелёное платьице, подтянула сползший рыжий гольф. Исподлобья посмотрела на Тихомиру. Нос кнопкой. Глазищи большие, круглые, как у говорящего кота Сан Саныча – любимца Лены. Макушка вся в чёрных кудряшках, в которых запутались хлопья пыли, нитки и ещё какой-то мусор.
– Ну и кто ты такая? – поинтересовалась книжная колдунья.
– Алёнка! – звонко ответила маленькая незнакомка.
– Ты ж из этих вроде, книгохватов? – Маргарита Карловна спрыгнула с Тихомириного плеча, посеменила к Алёнке и понюхала носок её сандалика. – Ну точно! Книгохват! Только мелкий ещё и не такой противный. Я ж говорила, Тихомира, пылью её надо.
– Я не противная! – обиженно воскликнула Алёнка, но на всякий случай отодвинулась подальше к двери, чтобы если что – сразу удрать.
– Ну а кто тогда кактусы испортил, в потолке дыру проковырял, шар разбил и яблоко моё съел? Не ты ли, хорошая и послушная посетительница библиотеки, которая сотрудников уважает? – с напускной суровостью спросила библиоведьма. Ей совсем не хотелось швырять в новую знакомую хронологическую пыль, которую вредные библиотечные существа ранга книгохватов, стеллажников и ниже боятся как огня. Девчонка ей понравилось. Она чем-то напоминила Пеппи Длинныйчулок и Ронью, дочь разбойника.
– Ну да, я это… – потупилась Алёнка, а потом добавила, спохватившись: – Но вы не думайте, что я плохая и злая, как все книгохваты! Просто мне обидно очень, что у ребят скоро праздник новогодний, а меня не позвали.
– Ага! Натворила всякого, набедокурила, а мы её должны на концерт пригласить и в хоровод вокруг ёлки. Ишь, чего удумала! – не унималась крыса.
Алёнка совсем расстроилась. Нижняя губка у неё задрожала, как у всех малышей, собирающихся зареветь.
– Подожди, подожди! – опередила поток слёз Тихомира. – Вот этого не надо! Ты ж не царевна Несмеяна, сырость тут разводить! Давай вот что сделаем: мы тебя на праздник позовём, а ты нам в библиотеке больше ничего портить не будешь. Договорились?
– Ага! – закивала девчонка и озорно улыбнулась. – А вы не обманете? Честно-честно?
– Честное библиоведьминское! А сейчас пошли-ка со мной, Алёнушка, ёлку проверим. У меня пара замечательных шариков есть. Один, как твоё платье, изумрудный! Он отлично подойдёт нашей лесной красавице.
Тихомира шла первой, гордясь маленькой, но всё же победой. В первый раз она не уничтожила отрицательного персонажа из книжного магического мира, а подружилась с ним. Радостная Алёнка припустила за ней. Её позвали на праздник! И теперь не надо сидеть за шкафом и с завистью смотреть, как мальчишки и девчонки стишки читают, смеются и конфеты лопают. Последней цокала коготками Маргарита Карловна, которая тоже была довольна, что не пришлось применять заклинания и противную пыль, от которой ужасно долго чихалось. Новогодний праздник – он добрый и волшебный для всех. Даже для книгохватов!