Робинзонада как литературное явление
27.03.2019 98 5.0 0


Мало кто из авторов может похвастать тем, что имя придуманного им персонажа из собственного превратилось в нарицательное. И ещё меньше тех, чьё произведение стало родоначальником целого жанра, или хотя бы поджанра в литературе.  Одним из тех немногих можно назвать английского писателя и публициста Даниеля Дефо. Из-под его пера вышло более пятисот произведений, но в историю литературы он вошёл благодаря  книгам о приключениях Робинзона Крузо. Первый роман о нём Даниель Дефо опубликовал за год до своего шестидесятилетия. Изначально роман создавался для взрослых, но со временем переселился в золотой фонд детской литературы. Пересказывать сюжет нет смысла. Он в сжатой форме изложен в первоначальном названии. Тогда, в начале восемнадцатого века, были в моде очень длинные заголовки произведений. Но мода изменилась и сегодня роман Дефо чаще всего публикуют под сокращенным названием. Он входит в школьную программу, и даже дети знают, что у Робинзона Крузо был реальный прототип – Александр Селькирк, чьими мемуарами и вдохновлялся Дефо при написании романа. 
А сама книга Дефо неожиданно стала источником  вдохновения для целой плеяды авторов. Но если Дефо сделал акцент на противостоянии человека природе, доказывая, что и один в поле воин, то его последователи сделали робинзонаду явлением коллективным. Ещё в 1874 году Жюль Верн поместил на таинственный остров  группу из пятерых людей, выживших после крушения воздушного шара.  А спустя восемь лет тот же Жюль Верн открыл целую школу робинзонов, точнее написал роман с таким названием. Правда, ученик в этой школе был лишь один – двадцатидвухлетний Годфри, который всю жизнь мечтал оказаться на месте Робинзона Крузо. И вот однажды его мечта стала явью, правда, на деле оно оказалось вовсе не тем, чем казалось. Спойлеры могут разрушить интригу, так что, кому интересно –  почитают сами. 
Кстати, почитать про робинзонаду можно не только у Жюля Верна, но и, к примеру, Герберта Уэллса. Хотя его доктора Моро трудно назвать робинзоном в полном смысле слова. Ведь он не попадает на остров в результате крушения как герои Дефо или Верна.  И не отбивается от хищных зверей, а скорее заселяет хищниками остров. А вот Эдвард Прендик, появление которого приводит к тому, что зверолюди Моро снова становятся просто зверями, пожалуй, на Робинзона похож.  Герои же Уильяма Голдинга, наоборот, постепенно становятся похожими на зверей, беря пример, со свиной головы прозванной Повелителем мух. При этом внешне, оказавшиеся на необитаемом острове подростки остаются людьми. Но человечность свою постепенно утрачивают. А чего вы хотели от классической антиутопии? 
Отечественные авторы также не обошли вниманием тему робинзонады, в частности Александр Беляев создал необитаемый остров из погибших кораблей. Один из обитателей его профессор Людерс прямым текстом говорит о том, что они (то есть жители острова) робинзоны двадцатого века. Век двадцать первый продолжил традиции Даниеля Дефо и подарил миру такой литературный, а следом и кинематографический шедевр как «Жизнь Пи». А это значит, что тема выживания на необитаемом острове ещё далеко не исчерпана. 



Теги:Робинзон Крузо, Даниель Дефо

Читайте также:
Комментарии
avatar