"Сто лет одиночества": за кадром

В 1967 году никому не известный писатель из колумбийского города Аракатака выпустил роман в непонятном и тогда совершенно новом жанре мистического реализма. На страницах он описал свой родной город, назвав его иначе — Макондо, вспомнил старинные легенды и предания, бродившие в тех местах и рассказанные ему когда-то в далеком детстве любимой бабушкой, переплел прошлое и будущее, сон и явь, чтобы показать историю целого рода, судьбы членов которого оказались сплетены теснее, чем люди привыкли считать возможным. Вы уже догадались, что речь идет о культовой книге Габриэля Гарсиа Маркеса "Сто лет одиночества".

Сегодня трудно поверить в то, что ни одно издательство Латинской Америки не желало печатать эту историю. Она была непонятной, необычной и вызвала сомнения у опытных редакторов, привыкших к совсем другой литературе. Лишь одна организация из Буэнос-Айреса решила рискнуть. Она подписала контракт с авторов и опубликовала всего три тысячи экземпляров его романа. Кто бы мог подумать, что риск оправдается, а издательство навсегда войдет в историю, оказав помощь будущему Нобелевскому лауреату.

"Сто лет одиночества" - один из самых неоднозначных романов двадцатого столетия. Но едва ли кто-то станет спорить с шедевральностью этого произведения, написанного против любых жанровых канонов. По своей концепции оно столь неординарно и сложно, что практически невозможно придумать аннотацию, чтобы кратко изложить сюжет. Есть лишь один способ понять, о чем говорил с публикой Габриэль Гарсиа Маркес — прочитать его книгу самому и, возможно, даже вероятно, не один раз.

Идея создания романа родилась у писателя не за день. Она формировалась и крепла с тех пор, как Габриэль был маленьким мальчиком, который внимательно слушал старые легенды. Их любила рассказывать ему бабушка, с которой у ребенка сложились тесные, доверительные отношения. Потом мальчик вырос и стал журналистом. В качестве корреспондента он объездил весь мир, встречался с разными людьми, наблюдал, делал выводы и каждое событие, которому становился свидетелем, пропускал через сердце. Именно из чувств, которые испытывал маленький Маркес от соприкосновения со старыми преданиями, и эмоций, появившихся в процессе его странствий, появился роман, прославивший кубинца на весь мир и вписавший его имя в историю литературы.

За работу Маркес сел, когда ему исполнилось сорок. Именно тогда он почувствовал готовность заняться трудом всей своей жизни. К тому моменту у писателя была жена и двое сыновей, а вот особых денег не было. Между тем он понимал, что не сможет творить, если продолжит писать журналистские статьи и разъезжать по городам и весям в поисках материалов. Естественно, о редактуре и пиаре, которыми по большей части Габриэль занимался к своему сорокалетию, также речи не шло. Ему нужно было время и покой. Тогда он заложил свой автомобиль, отдал супруге все деньги, попросил, чтобы она не забывала покупать ему бумагу и сигареты, и приступил к исполнению своей мечты.

На протяжении восемнадцати месяцев Маркес практически не выходил из дома и ни с кем не общался. Его домочадцы оказались на грани нищеты, так как средств, вырученных за машину, хватало лишь на то, чтобы сводить концы с концами. Пришлось брать в долг. К счастью, соседи знали, что их земляк работает над книгой, и очень гордились этим фактом, а потому были готовы давать продукты его супруге, не забывая однако, записывать, сколько она им не заплатила. В конечном итоге счет у мясника, например, составил пять тысяч песо. По тем временам это была огромная сумма.

И вот роман был готов. Пришло время отдавать его в издательство и ждать вердикта. Но денег даже на почтовый перевод не осталось. Тогда синьора Маркес заложила фен и миксер. Денег хватило как раз на то, чтобы Габриэль отправил рукопись. Увы, организации, в которые он пробовал обращаться, отказывали. Казалось, все жертвы были напрасными. Но вот пришли хорошие новости из Буэнос-Айреса, и "Сто лет одиночества" начал свое славное шествие по планете.

Примечательно, что сам Габриэль Гарсиа Маркес неоднократно признавался, что никогда не стал бы читать свой роман, если бы не являлся его автором. Он также не желал, чтобы историю экранизировали, но понимал, едва ли сумеет этому помешать. Поэтому он выставил ряд условий к будущим режиссерам, что сделало саму идею практически нереальной. И вот итог — до сей поры люди, желающие познакомиться с творчеством писателя, имеют лишь один способ сделать это — купить книгу и погрузиться в лабиринты фантазии классика двадцатого столетия.

Оставить комментарий

Подписка: 1

Литературный портал для писателей и читателей. Делимся информацией о новинках на книжном рынке, интервью с писателями, рецензии, критические статьи, а также предлагаем авторам площадку для размещения своего творчества!

Архивы

Интересно

Соцсети