ПОЭЗИЯ. Андрей Ивонин
руб.30.00
Наличие: 99999
Единица: шт.

Творец

Есть оды, вдохновляющие нас,
И гимны, поднимающие дух.
Есть линии, приятные для глаз,
И звуки, услаждающие слух.

Гармония, твоя безмерна власть.
Не отменить и не перечеркнуть
Ни танца обжигающую страсть,
Ни музыки божественную суть.

Творец, художник, мастер, виртуоз.
Он больше, чем Вселенная, чем Бог.
Шекспир, Антониони, Берлиоз,
Бетховен, Микеланджело, Ван Гог.

Изобретай, выдумывай, твори!
Актёр, играй! Скрипи пером, поэт!
Отдай всё без остатка и сгори,
Как бабочка, летящая на свет.

***
Когда мелодия звучит
в уставшем сердце еле-еле;
когда дурная кровь стучит
в висках и нервы на пределе;

когда нежданная беда
всю душу до костей изгложет 
и станет опытом; когда
помочь уже ничто не сможет,

возьми Гомера. Одолей
печали чёрные глубины.
И длинный список кораблей
прочти, хотя б до середины.

Поэзия

Прихоть. Выдумка. Причуда.
Из глубин сознанья, из
Пустоты, из ниоткуда.
Мимолётна, как каприз.

Росчерк шалости мгновенной.
Память выстраданных мук.
В недрах дремлющей Вселенной
Зарождающийся звук. 

И бежит за строчкой строчка.
Долг диктует, страсть слепа.
Пусть слова лишь оболочка,
Прах, обёртка, скорлупа,

Но из гулкой тьмы кромешной,
Лишь поближе посмотри:
Пробивается нездешний
Свет, таящийся внутри.

Осень

В саду последняя листва
насквозь промокла.
Дождинки мелкие едва
скользят по стёклам.

Деревья жмутся на ветру,
топорщат ветки.
Всё громче музыка разлук,
а встречи редки.

Текут ручьи по мостовой,
и монотонно
дожди стучат, то вразнобой,
а то синхронно.

Их надоедлива игра
тире и точек.
Темней, длиннее вечера,
а дни короче.

Земля под натиском воды
совсем раскисла.
В прогулках под дождём коты
не видят смысла.

А на душе, как за окном,
темно и скверно.
Стоит прохожий под зонтом
и курит нервно.

Ну что, прощаемся? Пока!
До встречи в восемь?
И, словно рана, глубока
на сердце осень.

Синоптики

Повседневные ожидания,
Постоянные опасения
То всеобщего похолодания,
То глобального потепления.

Прогнозируемые заранее,
Но берущиеся под сомнение,
То периоды снеготаяния,
То периоды оледенения.

Климатологи и синоптики,
Энтузиасты и скептики,
В теории и на практике,

С помощью линейки и оптики,
Вычисляют наклон эклиптики
В нашей богом забытой галактике.

По осеннему Летнему саду…

Нет мне с бедными мыслями сладу.
То ли в памяти, то ли в бреду
По осеннему Летнему саду
Словно призрак бесплотный бреду.

По безмолвным, пустынным аллеям,
От начала начал до конца,
Где опавшие листья алеют,
Как сгоревшие наши сердца.

Где остатков ночного тумана
По траве разлилось молоко,
По заросшим тропинкам упрямо
Я иду далеко, далеко.

И назад, в листопадную замять,
Возвратясь по знакомым следам,
Об утерянном времени память
Сохраню и вовек не предам.

***
Ветрено. Хлопают ставни.
Падают капли слепо.
Спор вековой, давний
между землёй и небом.

Между целым и дробью 
дождей по железным крышам.
Октябрь истекает кровью
рябин. Был да весь вышел.

Как молодой сеттер,
жар ощутив под кожей,
тихо ворча, ветер
ветки осин гложет.

То замрёт у дороги,
то подойдёт ближе.
Мордой тычется в ноги
или ладони лижет.

Дождь исполняет грубо,
путано и сумбурно
на водосточных трубах
элегии и ноктюрны.

Влаге подставь губы.
Слышишь, звучат горны,
флейты, волынки, тубы,
чембало и валторны?

Мокнут в саду аллеи.
Паузы и длинноты.
И с каждым днём тусклее
осени позолота.

Никогда

Quoth the Raven: Nevermore.
Edgar Allan Poe, «The Raven» 

Осень. Время утрат.
Сказаны все слова.
Пёстрая от заплат
Мокнет в саду листва.

Тянется дней нить.
Кружится вороньё.
Как нашу жизнь делить
На «твоё» и «моё»?

Осень – пора потерь.
Убыли дни на треть.
Что потерял, теперь
Где там искать-свистеть?

Высохший лист как флаг
Треплется на ветру.
Станут деревья так
Голыми поутру.

Осень путает след.
Ветер сводит с ума.
Завтра выпадет снег.
Завтра придёт зима.

И превратится в лёд
В чёрном пруду вода.
Ворон в саду не врёт,
Каркает: «Никогда!»

***
Нет ни «завтра», ни «после»,
а есть только «здесь» и «сейчас».
И фонарь на углу,
и луна, что над домом повисла,
как и неба слюда,
не имеют значенья без нас.
Ни пространство, ни время без нас
не имеют резона и смысла.

Гулких улиц предутренний сон
и июльский рассвет,
полыхающий жарко 
в оконной надтреснутой раме,
и отчётливый твой 
на песке отпечатанный след,
только здесь вместе с нами живут 
и уйдут вместе с нами.

Ну а я полной грудью дышу, 
и живу на бегу.
Только крепче стараюсь запомнить 
любимые лица.
Что мне делать с любовью моей? 
И с собой её взять не могу,
ни прохожим раздать – 
лишь немного с тобой поделиться.

Живи!

Живи, пока живётся,
На яркий свет иди,
Покуда сердце бьётся,
Колотится в груди,

Пока всевышним силам
Благая цель видна,
Пока над дольним миром
Звенит твоя струна.

Не трать же сил на бредни,
А каждый день и час
Живи, как миг последний,
Люби, как в первый раз.

Пусть дни твои продлятся
На много лет и впредь.
Нам нечего бояться,
И не о чем жалеть.