Внимание! Стартует "Книжная Премия - 2016"
31 Марта 2016 - Планета книг

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Литературный форум » Обо всем понемногу » Статьи, публикации » Поэт и поэзия. 19-20-21 век
Поэт и поэзия. 19-20-21 век
redaktor
Дата: Вторник, 01.02.2011, 19:19 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
[Сделать подарок]
Группа: Администраторы
Сообщений: 4826
Награды: 94
Репутация: 255
Статус: Offline

Поэт и поэзия. 19-20-21 век

Слово «поэзия» в переводе с греческого обозначает творение. И часто мы употребляем этот термин для обозначения красоты, изящества и звучности сказанного или написанного. Тогда оно звучит как метафора, и может быть сказано даже относительно прозы. Существует также термин «стих», и иногда во избежание путаницы в научной литературе употребляют именно его. Но он тоже не способен дать желаемого точного объяснения данному способу организации речи, ведь как известно, «стихом» еще принято называть отдельною строку стихотворения. Но если сказать обобщенно при этом опираясь на высказывание Теодора де Банвиля, возможно, таким образом получится передать саму суть, то поэзия – это нечто идеальное и великое, сотворенное, и не нуждающееся в переделке.

Золотой век в русской поэзии еще принято называть «Пушкинской порой», здесь и творчество Лермонтова, и Некрасова. Стихи этого времени весьма оригинальны, в противоположность тому, что ранее предшествующие эпохи больше заимствовали. Период данного творчества в России совпадает по времени с эпохой зарождения романтической поэзии в Западной Европе. Но направление ему даёт не романтизм. Поэзия золотого века имела более формальный характер, да она избирательна и почти без изъяна, но очень классическая. Поэты вдохновлены эмоциями, ощущениями и чувствами. Стихи практически дышат, но опять же, это дыхание легко можно сравнить с придыханием русской девицы, которую очень несложно нарисовать в своей фантазии даже сегодня. Мало кто из поэтов выходит за грани классической чувствительности. Уже нет разговора с природой, но зато много внимания уделено анакреонтическим темам. Поэтами воспевается культ дружбы, развиваются сюжеты веселья и застолья.

Началом Золотого века можно назвать 1808г., ведь уже в одних из первых зрелых произведениях Жуковского очень хорошо видна индивидуальная интонация, такая свойственная для поэзии ставшей «выше». В начале 20-х годов заметно Байроновское влияние, популярной становится такая форма выражения, как стихотворная повесть. Пытаясь досадить консерваторам арзамасцы модно скандируют за романтизм. Творчество Пушкина пользуется огромным успехом, поэзия монополизирует книжные ряды, на ряду с Александром Сергеевичем становятся Жуковский, Козлова. И тут «берут власть в руки» журналисты, амбиции которых растут. Популяризацию набирает французский романтизм, печатаются романы, а поэзия уходит на второй план.

Новый период расцвета в литературе связывают уже с Серебряным веком — это начало 20-го века. Писательский талант все более охотно демонстрируют огромное количество советских поэтов. Название периода ввел Николай Оцуп, отталкиваясь от аналогии с Золотым веком.

Представители Серебряного – сторонники совершенно новой эстетики, которая сильно разнится от старой идеологии. В последствии появляется множество течений, по критериям принадлежности к которым отлично делится все творчество века. Совершенно новые взгляды на искусство в целом отражаются и в литературе. Символизм, ставший следствием кризиса, задает глубочайшие философские вопросы всему человечеству через поэзию Тютчева, Фета. Во Франции самыми известными представителями этого течения стали Верлен и Бодлер.

Материальные акмеисты Гумилев, Ахматова, Зенкевич проповедовали точность образа, материальность, совершенство слова — их главной позицией была «искусство ради искусства».

В начале 1990-х хорошо заметно главенство творчества метареалистов (от слова метафора) и концептуалистов. Насущными вопросами становится отсутствие свободы или ее ограничение, невозможность высказывать мысли, достоверной истинной правдивой, которая в это время постоянно вуалируется неизбежностью фальши. Эти принципы развивают первые. Высказывания же вторых сродни полному противостоянию советского единства. В ряду концептуалистов особое место занимал Николай Байтов умело не пересекающий грани, но балансирующий на грани благодаря особому отношению к слову, интересу к самой такни поэтической речи.

В современности поднимаются самые разнообразные социальные темы, заметны субкультурные влияния, психологические и личностные проблемы человека, даже имеющие сексуальную окраску. Люди стали свободнее, так же как и творчество, оно освобождается от условностей и всегда открыто новому.

источник: http://pishi-stihi.ru/




Директор Литературного агентства "Новые имена" http://litagentstvo.ru
Авторский сайт http://www.irina-malkova.ru
 
Nikolay
Дата: Суббота, 01.10.2011, 09:59 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
[Сделать подарок]
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8932
Награды: 165
Репутация: 248
Статус: Offline

Тема поэта и поэзии

Эта традиционная тема волновала таких поэтов, как Гораций, Байрон, Жуковский, Державин и другие. И вслед за ними Пушкин дает свое понимание предназначения поэта и поэзии.

Этот вопрос затрагивается в первом опубликованном стихотворении «К другу стихотворцу» (1814). Поэт говорит о горестях, выпадающих на долю поэтов, которых
... хвалят все, питают — лишь журналы;
Катится мимо их Фортуны колесо...
Их жизнь — ряд горестей, гремяща слава —
сон.

Автор советует начинающему поэту быть «спокойным». Он видит назначение поэзии в том, чтобы приносить пользу обществу. По его мнению, «хорошие стихи не так легко писать», но уж если писать, то только хорошие. «Неподкупный голос» лирического героя слышен в стихотворении 1818 года «К Н. Плюсковой». Поэт обращается к фрейлине императрицы Елизаветы Алексеевны, выражая свою независимость по отношению к властям:
Свободу лишь учася славить,
Стихами жертвуя лишь ей,
Я не рожден царей забавить
Стыдливой музою моей...
Любовь и тайная свобода
Внушали сердцу гимн простой,
И неподкупный голос мой
Был эхо русского народа.

В стихотворении 1824 года «Разговор книгопродавца с поэтом» рассудительный книгопродавец замечает:
Не продается вдохновенье,
Но можно рукопись продать.

Стихотворение заканчивается признанием поэтом правоты продавца книг. Заключительные строки стихотворения написаны в прозе, и это переносит читателя из мира мечтаний о возвышенном в мир приземленной действительности. Здесь Пушкин выступил новатором: он впервые выразил реалистическое отношение к деятельности поэта.

В стихотворении «Пророк» (1826) в аллегорической форме рассказывается о преобразовании простого человека в поэта-пророка. «Шестикрылый серафим» наделяет человека «вещими зеницами», необыкновенным слухом, жалом «мудрыя змеи», вместо сердца «вдвигает» ему в грудь «угль, пылающий огнем». Но и этого полного преобразования оказывается недостаточно для того, чтобы человек стал поэтом-пророком, для этого нужна воля Бога:
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Таким образом, Пушкин в «Пророке» видит назначение поэта и поэзии в том, чтобы «глаголом жечь сердца людей».
Через два года было написано стихотворение «Поэт и толпа», обличающее отношение светской «черни» к поэту.
Зачем так звучно он поет?..
Как ветер песнь его свободна,
Зато как ветер и бесплодна:
Какая польза нам от ней?

Однако поэт также выражает свое отношение к «черни»:
Подите прочь — какое бело
Поэту мирному до вас!
В разврате каменейте смело,
Не оживит вас лиры глас!

По мнению Пушкина, поэты рождаются «для вдохновенья, для звуков сладких и молитв». Поэт — сложное существо, отмеченное свыше, наделенное частью созидающей силы господа Бога, но в то же время он — обычный земной человек. Бог шлет поэту вдохновенье, и —
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел.

Пушкин создает образ поэта, борющегося за свободу выражения своих мыслей, за правдивость поэзии, за свою независимость от власти денег и толпы. Так, в стихотворении «Поэту» (1830) автор обращается к поэту:
Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный
шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной:
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

При этом участь поэта — быть одиноким человеком. Пушкин призывает поэта идти «дорогою свободной, куда влечет... свободный ум».
Тему взаимоотношения толпы и художника Пушкин продолжает в стихотворении «Эхо» (1831). Автор сравнивает творческую деятельность поэта с эхом:
На всякий звук
Свой отклик в воздухе пустом
Родишь ты вдруг...
Тебе ж нет отзыва... Таков
И ты, поэт!

Образ поэта, не ценящего «громкие права», не зависящего «от царя», «от народа», дающего отчет «себе лишь самому», создан Пушкиным в стихотворении 1836 года «Не дорого ценю я громкие права...» (Из Пиндемонти). Счастье для истинного поэта, по мнению автора, —
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.

Своего рода поэтическим завещанием Пушкина явилось стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» (1836), написанное за полгода до смерти. Оно восходит к оде римского поэта Горация «К Мельпомене», стихотворениям Ломоносова, Державина.

Пушкин выделил существенное качество своего творчества — служение народу:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Обращаясь к Музе, он призывает:
Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца.

Поэт, по мнению Пушкина, должен ни от кого не зависеть, ни перед кем «не клонить гордой головы», а достойно выполнять свое предназначение — «глаголом жечь сердца людей». Еще в 15 лет в стихотворении «К другу стихотворцу» он заявил:
И знай, мой жребий пал, я лиру избираю.
Пусть судит обо мне как хочет целый свет,
Сердись, кричи, бранись, — а я теки поэт.

Позже Пушкин скажет: «Цель поэзии — поэзия», — и останется верен этому до конца.
(Источник - http://thepoem.narod.ru/p_ush.htm )
***




Редактор журнала "Азов литературный"
Nikolay
Дата: Суббота, 01.10.2011, 10:31 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
[Сделать подарок]
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8932
Награды: 165
Репутация: 248
Статус: Offline

Шелли Перси Биш (1792 - 1822) - один из ведущих английских поэтов-романтиков.

Шелли о Поэте и Поэзии

Концепция Поэзии

Если говорить в общем плане, то для Шелли поэзия была воплощением воображения. Что же такое воображение в понимании автора? Под воображением Шелли понимал вид умственной деятельности, который, как из элементов, составляет из мыслей (что бы их ни порождало) новые мысли. Можно сделать вывод, что поэзия для Шелли-- это то, что воплощает новые мысли человека, то, что помогает ему развиваться, а не стоять на месте, а учитывая тот факт, что поэзия--ровесница человеку (по Шелли), можно сделать вывод, что для автора, нынешнее состояние человека-- результат поэзии. Таким образом, поэзия переводит мысли из теории на практику.

Поэзия возникает не беспричинно. Для рождения поэзии необходимы более высокие предметы, которые могли бы ее восхищать. В цивилизованном обществе такими причинами восхищения могут послужить сам общественный человек с его радостями и страстями.

Автор критически относится к суеверию. Причиной этого является то, что суеверие считает поэзию атрибутом пророчества. Точка зрения Шелли же прямо противоположна -- поэзию он ставит на первое место, а к пророчеству относится как к ее атрибуту.

По мнению Шелли, грамматические формы, выражающие время, место и лицо, в высокой поэзии могут быть без ущерба заменены другими. В качестве примеров автор приводит Эсхила и Данте.

Слова, краски, формы, религиозные и гражданские обряды Шелли называет средствами и материалами поэзии. Поэзию, в более ограниченном смысле этого слова, автор понимал как особенным образом построенную, прежде всего ритмическую, речь. Шелли утверждает, что во внутренней природе человека заложена потребность к такой речи, причем очень сильная. Автор объясняет это тем, что такая речь проистекает из самой природы языка, а язык более непосредственно выражает наши внутренние движения и чувства, способен к более разнообразным и тонким сочетаниям, чем краски, формы и движение. По мнению Шелли, язык возник по воле воображения и всецело относиться к области мысли, он более гибок и лучше подчиняется той потребности, которая его создала. Язык, в представлении автора, является зеркалом, отражающим свет, который оно должно распространять; краски, формы и движение же являются всего лишь облаком, которое этот свет заслоняет. Поэтому высказывание Шелли о том, что слава музыкантов, живописцев и скульпторов никогда не могла сравниться со славою поэтов, вполне логично. Таким образом, Шелли ограничил значение слова «поэзия» тем искусством, которое является более привычным и наиболее совершенным выражением поэтического начала.

Отличительной чертой поэзии, по мнению автора, является поэтическая речь, выделяющаяся равномерным и гармоническим чередованием звуков. Этому чередованию Шелли отводит большую роль: без него, как утверждает автор, поэтическую речь нельзя называть поэзией, а для восприятия оно почти столь же необходимо, как и слова. Поэтому автор считает тщетным переводить поэзию, переносить ее из одного языка в другой. Шелли отмечает возникновение размеров, т.е. некой традиционной системы речевой гармонии. Однако автор пишет, что для соблюдения гармонии, «являющейся душой поэзии», поэту вовсе не обязательно приспособлять свой язык к этим традиционным формам.

Шелли называет поэму картиной жизни, изображающей то, что есть в ней вечно истинного, и утверждает, что время усиливает очарование поэзии, раскрывая все новые и все более прекрасные грани вечной истины, которые в этой поэзии заключены. Если повесть автор, говоря об отдельных фактах, называет зеркалом, которое затуманивает и искажает то, что должно было быть прекрасно, то поэзию Шелли определяет как зеркало, которое дивно преображает то, что искажено.

Как утверждает автор, поэзии неизменно сопутствует наслаждение и «все, на кого она снизошла, становятся восприимчивы к мудрости, примешанной к этому наслаждению». По мнению Шелли, в раннюю пору человечества ни поэты, ни их слушатели не отдавали себе вполне отчета в том, насколько прекрасна поэзия, т.к. в ее действии есть что-то «непостижимое и божественное, выходящее за пределы сознания». Только позднейшие поколения, как полагал автор, могут увидеть и измерить «могучие причины и следствия во всей мощи и всем великолепии их слияния».

Автор подробно описывает то, как поэзия воздействует на человека. По мнению Шелли, поэзия пробуждает и обогащает ум человека, приподнимая завесу над скрытой красотой мира, помогая увидеть все с другой стороны. При этом поэзия не создает, а лишь воспроизводит образы, озаряя их своим «неземным» светом. Но, как утверждает автор, заблуждения относительно того, как способствует поэзия нравственному совершенствованию человека, способствуют складыванию у людей мнения о ее безнравственности. С точки зрения Шелли, чтобы быть добрым человеком, необходимо иметь живое воображение, т.к. человек должен уметь поставить себя на место другого. Поэзия, как пишет автор, расширяет сферу воображения, эту «способность, являющуюся нравственным органом человека».

Шелли считает драму той формой, где способно сочетаться наибольшее число различных средств поэтического выражения; именно в ней можно наблюдать связь поэзии с общественным благом. Поэтому не удивительно, что наивысшему расцвету драмы соответствует наилучший общественный порядок.

Автор указывает на необходимость поэзии, которая усиливается во времена, «когда вследствие господства себялюбия и расчета количество материальных благ растет быстрее, чем способность освоить их согласно внутренним законам человеческой природы». Поэзия призвана вызвать в умах стремление подчинить все известному порядку и ритму, которые можно назвать красотой и добром.

* «Поэзия есть действительно нечто божественное. Это одновременно и центр и сфера познания; то, что объемлет все науки, и то, чем всякая наука должна поверяться….Поэзия-- это прекрасное лицо мира, его лучший цвет.»

«Поэзия - это летопись лучших и счастливейших мгновений, пережитых счастливейшими и лучшими умами. Мы улавливаем в ней мимолетные отблески мыслей и чувств, порою связанных с известным местом или лицом, иногда относящихся к нашей внутренней жизни; эти отблески возникают всегда непредвиденно и исчезают помимо нашей воли, но они возвышают душу и несказанно нас восхищают: так что к желанию и сожалениям, которые они по себе оставляют, примешивается радость,-- ибо такова их природа.»

*здесь и далее - цитаты из трактата «Защита Поэзии»

Концепция Поэта

Шелли считает всякий самобытный язык, еще близкий к своему источнику, поэмой, находящейся в хаотическом беспорядке. Поэтому не удивительно, что каждого автора на заре человеческого общества Шелли считает поэтом, способным воспринимать истинное и прекрасное, т.е. то лучшее, что заключено, во-первых, в отношении между существованием и восприятием, а во-вторых, между восприятием и выражением.

Для Шелли поэты являются не только творцами языка и музыки, танца и архитектуры, скульптуры и живописи; с точки зрения автора они несут более важные функции. Создатели законов, основатели общества, изобретатели ремесел и наставники, «до некоторой степени сближающие с прекрасным и истинным то частичное осознание невидимого мира, которое называется религией»-- это поэты в понимании Шелли. Автор утверждает, что поэты, в зависимости от времени и страны, «именовались некогда законодателями или пророками». Для Шелли же поэты-- это люди, которые совмещают в себе обе эти роли, потому что они способны видеть нстоящее таким, каким оно является на сомом деле, они обнаруживают законы, по которым это настоящее должно управляться; поэты могут увидеть в настоящем будущее. Но в тоже время автор не называет их пророками, не говорит, что поэты могут предсказывать будущее так же уверенно, как «они чувствуют его дух». Шелли считает, что поэт причастен к «вечному, бесконечному и единому» и что работа поэта, его замыслы не вписываются ни в какие рамки времени или места.

Деление на поэтов и прозаиков является, по мнению автора, грубым заблуждением, а деление на философов и поэтов - чересчур поспешным. В качестве примера Шелли приводит Платона, которого автор считает поэтом, указывая на правдивость и великолепие его образов, благозвучие языка, принимая во внимание то, что Платон отверг размеры, принятые для эпоса, драмы и лирической поэзии, т.к. стремился к гармонии мыслей, независимых от формы и действия, и не стал изобретать какого-либо определенного нового ритма, которому он мог бы подчинить разнообразные паузы своей речи. Шелли вообще считал поэтом каждого, кто совершает переворот в области мысли, и не только потому, что творит новое, или потому, что его слова вскрывают вечные соответствия «сущего через образы, причастные к жизни истины», но и потому, что он пишет гармоническими и ритмическими периодами, заключающими в себе главные элементы стиха, «отзвука вечной музыки бытия». Однако, по мнению автора, те великие поэты, которые пользовались традиционными размерами ради формы и действия своих произведений, не менее способны постигать и проповедовать истину, чем те, кто эти формы отбросил.

Судить же поэта, принадлежащего всем временам, как утверждал Шелли, могут только равные ему люди, т.е. избранные Временем из числа мудрейших поколений.

Автор отмечает у поэтов способность видеть в человеке вечную гармонию, не смотря на пороки человека, которые являются лишь временным облачением. Таким образом, внутренняя красота не может остаться незамеченной для поэта.

Шелли говорит о том, что произведения поэтов принадлежат всему миру и всем временам. В связи с этим, автор утверждает, что поэт не должен излагать свои собственные понятия о хорошем и плохом, которые обычно принадлежат его времени и стране. В противном же случае поэт просто опускается до толкователя результатов, он уже не может воздействовать на эпоху.

Шелли утверждает, что даже величайший поэт не может произвольно создать стоящее произведение. Автор говорит о том, что поэтическая сила рождается где-то внутри и наше сознание не способно предугадать его появление. Когда поэты начинают сочинять, вдохновение находиться уже в более низкой степени, поэтому величайшие создания поэзии, известные миру, вероятно, являются лишь слабой тенью первоначального замысла поэта.

*«Поэты- жрецы непостижимого вдохновения; зеркала, отражающие исполинские тени, которое грядущее отбрасывает в сегодняшний день; слова, выражающие то, что им самим непонятно; трубы, которые зовут в бой и не слышат своего зова; сила, которая движет другими, сама оставаясь недвижной.

Поэты - это непризнанные законодатели мира.»
(Источник - http://revolution.allbest.ru/literature/00001162_0.html )
***




Редактор журнала "Азов литературный"
Vina_Volto
Дата: Понедельник, 11.05.2015, 13:38 | Сообщение # 4
Гость
[Сделать подарок]
Группа: Автор
Сообщений: 8
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline

В этом что-то есть.
Литературный форум » Обо всем понемногу » Статьи, публикации » Поэт и поэзия. 19-20-21 век
Страница 1 из 11
Поиск: