Скрёбов Н.М. - известный ростовский поэт и журналист - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Современная российская литература » Скрёбов Н.М. - известный ростовский поэт и журналист (Наши современники)
Скрёбов Н.М. - известный ростовский поэт и журналист
Дик Николай Францевич (Nikolay)Дата: Суббота, 28.05.2011, 12:34 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8929
Награды: 167
Репутация: 248
Статус:


СКРЁБОВ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ
(Родился 24 сентября 1932 года)


- известный ростовский поэт, публицист, журналист и переводчик, Заслуженный работник культуры РФ, редактор службы радиовещания ГТРК «Дон-ТР».

Родился в г. Шахты Ростовской области. Окончил факультет журналистики Киевского университета (1956). Был членом КПСС (с 1957). Работал в ростовских газетах: "Ленинское знамя" (1956 —19 57), "Молот" (1957 — 1961), в журнале "Дон" (1961 — 1965), на ростовском телевидении (1965 — 1967), был литературным консультантом Ростовской писательской организации (1968 — 1969), инструктором отдела культуры Ростовского обкома КПСС (196 9— 1974), зав. отделом газеты "Молот" (1974 — 1976), зам. главного редактора журнала "Дон" (1976 — 1979), зам. председателя Ростовского отделения СП РСФСР (1979 — 1981), старшим редактором Ростовского облтелерадиокомитета (1981 — 1992),. главный редактор студии радиовещания Ростовской гостелерадиокомпании "Дон-ТР" (с 1992).

Печатается как поэт с 1951: альманах "Дон". Автор книг стихов, в т. ч.: Любимый цвет. Ростов-на-Дону, 1961; Пристрастие. Ростов-на-Дону, 1964; Стихи. Ростов-на-Дону, 1967; Эпоха бережной любви. Ростов-на-Дону, 1968; Корень добра. М., 1970; Под неспокойною звездой. Ростов-на-Дону, 1971; Сентябрь. Ростов-на-Дону, 1973; Южная вьюга. М., 1976; Тысяча ударов сердца. Ростов-на-Дону, 1977; Родство. М., 1979; Хроника счастья. Ростов-на-Дону, 1982; Будничные праздники. Ростовское изд-во, 1986; Тетрадь сонетов. Ростовское изд-во, 1990; Гребень равнины. Ростов-на-Дону, "Книга", 1996. Выпустил кн. стихов для детей: Только вместе! Ростов-на-Дону, 1964; Толстопятые друзья. Ростов-на-Дону, 1966. Переводил стихи поэтов Северного Кавказа.

Член СЖ СССР (1959), СП СССР (1962). Награжден медалями "За доблестный труд" (1970), "Ветеран труда" (1984). Заслуженный работник культуры РФ (1996).
Живет в Ростове-на-Дону.
(Источник - Большая биографическая энциклопедия; http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/113805/ )
***


Скрёбов Николай Михайлович родился 24 сентября 1932 года в г. Шахты Ростовской области.
Еще будучи школьником стал сотрудничать в городской газете «Красный шахтер». Это определило выбор профессии. По окончании школы поступил на отделение журналистики филологического факультета Харьковского университета имени А. М. Горького.
С 1956 года Н. М. Скребов работает в областных газетах Каменской, а потом Ростовской областей, в журнале «Дон», в областном комитете по телевидению и радиовещанию, в редакции газеты «Молот», в журнале «Дон», в комитете по телевидению и радиовещанию.
Н. Скребов принадлежит к поэтам, чье детство пришлось на 30-е, а отрочество - на 40-е годы. Лирические произведения Скребова – поэтическая биография этого поколения. С признательностью рассказывает поэт в своих стихах об отце, о шахтерах, о сверстниках и старших товарищах – скромных тружениках, воинах. Искренность как основополагающее свойство таланта Н. Скребова вела его в творчестве от условного восприятия времени к поискам живой, сложной духовности.
Первый сборник стихов «Любимый цвет» был опубликован в 1961 году. Затем увидели свет книги «Пристрастие» (1964), «Эпоха бережной любви» (1968), «Корень добра» (1970), «Сентябрь» (1973), «Южная вьюга» (1976), «Тысяча ударов сердца» (1977), «Родство» (1979), «Хроника счастья» (1982).
Стихи Н. Скребова выходили в Ростовском и центральных из­дательствах, в журнале «Дон», «Дружба народов», в ряде коллективных сборников.
Среди книг Н. Скребова есть адресованные детям: «Только вместе» (1964) и «Толстопятые друзья» (1966). Сборник «Под не­спокойною звездой» (1971) обращен к читателям среднего и старшего школьного возраста.
Заметное место в его работе занимают переводы стихов поэтов Северного Кавказа, Украины, Болгарии. Часто обращается Скребов к стихам и прозе литераторов из города-побратима Плевена. В содружестве с журналисткой Н. Пачевой он перевел три повести плевенского писателя Николая Мизийски: «Желтая маска», «Трио «Тринидад», «Я на Марсе».
Поэт сотрудничает с композиторами, театральными коллективами Дона. По его инсценировкам были поставлены «Рожденные бурей» Н. Островского и «Желтая маска» Н. Мизийски в Ростовском театре юного зрителя.
Н. Скребов активно работает как журналист, публицист, рецензент, редактор книг молодых поэтов.
Н. М. Скребов является лауреатом ряда местных премий.
(Источник - http://www.donlib.ru/persona....ch.html )
***


Николай СКРЁБОВ: «Поэзия сродни целительству души»

Ярким явлением в интеллектуальной жизни нашего города на протяжении многих лет остаётся литературное объединение «Созвучие». Оно открывает поэтический сезон после двухмесячных каникул. Кроме того, в сентябре его руководителю поэту Николаю СКРЁБОВУ исполняется 78 лет. Сегодня Николай Михайлович в гостях у «Ростова официального».

— Что для вас значит быть поэтом — мучительно остро ощущать несовершенство мира или же его волшебство?
— Скорее, первое, хотя и второе мне далеко не чуждо. Здесь, по-видимому, неразрывна внутренняя связь: гармония неизбежно и тревожно напоминает о дисгармонии. Как в «Железной дороге» у Некрасова: «Нет безобразья в природе…», а потом «косточки русские», «впалая грудь» и апофеоз — «Бочку рабочим вина выставляю/И недоимку дарю». Возвышенному противостоит низменное. Быть поэтом невозможно вне этого болевого поля.

— Помните, Валерий Брюсов обращался к юному поэту:
Юноша бледный со взором горящим,/Ныне даю я тебе три завета:/Первый прими: не живи настоящим,/Только грядущее — область поэта.
Как с высоты своего опыта вы оцениваете этот совет?
— Опыт с «грядущим» для меня уже несовместим, хватило бы «настоящего». Совет Брюсова обращён к юному романтику, у которого по определению нет прошлого. Да, наверное, жить настоящим для него рутинно, скучно, зато грядущее благодаря неопытности — достойная сфера применения творческих сил. По крайней мере, до отрезвляющих разочарований.

— И дальше у Брюсова:
Помни второй: никому не сочувствуй,/Сам же себя полюби беспредельно./Третий храни: поклоняйся искусству,/Только ему, безраздумно, бесцельно.
Вы часто применяете эти принципы?
— Не применяю. Во втором совете Валерия Яковлевича таится соблазн бессердечного нарциссизма. Мне смолоду была понятна эта опасность. Бог миловал, удалось избежать. Потом писал:
Под бременем времени быстрого/Мой опыт неспешный — со мной./Нельзя сострадание выстрадать/Какой-то полегче ценой.
По Тютчеву «нам сочувствие даётся, как нам даётся благодать». Поэзия прямо или косвенно стремится к благодати — в этом проявляется её родство с душевным целительством. Что же касается поклонения искусству, то моё эстетическое развитие «не доросло» до брюсовской максимы («безраздумно, бесцельно»). Может быть, потому, что я журналист со свойственным профессии приоритетом целесообразности.

— Пушкин в стихах «К другу стихотворцу» говорил о том, что судьба поэта и горести, выпадающие на его долю, неразлучны.
Хвалят все, питают — лишь журналы; Катится мимо их Фортуны колесо… Их жизнь — ряд горестей…
Судьба российских поэтов стала благополучнее за это время?
— Благополучие — сомнительный критерий для судьбы поэта. Вера Инбер, например, писала: «когда нам по-настоящему плохо, мы хорошие пишем стихи», «можно заставить даже грусть работать на социализм»... Тогда, в 30-х, журналы поэтов «питали», теперь этого практически нет. Зато нынешние поэты вправе грустить сколько угодно, не думая о работе на какие-либо «измы». 15-летний Пушкин ещё не догадывался, что станет первым в России профессиональным, то есть живущим на гонорары, литератором. Как, впрочем, не мог себе представить и «ряд горестей» в судьбах нищенствующих поэтов ХХI века. Если есть сегодня процветающие стихотворцы, то число поэтов среди них можно принимать за статистическую погрешность.

— Что бы вы пожелали молодым ростовским поэтам? Быть рассудительными или, наоборот, играть на обнажённых нервах своей души?
— В этой дилемме и самому-то нелегко разобраться, а где уж тут советы и пожелания! Допущу аналогию: по расчёту или по любви — тогда предпочтительно второе. Но рациональность не так вредит поэзии, как наигранность чувств. Поэтому моё пожелание — оставить в покое «нервы своей души» и стараться быть искренним в жизни и в поэзии.

— Поэты часто достаточно одиноки. Многих ли людей вы можете назвать своими друзьями?
— Друзьями могу назвать немногих. Слишком многих у меня и не было, лучших не стало. Одиноким себя не чувствую, скорее, покинутым. Не вижу в одиночестве преимуществ для пишущего человека. Работа над стихами — процесс незаметный и непрерывный, только в разное время он замедляется или ускоряется. «Мучительная работа над строчками» мне хорошо знакома, а вот учащённое сердцебиение и связанная с ним спонтанность рождения стихов у меня если и были, то в юности, когда не представлял себе ни аритмии, ни других дефектов здоровья.

— Какие новости у ростовских поэтов?
— «Созвучие» продолжает и развивает традиции поэтического клуба «Поиск», организованного в 80-х годах журналистом «Вечернего Ростова» Василием Кресловым. Студия поэзии «Строфа», руководимая Александром Соболевым, возобновила работу 4 сентября, прозаики соберутся на занятие студии «Диалог» во главе с Любовью Волошиновой, как обычно, в третье воскресенье месяца, а 3 октября мы приглашаем ростовчан в Донскую государственную публичную библиотеку на 37-й выпуск нашего устного журнала «Слово и музыка».

— Что вы скажете о поэзии молодых ростовских авторов?
— О них я сужу по встречам с Литературной ростовской ассоциацией, которую восьмой год растит и холит замечательный поэт Эллионора Леончик, по анализу стихов победителей фестиваля «Ростовская Лира-2009» и по электронной почте журнала «Ковчег», в редсовете которого состою. Общее впечатление от поэтического творчества молодых у меня ободряющее. Прослеживаются все свежие веяния, а заодно и влияния. Очень сказывается влияние Бродского, что отчасти напоминает мне 60-е годы, когда многие мои младшие собратья устойчиво пребывали в сфере притяжения Андрея Вознесенского. Это естественно. Молодые поэты растут в изменившемся мире, в иной ритмо-мелодической атмосфере, чем предшествующие поколения. Может быть, между «роком» и «рэпом» уготованы пути самостоятельного развития многих пока ещё не окрепших дарований. Но о том, что поэзия молодых иная, чем традиционная лирика старших, можно говорить определённо.

— У Пушкина самой любимой порой для творчества была осень, а вам когда лучше пишется?
— Тоже осенью. Не в подражание великому поэту, конечно. Я человек осенний по рождению, по темпераменту, по врождённой зависимости от зодиакального созвездия Весы. И последняя моя книжка стихов, изданная в этом году, называется «Осени меня, осень».

— Смотрите ли вы новости по ТВ и если да, то все ли они находят у вас отклик? Как вы относитесь к тому, что в Москве никак не состоится парад геев?
— Грешен, телевидение смотрю редко. Оно требует свободного времени и планомерной сосредоточенности. Для получения информации мне хватает радио, газет, иногда просмотра новостей в «Гайдпарке», «Newsland»...
Что же касается парада геев, то мне эта проблема кажется обоюдно раздутой. К людям нетрадиционной ориентации отношусь так же спокойно, как и к любым вызывающим сочувствие меньшинствам, но их стремление к демонстративности расходится с моим представлением об интимной стороне человеческой жизни. А улюлюканье «нормальных людей» мне давно опротивело, чем бы ни пыталось оправдать свою агрессивность.

— Считаете ли вы поэтами тех, кто публикует свои стихи в интернете и участвует в виртуальных конкурсах?
— По правде признаться, специально за этим не слежу, но по ссылкам на виртуальные успехи в биографических справках авторов замечаю, что качество их стихов не находится в прямой зависимости от побед на фестивалях, в конкурсах и даже поэтических турнирах. Поэзия выше регалий.

— Куда может обратиться юный поэт, чтобы получить отзыв о своих стихах?
— Вот это вопрос на засыпку! Литконсультаций нет нигде. В журналах — постоянный гриф: «Рукописи не возвращаются и не рецензируются». Куда деваться? Прибиться к литобъединениям «Дон», «Созвучие», «Окраина» — там хоть коллективными разборами помогут. Есть ещё семинар при редакции журнала «Дон и Кубань», издающегося Ростовским областным отделением Литературного фонда России (ул. Серафимовича, 89/91), но и там индивидуальным формам предпочитают групповые.

— Что вы пожелаете нашим читателям?
— Желаю им активного участия в работе редакции (письмами, звонками, визитами), с тем, чтобы в газете было больше Ростова и меньше официальности.
А ещё — погожей осени. И, разумеется, здоровья.

СПРАВКА «РО»
Николай Скрёбов родился в Шахтах, там же окончил школу, потом учился в университетах Харькова и Киева (факультет журналистики), работать начал в каменской газете «Ленинское знамя», продолжил в Ростове: в «Молоте», журнале «Дон», на студии телевидения, потом в областной писательской организации, в отделе культуры обкома КПСС, далее — снова в «Молоте», «Доне», писательской организации и с 1981 года по сей день — на областном радио «Дон-ТР». Издано два десятка книг его стихов, три из них в Москве.
Ольга СМЫСЛЕНКО
(Источник - http://www.rostov-gorod.ru/?ID=14014 )

***


Вера Волошинова
Николай Скребов: «Прервавшаяся связь времен требует от нас не переживаний, а лояльности»

(«Молот», 28 сентября, 2007 г, с.8)

Скребов Николай Михайлович, директор дирекции программ службы радиовещания ГТРК «Дон-ТР». Член Союза российских писателей и Союза журналистов России. Работает в печати, на радио и телевидении с июля 1956 года. В сентябре он отметил свой 75-летний юбилей.
– Сегодня опять модной стала тема связи поколений. С моей точки зрения, эта связь сегодня не очень-то и просматривается. Перелом в нашем обществе получился резким и неожиданным, хотя вроде бы давно назревал. Нынешние поколения молодых, как мне кажется, не имеет с предыдущими поколениями таких прочных связей, как их предшественники.
– Эта больная для меня тема. Я ее переживал в разных ипостасях. Сначала - когда сам был восприемником каких-то традиций и, имея своих наставников, стремился идти, попадая в их следы. Это был самый знаменательный для меня этап осмысления преемственности поколений: благодаря этому я самоидентифицировался: не попал в след – раз, оступился – два, схлопотав от тех же наставников – три, в итоге открывшись таким, каков я есть, на другом этапе. Это время - 60-е годы. Именно тогда Павел Антокольский выступил в «Литературной газете» со статьей «Отцы и дети», наделавшей много шуму. Старый поэт высказал простую мысль: «Отцы – это отцы, а дети – это дети». И не надо нам выстраивать этот хрустальный мост между ними, который не выдержит возлагаемой на него нагрузки. Дети, условно говоря, молятся своим богам, и если им что-то перепадает от отцов, то – по их потребности. Тут я уловил что-то родное для себя: ведь не мне навязывали многое, а я сам старался это брать. Но в 60-х годах я больше брал уже от сверстников – от Евтушенко, от малоизвестного тогда многим Николая Рубцова, от Анатолия Жигулина.
А тут подоспели проблемы в своей семье. И я почувствовал на себе правоту Расула Гамзатова, который на втором съезде Союза писателей в 1965 году в противовес всему, что говорилось на эту тему, не побоялся сказать: «Если в доме Расула Гамзатова есть проблема отцов и детей, то почему ее не должно быть в литературе?»

– Но почему же у меня с дочкой не было такой проблемы?
– Я и сам могу назвать семьи, где таких конфликтов между поколениями не было. Вы, наверно, изначально приняли эту юную жизнь как свою. А когда ты хочешь, чтобы ты сам был отличником, и они – тоже были отличниками, но в твоем понимании…. А им нужны джинсы, а им нужны магнитофоны…А тебе кричащая оттуда музыка - поперек горла!…

– Пусть не обижаются ветераны, но от них мне часто доводилось слышать: «Да мы еще много можем!», на что всегда хотелось возразить: «Так делайте, если можете, а не только говорите об этом!» Причем те, кто действительно хотел, а, главное, умел что-то делать, ничего не провозглашал, а потихоньку работал на пользу себе и окружающим. Значит, есть все-таки люди, которых, между прочим, немало, органично вошедшие в жизнь следующего поколения. Почему это не получается сейчас у других?
– Потому что прожить семь с лишним десятилетий и половину жизни состоять в правящей партии – это непросто. И работать всю жизнь хорошо, ударно, вкладывая в это свою душу – это чего-то стоит. И это не просто ностальгия по тем временам, которые есть часть жизни. Её не отбросишь, как ящерица – хвост. В этом, скорее всего, корни того, что человек имеет право сказать: « А у нас было лучше!» Я не отделяю себя от своего поколения. Но с годами приходит мудрость и понимание того, о чем писал Винокуров: «Учитель! Воспитай ученика, чтоб было у кого потом учиться!»

– Понятно, что членство в партии накладывало определенный отпечаток, хотя прямо скажем, не на всех. Но человеческое в человеке остается всегда – в большей или меньше степени. Помните, мы с вами у микрофона читали фронтовые письма? Полное ощущение, что их писал человек, который живет рядом. Неужели так трудно такое в себе сохранить, имея рядом другое поколение? Неужели трудно в своем же ребенке, внуке увидеть прежде всего человека, а не упрямого мальца, который делает все наперекор?
– То человечное, что заложено в родителях, само собой передается на генетическом уровне. Конечно, воспитание, и окружение влияет на следующее поколение. Приобретений у него в период спокойного развития общества больше. В человеке со временем оседает не только мастерство ремесла, знания, но и производственные отношения с положительным зарядом. Отсюда – наставничество. Но когда оно насаждалось сверху, то вызывало сопротивление: да иди, дед, гуляй. Я – сам! Кого-то такое положение дел злило, кого-то учило, а кто-то вспоминает об этом как о лучшем времени. А сегодня распалась связь времен. Возьмите тот же компьютер, который сегодня один знает в совершенстве, другой – на троечку, а третий вообще к нему не подходил и не подойдет.
– Как сказал любимейший Леонид Григорьевич Григорян: «Это – не для меня!»

– Но и тогда, когда это называлось НТР, находилось немало людей, которые не успевали за этим. А сейчас – пропасть между индустриальным и постиндустриальным, информационным обществом. Как же тут могут уцелеть связи в том виде, в котором они сохранялись десятилетиями?!
– Хрустальный мост превратился в стеклянный, который рассыпается от одного прикосновения.

– Я с грустью думаю, какой кладезь житейской мудрости и знаний сегодня не востребован. Наш век прагматичен. И с этим ничего не поделаешь.

– Насчет прагматичного века с вами трудно не согласиться. Но есть такие люди, как Марина Алексеевна Приходько, которая сейчас директорствует в Музее современного искусства на Дмитровской, говорящая о своей задаче так: «Сделать из пользователей слушателей и зрителей». Сегодня все меньше людей, которые умеют слушать музыку и видеть то, что изобразил художник. Хотя за билетами в Большой очереди стояли. Но, согласитесь, это, скорее, вопрос престижа.
– Утвердившееся сегодня во многих головах клиповое сознание лишает удовольствия докапываться до всего самому. Это становится попросту ненужным и непосильным трудом. И тогда в эту пропасть рушится художественный опыт, не только умение, но и желание во всем разбираться….

– Как же нам с грузом понимания распавшейся связи времен воспитывать теперь уже внуков и правнуков?
– Прежде всего не нужно никому ничего навязывать. Понятно и так, что если ты старше, ты больше видел и больше знаешь. Но ты ничего не смыслишь в том, что нужно сейчас, как воздух, любому усаживающемуся за рабочий стол специалисту. И нет уже времени, чтобы в догонялки играть. Нужно просто верить в то, что «без божества, без вдохновенья» потомки все равно не проживут. Как прекрасно сказал Константин Кедров: «Без поэзии человечество – всего лишь биомасса». То есть, надо погасить свои обиды, терпимее отнестись к переменам. Не выпячивать своих заслуг, которые не перестанут без этого быть заслугами. Не обижаться на то, что эти заслуги кажутся недооцененными. Просто сегодня другой масштаб цен и такая смена условий жизни, которой не было на памяти живущих поколений. Она действительно прерывает привычную связь времен и поколений и требует не переживаний по этому поводу, а лояльности.
(Источник - http://werawolw.ru/?p=111 )
***


От информационной засухи – к аналитической прохладе

Скребов Николай Михайлович, редактор службы радиовещания ГТРК “Дон-ТР”. Член Союза российских писателей и Союза журналистов России. Работает в печати, на радио и телевидении с июля 1956 года.

– Я терпеть не могу этой аббревиатуры - СМИ - и опасаюсь, что со временем она будет расшифровываться как средства массовой индифферентации. Сегодня, на пятидесятом году моей работы в качестве журналиста, с сожалением вынужден отметить, что идет подспудная нивелировка и печатных, и звучащих в эфире материалов.

– Получается как бы возвращение “на круги своя”? И это после того, как журналист все-таки получил возможность проявлять себя и в эфире, и на газетных полосах как личность?!.
– Тут, по-моему, дело в степени доверия к новизне. Оно изрядно претерпевает из-за пиара. Попытайтесь представить себе 1956 год, когда всех просто очаровала новоявленная “Советская Россия”. А Михаил Стрепухов (кстати, до 1947 года - редактор “Молота”) просто сделал иной четвертую полосу, которая всегда в центральных газетах “забивалась” материалами ТАСС. Она вдруг “заиграла” живой информацией, информацией о людях, событиях, о фактах, которые казались необязательными к упоминанию. Тогда это стало образцом “психологической рентабельности”.

– Но я читала “Молот” 20-х годов! Там также было великое множество информации именно о людях, правда, с определенным идеологическим уклоном, и - тем не менее! Это была традиция русской журналистики - внимание к повседневной жизни, успешно “присушенная” советской пропагандой.
– И апогей этого процесса, начавшегося в 30-х годах ХХ века, пришелся на первое послевоенное десятилетие. И по контрасту с этим появилась та незабвенная “Советская Россия”, а потом - аджубеевские “Известия”, пошла волна информационной раскованности. Не случайно шестидесятники выросли на этой прессе. Сколько интересных имен публицистов появилось тогда! А сейчас что происходит? Из журналистики уходит литература - в широком смысле слова. Уходит человек, воплощенный вербальными и визуальными средствами, которые даны журналисту в той мере, в какой это было свойственно корифеям нашей публицистики.

– Раньше бы это назвали “тлетворным влиянием Запада”. Вам не кажется, что это действительно влияние журналистики факта, которая пришла к нам даже не из Европы, а из-за океана?
– Именно это влияние нужно рассматривать в контексте с другими влияниями. Наш словарь стал обрастать всякими “лизингами” и “клирингами”, замысловатыми поначалу словами, а сегодня вошедшими в обиход, а потому уже не слишеом раздрадающими. Но все-таки они подменяют собой что-то, подменяют душу словесного рисунка. Да, так короче. По-русски надо сказать несколько слов вместо одного термина. Почему я применил слово “индифферентация”? Массового читателя принуждают становиться потребителем этого полупонятного, приблизительного чтива, про которое он обычно думает: “Ну, это не для меня”. Другие, более продвинутые, действительно воспримут эту информацию, согласятся или не согласятся с нею. А для человека, который находится между этими двумя категориями - чаще всего это дети-подростки, - под этим влиянием происходит ломка привычной, понятной речи. Особенно в этом смысле коварны электронные СМИ, так как именно они провоцируют желание все это скопировать, не доходя до сути. Но ведь западная журналистика дала и великого Марка Твена, и таких военкоров, как Черчилль, Хемингуэй..

– А сегодня вы не назовете западного большого писателя, вышедшего из журналистики!
– В англоязычной литературе между газетной лексикой и лексикой бестселлера разница, естественно, меньшая, чем между хорошей литературой и приличной журналистикой у нас.
Но раз мы заговорили о Западе, то мне как радиожурналисту и газетчику особенно досадно за следующее: мы не можем осмыслить тот факт, что с приходом такой обезличенной манеры подачи информации мы не позаботились о необходимом смещении привычных понятий у аудитории, сформированной в антибуржуазных условиях
Между тем, это все рассчитано на людей, которые уже несколько столетий помнят постулат: если твой доход на шесть процентов вырастает за год, ты сможешь жить так, как живешь сейчас. Если на процент меньше - через шесть лет обеднеешь. Этого у нас - нет. Подобный подход к жизни на протяжении многих лет считался мещанством и ассоциировался с частнособственническими интересами, хотя частная собственность у нас все-таки была, стыдливо называемая личной. Так что многое из того, что мы предлагаем вниманию аудитории, падают не на ту почву. А эти новации нашей жизни должны быть понятны, и тут одной информацией не обойдешься. Нужна популярная аналитика
Из московской газеты или эфира можно узнать, сколько стоит земля на Рублевском шоссе или вблизи Химкинского водохранилища. А земельный пай старенькой крестьянки в Семикаракорском или Кашарском районе? Вот и должна она узнать из десятиминутной передачи по проводному радио или из публикации в муниципальной или региональной прессе, почему он подорожал или подешевел, и в зависимости от чего находится его цена.

- У многих представителей муниципальной прессы или региональных электронных СМИ нет понимания, что именно это-то и надо доносить сегодня до людей. А, может быть, просто нет сегодня у “муниципалов” и “региональщиков” таких возможностей, как, скажем, у муниципального радио с его десятью минутами вещания в день!? Но ведь жила же Россия в рыночной экономике. Газета “Приазовский край” тиражом свыше 100 тысяч экземпляров издавалась акционерным обществом, и, думаю, там не знали, что такое процент списания
– Я не имею опыта работы в негосударственных СМИ. Поэтому - не судья тем из них, кто и как выживает сегодня. Но такое положение, когда газета может закрыться из-за полного отсутствия финансов, побуждает вспоминать Ленина, который сто лет назад писал о зависимости творца от денежного мешка. Он может находиться и в руках государства, и неназванного лица. Но от этой зависимости, боюсь, происходит потеря объективности.

– А могут ли быть газета или электронное СМИ полностью объективными? Не зависимыми от денежного мешка? И кто мог бы этим сегодня озаботиться? В Пермской области именно организация Союза журналистов взяла на себя обязанность искать рекламу для муниципальных СМИ, помогая им выживать.
– Это удивительно! Может быть, именно так - при помощи творческого союза! - и можно найти путь между Сциллой экономической зависимости и Харибдой необходимости сохранить лицо.

– Что же ценится сегодня, с вашей точки зрения, в журналистике?
– Только не сенсация! Чрезвычайно привлекательная для журналиста, а через него - и для читателя, она заслоняет собой самые обыденные факты из жизни человека и общества, в которых отражается что-то очень существенное и глубинное. Потому именно жизнь простых людей не находит себе место в нынешнем информационном потоке, не становясь предметом более глубокого исследования. А спросите сегодня человека, чем отличались 70-е годы ХХ века от 80-х? Вам мало кто ответит на этот вопрос. В наших СМИ современность существует только в злободневном аспекте, а история - только в круглых датах. А она должна существовать как память о людях, сделавших для современности очень много, без чего ее и не было бы. Из такой мозаики и складывается история нашего времени, которую сегодня, если выражаться без боязни патетики, и пишет журналист.
(Источник - “Новая газета на Дону”, №2 (57) 2005.- с.13; http://werawolw.ru/?p=135 )
***

Скрёбов Н. М. Родство: Книга стихов. – М.: Современник, 1979. – 95 с. – (Новинки «Современника»)



Дарственная надпись:
«Читателям и сотрудникам библиотеки имени М. А. Шолохова – сердечно, дружески, с пожеланием успехов и радостей. 7/VIII-84 г. Н. Скребов»
(Источник – Централизованная библиотечная система Ростова на Дону - http://donlib.ru/personalii/2010/4/9/skryobov-nikolaj-mixajlovich.html )
***

Николай Скрёбов
ЗАКОН ЛЮБВИ
Лирический ретроспектр


* * *
Как выразить желание листвы
На охладевших ветках удержаться,
Весеннего спасения дождаться
В объятьях благодатной синевы?
Как выразить желание снегов
Под первым вешним солнцем не растаять,
Свой блеск поблёкший противопоставить
Проклюнувшейся зелени лугов?
Как выразить желание цветка
Преодолеть безжалостное лето?
О, как невыразимо грустно это,
Как нестерпимо юность коротка!

* * *
Так вот она какая, юность:
Нет, не беспечное житьё,
А слишком ранняя угрюмость,
Всегда берущая своё.
Так вот она какая, зрелость:
Нет, не отрадное жнивьё,
А болевая отрезвелость,
Всегда берущая своё.
Так вот она какая, старость:
Нет, не над крышей вороньё,
А неотступная усталость,
Всегда берущая своё.
Так вот оно какое дело:
Ты прожил жизнь – и нет её…
Но есть ещё душа у тела,
Всегда берущая своё!

* * *
Снова поиском давним томим,
Я к тому приближаюсь пределу,
Где душа отделилась от тела,
Не подвластного ласкам моим.
Состраданием прежним дыша,
Ты могла мне помочь и хотела,
Но всё выше притихшего тела,
Утешая, парила душа.
В ритме летних медлительных дней
Подавление грешного пыла –
Это вправду жестокостью было,
Но жестокость была не твоей.
Лишь себя мне осталось корить,
Не вернувшего душу оттуда,
Где земного, привычного чуда
Не умеет никто совершить.

* * *
Прощали нас. И мы прощали.
И этим всё упрощено,
Как будто мы не совершали
Того, что было прощено,
Как будто всё, что обещали,
Самой судьбой предрешено…
А жизнь посулам не внимала
И не прощала нас нимало.

* * *
Который раз уже себя ловлю
На том, что вроде смею и умею,
А не могу произнести «люблю»,
Когда на это права не имею…
Быть может, я рассудочно живу
И чувства растворяются в рассудке?
Но если бы прожить мне наяву,
Как я во сне живу, хотя бы сутки!

* * *
В любви всё лучшее – подспудно.
В любви состариться нетрудно.
В любви теряет разум власть.
В любви недолго в детство впасть.
Как государство с государством,
Любовь соседствует с коварством,
Но нет позиций ключевых,
Нет на границе часовых.
И потому нам так несложно,
Пока ничто в любви не ложно.
И потому так тяжело
Страдать, пока не зажило.

* * *
Было так со многими, наверное,
Было и со мной уже не раз:
Вспыхивает искорка мгновенная
В сердце от огня случайных глаз.
Чувство, ненароком промелькнувшее,
Осеняет радужным огнём
Молодое, светлое минувшее
В сердце перегруженном твоём
Празднуя такое воскрешение
Сил своих душевных молодых,
Всё же не поддайся искушению,
Как тогда, беспечно тратить их.

* * *
Взнузданы утром, пришпорены днём,
Вздыбленно взмылены в деле,
Вечером мы потихоньку идём
К дому, к уюту, к постели…
Как же должна ты, спокойная ночь,
Делать извечное дело,
Чтобы наутро душе превозмочь
Слабости бренного тела!
(Источник - http://composer-khalaimov.ya.ru/replies.xml?item_no=86 )
***

В Ростове наградили лауреатов премии 'Человек года'
(DONTR.RU. Отрывок из статьи, 2007)


В Ростове-на-Дону, в театре имени Горького, наградили лауреатов десятой ежегодной премии "Человек года". В 2007 году награды вручались в 14 номинациях, и впервые в области политики.Лучшим писателем назван журналист телерадиокомпании "Дон-ТР" Николай Скребов.
<…> "Писателем года" признан Николай Скребов. В 2007 году он опубликовал три новых сборника стихов. Совсем недавно Николай Михайлович, поэт и первый редактор ростовского телевидения отметил 75-летний юбилей. "Это для меня большой дополнительный подарок ко всему тому, что я получил и в родной телерадиокомпании, и в союзе писателей, и дома в семье. Это просто феерическое завершение того этапа, который называется 75-летием поэта Скребова", - сообщил Николай Скребов. <…>
(Источник - http://www.dontr.ru/Environ/WebObjects/dontr.woa/wa/Main?textid=26638 )
***
Прикрепления: 4662908.jpg(43Kb) · 9418472.jpg(24Kb) · 3797178.jpg(24Kb) · 9505049.jpg(34Kb) · 9436016.jpg(15Kb) · 5915472.jpg(25Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Современная российская литература » Скрёбов Н.М. - известный ростовский поэт и журналист (Наши современники)
Страница 1 из 11
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград