Удивительное рядом с нами - Страница 8 - Литературный форум
ГлавнаяУдивительное рядом с нами - Страница 8 - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Удивительное рядом с нами (Миниатюры и маленькие рассказы)
Удивительное рядом с нами
strongДата: Суббота, 24.10.2020, 08:06 | Сообщение # 176
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 305
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
МАНДАРИНОВЫЙ РАЙ

Когда родился украинец —
Еврей заплакал.
Народная мудрость

Говорят в советские времена все пригородные электрички выезжающие из Москвы, пахли копчённой колбасой. Почему — думаю, объяснять не нужно. По этому поводу в народе много ходило анекдотов, шуточек и загадок.
Так вот: скорый поезд Тбилиси-Москва пах мандаринами, особенно декабрьский, потому как доверху был забит этими фруктами . Мандариновый аромат перебивал даже стойкий запах железных дорог — угольной пыли. Южане везли на продажу в столицу результат своего непосильного годичного труда.

Трое друзей: Михаил, Роман и Борис — уроженцы солнечной Аджарии, с трудом разместились за столиком отсека плацкартного вагона. Остальное пространство было занято огромными баулами с фруктами. В этом году урожай цитрусовых оказался отменным, как никогда ранее. Пришлось выкупить все места в отсеке, и даже боковые. Но эти непредвиденные расходы не очень волновали друзей: все издержки, после реализации продукции, должны окупиться сторицей.
Лёгкое беспокойство друзья испытывали по поводу того, как на этот раз их встретит Первопрестольная. Останутся ли за ними застрахованные места на рынке? Будут ли дежурить на платформе, поджидая мандариновый поезд, грузчики со своими тележками

Наконец состав плавно тронулся. Медленно, а потом всё быстрее и быстрее за окном поплыла платформа с многочисленными провожающими.
— Ну что, геноцвали — за удачу. — Михаил достал из сумки пятилитровую бутыль в плетёнке и три высоких бокала чешского стекла. Разлил вино по бокалам. Выпили. Роман затянул песню. Друзья подхватили.
Примерно, то же самое происходило и в других плацкартных отсеках. И скоро по всему вагону, а может быть, по всему поезду раздавалось грузинское многоголосье.
Уже к вечеру вино кончилось, и тогда из своей сумки точно такую же бутыль в корзиночке достал Борис. А когда закончилось и у него, на столике появилась бутылка из баула Романа.

До Москвы скорый поезд Тбилиси—Москва «домчался» почти за двое суток. Опасения друзей оказались напрасными. Несмотря на ранний час (день едва проклёвывался) встречала мандариновый состав целая армия носильщиков. Визуально их было даже больше, чем в прошлые годы. Скоро они заполнили тамбур и проходы вагона. Шум, гвалт… Все первыми стремились загрузить свой товар на тележки и добраться до стоянки такси.
Стоянка была полна пустых такси. Казалось, машины собрались со всего района. А их водители «ловили» клиентов ещё на подходе к стоянке.
Друзья взяли сразу два такси. Но и то, с трудом разместились едва ли не на коленях друг друга и шофёра.
И опять им повезло: на рынке ещё было много свободных мест. Трое друзей заняли прилавок неподалёку от входа. А скоро повалил народ. Михаил, как самый голосистый, закричал:
— Подходи, налетай! Очень сладкий, вкусный мандарин! Шоколадка в подарок!
Этот ход с шоколадкой придумал и убедил друзей Роман. Люди охотнее покупают товар, если в нагрузку, совершенно бесплатно, получают какую-то безделушку. А покупателям с детьми друзья раздавали ещё и пластинки жвачки, в красочной заграничной обёртке.
В общем, торговля, на зависть соседям, шла бойко. Скоро карманы фартуков до отказа были набиты бумажными деньгами, а портмоне лопались от купюр крупного достоинства. Впрочем, и другим торговцам грех было жаловаться. Людской поток не иссякал.

К вечеру последний килограмм мандарин был продан.
— Ну что, геноцвали, отметим успех? — переодеваясь, сказал Михаил. — В наш кабак?..
— Ребята, что-то мне… нехорошо. — Борис опустился на скамью и прислонился к стене.
Роман участливо пощупал у него лоб:
— Абрамыч, по-моему, у тебя температура.
— Эээ, ничего, — взмахнул рукой Михаил, — пройдёт, не барышня. Давай, одевайся, да.

Облюбленный друзьями ресторан, посещаемый каждый раз в дни их пребывания в Первопрестольной, находился на соседней улице от рынка. Стоило лишь перейти по длинному подземному переходу.
Фасад «кабака», как называл заведение Михаил, не изменилось с прошлого года. Невзрачное одноэтажное здание, похожее на обыкновенную кофешку. Название осталось прежнем — «Витязь». А вот внутреннее убранство приятно удивило и даже поразило. Полутёмный зал с тяжёлыми зелёными плюшевыми шторами, превратился в светлое просторное помещение с высоким расписным потолком, с которого свисала огромная хрустальная люстра. Всё вокруг сверкало стеклом, кафелем, голубым мрамором. Появилась эстрада, чего раньше не было, где под меленную музыку вокруг шеста крутилась полуголая девица. Но, пожалуй, самым главным оказалось то, что ресторан теперь работал до пяти утра.
Зал был почти полон. Но для дорогих гостей с Кавказа свободный столик нашёлся. Их здесь ещё помнили. Да и друзьям знакомо было большинство официантов и официанток.

Заказ пришлось делать Роману, потому как Михаил не отрывал взгляда от сцены, от полуголой танцовщицы.
Борис, пробурчав что-то невнятное, поспешно поднялся и нетвёрдой походкой направился в сторону туалета. На него никто не обратил внимания.
Наконец Роман отпустил официанта. Официант тоже, явно довольный (в его голове уже щёлкал калькулятор, подсчитывая предстоящий доход), скорым шагом пошёл на кухню.
Роман огляделся:
— А где наш Боря?
— Туалет па-ашёл, — не отрываясь от своего «занятия», бросил Михаил.
— Тоже пойду — руки помою. — Но уже через секунду выскочил, как ошпаренный: — Официант, скорую, быстрей!
— Что, что такое? — оглянулся Михаил.

Борис лежал на кафельном полу под умывальником. С помощью официанта друзья перенесли его в холл на кожаный диванчик.
Карета скорой помощи примчалась через несколько минут. Молодой врач пощупал пульс у лежащего, двумя пальцами придавил артерию на шее, оттянул веки и вынес неожиданный вердикт:
— Ну, всё, умер ваш товарищ. Похоже, двухсторонняя пневмония.
— Эээ, — вскинул руку Михаил, будто хотел ударить медика. — Какая-такая пнемания-мнемания?! Ты кто — доктор или кто? Давай оживляй, да!
— Невозможно. Ваш друг вот уже минут десять как мёртв.
— Что же нам теперь делать? — Чуть не плакал Роман.
— Везите в морг.
— Куда?
Медик положил на колени чемоданчик-дипломат и, на обороте рецепта что-то чиркнул:
— В нашей клинике морга нет. Вот адрес ближайшего…

Но в ближайшем морге дежурный паталогаонатом сказал, что мест нет. А узнав, что у покойного нет прописки и, вообще, гражданин другого государства, наотрез отказался принимать… На вопрос Романа: что же делать? — паталогаонатом посоветовал везти в центральный… Делать нечего — благо, что не отпустили такси. Это помогло избежать лишних вопросов.

До центрального морга добирались почти через всю Москву. Но там повторилась точно такая же история, как и в предыдущем. Посоветовали везти покойного на родину и даже дали номер телефона справочной аэропорта.
Но позвонив в аэропорт, друзья выяснили: рейс Москва-Тбилиси отменён и неизвестно когда возобновится. А нанимать специальный самолёт — никаких денег не хватит, даже выручки от проданных мандаринов. Кстати, деньги умершего товарища они честно поделили ещё в ресторане.
При центральном морге работал крематорий, гул от которого доносился аж до приёмного покоя.
— Мишико, а давай его сожжём, — предложил Роман. — А прах отвезём родным.
Михаил раздумывал лишь пару секунд:
— Ты что хочешь заиметь кровников?!
— Да-а, не поймут. Что же делать? А давай…
— Поехали на вокзал, — перебил Михаил. — Повезём на поезде.
— Но, Мишико, ведь два дня!
— Ничего. Не барышни. Потерпим, да
Они подхватили покойного с двух сторон и снова потащили в такси.

Когда прибыли на вокзал уже полностью рассвело. Кажется, им повезло: только что на пятый путь прибыл скорый — Тбилиси-Москва, и уже через три часа отправлялся в обратный рейс. Оставив ждать товарища с умершим и вещами на скамье, Михаил побежал в центральную кассу за билетами.
И вдруг — облом!.. Проводник ни в какую не хотел пропустить в вагон со жмуром. Не помогли ни уговоры, ни предложенная сначала в завуалированной форме, потом в открытую, взятка.
Друзья снова уселись на скамью.
— Ну, что будем делать? — Теперь уже спросил Михаил, впрочем, ни к кому не обращаясь.
— А давай купим машину, а? И поедем…
—Эээ, думай, что говоришь, да. Куда купим? У тебя права есть? Куда поедем? До первого гаишника: «Что везёте?» — «Мертвеца». Вот что, надо дать телеграмму.
— А как ты думаешь, наш Боричка уже в раю?
— Я откуда знаю — в раю он или в аду. — Михаил взглянул на мёртвого товарища: — Закрой ему рот.
После нескольких безуспешных попыток, Роман произнёс:
— Мишико, он не закрывается.
— Прикрой шарфом.
Роман подтянул шарф на подбородок покойного и надвинул на глаза норковую шапку:
— А как ты думаешь, нам надо отдавать родным долю Борчика?
Михаил тяжело вздохнул:
— Наверное, придётся.
— Шо, хлопцы, носы повесили? — вдруг раздался над ними басовитый голос.
Друзья вскинули головы:
— Эээ, слушай, гражданин, проходи, да. Чего встал?
Гражданин — это был уроженец Украины, но постоянно проживающий в столице РФ, Чумаченко Мирон Остапович не уходил:
— А што это с ним?
— Не видишь что ли, умер. — Не желая продолжать разговор, Михаил демонстративно отвернулся.
— Тю-ю, умер! — недоверчиво протянул Мирон Остапович и, присев на краешек скамьи, заглянул усопшему в лицо: — А и правду вмер! Як же так? — Он посмотрел на Романа.
— А вот так… — Тот начал рассказывать об их мытарствах.

— Да-а-а, ситуэцион, — протянул Чумаченко, когда Роман закончил. — Погано, дюже погано. Вражине не пожелаешь. — Он сдвинул шляпу на затылок и на пару секунд задумался: — Вот што хлопцы, поможу я вам. Только за это вы мне поляну накроете.
— Слушай, да-а-рагой, — заговорил давно прислушивавшийся к разговору Мишико, — помоги, а. Видать ты ха-роший человек. А мы накроем тебе такой стол, такой стол… Пальчики оближешь!
— Добре. — Мирон потёр руки. — Так, Рома, сгоняй в кассу, обменяй билеты на другой вагон — купейный и купи бутылку горилки.
Кивнув, Роман с готовностью поднялся.

Он вернулся уже через десять минут:
— Готово.
Чумаченко откупорил водку и прямо из горлышка сделал два глотка, при этом даже не поморщившись. То же самое заставил сделать друзей. Ополовиненную бутылку заткнул и засунул в карман пальто покойного.
— Берите, — кивнул он на мертвеца.
Только сейчас друзьям стал понятен замысел нового знакомого. Всё гениальное — просто.

— Что с ним? — спросила проводница, не поднимая головы, проверяя билеты.
— Да вот, — дыхнул ей в лицо перегаром Мирон Остапович, — подвёл нас товарищ. Перебрал маленько… А я провожающий.
— Десятое купе. — Проводница вернула билеты. — Отправляемся в двенадцать. Проходите--проходите, не задерживайте. — Сзади уже подходили новые пассажиры.

— Ну что — в ресторан? — повеселевшим голосом спросил Михаил, после того как они затащили почившего товарища на верхнюю полку, прикрыли его лицо шапкой, а полупустые баулы спрятали в ящики под нижние полки.
— Пойдёмте. Время ещё есть, — жизнерадостно сказал Роман.
Троица покинула купе.

Через полчаса дверь купе снова с визгом открылась. В проёме стоял настоящий великан. Наклонив голову, великан шагнул вперёд. Звали его Алексей Валовой — родом из Подмосковной деревни Лохново. Род деятельности: кладоискатель — чёрный копатель. И сейчас направлялся в очередной свой набег. За плечами Алексея висел огромный круглый рюкзак.
— Здравствуйте, — добродушно пробасил он. Лежащий на полке человек никак не прореагировал. — Здравствуйте, — чуть громче сказал Валовой. — Результат тот же. Хмыкнув, он засунул рюкзак под столик (в рюкзаке что-то звякнуло) и уселся к окну.
Но скоро ему надоело смотреть в одну точку:
— Эй, сосед, давай знакомиться. Меня… — Полный игнор. Алексею даже стало обидно. Он встал и запрыгнул на верхнюю свободную полку. Попытался вытянуться во весь свой богатырский рост. Это ему не удалось. Перевернулся на живот и снова стал смотреть в окно. Но ничего интересного там не увидел. На соседних путях стоял «нерабочий», с пустыми грязными вагонами, состав: — Эй, ты, закурить есть? — Он пнул ногой неразговорчивого соседа. В этот миг вагон дёрнулся. То ли от толчка, то ли от пинка Алексея сосед перевернулся на бок и полетел вниз. Да так неудачно приземлился — прямо виском о край стола.
Валовой моментально соскочил с полки, нагнулся над упавшим и тут же отпрянул. Человек был мёртв! «Убил! — пронеслось в голове. Паника. Первая мысль: бежать в полицию. Но поезд уже набирал скорость. Да и у самого Алексея рыльце было в пушку... — Избавиться от трупа!» — Он опустил окно.
Благо, погибший оказался тщедушного телосложения… Вслед за субтильным гражданином в окно полетела его шапка.
***
Весело болтая, друзья возвращались из вагона-ресторана:
— Мишико, как это нам самим в голову не пришло-то, а?
— И не говори, Ромыч, только потратились на этого ЧМО.
— Вах, не трогай хохлов, да, — подражая своему другу, произнёс Роман, — а то обидятся и снова закопают Чёрное море. Что будем делать, а? — Они захохотали.
Однако смех резко оборвался, когда открыли дверь своего купе. Полка, на которой лежал их почивший товарищ была пуста. А у окна сидел громила в спортивном костюме.
— Ээээ, — Михаил с трудом проглотил вдруг образовавшийся в горле ком. — А где?..
— А я не знаю. Встал, закурил и куда-то вышел.

ОТ АВТОРА: Наверняка все Вы помните финал бессмертного произведения Николая Васильевича Гоголя «Ревизор»?.. Примерно, то же самое случилось с нашими героями: столбняк, немая сцена, занавес.

P. S. Пройдёт ещё долгих два месяца, когда Всемирная Организация Здравоохранения объявит о пандемии COLID-19 (впрочем, название для коварной болезни ещё не придумали), а первая её жертва уже появилась.
Через неделю тяжело заболел и умер Мишико. Заболел и Роман, но выжил. Дальнейшая судьба Чумаченко Мирона Остаповича и кладоискателя Алексея Валового неизвестна.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
https://soyuz-pisatelei.ru/forum/262-15818-7
 
strongДата: Суббота, 21.11.2020, 09:52 | Сообщение # 177
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 305
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА
(армейские байки)

В начале восьмидесятых я служил в воинской части №… (по понятным причинам называть номер части не буду, да и не вправе. Скажу лишь, что часть принадлежала к ракетным войскам) на острове Итуруп — Курильские острова Служил уже второй год, носил почётный статус «старика». Но никакой дедовщины — неуставных отношений, в части не было. Можно сказать: повезло. Но главное: недавно мне присвоили сержанта, и не просто сержанта, а старшего.
Ещё до армии, чтобы не терять зря целый год, в местном ДОСААФе (тогда ещё нормально функционирующим) закончил трёхмесячные курсы по электротехнике. И даже успел поработать в фирме по ремонту телевизоров. Параллельно получил водительские права всех категорий, что очень пригодилось здесь — в армии. Кстати оба курса были совершенно бесплатными… Наверное, и даже наверняка, именно эти гражданские специальности поспособствовали присвоению мне звания старшего сержанта. А начальство даже доверило обучать первогодок, что тоже предоставляло ряд льгот: отмены некоторых занятий на плацу и на полигоне.

…Итак, приближался Новый год. Утро тридцать первого декабря началось как обычно. Подъём в шесть ноль-ноль, зарядка... А дальше пошли «чудеса». Во время завтрака, после того как все получили свою традиционную миску каши, расселись по местам, по залу пошли помощники повара, вернее поварихи, оставляя на столиках по две пачки печенья и горсти карамелек. А на отдельный столик в углу поставили два больших алюминиевых чайника с настоящим чаем не эрзецем. Чаепитие, да и только! Рядовой Гончаренко даже выкрикнул:
— Эх, ма-а, красота! Как в ресторане!
Но на этом «чудеса» не закончились. После «чаепития» все три роты выстроили на плацу. Из штаба вышел начальник штаба подполковник Матушкин и зачитал приказ командира полка: тридцать первого и первого числа отменяются занятия и работы для личного состава части, кроме занятых на дежурстве. Невиданное дело! По строю прокатился удивлённый гул.
Немного выждав, подполковник выкрикнул:
— Лейтенант Макаров!
— Я! — Раздалось рядом. Лейтенант Макаров или Макарыч, как за глаза звали его солдаты, был командиром нашей роты.
— Выйти из строя… Лейтенант Макаров, вы приглашаетесь на встречу Нового года в штаб части. — Подполковник вручил Макарычу конверт. — Встать в строй.
— Есть!
— Старший сержант Генин! — А это было совсем уже неожиданно.
— Я!
—Выйти из строя… Вы приглашаетесь…
В общем, командование решило сделать подарок. Всех офицеров и сержантский состав приглашало на Новый год в штаб.
Приглашение оказалось очень красочным — штабные постарались, на глянцевой плотной бумаге с золотым окаймлением, за подписью самого «бати» (кстати, приглашение до сих пор хранится в моём дембельском альбоме, правда, немного в потрёпанном виде).

После построения все разбрелись кто куда. Некоторые направились в библиотекую. —Зядлых книгоманов в части оказалось немало, а оттуда — в тишь читального зала или в казарму. Кто-то просто завалился спать. Много народу набилось в красный уголок, где опять занимались кто чем. Кто-то засел за шахматы, кто-то играл в шашки, некоторые писали письма родным или просто листали журналы. И все ждали и гадали, какой сюрприз их ожидает в обед. А то, что сюрприз обязательно будет, никто не сомневался.

Сюрпризом были яблоки и мандарины. (До сих пор не пойму, как удалось в тайне ото всех доставить эту сладкую продукцию в нашу столовку? Без деда Мороза или Санта Клауса здесь явно не обошлось). Правда, продукция оказались не совсем сладкая, а в некоторых случаях совсем наоборот… Яблоки — с гнильцой, а мандарины — с лёгким налётом плесени. Но такая мелочь никому не испортила настроения. Каждому досталось по два яблока и по две мандаринки.

После обеда все собрались в казарме. Приглашённым на празднование со склада выдали парадную форму. Лейтенант Макаров сразу же переоделся и ушёл в штаб. А я всё ещё утюжил форму, хотя в этом она не нуждалась, старался не оставить ни одной складки, ни одной морщинки. Начищенные до зеркального блеска ботинки уже стояли наготове.
Гончар — рядовой Гончаренко, как всегда травил анекдоты. Вокруг него собралась небольшая группа солдат: «Крокодильчик спрашивает у матери-крокодильчихи: — Мам, а где работает наш папа? — Та с гордостью отвечает: — Наш папа, сынок, служит в посольстве дипломатом».
Все засмеялись, кто-то хрюкнул. Только сидящий напротив парень богатырского телосложения не шелохнулся и непонимающе уставился на Гончаренко. Через минуту, когда Гончар уже рассказывал другой анекдот, парень пробасил:
— А-а-а, дипломат — это же чемоданчик из крокодиловой кожи!
И тут все грохнули.
— Молодец, Гиря! (солдата звали Григорий Морозов) Догадливый ты наш, — сквозь смех прокричал Гончаренко. — Делаешь успехи, не прошло и пяти минут. — Товарищ старший сержант, — обратился он уже ко мне, — а вы нам конфетки принесёте?
— Принесу, если дадут.
— Как же, догонят и ещё добавят. — Ефрейтор Белуга, отложив книгу, которую до этого читал, сел на кровати.
— А ты, Белуга, всё плачешь? — повернулся к нему Гончар.
— Балабол ты, Сашка. — Ефрейтор открыл свою тумбочку и стал в ней рыться.
Все прекрасно знали: несмотря на небольшие пикировки, Александр Гончаренко и Семён Белуга были закадычными друзьями — призывались из одного городка. Я подозревал: ефрейтор немного обижен на то, что его не пригласили на празднование в штаб.
Гончаренко озабоченно огляделся:
— А чё, Макарыч уже ушёл?
— Ушёл, — ответили из толпы.
— Жаль, мы бы его тоже попросили…
— Товарищ старший сержант, а бабы там будут? — спросил кто-то из «салаг».
— Не знаю, — переодеваясь, признался я.
— Не бабы, Карпин, а женщины, — строго взглянув на первогодка, поправил Гончаренко. — Конечно, будут. Одна Зоечка чего только стоит! (Зоечка — это наша повариха). Только вот справится с ней разве что Гиря.
— А меня не пригласили, — на полном серьёзе прогудел богатырь.
— Эх ты, как же они проморгали-то?! — И опять все грохнули. — Ну ладно, — продолжил Сашка, когда смех немного стих. — Слушайте свежий анекдот…
— Где ты их только берёшь? — снова послышался голос «салаги» Карпина.
— Он их сам выдумывает, — выглянул из-за тумбочки Семён Белуга.

Около семнадцати часов вышел из казармы, откуда слышались взрывы хохота: Гончаренко рассказывал очередной придуманный анекдот:
— Две блондинки пошли… — Но приключения двух блондинок мне так и не довелось услышать.
Штаб находился всего в ста пятидесяти метрах от казармы. Кстати, это было единственное бетонное здание во всей части. Уже заметно смеркалось, небосвод был закрыт серыми низкими облаками, ветер дул тихий и тёплый, весь гарнизон с его небольшими строениями просматривался хорошо. Подошёл к небольшому мостику через овраг. От него до штаба оставалось метров пятьдесят. И тут в воздухе что-то содрогнулось, взвыл ветер, посыпался снег, да так, словно на сброс в небе работало несколько самосвалов. Стало темно, видимость практически нулевая. Меня изумило такое внезапное изменение в погоде. Но я не волновался, ведь идти оставалось две-три минуты, не больше. А ураган набирал и набирал силу. Ветер буквально сбивал с ног, слепил глаза. Армагеддон!
Прошло пять минут, десять… Штаба всё нет. Тут меня охватил страх — заблудился! Прошёл ещё немного и вдруг услышал шум океана. Значит, я проскочил мимо штабного здания аж на два километра! Никакого забора вокруг части не было. Надо возвращаться обратно. Но куда идти, если ничего не видно? И тут впереди вспыхнул свет — словно на высоте второго этажа зажглась лампочка. Но откуда? Здесь нет таких домов! И всё же я пошёл туда, ведь где свет — там люди. Иду, а светящийся шар не приближается, словно движется впереди меня.
Шёл долго. От усталости еле двигал ногами, но останавливаться нельзя… И всё это время шар мерцал сквозь пургу, подсказывая верный путь. Верный, потому что как только странный свет погас, лицом к лицу столкнулся с начальником штаба подполковником Матушкиным:
— Кто такой?
— Старший сержант Генин — первая рота!
— Молодец, старший сержант! Проходи. — И показывает рукой вниз. Оказывается, мы стоим прямо на крыше. Занесло штаб так, что и при ясном дне не найдёшь. Хорошо, что подполковник решил раскопать вход. Если бы не это, да загадочный огонь, я бы точно пропал, замёрз бы насмерть

Кто меня тогда спас от верной гибели? Кто был путеводной звездой? Уж не сам ли… Вот и не верь после этого в Деда Мороза!

ОТ АВТОРА: Расположение воинской части, номер части и фамилии вымышлены.

ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА
(армейские байки)

В начале восьмидесятых я служил в воинской части №… (по понятным причинам называть номер части не буду, да и не вправе. Скажу лишь, что часть принадлежала к ракетным войскам) на острове Итуруп — Курильские острова Служил уже второй год, носил почётный статус «старика». Но никакой дедовщины — неуставных отношений, в части не было. Можно сказать: повезло. Но главное: недавно мне присвоили сержанта, и не просто сержанта, а старшего.
Ещё до армии, чтобы не терять зря целый год, в местном ДОСААФе (тогда ещё нормально функционирующим) закончил трёхмесячные курсы по электротехнике. И даже успел поработать в фирме по ремонту телевизоров. Параллельно получил водительские права всех категорий, что очень пригодилось здесь — в армии. Кстати оба курса были совершенно бесплатными… Наверное, и даже наверняка, именно эти гражданские специальности поспособствовали присвоению мне звания старшего сержанта. А начальство даже доверило обучать первогодок, что тоже предоставляло ряд льгот: отмены некоторых занятий на плацу и на полигоне.

…Итак, приближался Новый год. Утро тридцать первого декабря началось как обычно. Подъём в шесть ноль-ноль, зарядка... А дальше пошли «чудеса». Во время завтрака, после того как все получили свою традиционную миску каши, расселись по местам, по залу пошли помощники повара, вернее поварихи, оставляя на столиках по две пачки печенья и горсти карамелек. А на отдельный столик в углу поставили два больших алюминиевых чайника с настоящим чаем не эрзецем. Чаепитие, да и только! Рядовой Гончаренко даже выкрикнул:
— Эх, ма-а, красота! Как в ресторане!
Но на этом «чудеса» не закончились. После «чаепития» все три роты выстроили на плацу. Из штаба вышел начальник штаба подполковник Матушкин и зачитал приказ командира полка: тридцать первого и первого числа отменяются занятия и работы для личного состава части, кроме занятых на дежурстве. Невиданное дело! По строю прокатился удивлённый гул.
Немного выждав, подполковник выкрикнул:
— Лейтенант Макаров!
— Я! — Раздалось рядом. Лейтенант Макаров или Макарыч, как за глаза звали его солдаты, был командиром нашей роты.
— Выйти из строя… Лейтенант Макаров, вы приглашаетесь на встречу Нового года в штаб части. — Подполковник вручил Макарычу конверт. — Встать в строй.
— Есть!
— Старший сержант Генин! — А это было совсем уже неожиданно.
— Я!
—Выйти из строя… Вы приглашаетесь…
В общем, командование решило сделать подарок. Всех офицеров и сержантский состав приглашало на Новый год в штаб.
Приглашение оказалось очень красочным — штабные постарались, на глянцевой плотной бумаге с золотым окаймлением, за подписью самого «бати» (кстати, приглашение до сих пор хранится в моём дембельском альбоме, правда, немного в потрёпанном виде).

После построения все разбрелись кто куда. Некоторые направились в библиотекую. —Зядлых книгоманов в части оказалось немало, а оттуда — в тишь читального зала или в казарму. Кто-то просто завалился спать. Много народу набилось в красный уголок, где опять занимались кто чем. Кто-то засел за шахматы, кто-то играл в шашки, некоторые писали письма родным или просто листали журналы. И все ждали и гадали, какой сюрприз их ожидает в обед. А то, что сюрприз обязательно будет, никто не сомневался.

Сюрпризом были яблоки и мандарины. (До сих пор не пойму, как удалось в тайне ото всех доставить эту сладкую продукцию в нашу столовку? Без деда Мороза или Санта Клауса здесь явно не обошлось). Правда, продукция оказались не совсем сладкая, а в некоторых случаях совсем наоборот… Яблоки — с гнильцой, а мандарины — с лёгким налётом плесени. Но такая мелочь никому не испортила настроения. Каждому досталось по два яблока и по две мандаринки.

После обеда все собрались в казарме. Приглашённым на празднование со склада выдали парадную форму. Лейтенант Макаров сразу же переоделся и ушёл в штаб. А я всё ещё утюжил форму, хотя в этом она не нуждалась, старался не оставить ни одной складки, ни одной морщинки. Начищенные до зеркального блеска ботинки уже стояли наготове.
Гончар — рядовой Гончаренко, как всегда травил анекдоты. Вокруг него собралась небольшая группа солдат: «Крокодильчик спрашивает у матери-крокодильчихи: — Мам, а где работает наш папа? — Та с гордостью отвечает: — Наш папа, сынок, служит в посольстве дипломатом».
Все засмеялись, кто-то хрюкнул. Только сидящий напротив парень богатырского телосложения не шелохнулся и непонимающе уставился на Гончаренко. Через минуту, когда Гончар уже рассказывал другой анекдот, парень пробасил:
— А-а-а, дипломат — это же чемоданчик из крокодиловой кожи!
И тут все грохнули.
— Молодец, Гиря! (солдата звали Григорий Морозов) Догадливый ты наш, — сквозь смех прокричал Гончаренко. — Делаешь успехи, не прошло и пяти минут. — Товарищ старший сержант, — обратился он уже ко мне, — а вы нам конфетки принесёте?
— Принесу, если дадут.
— Как же, догонят и ещё добавят. — Ефрейтор Белуга, отложив книгу, которую до этого читал, сел на кровати.
— А ты, Белуга, всё плачешь? — повернулся к нему Гончар.
— Балабол ты, Сашка. — Ефрейтор открыл свою тумбочку и стал в ней рыться.
Все прекрасно знали: несмотря на небольшие пикировки, Александр Гончаренко и Семён Белуга были закадычными друзьями — призывались из одного городка. Я подозревал: ефрейтор немного обижен на то, что его не пригласили на празднование в штаб.
Гончаренко озабоченно огляделся:
— А чё, Макарыч уже ушёл?
— Ушёл, — ответили из толпы.
— Жаль, мы бы его тоже попросили…
— Товарищ старший сержант, а бабы там будут? — спросил кто-то из «салаг».
— Не знаю, — переодеваясь, признался я.
— Не бабы, Карпин, а женщины, — строго взглянув на первогодка, поправил Гончаренко. — Конечно, будут. Одна Зоечка чего только стоит! (Зоечка — это наша повариха). Только вот справится с ней разве что Гиря.
— А меня не пригласили, — на полном серьёзе прогудел богатырь.
— Эх ты, как же они проморгали-то?! — И опять все грохнули. — Ну ладно, — продолжил Сашка, когда смех немного стих. — Слушайте свежий анекдот…
— Где ты их только берёшь? — снова послышался голос «салаги» Карпина.
— Он их сам выдумывает, — выглянул из-за тумбочки Семён Белуга.

Около семнадцати часов вышел из казармы, откуда слышались взрывы хохота: Гончаренко рассказывал очередной придуманный анекдот:
— Две блондинки пошли… — Но приключения двух блондинок мне так и не довелось услышать.
Штаб находился всего в ста пятидесяти метрах от казармы. Кстати, это было единственное бетонное здание во всей части. Уже заметно смеркалось, небосвод был закрыт серыми низкими облаками, ветер дул тихий и тёплый, весь гарнизон с его небольшими строениями просматривался хорошо. Подошёл к небольшому мостику через овраг. От него до штаба оставалось метров пятьдесят. И тут в воздухе что-то содрогнулось, взвыл ветер, посыпался снег, да так, словно на сброс в небе работало несколько самосвалов. Стало темно, видимость практически нулевая. Меня изумило такое внезапное изменение в погоде. Но я не волновался, ведь идти оставалось две-три минуты, не больше. А ураган набирал и набирал силу. Ветер буквально сбивал с ног, слепил глаза. Армагеддон!
Прошло пять минут, десять… Штаба всё нет. Тут меня охватил страх — заблудился! Прошёл ещё немного и вдруг услышал шум океана. Значит, я проскочил мимо штабного здания аж на два километра! Никакого забора вокруг части не было. Надо возвращаться обратно. Но куда идти, если ничего не видно? И тут впереди вспыхнул свет — словно на высоте второго этажа зажглась лампочка. Но откуда? Здесь нет таких домов! И всё же я пошёл туда, ведь где свет — там люди. Иду, а светящийся шар не приближается, словно движется впереди меня.
Шёл долго. От усталости еле двигал ногами, но останавливаться нельзя… И всё это время шар мерцал сквозь пургу, подсказывая верный путь. Верный, потому что как только странный свет погас, лицом к лицу столкнулся с начальником штаба подполковником Матушкиным:
— Кто такой?
— Старший сержант Генин — первая рота!
— Молодец, старший сержант! Проходи. — И показывает рукой вниз. Оказывается, мы стоим прямо на крыше. Занесло штаб так, что и при ясном дне не найдёшь. Хорошо, что подполковник решил раскопать вход. Если бы не это, да загадочный огонь, я бы точно пропал, замёрз бы насмерть

Кто меня тогда спас от верной гибели? Кто был путеводной звездой? Уж не сам ли… Вот и не верь после этого в Деда Мороза!

ОТ АВТОРА: Расположение воинской части, номер части и фамилии вымышлены.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
https://soyuz-pisatelei.ru/forum/262-15818-7
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Удивительное рядом с нами (Миниатюры и маленькие рассказы)
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск: