Трещёва Мария - Страница 11 - Литературный форум
ГлавнаяТрещёва Мария - Страница 11 - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Трещёва Мария (Фэнтази, фантастика, сказки...)
Трещёва Мария
maria68Дата: Понедельник, 04.05.2015, 14:04 | Сообщение # 251
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
redaktor, спасибо)) smile
 
натальямеркушоваДата: Четверг, 25.06.2015, 09:25 | Сообщение # 252
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4619
Награды: 57
Репутация: 91
Статус:
Доступно написаны Ваши произведения, Мария! Полностью не читала, но познакомилась.

Поздравляю с Номинацией на Книжную премию!


Меркушова
 
maria68Дата: Суббота, 27.06.2015, 12:39 | Сообщение # 253
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
натальямеркушова, спасибо)) Стараюсь))
 
maria68Дата: Воскресенье, 02.10.2016, 10:12 | Сообщение # 254
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
А кто-то вышел из творческой комы))

****************************
Чёрный маг. Глава 6. Приговор
«Милая моя сестрёнка Элиза. Действительно, очень жаль, что мы не смогли побеседовать по душам перед расставанием, но я очень рада, что твоя жизнь теперь такая, какой ты её себе представляла. Милостивый Всевышний! Ты – магесса! Вот чудеса-то! И ты нашла брата! Твой брат… он ведь и мой брат тоже… Он потрясающий! Я желаю вам всем (и Катарине в том числе) счастья и безопасной дороги. Спасибо тебе, что терпела меня столько лет. Конечно же, после случившегося и мы не сможем долго задерживаться в Лесовичине. Как только отец продаст землю, мы уедем на север к моей тётке – маминой сестре. Мне не нравится север. Там холодно. Я уже решила: как только появится возможность – переберусь туда, где тепло. Может ближе к Белой Башне. Тогда мы сможем чаще видеться. Точно! Открою таверну, назову её «Сестрина рука». Как тебе?
Я не знаю, каким образом ты получишь все эти вещи, но добавляю от себя небольшой подарок. Этот браслет я хотела подарить тебе на шестнадцатилетие. Я сама его сплела. Спасибо за науку. И удачной дороги ещё раз. Надеюсь, твои птички будут присылать мне время от времени весточки от тебя.
С любовью, твоя сестра Агнесс».
Чернила последних строк были размыты. Не иначе девушка плакала над написанным. Элиза тоже смахнула навернувшуюся слезу, свернула листок и снова спрятала его в карман дорожного плаща. Чтобы отвлечься от монотонного путешествия, магесса Природы попыталась представить, что происходило в доме Донтров несколько дней назад, когда пёстрый ястреб принёс письмо от Элизы.

Птица залетела в приоткрытую дверь и уселась перед Агнесс прямо на обеденный стол. Маргарита готова была упасть без чувств, у Сергио задёргался глаз. К лапе ястреба была привязана записка «для Агнесс». Элиза просила прощения у сестры, что не сможет встретиться с ней перед отъездом в Белую Башню. Но очень надеется, что Агнесс навестит её в Академии. Всё, что она готовила себе в приданное, Элиза отдаёт сестре. Юная магесса просила собрать некоторые необходимые ей вещи и положить их под дерево у входа в деревню. «Где гуляка Тодд любит подремать».
Агнесс прочитала записку вслух и тут же поднялась из-за стола, чтобы выполнить просьбу сестры. Ни Сергио, ни Маргарита не осмелились помешать ей. Какие вещи были нужны, где они лежали и как их оттуда можно достать было подробно описано Элизой. В основном это были книги, немного любимой одежды, стеклянный шар и пара дорогих сердцу мелочей. Немного поразмыслив, Агнесс села за стол с листком бумаги и чернильницей. Своё письмо и подарок-браслет она добавила к свёртку и направилась к дереву, игнорируя опасливый взгляд матери. Ястреб-посыльный сидел на ограде. Увидев девушку, он пронзительно крикнул и взмыл воздух.
Напрасно Агнесс всматривалась в траву, пытаясь увидеть магические знаки. В конце концов, она положила свёрток, куда указала Элиза, и вещи мгновенно пропали. Дочь фермера долго ещё стояла под деревом в надежде рассмотреть у кромки далёкого леса силуэты уходящих из деревни Элизы, Катарины и Чёрного мага. Но тщетно.
– Наверное прошли через лес, – вздохнула она.
Золотисто-медный закат подарил ей хорошие предчувствия.
– Значит, «Сестрина рука», – тихо рассуждала она, возвращаясь домой. – Таверна… Или, нет: лучше гостиница! С самым чистым бельём и самыми вкусными обедами…

Элиза вспоминала, как волновалась. Согласится ли Агнесс помочь? Не воспрепятствуют ли ей родители? Девушка сидела на порожке лачуги и не сводила глаз с портала. Свёрток появился перед закатом. В нём было всё, о чём она просила. А ещё письмо от сестры и подарок.
Элиза погладила рукой разноцветный браслет из бисера с добавлением более крупных бусин. «Хм. А ведь его можно взять за основу охранного артефакта», – подумалось ей. Ну вот. Она уже и думает, как настоящая магесса.
Как только вещи были собраны, четверо людей и волчонок покинули поляну у лесного озера, чтобы больше никогда сюда не вернуться. Пройдёт время, и благоговейный страх перед «местом-где-жил-чёрный-маг» иссякнет. Лачугу, стол, лавки и печурку разберут на обереги или попросту на нужды хозяйства. А пока что в Лесовичине боялись лишний раз выдохнуть. Всем чудилось, будто фигура в чёрном капюшоне следит за ними из-за угла.
Выбравшись из леса, они направились в город, где взяли лошадей и без промедления двинулись в путь. Путешествие в пустыню Харкуми началось.
Уже много дней подряд четыре всадника трусили по дороге, в душе надеясь, что осенняя распутица не застанет их врасплох. Постоялые дворы сменялись один за другим. Порой ночь заставала их в дороге. Во время таких ночёвок Элиза внимательно разглядывала Тирога. Колдун почти не поднимал головы, молчал, безропотно выполнял то, о чём его просили. Луис всё ещё не снял с него магические путы, но Тирогу словно было всё равно. Ещё внимательней за энтропиком следила Катарина. Она не хотела проморгать момент, когда колдун решит сбежать. Молча она злилась на Соларинда, который совсем потерял бдительность, как будто забыл, что этот человек сделал с его матерью, с ним и что хотел сделать с его сестрой.
Её отношение к Тирогу изменилось после одного случая. Колдун сидел у костра и смотрел себе под ноги. Егерь видела, как Вули осторожно подкрался к нему. Тирог перевёл взгляд на него. Катарина едва не вскрикнула, когда архимаг положил руку на голову её магического брата. Однако, вопреки её опасениям, он просто потрепал волчонка по ушам, отчего хвост малыша заходи ходуном. Девушка не знала, что и думать: на лице энтропика появилась улыбка. Добрая, извиняющаяся улыбка. Когда она спросила у магического брата про этот случай, волчонок непонимающе наклонил голову набок.
«А что такого? – зазвучал в её голове подростковый голос. – Этот человек не плохой. Просто он заблудился, а рядом нет никого, кто мог бы его направить».
«Он не плохой» – эта мысль долго не могла оставить Катарину. В конце концов, она рассказала об этом Луису.
– Я знаю. Я вижу это. Я пытаюсь узнать его получше, с той стороны, которую мало кто знает. Но он не подпускает меня ближе. Словно чувство вины не даёт ему права раскрыться.
– Может в Академии остались люди, которые знали Тирога тогда, до его ухода в Чёрную Башню.
– Хм. Архимаг Айселла, может быть. Они же были одноклассниками. Да, возможно, она сможет рассказать мне что-нибудь по него.

Осень началась мягко, деликатно. Позолотой деревьев, особой утренней прохладой. В прозрачном воздухе, цепляясь за ветер, летели куда-то серебристые паучки на своих лёгких паутинках. Больше всего осени радовался Вули. Он носился по опавшим листьям, поднимая их с земли, заставляя снова повторять свой кружащийся танец.
Чем ближе они подходили к пустыне Харкуми, тем более песчаная становилась почва. И, когда зарядили осенние дожди, путники уже не боялись застрять по дороге. Из Пустынной Колючки – своей последней остановки – они выехали на рассвете и после полудня лошади ступили на обожжённую магией землю Харкуми. С каждым метром оба архимага становились всё более молчаливыми и угрюмыми.
А потом на горизонте показалась величественная белостенная крепость. Остроконечные голубые крыши венчали массивные цилиндры жилого корпуса и самой академии. Каждая башенка в стене заканчивалась голубым конусом. монументальная постройка на земле становила всё более воздушной, стремясь ввысь. И где-то там, под куполом неба, заканчивалась реющими на ветру флагами.
Белая Башня неспешно приближалась, словно уважаемая мадам. Соларинд и Тирог остановили лошадей. От места, где их ждёт наказание их отделялалишь лишь глубокая тёмная расщелина, словно сотворённая гигантской молнией.
– Тебя судить там будут не мягче, чем меня, – тихо проговорил энтропик.
– Знаю, – кивнул парень. – Я здесь, потому что готов к этому.
Тирог лишь молча кивнул.
Больше слов не надо было. Дёрнулись поводья, и лошади послушно зацокали копытами по мосту через расщелину. На высоких перилах по мере их продвижения загорались разноцветные фонарики. Когда они пересекли мост, Элиза обернулась. Фонарики гасли с той же последовательности. Далее их встретила белая каменная арка. Её свод и опоры покрывали надписи на незнакомом ей языке. Хотя не обошлось и без надписей бывших выпускников. Девушка тихо хихикнула: маги такие же люди. Подъехав к самой крепости, им пришлось спешиться. Луис долго объяснял удивлённому дежурному кто и зачем прибыл в академию, но всё же массивные резные ворота открылись пред ними.


Сообщение отредактировал maria68 - Воскресенье, 02.10.2016, 10:13
 
maria68Дата: Вторник, 18.10.2016, 23:25 | Сообщение # 255
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
В отличии от Школы Колдунов в Хэтхазуне, у Академий Велзарии нет особенных эмблем. Каждая сфера магии имеет свой цвет. В Белой Башне он наносится на белую основу, в Чёрной – на чёрную. Элиза вертела головой, пока они шли через внутренний двор в окружении охраны.
О значении большинства цветов она и сама догадывалась. Вот синий – словно толща воды в океане. Бирюза – ясное небо. Охряная земля. Красный огонь. Иногда мимо проходили лиловые ментали – это она уже знала. Вдруг она заметила двух беседующих магов. У одного свободная накидка была расшита серебром, а вторая красовалась в платье из золотой парчи. Элиза спросила об этом у брата, но он разговаривал со стражником и не услышал её вопроса.
– Серебро – это сфера лекарей, – раздался совсем рядом тихий голос Тирога.
Элиза вздрогнула.
– Серебро – это сфера лекарей, – повторил он, чтобы убедиться, что слушательница поняла его слова. – Золото – сфера артефактов.
«Точно, Луис ведь рассказывал, что мамина мантия была красно-золотая. Она создавала великолепные артефакты».
– Спасибо, а какой цвет будет у меня?
– Зелёный, конечно же. Но не такой ядовито-зелёный как у некромантов. Природные маги носят цвет свежей листвы.
Он почти не смотрел на неё, пока говорил, но Элиза была рада и этому. Если всё пройдёт хорошо, она попробует найти подход у этому мужчине, который любил её маму. Она сможет окружить его заботой, и он станет мягче. Её раздумья прервал звук открывающихся дверей. Белая Башня приглашала их войти и принять свою судьбу.

В просторном прохладном холле Академии тихо жужжали разговоры. На идущую четвёрку людей и одного волчонка многие опасливо оборачивались. «Уже доложили», – вздохнул Луис. «Уже разнесли», – нахмурился Тирог.
Внезапно архимаги остановились, и Элиза врезалась в спину брата. Выглянув вперёд из-за него, она увидела старика в белом балахоне без каких-либо отличительных цветов. Он спешил им навстречу, прихрамывая. Одной рукой он держался за поясницу, во второй сжимал посох с кристаллом. Чем ближе подходил старик, тем слышнее становилось его бормотание.
– Столько лет ни слуху, ни духу, ни весточки, ни словечка. И вот нате – явились. Хоть бы письмо сначала прислали. Я ж немолод, у меня с такой «радости», – старческий сарказм разлился по холлу. – С такой радости и сердце остановиться может. Вон как вскочил, чай не допил, аж в спине чего-то щёлкнуло, не разогнуться.
Маги, окружающие старика, реагировали на это по-разному. Кто-то улыбался, давно привыкнув к причитаниям Архимагистра. Другие со злобой смотрели на незваных гостей. Луис и Тирог стояли молча и ждали, когда поток слов их бывшего учителя иссякнет. Внезапно старческая рука подняла посох ввысь и… Бац! Бац! Оба Чёрных магов стоят, держась за лбы. «Синяки будут», – подумала Элиза.
– Ну, а теперь, когда я выплеснул на вас скопившуюся злобу, поговорим серьёзно. Я рад. Очень рад, что вы оба набрались смелости вернуться сюда и ответить за всё, что натворили. И я очень боюсь за то, что вам предстоит.
Луминарл смотрел на своих бывших учеников из-под седых бровей, изучая заново такие знакомые лица.
– Соларинд, насколько нам известно, чёрную архимантию ты не получил.
– Ну я…
– Я не спрашиваю тебя, мальчишка! А потому и ответа не жду! Суд твой состоится здесь, среди магов Белой Башни. Что до тебя, Тирог… Ты – архимаг Чёрной Башни, и с тобой пока ещё ничего не известно. Я уже отправил посыльного к Архимагистру Адомортоку. Когда он вернётся, мы начнём. А пока что вам придётся посидеть в темнице. Хотите сказать что-нибудь?
Тирог покачал головой.
– Архимагистр, – обратился Соларинд. – Я прошу Вас принять в свои ряды мою сестру Элизу.
Катарина подтолкнула девушку вперёд.
– У неё тоже магический дар? – от взгляда Луминарла юную магессу бросало то в жар, то в холод.
– Да. Очень сильно выраженная Магия Природы.
– Ах, прелесть! – всплеснула пухлыми ручками дородная женщина в нежно-зелёном платье. – Дочь Фламеналии у меня в классе! Ах, чудесно!
– Подождите-ка, магистр Хербисагита, – вышел вперёд высокий мужчина, на котором красное одеяние болталось словно на швабре. – Она – сестра предателя Соларинда! Она может быть обучена тёмным знаниям.
– Магистр Малумигнис, Вам, похоже, огонь все мозги выжег. Невозможно управлять природой, имея на сердце хотя бы одно малюсенькое пятнышко.
– Тогда пусть она сперва докажет, что может.
Рядом с Луисом тихо вздохнул Тирог. Он хорошо помнил своего одноклассника. Этот рыжий наглец с роем ярких веснушек на лице всегда что-то из себя воображал. Огонь он считал «высшей» сферой магии. К остальным относился пренебрежительно, особенно к магам Природы и ментали. Юный Карлос Буинвера и будущий магистр огненной школы Белой Башни невзлюбили друг друга с первого дня. А потому сейчас, когда в окна холла внезапно полезли лозы дикого винограда, Тирог позволил себе поднять глаза на побагровевшего одноклассника. Сдержать злорадную улыбку он не смог. Магистр бросил на него взгляд, но прочитал лишь «Что? Съел?»
– Ах, чудесно, чудесно! – аплодировала магистр Природы. – Пойдём, милочка. Я не отдам тебе этому тощему злюке.
– Ты всё-таки нашёл её, Соларинд, – выдохнул Архимагистр.
– Да… учитель.
– Хорошо. А вторая красавица кем будет?
– Я – Катарина Долгожданка, – ответила сама за себя сирота. – Егерь.
– Во как! Стало быть волчек этот – твой магический брат?
– Да. Вули его зовут.
– Вот так компания. Что же, давайте отправим девушек отдыхать. А вам, молодые люди, я давно уже приготовил прекрасные апартаменты в тюремной башне. Эти вот ребятки вас препроводят туда, – Луминарл жестом подозвал стражников. – Посидите там, подумаете о своём прошлом и будущем. А как вернётся посыльный, мы вас позовём.
Поворачиваясь на выход, Луис улыбнулся своим девочкам. Дверь закрылась. Элиза, Катарина, поскуливающий Вули отправились вместе с процессией магистров вглубь Башни. Предстояли долгие часы ожидания.

В полукольце скалистых гор тихо мерцала Чёрная Башня. Постоянные сумерки – последствие Войны Башен – окутывали её и окрестности. Угловатая, асимметричная, словно два куба, поставленных друг на друга в спешке. Верхний поменьше вмещал в себя комнаты преподавателей и учеников. В одном из окон сквозь зеленоватый туман едва виднелось лицо мужчины. Ядовито-зелёные глаза пытались высмотреть что-то сквозь дымку. Он видел, как пересёк границу полукольца гор небольшой отряд. Он видел и лидера этого отряда – женщину в белом. Туман впитался в него. Мужчина легко улыбнулся и направился к двери комнаты.

Белая лошадь ступила на мощёную площадку перед ступенями Чёрной Башни. Охранник подал всаднику руку. Женщина в белом спустилась и направилась к дверям академии. Она шла, сверкая бриллиантами украшений и бисером – белым и синим – на платье. Шла, приковывая взгляды. Холодная, неприступная, прекрасная.
– Архимаг Айселла. Отрада для глаз видеть такую сияющую красоту среди сего тёмного безобразия, – донеслось со ступеней.
– Архимаг Небулир. Говорят, столько светлого с непривычки может быть вредно для зрения, – ответила она, не останавливаясь, вперив чистый голубой взгляд в того, кто спускался к ней.
Мужчина улыбнулся. Ядовито-зелёные глаза на бледном лице почти светились. Чёрные длинные волосы с лёгкой проседью свободно ниспадали до лопаток на чёрно-зелёный френч.
Они встретились на середине. Она подала руку, поправив другой выбившуюся белокурую прядь. Он прикоснулся губами к её руке и выдохнул, словно после долгой жажды сделал глоток живительной влаги. Взгляды, лёгкие улыбки. Жителям Чёрной Башни надолго хватит этой темы для пересудов.
– И что же привело лучшего ледяного бомбардира в нашу тёмную обитель? – некромант галантно подал гостье руку.
– Хм. Я думала, твой туман рассчитан и на шпионаж тоже, а не только для того, чтобы травить людей, – поддела его Айселла.
– Что? Шпионить за Белой Башней! Фу! Какие гнусные вещи вы предлагаете, миледи, – пошутил Небулир, но она не засмеялась.
– Что-то не так? – спросил он уже серьёзно.
– Соларинд вернулся.
– И… при всех последующих проблемах… в целом это хорошо. Мальчик жив.
– Да. И вернулся он не один.
– С милашкой-невестой?
– Ох, твоя весёлость иногда меня раздражает. Нет, он привёл с собой Тирога.
Улыбка сошла с лица архимага.
– Ясно.
– Им обоим предстоит суд. Соларинда судить мы будем сами, ведь официально он чёрную архимантию не получил.
– Верно.
– А с вопросом Тирога Луминарл послал меня к вам.
– Ясно, – снова повторил Небулир. – Туполобый идиот! Сам пропал и парня за собой утащил. Пойдём, я провожу тебя к Архимагистру.
 
maria68Дата: Среда, 26.10.2016, 21:55 | Сообщение # 256
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
В тронном зале тускло горели зелёные бра. Нынешний Архимагистр Чёрной Башни страдал неизвестной болезнью глаз, которые чрезвычайно болели от яркого света. Много младше Луминарла, он, однако, выглядел ещё более древним стариком. И в этом зелёном свете испещрённое морщинами лицо напомнило Айселле о существах из легенд – личах – сильных магах, которые сохранили свои способности и после смерти, оставаясь при этом нежитью.
– Учитель Адоморток, – поклонился Небулир. – Доброго дня.
– Доброго дня, мой мальчик, – словно змея прошипел Архимагистр. – Что за чудные гости ознаменовали его начало. Архимаг Айселла, честь для нас принимать столько почётного посланника. Чем старый некромант может помочь Чёрной Башне?
– Меня прислал к вам Архимагистр Луминарл вот с этим, – женщина протянула свиток Небулиру, тот в свою очередь поднёс его своему учителю.
– Прочти его, мой мальчик, – с тяжёлым вздохом разрешил старик.
«Архимагистру Чёрной Башни, – начал Небулир, сломав печать. – Архимагу Некромантии Адомортоку. Данным посланием сообщаю, что Архимаг Энтропии Тирог содержится в заключении в нашей Академии. Без вашего разрешения судить мы не можем. Тирогу предъявляется обвинение в подготовке убийства Архимага Огня Белой Башни Фламеналии, а также в самостоятельном изучении запрещённой Магии Тьмы и её дальнейшем использовании…» – некромант запнулся.
Архимагистр Адоморток даже приоткрыл один глаз и пробурчал что-то в длинные седые усы, заплетённые косичками.
– Как-то не верится в это, – нервно дёрнул уголками губ Небулир.
– Ты продолжай, продолжай, мальчик мой. Луминарл не будет выдумывать невесть что.
Некромант откашлялся.
– Так… «Прошу уведомить меня о своём решении через посланника и желательно письменно. Архимагистр Белой Башни Архимаг Света Луминарл».
– Кхе-кхе… Даже здоровья не пожелал, старый пень. Сразу понятно – переживает за бывших учеников.
– Учитель Луминарл переживает за всех своих воспитанников, – вставила своё слово Айселла.
В ответ старый некромант лишь согласно покивал головой, мол, знаю, сам такой. Сел поудобней, крякнул.
– Небулир, садись за перо. Пиши. Архимагистру... и вся эта песня там далее… в ответ на ваше прошение спешу сообщить, что Чёрная Башня признаёт преступления, совершённые Архимагом Энтропии Тирогом, прямонаправленными против непосредственно Белой Башни. Вверяем судьбу нашего коллеги в руки Суда Ментали. Я же клятвенно обещаю лично проследить за уничтожением всех книг по Магии Тьмы. Архимагистр Чёрной… ну и так далее».
Небулир поднёс свиток учителю, подал перо. Адоморток размашисто расписался. Письмо тут же запечатали и отдали посланнице.

– Поверить не могу, – сокрушался Небулир, провожая гостью. – Тирог – Маг Тьмы. Он, конечно, не душа компании, но это… Да ещё и мальчишку этого – Соларинда – склонил.
– Соларинд не такой уж и мальчишка. Его беда была в том, что он был алчен до знаний, и Тирог этим воспользовался. А в твоём голосе я слышу не столько удивление, сколько тревогу, – Айселла заглянула своему спутнику в глаза.
Некромант ненадолго уставился в пол.
– Ну, когда он пришёл, то никого к себе не подпускал. Я сумел подойти ближе всего. Я видел его отчаяние, видел, с каким усердием он погружался в энтропию. Я не люблю, когда чёрные маги становятся такими, какими их видят обыватели. Тебе ли не знать, что чёрный маг из меня так себе, – очаровательно улыбнулся он. – Я в этой Академии только из-за пристрастия к ядам и сильного дара некромантии. Я изо всех сил пытался удерживать Тирога на плаву, но видимо, не справился с задачей. Меня… меня, наверное, можно назвать его другом. Считал ли и он меня таковым? Замечал ли мои старания? Я не знаю. Но да, ты права: я тревожусь за него. Ему же теперь светит… что? Казнь или сул-паш? Верно?
– Посмотрим. Суд Ментали ещё ни разу не вынес неверного приговора. Я передам твои слова Тирогу.
Они вышли на ступени, у которых посланницу Белой Башни всё ещё ждали охранники, изрядно нервничавшие от обилия чёрных магов вокруг них.
– Скоро Ежегодная Магическая Конференция. Юбилейная. Сто лет с окончания Войны Башен. Говорят, даже из Хэтхазуна кто-то приедет. Будете там? – как всегда на людях они перешли на официальный тон.
– Несомненно.
– Что ж, буду ждать с нетерпением.
Он прильнул губами к её руке, вдохнул аромат её кожи, чтобы этого хватило на время до следующей встречи.
Белая лошадь скрылась в сумраке, и только тогда Архимаг Некромантии Небулир решил уйти со ступеней. Краем глаза он заметил приближающуюся фигуру. Молоденький совсем парнишка робко вышел к нему. Цвета его одеяния – ярко-оранжевый на чёрном – были знаком предупреждения для остальных. Как у ядовитой лягушки. Взыватели – после магов Тьмы самые опасные. Говорящие с существами на той стороне, мост для них в мир людей. Взыватели держались под замком в Чёрной Башне до самой смерти. А смерть зачастую наступала слишком рано. Не выдержав постоянного зова с той стороны, такие маги сходили с ума, и их приходилось уничтожать, чтобы они не смогли открыть свободный проход для тёмных существ в мир человеческий. Сейчас, стоило лишь парню выйти на ступени, ученики заспешили отойти как можно дальше от него. Но парень этого словно не заметил – привык уже.
– Я сделал всё, что вы просили, наставник.
– Молодец, Каин, – улыбнулся Небулир.
¬– Кто это была такая? Она из Белой Башни? Она была здесь из-за меня?
– Это была архимаг Айселла, любопытное дитя. Да, она из Белой Башний. Нет, она приезжала не из-за тебя. Каин, я уже говорил тебе: я не дам тебя в обиду ни Чёрной, ни Белой Башне. Наблюдение за тобой помогло мне понять насколько ты силён. Ты справишься, мальчик мой.
Каин-взыватель добродушно улыбнулся.
– А вы когда-нибудь были в Белой Башне, наставник? Какая она?
– Белая, - некромант продолжил путь в свою комнату.
– Ха-ха-ха! Ясно.
– Я уверен, если ты будешь и дальше так же прилежно тренироваться, тебя без боязни пригласят туда в гости… на чай к какой-нибудь симпатичной магессе. Хе-хе!
– Наставник!
– Что! Это естественно…
Шаги и смех и голоса растворились под сводами Академии. Маги во дворе с облегчением выдохнули.
 
maria68Дата: Пятница, 28.10.2016, 23:35 | Сообщение # 257
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Темница Белой Башни располагалась в отдельном трёхэтажном здании. Специальной охраны в ней не числилось, потому как она обычно пустовала. Сейчас из всех камер были заняты только две: одна на верхнем уровне, одна на среднем. На первом этаже располагались топчаны для желающих отдохнуть стражей, круглый стол на четверых и бочка с водой. За столом сидели два стражника, играли в карты, хихикали и краем глаза поглядывали на ментали, который сидел у окна с книгой. На верхнем этаже в камере, прислонившись к стене сидел Карлос Буинвера – архимаг энтропии Тирог. Мантию с него сняли, равно как и магические путы Соларинда. Всё равно тюрьма была пронизана энергией ментали и не давала колдовать. Он сидел в простой рубашке до колен и штанах, заправленных в высокие сапоги. Тирог смотрел через решетчатое окно на двор Академии. На двор, в котором он гулял когда-то давно со своими одноклассниками. Он видел, как женщина в белом прошла к тюрьме. Он слышал, как хлопнула входная дверь, как упали два стула, когда стражники вскочили со своих мест, потом тихий голос ментали и шаги по лестнице, сопровождаемые шуршанием платья. Он вздохнул, приготовился.
– Здравствуй, Карлос.
– Здравствуй, Ингрид, – не поворачиваясь, ответил он.
– Хах, ты ещё помнишь моё настоящее имя.
– Как и ты моё, – он снова не повернулся.
– Меня тошнит от твоего имени архимага.
Тирог безразлично фыркнул.
– Зачем ты пришла?
– Сообщить, что Чёрная Башня отказалась от тебя. Они оставили твою судьбу на Суд Ментали.
– Ясно. Так значит, ты и была тем посланником, о котором говорил Луминарл.
– Да. Я – доверенное лицо Архимагистра. Его правая рука!
– Ха-ха! На надо же! И эта та, кто кричала своему отцу в лицо, что ей наплевать на светскую жизнь и политику, – Карлос смотрел на бывшую одноклассницу с лёгкой иронией.
– Эй! Это совсем не то! Здесь не надо плести интриги! Я добилась всего своим упорным трудом! Хотя (что греха таить) некоторые навыки, полученные в высших кругах, мне определённо пригодились.
– Ингрид, баронесса Маргаинская, архимаг льда, лучший бомбардир Белой Башни, правая рука Архимагистра… Т ы многого добилась.
– Я трудилась, не покладая рук, сражаясь со своей твердолобой семьёй, прилипчивыми женихами и упрямством Луминарла.
– Ты можешь гордиться собой.
– Я горжусь.
Айселла придвинула стул, найденный у стены, поближе к решётке камеры, села, расправила платье.
– Сколько мы с тобой не виделись, Карлос? С той самой конференции, кажется.
– Да. Лет тридцать, наверное.
– Почему ты больше не приезжал?
– Мне было не интересно, – пожал плечами Тирог. – Энтропия и ментальная магия – уникальные сферы. Парадокс в том, что они почти полностью изучены. Они не зависят от новых заклинаний или способов применения. Только от силы воли и разума. На лекции переливали из пустого в порожнее, я, помнится, едва не уснул.
– Ясно. А я-то думала, что это из-за того, что вы с Шарлоттой столкнулись почти нос к носу, – хитро прищурилась посетительница.
– Ну, и из-за этого тоже. Она, кажется, тогда презентовала свой посох.
– Посох Энергии, да. Ах, удивительная вещица! Где, интересно, он теперь?
– У Элизы. Её дочери.
– Правда? Хорошо.
– Ты её видела?
– Ещё нет. Ни её, ни Луиса.
– Она точная копия Шарлотты, Ингрид. Только волосы кудрявые.
Неловкая пауза затянулась. Каждый задумался о своём.
– Я, в общем… Небулир просил передать тебе привет.
– Хех, этот пройдоха ещё жив? Не отравил сам себя пока ещё?
– Я думаю, у него иммунитет к большинству ядов.
– Ещё бы! А вот ты поосторожнее бы с ним. Вдруг он сам стал ядовитый.
Щёки Айселлы вспыхнули.
– Т-ты о чём?
– Ой, да будет тебе. Ваши «тайные» отношения давно уже ни для кого не тайна.
– Ну, все ведь только додумывают… Слухи ловят всякие…
– Я – не все. Я знаю наверняка, – хитро улыбнулся энтропик.
– Гаррет… Я тебе устрою сладкую жизнь, – проворчала себе под нос магесса.
– Да ладно тебе. Он не нарочно. Небулир, наверное, думал, что я его не слушаю. Он часто приходил ко мне, что-то говорил, а мне разговаривать не хотелось. Не с ним конкретно, а вообще. Я слушал его, но не реагировал. Он не успокаивался, приходил снова и снова. Я стал для него чем-то вроде комнаты для выброса энергии. Он думал, что я его не слушаю, а потому ничего не расскажу другим.
– Но ты всё слышал. И молчал? Никому не говорил?
– Нет, конечно. Выдавать секреты друзей – последнее дело.
– Друзей? Ты считаешь Небулира своим другом?
– Естественно! После того, что он пытался сделать для меня. Я не мог ему достойно отплатить за его доброту, за поддержку, за все его старания, так что я стал его отдушиной в сумеречном мире Чёрной Башни. Он приходил, говорил, рассуждал. Ему становилось легче, он находил ответы на мучившие его вопросы, а мне было не так одиноко.
– Почему ты не сказал ему об этом?
– Я не хотел ни с кем сближаться. Моё сердце ещё саднило.
– Всевышний Всемилостивый! Но почему?! Почему ты стал таким?! Ты всё понимал, всё знал и видел! Почему?!
– Это уже не важно.
– Важно! Мне это важно! Я хочу знать всё! Всё с самого начала! С того самого момента, как ты ушёл из Белой Башни.
– В этом не смысла!
– Я просто хочу знать, как добрый парень Карлос, который был по уши влюблён в мою лучшую подругу, стал Тирогом – её убийцей.
Архимаг тяжело выдохнул, голова его опустилась.
– Хорошо, я расскажу. Но рассказывать, в целом, нечего. Главное поверь – я не хотел её убивать. Я ушёл не ради мести.
 
maria68Дата: Суббота, 29.10.2016, 22:28 | Сообщение # 258
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Путь в Чёрную Башню занял больше времени, чем он думал. Уставшего и изнурённого его представили пред Архимагистром Адомортоком. Юного ментали поселили в одной комнате с молодым некромантом. Парень представился как Гаррет. Хоть он и учился на отделении некромантии, самой жизнью после смерти и подъёмом мёртвых интересовался мало. Часами он мог сидеть в лаборатории и перегонять из колбы в колбу ядовитые испарения, изучая их свойства. Странный малый. Всегда с улыбкой от одного уха до другого он был любимчиком всех преподавателей. Мастер флирта и обладатель внешности покорителя сердец Гаррет стоял на первом месте в списке любовных интересов почти у каждой ученицы Чёрной Башни. Он был полной противоположностью Карлоса Буинвера.
Карлос без предварительных испытаний был принят в школу энтропии и очень скоро стал одним из лучших учеников. «Энтропия – то, что мне нужно, – думал он. – Вселять ужать в сознание врага – это вам не ментальные пузыри пускать».
На ту злосчастную конференцию его уговорил ехать Гаррет. Некромант презентовал новый, доселе неизвестный яд, и ему нужна была поддержка.
– Ну же, дружище. Я, когда вижу твою кислую рожу, сразу таким уверенным становлюсь!
Они вошли в аудиторию первыми. Вскоре все места заполнились. Чтения «Магические артефакты и зелья» начались. Он не увидел её сразу. Что она тоже тут, он узнал только когда её вызвали.
– Ученица Белой Башни школы огненной магии Шарлотта Дунхайн представит свой артефакт. Прошу вас, юная леди.
Он не слышал, что она говорила. Он просто смотрел на неё. «Она стала ещё прекрасней за прошедшие два года».
Посох из её рук перекочевал в руки какого-то энтропика. Багровая пульсирующая аура сменила огонь на вершине древка. Артефакт менял руки. Все вокруг охали и ахали.
– Может кто с дальних рядов желает проверить. Может кто-то не верит, – с вызовом бросила мастерица.
– Я! Можно мне!
Её глаза стрельнули сторону поднятой руки, но не заметили молодого некроманта, поднявшего её. Потому что всё внимание приковал энтропик, сидящий рядом с ним. «Карлос…» Парень молча проклял своего соседа по комнате и отвёл взгляд от своей бывшей одноклассницы.
– Я думаю, достаточно проб, – заявил кто-то из жюри. – Шарлотта…
Никакой реакции.
– Шарлотта Дунхайн! – повторили с нажимом.
– Д-да?..
– Я направляю запрос в Белую Башню на имя Архимагистра Луминарла, чтобы вам присудили звание Мастера Артефактов. Пора добавить золото к вашей мантии.
Гром аплодисментов оглушил её. Девушка тщетно пыталась найти место, где видела его. Того, кто любил её. Того, кого любила она. Того, кого она своими действиями отправила в Чёрную Башню.
Конференция проходила обычно в обширном поместье, которое некогда принадлежало магу-дворянину. Он-то и начала собирать магов Велзарии после Войны Башен для передачи опыта дуг другу. Перед смертью он завещал своё поместье обеим Башням-академиям для продолжения этой традиции. На территории поместья было создано небольшое озеро с окружающим его парком. По его тенистой аллее после успешного выступления шли некромант и энтропик.
– Ну, брат, ты меня и выручил! – улыбаясь, вышагивал Гаррет. – Твоя сегодняшняя физиономия по кислости переплюнула самый кислый лимон. Спасибо тебе за эту…
– Карлос!
Парни обернулись на крик. К ним спешно приближалась обворожительная блондинка.
– Ингрид?
– Всё-таки Шарлотта не ошиблась. Это был действительно ты! Почему ты пропал?! Ни слуху, ни духу! Мы с ног сбились, разыскивая тебя, пока Архимагистр Чёрной Башни не прислал письмо Луминарлу, что ты теперь учишься у них! Как ты мог предать ментали! Почему ты вообще ушёл? Почему ты сбежал?..
– Ты закончила? – бесцветным голосом прервал он её. – Я ушёл, потому что мне стало в вами не интересно. У вас нечего изучать. В ментально магии смысла нет. Энтропия мне ближе. Лучше спроси у Шарлотты почему я ушёл. Кажется я ответил на все твои вопросы. Привет никому можешь не передавать. Я знаю, что там всем плевать на меня.
Ученица ледяной школы Белой Башни с горечью смотрела, как уходил её бывший одноклассники и друг.
– Превратить бы тебя в сугроб, дурень, – пробормотала она.
– Эм… Я не понял, что это сейчас такое было?
– Ой, прости. Я тебя не заметила из-за этого идиота.
– Странно. Обычно девушки замечают именно меня, а этот идиот остаётся в стороне. Я, кстати, Гаррет, некромант.
– Ингрид, бомбардир школы льда.
– Ух ты! Вы знакомы с Карлосом. Так?
– Учились вместе. Теперь ты его одноклассник?
– Не совсем. Мы оба на индивидуальном обучении. Просто живём в одной комнате.
– Индивидуальное обучение? Интересно. Нужно и нам такое предложить.
– А у вас его нет? Для одарённых, как мы с дружищем Карлосом это очень удобно. Слушай, а что если я приглашу тебя на чашечку чая, а ты расскажешь мне о нём побольше. Мне тогда будет гораздо легче с ним дружить.
– Хм. А что же он сам ничего не рассказал о себе?
– Неа. Молчит, словно рыба. Словно очень грустная рыба.
– А ты не пробовал вытащить из него информацию раскалёнными щипцами?
– Охохо! Не знал, что в Белой Башне такая суровая дружба! У нас – чёрных магов – как-то не принят такой подход.
Он улыбался. Она смеялась. Что-то изменилось, но они ещё не заметили этого. Вечером, сидя на открытой террасе гостиницы, он пообещал присматривать за их общим другом.
– Приедешь на следующий год?
– Несомненно.
– Что ж, буду ждать с нетерпением.
Она протянула руку для прощания, он поцеловал её вместо пожатия. Так всё началось.
А самой гостинице в тёмной комнате Карлос Буинвера, о котором так беспокоились его друзья, не находил себе места. «Мастер Артефактов… Проклятье! Она стала ещё сильнее. Одной энтропии мало, чтобы быть достойным её».
Библиотека стала его комнатой. Карлос искал что-то особенное. Экзамен на архимага был сдан машинально, без усилий. На странную книгу в древнем переплёте наткнулся уже архимаг энтропии Тирог.
Узнав о её содержимом, он сначала испугался. Однако желание найти силу, которая смогла бы соперничать с силой лучшего огненного бомбардира Белой Башни взяло верх. Магия Тьмы. Он будет непобедим, если обуздает её. Или умрёт, истощённый ею, если провалится. В любом случае, его страдания будут закончены.
Тьма не сразу поддалась. Почувствовав великую силу разума и воли, она противилась подчинению. Но через много лет постоянной практики Тирог впервые выпустил её на волю. Он взял над ней верх. Так появился единственный архимаг Тьмы.

– Ты выучил её осознанно? У меня просто нет слов! Я в восторге от того, что ты смог это сделать. В восторге от твоей силы воли. Но это Магия Тьмы, Карлос! Её не просто так запретили даже в Чёрной Башне! Должен быть какой-то подвох!
– Подвох, конечно, есть и не один. Есть видимый: использовав Тьму хотя бы один раз, ты уже никогда не сможешь вывести её из своей души. Любой мало-мальски одарённый ментали её увидит. Но с этим можно справиться, есть множество способов «спрятать» её. Тем более с моим потенциалом.
– Значит, есть и невидимый?
– Да. Тьме не нужен хозяин. Тьме нужен раб. Тот, кто по её велению будет выпускать её на волю, чтобы она кормилась. Она не смогла сразу захватит меня, потому что в моём сердце был свет. Маленький огонёк любви…
– Шарлотта…
– Верно. Моя любовь к Шарлотте. Тьма знала, что я хочу вернуться в Белую Башню.
– Правда? Ты хотел вернуться?
– Очень. Мне не хватало бурчания Луминарла, глумления Малумигниса, и вас – тебя и Шарлотты. Но каждый раз, когда я собирался сделать первый шаг, Тьма начинала бунтовать. Я не мог допустить, чтобы она вырвалась, когда вы все будете рядом. И я оставался на месте. Мне дали собственную лабораторию, я стал преподавателем. Ко мне приходил Небулир, рассказывал, как он внезапно осознал, что полюбил тебя, как ты ответила ему, наконец, взаимностью, как он счастлив, несмотря на постоянные разлуки. Потом дошли слухи, что Шарлотта – архимаг огня Фламеналия – покинула Белую Башню и вышла замуж за какого-то фермера.
– Я уверена, тебе было больно.
– Невыносимо. Небулир ругал меня, говорил, чтобы я забрал её из того ада, в который она попала. Он передавал твои слова об ужасе, который её окружал. А я боялся приехать, потому что Тьма нашла зацепку для моего подчинения.
 
maria68Дата: Понедельник, 31.10.2016, 18:00 | Сообщение # 259
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
«Она тебя не любит, никогда не полюбит. Ей милее деревенский грубиян. Она растоптала твоё сердце. Отомсти ей. Убей её. Я помогу тебе». Так шептала мне Тьма день за днём. И я начал думать именно так, как она хотела. Я приехал в ту деревню, Ингрид. Я пришёл к её дому, чтобы убить. Но стоило мне увидеть её… Измотанную, бледную… Я не смог. И не мог её забрать. Я боялся, что Тьма выйдет из-под контроля и убьёт её сама. Я вернулся в Чёрную Башню и заставил себя забыть о ней, и это была моя самая большая ошибка. С этого момента Тьма начала завладевать мной. Её попытки постоянно прерывали новости и слухи, доходившие до нас. Сначала о том, что она отдала своего сына в Белую Башню, что мальчик – уникальный студент. Потом, что Фламеналия скрывается где-то в пустыне Харкуми, что у неё есть ещё дочь, но где он неизвестно. Слухов было много. Тогда у меня возник единственный вопрос: посему она скрылась от мира в пустыне?
– Ты слышал о Глардии Медлянке?
– Легендарном Егере? Конечно.
– Её магическая сестра черепаха подарила ей не только долголетие, но и дар предвидения. Она была почётным гостем на одной из конференций и предсказала Шарлотте, что та умрёт от руки любимого человека. Она тут же решила для себя, что это будешь ты.
Карлос сглотнул.
– Я передавала ей новости о тебе, которые мне рассказывал Гаррет. Как ты стал холоден и жесток. Она считала, что это она и её гордыня виновата в этом. Жизнь со своим мужем она расценивала, как заслуженное наказание за твой побег. Шарлотта была уверена, что когда-нибудь ты придёшь за её жизнью. Она поселилась в уединении, чтобы твоим гневом не зацепило её родных. На мужа ей было наплевать, мать к тому моменту была мертва, а вот дети для неё были всем…
– И поэтому она отдала свою дочь этому засранцу!
– Этот засранец отец её дочери, если ты забыл, Карлос! Хотя тут я с тобой согласна. Рассказывай дальше.
– Дальше… Дальше не так уж и много. Тьма поняла, что меня самого нельзя подпускать к Шарлотте и замолчала на время. А потом к нам пришёл Соларинд. Луис. Сын Фламеналии. И у Тьмы созрел план.
– Всевышний помилуй! Убить мать руками её собственного сына… Это чудовищно, Карлос!
– Я… знаю. Тогда я был практически полностью под её контролем. Когда Фламеналии… Шарлотты… не стало, не стало и света в моём мире. Я стал рабом Тьмы. Я начал искать Луиса и его сестру, чтобы отдать их Тьме. В моей памяти не было ничего, кроме «предательства Фламеналии». Я очнулся лишь когда Соларинд влез в мой разум и показал, как Шарлотта плакала, рассказывая тебе, что она любила меня… С его помощью я вспомнил образ моей любви. Свет Соларинда напугал мою Тьму. Я чувствую её даже сейчас, Ингрид, она дрожит от страха там, внутри меня. Она боится этого мальчика.
– Соларинд спас тебя. Какая ирония.
– Не совсем. Если бы его не остановила Элиза, я бы сейчас не разговаривал здесь, с тобой. Так что это она спасла меня. Добрый, милый человечек.
– Ты сам когда-то таким был. Я помню, как ты помогал всем, кому мог.
Бывшие одноклассники замолчали, потупившись.
– Хочешь ты или нет, но я расскажу всё это судьям, – поднялась Айселла. – Может получится выхлопотать тебе смягчение.
– Мне уже всё равно, что будет со мной. Я уничтожил то, ради чего жил. У меня лишь одна просьба – Луис. Он не виноват. Это я сбил его с пути.
– Возможно. Однако убийства не отменить. Доверимся Суду Ментали.
– Да, доверимся.
– До встречи, Карлос. Я обязательно буду в зале суда. Хочу поддержать и тебя, и Луиса.
– Мне так жаль, что всё обернулось вот так вот.
– Мне тоже. Мужайся, друг мой.
Шуршание платья затихло внизу. Уставший, истерзанный изнутри архимаг сидел на кушетке, прислонившись к стене. Он слышал шёпот в своей голове. «Я боюсь. Он уничтожит меня. Они уничтожат тебя. Беги!»
– А я не боюсь. Когда я умру, я наконец избавлюсь от тебя.
Тьма заскулила и замолчала.

Амфитеатр зала суда заполнялся. Элиза чувствовала себя неуютно. Многие взгляды были обращены в её сторону. Сквозь гул голосов доносились до неё отдельные фразы. «Это она?» «Та самая?» «Дочь Фламеналии?» От желания вскочить и убежать из этого зала её удерживало лишь присутствие рядом Катарины да фырчание Вули под скамьёй. Опустив голову, девушка рассеяно изучала узор деревянной столешницы. Кто-то остановился прямо рядом с её местом.
– Могу я присесть?
Элиза невольно вскинула голову. На неё смотрела, улыбаясь, красивая женщина с цветами водной школы.
– Ты ведь Элиза Донтр?
Девушка тут же подскочила со стула.
– Да, госпожа.
– А-ха-ха, ну какая же я тебе госпожа! Можешь звать меня «тётушка Айселла». Мы ведь с твоей мамой были лучшими подругами.
– Правда?
– О, да. Удивительная дружба между огнём и льдом. Ах, милая, ты вылитая Фламеналия в твои годы. Любопытный взгляд, сияющая улыбка и удивительный магический потенциал. Карлос был прав.
Брови Элизы взметнулись вверх.
– Так вы…
– Так я могу присесть рядом с тобой? – не дала ей договорить архимаг.
– Да, к-конечно.
Девушка подвинулась, освобождая место. Катарина и Вули молча пересели на стул подальше и продолжили наблюдать за знакомством подруги с подругой её матери. Айселла села, расправила складки платья.
– Не тереби так пальцы. Это выдаёт твоё волнение. Никто не должен видеть волнение истинной леди.
– Простите, госпожа. Я…
– Я же просила. Никаких господ здесь нет.
– Я не могу по-другому. Вы же…
– Я понимаю. Такое уж у тебя воспитание, – Айселла посмотрела прямо ей в глаза. – Я думаю, тебе станет легче со мной общаться, если ты узнаешь, что твой первый крик слышали двое: твоя мама и я. Я приняла тебя из чрева Фламеналии, перерезала пуповину и предала ей, чтобы она увидела тебя в первый раз. Будем считать, что я – твоя крёстная-фея. Легче стало?
– Наверное мне нужно это всё переварить, – утирая слёзы, шмыгнула носом Элиза.
– Ох, дитя, работы с тобой непочатый край, – архимагесса протянула девушке шёлковый носовой платок. – Но я сделаю из тебя настоящую леди. Я обещала своей подруге и обещаю это тебе.
– Спасибо, гос…
– Крёстная.
– Спасибо, крёстная.
Айселла сжала руку крестницы и негромко сказала:
– Не волнуйся за брата. Я уверена, его приговор будет не слишком суровым. Смягчающих обстоятельств более чем достаточно.
С другой стороны от Элизы с надеждой выдохнула Катарина.
– А господин Карлос?..
Архимагесса пару мгновений пристально смотрела на неё. «После всего того, что ты натворил, Карлос… Ты прав. Добрый, милый человечек. Она беспокоится и о тебе», – эта мысль едва не сорвалась с её губ, но она подавила это желание глубоким вздохом.
– Я сделала для него всё, что могла, дитя. Суд Ментали теперь решит его судьбу. Доверимся им.
«Она тоже волнуется за него», – поняла Элиза.
Скрипнули дверные петли, и в зале мгновенно воцарилась тишина. Все присутствующие поднялись со своих мест, приветствуя вошедших. Пятеро людей в лиловом облачении заняли свои места.
– Великие Ментали, – шепнула Айселла крестнице. – Обладатели самой мощной силы разума.
– Как у господина Карлоса? – так же тихо спросила девушка.
– Да, дурачок Карлос мог бы сейчас входить в их число.
Сидящий посередине Великий Ментали кивнул. Можно сеть обратно.
– Ввести подсудимых, – прозвучал спокойный голос.
Стражники у дальней двери взялись за золочёные ручки. Катарина и Элиза взялись за руки.


Сообщение отредактировал maria68 - Четверг, 10.11.2016, 22:20
 
maria68Дата: Четверг, 10.11.2016, 22:19 | Сообщение # 260
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Они стояли почти в полной темноте, в небольшой комнатке. Их дыхание наполняло тишину. Дыхание двух стражников, дыхание людей, которые из последних сил сдерживают свой страх. И понять их чувства было легко. Им «выпала честь» охранять двух Чёрных магов, что когда-то были белыми. Два предателя. Два убийцы. Два архимага Тьмы.
– Быть может, мы не сможем больше поговорить, Соларинд. Можешь высказать мне всё, что думаешь.
– Я не знаю теперь, что и думать о тебе, Тирог. Теперь, когда я услышал то, что ты рассказывал госпоже Айселле.
Энтропик округлил удивлённо глаза.
– Тюрьма Белой Башни сдерживает магию, но не звук, – улыбаясь, пожал плечами Луис. – Знаю, времени нет, но мне нужно подумать, как относиться к тебе.
– Тогда скажу я. И только одно: прости меня.
– На это я могу ответить: прощаю. И… спасибо за науку, наставник.
Тирог улыбнулся. Как бы то ни было, они действительно хорошо сработались там, в лаборатории Чёрной Башни. Архимаг получал неимоверное удовольствие от обучения талантливого парня.
Щёлкнули засовы. В тёмную комнатку пролился свет через щель, которая становилась всё шире. Стражники выдохнули с облегчением.
Простивший и прощённый шагнули в полоску света.
Их подвели к месту подсудимых, и два ментали поставили магическую клетку вокруг каждого из них.
– Внимание! Суд Ментали собрался здесь, дабы объявить приговор двум нашим собратьям по магическому дару. Архимагу энтропии Тирогу и архимагу света Соларинду. Суд Ментали вынес приговор и готов его огласить.
– Это что же получается… на их решение никто не может повлиять? – очень тихо спросила Элиза у Айселлы.
– Нет. Им доставляют лишь улики и всю возможную информацию. Совещаются они за закрытыми дверями. Слушай пока. Я тебе потом всё расскажу.
– Архимаг Соларинд! Тебе предъявляется вина в изучении запрещённой обеими Башнями магии Тьмы и её использовании. А также убийство архимага Огня Белой Башни Фламеналии. Верны ли обвинения?
– Да, господин Высший Судья.
– Да будет так! Соларинд, твои преступления тяжки. Клеймо мага Тьмы и убийцы собственной матери не сотрут столетия. Суду Ментали, однако, стали известны некоторые обстоятельства, связанные с запрещённой магией. Нам сообщили, что магия Тьмы влияет на разум, мешает видеть истину. Подстрекаемый своим учителем, ты не ведал, что делаешь. Суд ментали не может оправдать убийство, но делит её на три: ты, твой учитель и Тьма. Также ты понесёшь наказание за алчность к знаниям, за осознанное изучение магии Тьмы. Суд Ментали приговаривает тебя, архимаг Соларинд, к пятилетнему изгнанию и странствиям по поручению Белой Башни. Перед отправлением силой ментали мы отберём у тебя магию Тьмы. Другие навыки, полученные в Чёрной Башне, остаются у тебя в качестве искушения, но пользоваться ими тебе запрещено. За тобой будет установлена ментальная слежка. За любой проступок ты можешь понести наказание вплоть до смертного приговора. Согласен ли ты с вынесенным тебе приговором?
– Д-да, господин Высший Судья…
Он не верил своим ушам. Учитывая его преступления, изгнание – это почти оправдание. Но это лишь значит, что основная вина ложится на…
– Архимаг Тирог! Тебе предъявляется обвинение в самостоятельном изучении магии Тьмы с учётом осознания последствий, её использовании и обучении запрещённой сфере других. А также в подстрекательстве к убийству архимага Огня Белой Башни Фламеналии и покушении на архимага Соларинда и Элизу Донтр. Верны ли обвинения?
– Да, господин Высший Судья.
Гул возмущённых голосов в зале почти заглушил ответ подсудимого.
– Я попрошу тишины! – повысил голос Высший Судья и продолжил уже в тишине с тем же спокойствием, что и раньше: – Да будет так! Тирог, твои деяния ужасны сами по себе, но ещё хуже, что втянул в них другого. Уничтожение своего врага руками его ребёнка – вечное пятно на твоей душе. Преступив закон о запрете магии Тьмы, ты нарушил правила обеих Башен. Собой ты не ограничился, вовлёк в пучину мрака и ученика своего. Мы приняли во внимание факт ослепления магией Тьмы. Но изучил ты её самостоятельно, осознавая, к чему это может привести. За это ты будешь наказан. Суд Ментали постановил, что не может вынести тебе приговор лично, ибо тот, перед кем ты провинился более всего мёртв. Тирог, Суд Ментали приговаривает тебя к сул-пашу. Наиболее пострадавшая от тебя душа вынесет вердикт. Согласен ли ты с решением Суда?
– Да. Полностью.
– Ритуал сул-паша будет проведён в подземной камере через три часа. Стража, уведите архимага Энтропии. Архимага Света разрешено освободить в зале суда.
Магические ограждения рассеялись. Луси посмотрел в след своему бывшему учителю. Карлос улыбался. Улыбался почти незаметно. Это была улыбка облегчения, словно только что он сбросил с плеч тяжёлую ношу.
– Братишка!
– Луис!
Рыдая, девушки повисли на шее архимага, сзади на спину пытался запрыгнуть Вули. Все они не могли поверить своему счастью.
– Рада, что хоть тебя удалось спасти, мальчик мой.
– Госпожа Айселла… – парень отвёл взгляд.
Ухоженные пальцы рук нежно взяли его за подбородок и повернули голову к себе.
– Не стоит отворачиваться, Соларинд. Своим страхам нужно смотреть прямо в глаза. И сколько раз говорит: здесь нет никаких господ! Тётушке Айселле это не нравится! Ну, что это за безобразие! Ох, Всевышний! Ты же взрослый мужчина, в конце концов. Слёзы не позволительны тебе. Я…
Архимаг не смогла договорить – Луис крепко обнял её.
– Я буду любить вас и вашу почившую матушку, пока дышу, – смахнула украдкой слезинку настоящая леди.– Пойдёмте, у нас ещё время пообщаться. Познакомьте меня со своей подругой и её очаровательным волчонком.
– О, эта девушка сама самостоятельность, – улыбнулся Соларинд, сжимая ладонь Катарины. – Думаю, она сама расскажет всё о тебе. Так?
– С радостью, – шмыгнула носом Егерь.
 
maria68Дата: Суббота, 12.11.2016, 17:36 | Сообщение # 261
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Круглое подвальное помещение освещалось бледными лиловыми бра. В самом центре была отгорожена область, уда входили лишь ментали, что совершали ритуал, и сам наказуемый. Арену сул-паша окружали ряды для зрителей. На полу арены едва выделялись две окружности с магическими знаками. К одной из них подвели Тирога. Стоило ему войти внутрь, как контур запульсировал лиловым светом. Архимаг встал на колени. Ещё восемь таких же окружностей располагались по краю арены. В них уже сидели в позе для медитации восемь ментали. Перед зрителями поднялся лиловый барьер. Ритуал сул-паш начался.
Восемь ментали прикрыли глаза. Невнятный, раздробленный шёпот наполнял комнату. Головы магов окружил лиловый ореол. Полупрозрачные нити протянулись от них через Тирога к свободной окружности перед ним. Соединившись там, они начали создавать силуэт. Сначала он был едва различим, затем стала чётко видна женская фигура. Элиза заметила, как выступил пот на лбу и висках энтропика. Образ женщины становился всё яснее. Луис сжал руку своей сестры. Ментали закончили свою работу. Тело женщины всё ещё было прозрачным, волосы и одежда её колыхались словно от лёгкого ветерка. Руны вокруг призрака запульсировали. Она открыла глаза, огляделась вокруг, перевела взгляд на человека, который стоял перед ней на коленях и смотрел широко распахнутыми глазами, не смея отвести взгляда. Она смотрела на него, словно пытаясь вспомнить, кто он такой.
– Карлос! – наконец пропела она. – Всевышний, помилуй! Да ты седой!
Карлос Буинвера – архимаг Энтропии Тирог – не пытался сдержать свои слёзы. Он смотрел сквозь их пелену на ту, которую не видел столько лет. На ту, которую любил все эти годы.
– Архимаг Фламеналия, – раздался голос Главного Судьи. – Мы посмели вызвать тебя с помощью ритуала сул-паш, чтобы ты вынесла вердикт для мужчины, что подле твоих ног. Стоит ли нам зачитать, в чём он обвиняется?
Магесса нахмурилась на мгновение.
– Нет, не стоит. Я помню всё.
– Тогда мы ждём твоего решения.
Фламеналия молчала, смотрела на мужчину, которого любила. Ах, если бы она могла ещё плакать! Она бы разрыдалась, бросилась к нему на шею, чтобы хотя бы разок обнять его.
– В том, что случилось, есть и моя вина, – сказала она тихо. – Моя гордыня толкнула этого человека на путь порока. А потому я приговариваю его к прощению.
Гул удивлённых голосов пронёсся по рядам зрителей.
– Я прощаю тебе, Карлос, мою смерть. Но то, что ты толкнул моего сына в темноту, мне простить трудно. За это ты должен понести наказание. Я должна быть уверена, что ты больше не вернёшься к Тьме. Я приговариваю тебя к заключению в магической тюрьме без возможности колдовать. Я знаю, мысли и воспоминания будут одолевать тебя, но это часть твоего испытания. Ты должен пройти его. Когда выпустить тебя решат ментали. Их способность проникать в сознание им в этом поможет.
Главный Судья склонил голову в знак согласия.
Тело Фламеналии начало исчезать.
– Шарлотта… – тихо проговорил Карлос. – Прости…
Он протянул руку в надежде коснуться хотя бы её призрака, но вспыхнувшие руны преградили путь.
– И ты меня прости тоже. За то, что мы не смогли стать счастливыми, не смогли соединить наши судьбы.
Энтропик не помнил про окружающих его зрителей и ментали. Он рыдал, уронив голову на руки. Стенания и всхлипы вырывались сквозь сжатые зубы.
Внезапно воздух пронзил крик. Совсем другой голос взывал к призраку.
– Мама!!!
Фламенали повернула голову. Совсем юная девушка с русыми кудряшками вцепилась в локоть парня. И этого парня архимаг знала – её сын, её гордость, её убийца. Трудно было измерить всю горечь в глазах Луиса.
– Мама, – уже тише повторила девушка.
«Моя девочка выросла. Добрая, прекрасная девочка. Моя маленькая Элиза». Фламеналия послала своим детям двойной воздушный поцелуй.
– Позаботься о моих детях, Карлос. Не оставь их. Пообещай мне это.
– Я… обещаю… – надломленным голосом ответил архимаг.
Фламеналия улыбнулась всем тем, кого любила, и исчезла.

– Ты уверена, что не хочешь остаться у нас, дитя? Мы могли бы помочь тебе с набором одарённой молодёжи, – Луминарл хмурился, наблюдая, как Катарина собирается в дорогу. – Егерей нынче мало. Надо восполнять ряды.
– Не могу не согласиться с вами, господин Архимагистр. Но оставить без присмотра своего бестолкового жениха я не могу.
Луминарл усмехнулся в бороду и стукнул посохом оземь. Мол, да будет так! Луис с обиженным удивлением на лице следил за сговором своего учителя и своей же невесты.
В этот момент из подвального окошка вылетел крик. Элиза вздрогнула.
– Это так больно, братишка?
– Изъятие магии приятным не назовёшь, – нахмурился парень, вспоминая, как несколько часов назад сам пережил это. – Тем более изъятие такой магии, как Тьма.
Во двор вывели Карлоса Буинверу. Он почти висел на руках у ментали. У него едва хватало сил передвигать ноги. Элиза, Луис, Катарина, Вули и Луминарл проследили за их движением в сторону тюремной башни.
– Элиза.
– Да, братишка.
– Навещай его.
– Непременно.
На прощание они обнялись.
– Не плачь, сестрёнка. Я скоро вернусь. Всего-то пять лет.
Девушка закивала головой, вытирая слёзы.
– Не бойся, мы с Вули не дадим его в обиду никому и ничему, – Катарина чмокнула подругу в щёку.
Элиза грустно улыбнулась.
– В добрый путь, Соларинд, мальчик мой. Возвращайся. Белая Башня всегда будет ждать тебя.
– Я вернусь, учитель Луминарл. Обязательно.
Два всадника и волчонок тронулись в дальний путь. Массивные двери Академии Белой Магии захлопнулись за ними и откроются снова только через пять лет.
На крепостной стене стояла юная магесса природы и смотрела вслед удаляющимся силуэтам. Белокурая женщина в бело-синей мантии подошла к ней.
– Ты плачешь, дитя? Жаль отпускать брата?
– Я ведь только его нашла…
– У тебя есть целых пять лет, чтобы показать ему всё, на что ты способна. Через пять лет он вернётся и будет гордиться своей сестрой, – Айселла направилась к лестнице вниз.
– Да, вы правы, крёстная, – Элиза развернулась за ней. – Расскажите мне побольше о маме.
– Ах, Шарлотта была звездой нашего выпуска…
Голоса двух магесс удалялись, затихали.
Тихий вечер заискрился первыми звёздами. Лёгкий ветерок сорвал с деревьев золотые листья. В окнах Белой Башни загорались свечи.
Впереди ещё столько времени! Впереди ещё столько свершений!

КОНЕЦ!



Сообщение отредактировал maria68 - Суббота, 12.11.2016, 17:50
 
maria68Дата: Пятница, 25.11.2016, 00:01 | Сообщение # 262
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Внезапно из меня вывалился маленький рассказик.

Битва за Человека
В тёмной, грязной подворотне, прислонившись к холодной стене, стоял Человек. Над ним занёс оружие тот, кого все звали Неудачником.
– Неудачник! – кричали ему Имущие. – У тебя ничего нет!
– Неудачник! – издевались Значимые. – Ты ничего не значишь!
– Неудачник! – корили его Могущие. – Ты ничего не можешь!
– Нет! – не выдержал Неудачник. – Я смогу изменить свой статус! Я стану Значимым!
– Докажи, – усмехнулся Значимый. – Убей Человека, – и вложил в руку Неудачника оружие.
И вот сейчас занесённая рука дрожала, не слушалась хозяина. Неудачнику что-то мешало, его душа разрывалась надвое. Он не видел, как за его спиной в другой параллели этого мира стояло существо.
Существо было черно. На латах, словно багровые бусины, застыли капли чужой крови. Существо дрожало от нетерпения.
– Ну же! Не мешкай, – прошипело оно. – Давай, я помогу тебе.
Чёрная рука в когтистой латной перчатке протянулась сквозь параллели миров к оружию в руке Неудачника.
– Вместе мы станем решительней…
– Оставь его, Тьма! – раздался звонкий голос позади.
Чёрный крылья взметнулись, чтобы прикрыть бесцветные глаза от яркого сияния, что исходило от того, кто спускался к ним. То было существо будто выкованное из золота, в белоснежном доспехе. Белоснежные крылья принесли свежий весенний ветер, изгоняя смрад и плесень грязной подворотни.
– Уйди, Свет. Он мой! Он сам сделал шаг ко мне, – зашипела Тьма.
– Нет, его подтолкнули те, кем ты уже завладела. Имеющие, Могущие, Значимые – их у тебя сотни! И тебе всё ещё мало?
– Ах, я просто хочу, чтобы не стало Неудачника, – осклабилась Тьма. – Чтобы бедняга перестал мучиться.
– Ложь так и капает отравой с твоего языка. Ты просто хочешь, чтобы не стало Человека!
– Так тебе нужен Человек? Ты пришёл за ним, Свет. А что ты готов мне отдать за него?
– Если понадобится – само моё существование.
– Это мне подходит…
Без предупреждения метнулась Тьма к своему врагу, надеясь закончить многовековую распрю одним последним ударом. Но багровый меч звякнул о золотистый, почти невесомый рунный щит.
– Что такое, Тьма? – золотые глаза смеялись над недругом. – Откуда это удивление на твоём бледном лице? Я не говорил, что отдам тебе своё существование без борьбы.
Тьма отскочила назад, зашипела:
– Ну, хорошо. Без борьбы и ты не получишь Человека.
И в который раз началась эта битва. Тьма и Свет. Добро и Зло. Месть или Прощение? Смирение или Алчность? Равнодушие или Сочувствие? Что выберет тот, за кого они бились, зависело от исхода сражения.
Оба существа были равны по могуществу. Багровый меч был равен по силе золотому. Свету помогал его рунный щит. Тьма владела магией уловок и обмана. Сколько времени прошло с начала этого боя? Они не знали. Израненные и обессиленные стояли они друг напротив друга, опираясь на эфесы мечей.
– Нет, не отнимешь его… – закашлявшись, прошипела Тьма. – Он мой! Мой!
В её руке появился комок лохматой темноты. Собрав все силы, существо бросило его. Комок летел и трансформировался, и вот уже Стрела Обмана прицельно неслась к сердцу Неудачника. Но в последнее мгновение меж ней и её целью появился золотистый щит из рун. Стрела расплющилась и рассеялась кусками лохматой темноты.
– Убирайся, Тьма. Эту битву ты проиграла, – выдохнул Свет.
Побеждённое существо взвыло, заскрежетало зубами и взмахнуло чёрными крыльями.
– Будут и другие сражения. И будут снова мои победы… – прошипела Тьма сверху вместо прощания.
Молча Свет подошёл к Неудачнику, обнял его и нежно опустил его трясущуюся руку.
– Что со мной? – зарыдал Неудачник. – Мгновение назад я готов был это сделать, а теперь не могу. Они все правы! Я просто Неудачник!
Он упал на колени перед тем, кого хотел убить. Оружие смешалось с грязью подворотни, растворилось в ней.
– Кто сказал тебе, что ты Неудачник? – подал голос Человек. – Имеющие? Значимые? Или Могущие? Это всего лишь красивые маски, надетые поверх ярлыка Неудачника. Сбрось свой ярлык и стань тем, кем является на самом деле каждый из нас, – и он протянул Неудачнику руку.
Тяжёлая ноша упала в грязь, звякнув массивной цепью.
И Человек , приняв предложенную руку, встал с колен.
 
натальямеркушоваДата: Пятница, 25.11.2016, 15:16 | Сообщение # 263
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4619
Награды: 57
Репутация: 91
Статус:
Цитата maria68 ()
– Что со мной? – зарыдал Неудачник. – Мгновение назад я готов был это сделать, а теперь не могу. Они все правы! Я просто Неудачник!
Он упал на колени перед тем, кого хотел убить. Оружие смешалось с грязью подворотни, растворилось в ней.
– Кто сказал тебе, что ты Неудачник? – подал голос Человек. – Имеющие? Значимые? Или Могущие? Это всего лишь красивые маски, надетые поверх ярлыка Неудачника. Сбрось свой ярлык и стань тем, кем является на самом деле каждый из нас, – и он протянул Неудачнику руку.
Тяжёлая ноша упала в грязь, звякнув массивной цепью.
И Человек , приняв предложенную руку, встал с колен.


Маша, добрый день! Мне очень понравился твой рассказ! Люблю, когда добро побеждает зло! Так и должно быть.


Меркушова
 
maria68Дата: Понедельник, 28.11.2016, 19:34 | Сообщение # 264
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Цитата натальямеркушова ()
Люблю, когда добро побеждает зло! Так и должно быть.


А у меня всегда побеждает добро)) И всегда хэппи-энд в историях))
 
maria68Дата: Пятница, 16.12.2016, 20:14 | Сообщение # 265
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Поднимите руки те, кто этого ждал)) Продолжение "Врат Бальдура" уже в работе. Надеюсь оно произведёт на вас такое же хорошее впечатление, как и первая часть (она, кстати вот тут: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-3661-123375-16-1345039980 ).

Итак, "Тени Амна"
Аннотация: "Равена - одна из детей Баала, погибшего бога убийц. После уничтожения Железного Кризиса и предотвращения войны с Амном её называют героиней Врат Бальдура. Однако всё ещё свежи воспоминания об убийстве ею собственного брата, и предательство друзей не даёт зажить кровоточащей ране в душе. Равена бежит из города. Её проклятая кровь привлекает к ней более могущественных врагов. У девушки отбирают самое дорогое, что осталось - Имоен. Чтобы спасти сестру она готова на всё: заключить сделку с Теневыми Ворами Амна, балансировать на грани безумия, спуститься в Подземье к эльфам-дроу и даже взять в команду рыцаря."


Сообщение отредактировал maria68 - Пятница, 16.12.2016, 20:16
 
maria68Дата: Пятница, 16.12.2016, 20:21 | Сообщение # 266
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Тени Амна. Пролог
В небольшой пещере на склоне Облачного Хребта горел костёр. Оттуда доносились голоса, и уже пахло ужином. На широком карнизе недалеко от входа стояла девушка. Взор её был обращён в темноту ночи, туда, где светились огоньки костров. Ветер развивал полы плаща и волосы.
– Равена! Где ты? – послышался женский голос совсем рядом.
– Я здесь, Имоен, – ответила девушка.
На карниз с факелом в руке ступила названая сестра наблюдательницы. Правый глаз через бровь и щёку пересекал тонкий шрам, пламя отражалось в синих глазах и делало волосы ещё более рыжими. Имоен проследила за взглядом Равены.
– Думаешь, это они?
– Больше некому, малыш.
– Почему они так поступили?
– Потому что я – дитя Баала.
– Но мы же были друзьями, а вы…
– Ты была рядом, ты слышала их разговор! – взорвалась Равена.
Имоен пришлось отпрянуть, чтобы не обжечь собеседницу. Факел осветил серебристые волосы, светло-эбеновое лицо, слегка заострённые уши и четыре шрама на челюсти с левой стороны, которые тянулись ниже к ключице. В глубине чёрных глаз вспыхнул на мгновение жёлтый свет. Эта девушка-полудроу была дорога для Имоен, она боялась за неё. За последние несколько месяцев её названая сестра пережила многое. Она изменилась почти до неузнаваемости.
– Пойдём, – вздохнула Имоен. – Минск уже приготовил ужин.
Равена ничего не сказала, просто послушно побрела за ней.
– Сегодня можно выспаться, – возвестила полудроу, как только они зашли в пещеру. – Огни далеко. Если это, конечно, не обман, и они не подбираются к нам под покровом ночи.
– Они тоже люди, они должны уставать, им нужен отдых, – наставительно произнесла полуэльфийка с русыми волосами, передавая Равене миску с похлёбкой.
– Джахейра, это не мешает им преследовать нас уже которую неделю по всему Побережью, – нотка сарказма прозвучала в голосе девушки.
Прихлёбывая из миски горячий бульон, Равена оглядела пещеру. Здесь было достаточно места для шестерых искателей приключений. За время путешествия их дружба окрепла, верность была проверена смертельными битвами, предательством и другими ударами судьбы. Кроме неё самой и Имоен тут находились ещё супруги-полуэльфы Джахейра и Халид, а также ведьма из Рашемана Дайнахейр и её верный телохранитель Минск. У последнего на доспехе до сих пор зияла дыра, оставленная коварной серой слизью. В эту самую дыру выглянул рыжий хомячок и пискнул.
– О, Бу хочет что-то сказать, – почесал татуированную лысину здоровяк.
– Да, и я тоже, – сдержанно улыбнулась Дайнахейр. – Грустно это говорить, но нам с Минском нужно возвращаться в Рашеман. Наша дежемма подходит к концу.
Золотые украшения и светлый шёлк одеяния оттеняли шоколадную кожу ведьмы. Наделённая терпением и мудростью, она смогла найти подход к непоседе Имоен, обучив её секретам магии. Несмотря на прежние неудачи и природную неусидчивость, девушка поднималась по ступеням обучения всё выше.
– А нам с Халидом пора возвращаться в Амн, – вздохнула Джахейра. – Миссия, с которой нас послали сюда, завершена. Железный Кризис уничтожен, война предотвращена. Девочки, может, вы пойдёте с нами?
– Амн слишком близко, – тряхнула головой Равена, раздосадованная тем, что их компании придётся расстаться. – Меня там легко найти.
– Но ты сможешь затеряться там в каком-нибудь маленьком поселении. Амн большой. К тому же мне так легче будет следить за тобой.
– Здорово! – воскликнула Имоен. – А я попробую присоединиться к Теневым Ворам.
– Что ж, это идея, – засмеялась полудроу.
– Значит, решено. Завтра утром отправляемся в путь.

Их путешествие началось в крепости-библиотеке Кэндлкип, что находится на северо-западе от Облачного Хребта. Там мудрец по имени Горайон воспитывал Равену и Имоен как собственных дочерей. Девушки мечтали стать искателями приключений, но их не выпускали даже за ворота крепости. К двадцати годам полудроу стала неплохим воином, а из её названой сестры вышел неугомонный многообещающий вор. В один прекрасный день Горайон увёл Равену с собой из Кэндлкипа, не объясняя ничего. По пути они попали в засаду, и мудрец был убит на глазах у приёмной дочери. Равене удалось скрыться с поля боя. Она поклялась отомстить убийце.
Очень скоро её нашла Имоен, которая сама сбежала из Кэндлкипа. Вдвоём девушки направились гостиницу, где по словам покойного Горайона их должны были ждать друзья. Так они познакомились с друидом Джахейрой и её мужем – воином Халидом. Супруги оказались арфистами, они пришли из Амна, чтобы остановить такое явление как Железный Кризис, в создании которого Врата Бальдура обвинили Амн. Руда в шахтах стала хрупкой, сделанные из неё вещи рассыпались в пыль. Равена и сама несколько раз становилась жертвой испорченной руды.
Наиболее неприятные воспоминания остались о рассыпающемся прямо в руках оружии, когда они штурмовали Крепость Гноллов. Друзья пошли туда по просьбе следопыта из Рашемана Минска, который пришёл на Побережье Мечей со своей подопечной – ведьмой Дайнахейр. На них напали гноллы, телохранитель был серьёзно ранен, а Дайнахейр увели в крепость. Трудным было это приключение. Много крови было пролито на ступенях цитадели гноллов. Ведьма из Рашемана была спасена, а Равене оставили на память четыре шрама на шее.
Так – вшестером… и Бу – друзья направились в шахты Нашкеля, где узнали, что руда портилась при доставке наверх с помощью минерального яда. Искатели приключений победили виновника и его приспешников-кобольдов. Из документов стало ясно, что Железный Кризис начался не в Нашкеле, и его истоки предстояло обнаружить. Всё это время на Равену постоянно нападали охотники за головами, хотя девушка понятия не имела в чём и перед кем она провинилась. К этой загадке добавились странные сны, в которых с полудроу пытался говорить чей-то голос.
Расследование Железного Кризиса привело команду в лагерь разбойников, которые нападали на путников и отбирали у них любое железо. Там они узнали, что торговое сообщество Железный Трон стоит за беспорядками на Побережье Мечей, и у него есть тайная шахта в Глухолесье. Они-то и были их следующей целью. К тому времени Равене стало известно, что убийцы подсылаются неким Саревоком, и он как-то связан с Железным Троном.
Когда-то тайные шахты принадлежали дворфам клана Оронтиар. Однажды они наткнулись на подземную реку, её воды вырвались на свободу и затопили рудник. Тогда был уничтожен почти весь клан. Рейлтар Анчев – глава Железного Трона во Вратах Бальдура выведал у одного из выживших местонахождение шахты, а затем осушил их. Несчастный дворф стал рабом в собственном доме. Воды подводной реки сдерживала особая «пробка». Уничтожив её, друзья снова затопили злосчастный рудник, освободив перед этим рабов. На этом Железный Кризис окончился, и вход во Врата Бальдура снова открылся.
В городе искателей приключений нанял командир Пламенного Кулака по имени Шрам. Они должны были разузнать как можно больше о проблемах в торговом сообществе «Семь Солнц». Оказалось, что власть в сообществе захватили доппельгагены – существа, умеющие менять свою личину. С успехом выполнили они все задания Шрама и были представлены самому Великому Герцогу Эльтану – основателю Пламенного Кулака. Герцог давно подозревал Железный Трон, но каких-либо доказательств против них не имел. Его Светлость приказал друзьям проникнуть в здание Железного Трона и добыть информацию, обличающую Рейлтара и других глав сообщества. Тут их постигла неудача. Главы Железного Трона отправились в Кэндлкип для участия в переговорах.
Названые сёстры были бесконечно рады снова вернуться домой. Однако Равену в библиотеке поджидал жестокий удар судьбы. Из письма, оставленного ей Горайоном, полудроу узнаёт, что она – дитя Баала. В Смутное Время, когда боги стали смертными, Лорд убийств Баал прознал про свою скорую гибель и зачал множество детей от смертных женщин. Родившиеся мальчики и девочки самых различных рас несли в себе частицу сущности своего отца. Их судьба была убивать друг друга или быть убитым, пока не останется один. В нём-то и переродится Лорд Убийств. Воспитанная в атмосфере добра, идущая по пути чести и справедливости Равена поникла духом. Друзья готовы были её поддержать, но следующий удар ждать себя не заставил.
Великое, невиданное доселе зло было совершено в Кэндлкипе. Убийство. Рейлтар Анчев и все остальные главы Железного Трона были умертвлещены, а обвинили в этом полудроу и её друзей. Их должны были казнить за это преступление во Вратах Бальдура, но искателям приключений помогли сбежать. В библиотеке Равена столкнулась с парнем, который назвался Коверасом и предлагал отомстить за Горайона, убив глав торгового сообщества. Это был никто иной, как Саревок – приёмный сын Рейлтара. Именно он с помощью доппельгагенов убил своего воспитателя и подставил Равену.
С трудом пробравшись через катакомбы под Кэндлкипом, искатели приключений бежали во Врата Бальдура. Им надо было спешить, потому что Саревок собирался стать новым Великим Герцогом. В городе Равена и Имоен узнают от своих друзей Эрика и Элиендра, что Шрам убит, а герцог Эльтан смертельно болен и никто не знает, где его держат. Саревок продумал каждый свой шаг. Казалось, что всё безнадёжно, но помощь пришла с неожиданной стороны. Тамоко – женщина, служащая Саревоку, пообещала сказать, где Эльтан за некую услугу. Равена отказалась. С друзьями она снова пробралась в здание Железного Трона и встретила Китандрию – супругу Саревока. Её слова стали очередным потрясением. Саревок – дитя Баала как и Равена.
Помощь Тамоко всё же пришлось принять. Она рассказала, где прячут Эльтана за обещание, что Равена не убьёт своего брата. После спасения Великого Герцога дело оставалось за малым – сорвать коронацию Саревока. Но уличённый в преступлениях, он бежал в подземный город, и Равена, ведомая жаждой мести помчалась за ним. Последним препятствием был бой с Тамоко. Саревок без жалости оставил девушку на пути сестры.
Они встретились в подземном храме своего отца. Брат и сестра ненавидели друг друга больше, чем кого-либо. Они желали смерти друг друга больше, чем чего-либо ещё. Как бы не был ужасен поединок двух полубогов, им нельзя было не восхищаться. Смертельное очарование смертельного боя. И Равена вышла из него победительницей. Саревок был тираном и убийцей её воспитателя, полудроу знала, что миру будет лучше без него. И всё же мысль о том, что она убила брата собственными руками, заставляла сжиматься её сердце.
Их объявили героями Врат Бальдура, но названым сёстрам тошно было слышать наигранные восхищения и благодарности. Они скрылись в Логове – подземном увеселительном заведении, оставив аристократам на память лишь меч Равены.
Сейчас полудроу полировала лезвие Меча Хаоса – трофея с тела Саревока – и вспоминала тот вечер, когда в их комнату влетел хозяин Логова.

– Девчонки, собирайтесь. Бегите скорее!
– Борк, в чём дело?
Прошло меньше недели с их исчезновения с церемонии, и мысль о побеге снова куда-то казалась кощунственной.
– Пламенные Кулаки идут сюда…
– И? – полудроу насторожилась.
Представители закона были редки в Логове, но никогда не вызывали такого переполоха.
– Они идут за тобой, Равена. Они хотят взять тебя под стражу.
– Что?
– Глупости, – отмахнулась Имоен. – Никто не знает, где мы находимся.
– Никто, кроме… – Равена впилась взглядом в Борка.
– Именно. Их ведут ваши друзья.
– Что? – теперь удивление коснулось рыжей непоседы.
– Идёмте, я проведу вас через потайной ход.
– Мы знаем его.
– Нет, через тот, который знают только я и особо привилегированные посетители.
– Зачем ты это делаешь, Борк? – шагнула к нему Равена. – Если ты сдашь меня, то получишь благодарность закона и много других выгод. Какая тебе выгода с моего побега?
– Скажем так: с тобой интересно. Никогда не знаешь чего ждать. За этот хаос ты мне нравишься.
– Это дорогого стоит, – горько усмехнулась девушка. – Пару мгновений, и мы будем готовы выйти.
Тайный ход был завешан великолепным гобеленом, замаскирован магией. Шестеро искателей приключений шагнули внутрь. Равена шла последней. Она услышала голоса и остановилась, прислушиваясь. Рядом с ней притаилась Имоен.
– Ну, убедились, господин стражник? Их здесь нет.
– Где ты их прячешь? – голос Элиендра звенел гневом. – Я знаю, что они были тут.
– Подумайте сами, какой резон мне укрывать столь опасных преступников?
– Их тут нет, Эл. Огромное количество других нарушений, но на них у нас нет ордера. Девчонок нет. Уходим, – в голосе Эрика сквозило недовольство.
– Я напомню вам, где находится выход, – вежливо сообщил Борк.
Когда громыхание лат отряда затихло, Равена расслышала разговор бывших друзей.
– Эл, может, не стоило так поступать? Она же наша подруга.
– Подруга? Она предательница!
– Ты в своём уме? То, что она не сообщила тебе, что является потомком Баала, не причина ставить её на одну полку с предателями. Ведь вы были…
– Неважно, что нас связывало с ней! Она должна была рассказать, кто она такая!
– И что тогда? Что бы ты сделал тогда? Как бы это повлияло на ваши с ней отношения? На твои чувства?
– Я бы тогда вовсе не подходил к ней!
– Я ушам своим не верю. Эл, ты готов отказаться от девушки своей мечты только потому, что она…
– … кровожадное чудовище? Да! Именно так!
– Но…
– Закрыли эту тему, Эрик! Надеюсь, это не ты предупредил их.
– Эл…
– Пойдём отсюда.
Равена шла как в бреду. Перед глазами всё плыло. Её предал парень, которому она доверилась. Предал из-за проклятой крови Баала. Злость окутала разум. Где-то в глубине души всколыхнулась чёрная тень в алых всполохах. Тень открыла светящиеся жёлтые глаза.
– Равена! – тряхнула за плечо подругу Джахейра.
– А? Что? – жёлтый свет погас в глазах полудроу.
– Старайся лучше контролировать сущность. Не спускай её с поводка, который смогла на неё надеть.
Джахейра и Халид должны были присматривать за воспитанницей Горайона из-за её родства с Лордом Убийств. Ибо было предсказано Алаундо Мудрым, что один из потомков Баала возвысится и погрузит мир в хаос. Полуэльфы должны были предотвратить этот итог. Однако оказалось, что Равена смогла приручить сущность и почти полностью подчинила её себе. Хотя та была весьма недовольна и постоянно пыталась вырваться наружу.
– Прости, – тряхнула головой воительница. – Такого больше не повторится.

Пламенный Кулак вычислил-таки их и пошёл по следу. Вёл отряд всё так же Элиендр, и Эрик не бросил друга. Несколько недель они играли в догонялки с преследователями. По крупицам из слухов они собрали всю картину. Оказывается, на следующий день после поражения Саревока стражникам удалось поймать Китандрию, которую Равена оставила в живых. На суде, в присутствии всей аристократии города, Китандрия разыграла из себя жертву чудовищных планов Саревока, а также мельком намекнула, что её супруг был потомком Баала, как и Равена. Когда она поняла по возмущённым возгласам, что дворяне заглотили крючок, то предположила, что полудроу и её брат были заодно. Как же иначе объяснить, что так называемая героиня принесла в доказательство не голову Саревока, а лишь его меч, который потом пропал вместе с Равеной. Великие Герцоги знали, какой ажиотаж вызовет правда о родстве Равены и Саревока, а потому намеренно это скрыли. Последней надеждой было то, что никто не знал, где скрылись низложенные герои. К несчастью, в зале дежурил Элиендр, который сообщил, что проводит к преступнице. Великие Герцоги не могли идти против всей аристократии и согласились на облаву.
И вот теперь шестеро друзей сидят в этой пещере, и дороги их должны вскоре разойтись.

– Жалко, что всё закончилось, – вздохнула Имоен. – Я готова всю жизнь вот так путешествовать.
– Ваше путешествие ещё не окончено.
– Ты права, Дайнахейр, но я буду скучать и по тебе, и по Минску, и по пушистику Бу, – непоседа почесала хомячка за ушком, и тот довольно прикрыл глазки.
– Что ж, до рассвета времени не так уж и много осталось. Стоит отдохнуть перед дорогой, – Джахейра посмотрела на полудроу. – Равена, иди спать. Ты уже несколько ночей подряд дежуришь. Тебе нужно выспаться.
Девушка хотела возразить, но сил действительно не было, и она отправилась к своей подстилке. Имоен лежала рядом и тайком разглядывала названую сестру. Она думала, каково быть такой, как Равена. Знать, что тебя ненавидит каждый пятый встречный, а каждый второй боится до дрожи в коленках. Носить в себе нечто, что может уничтожить всё вокруг, постоянно сдерживать его. Она сама ни за что не справилась бы с такой ответственностью.
Костёр начал потихоньку затухать.
– Н-надо бы подбросить х-хворосту, – заметил Халид.
Полуэльф направился к выходу, около которого возвышалась куча веток. Предутренний сумрак поглотил его. Раздался приглушённый крик.
– Халид? – вскочила друид. – Что случилось?
Костёр потух в мгновение ока. Тени наполнили пещеру. Равена уже была на ногах. Даже с помощью инфразрения она не могла абсолютно ничего рассмотреть. Кто-то схватил её за руку. Слишком сильно, чтобы это было помощью. Полудроу ударила наугад. Кулак прорезал воздух. Она услышала, как зовёт её Имоен, кинулась на голос, но пол ушёл из-под ног, и действительность перестала существовать.

С первыми лучами солнца в пещеру ворвался отряд Пламенного Кулака. Однако там никого не было. Лишь потухшее кострище и разбросанные вещи.
– Проклятье! Они ушли! Опять! – пнул со злости пустой колчан Элиендр.
– Нет, дружище. Смотри, тут кровь и следы борьбы жестокой, но непродолжительной.
Эрик оказался отличным следопытом, что было на руку поисковому отряду.
– Прочесать местность вокруг пещеры, – без раздумий приказал полуэльф.
– Боюсь, это бесполезно, – покачал головой его друг. – Следы, что выходят из пещеры принадлежат не нашим целям. Те, кто вышли отсюда, явно тащили что-то. Смотри, опять кровь. Они убиты, Эл. Наверняка. Не верю я, что они сдались в плен. Да ты и сам это знаешь. Равена будет биться до последнего.
– Знаю. Что ж, если их убили, нам же легче. Работы меньше.
– И тебе совсем их не жалко?
– Нет. Возвращаемся во Врата.
– Слыхали, ребята? Айда домой!
Эрик ещё раз окинул взглядом пещеру, в душе понадеявшись, что его догадки ложны, и названые сёстры с друзьями живы и здоровы, прячутся от погони где-нибудь подальше от этого места.

Её тащили по слабо освещённому коридору, особо не церемонясь – за ноги. Огромная холодная жёсткая лапища вцепилась сразу в обе щиколотки. Гулко отражались от стен звуки тяжёлых шагов. Её голова подпрыгивала на неровностях каменного пола, лицо стягивала засохшая корка крови.
– Куда это, хозяин? – спросил у кого-то странный нечеловеческий бас.
– Осторожней с ней. Она значит больше, чем все остальные, – ответил властный мужской голос. – В эту клетку. Проверь кандалы как следует. Я вернусь, когда она очнётся. С сегодняшнего дня мой план мести начинает воплощаться в жизнь.
Запястья стиснула холодная сталь. Щёлкнул замок клетки. «Снова поймана... Снова в клетке... Проклятая кровь…» Темнота. Бессилие.
 
maria68Дата: Вторник, 27.12.2016, 20:59 | Сообщение # 267
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Тени Амна. Глава 1. Сбежать из клетки
Холодный каменный пол. Влага и затхлый воздух подземелья, приправленный смрадом сгнивших тел. Запястья сжимают стальные браслеты кандалов. Равена попыталась подняться. Звякнули цепи. Она в клетке. Где-то недалеко кто-то зашевелился, и, кажется, женский грубоватый голос позвал её по имени. Девушка прислушалась, но различила только, как открылась дверь, и шаги приближались к ней. Фигура обошла её клетку и встала напротив неё, загородив собой свет от кадящего настенного светильника.
– Итак, дитя Баала, ты очнулась, – проговорил мужской голос, полный уверенности и властности.
«Не позволю ему видеть мою слабость», – билась мысль в её голове. Равена поднялась на ноги, но стояла нетвёрдо, вздёрнула подбородок и с вызовом посмотрела на своего тюремщика. Он был высок, плечист, облачён в странную одежду. Капюшон, плотно прилегающий к голове, покрывали мелкие шипы. Лицо его симметричными узорами покрывали шрамы, словно вздувшиеся от напряжения вены. Воительница взглянула ему в глаза, и сердце её дрогнуло. Эти красивые голубые глаза были пусты. В них не было ни жалости, ни враждебности, ни призрения – ничего. С таким же успехом это могли быть глаза бездушной статуи.
– Вижу, ты готова к началу экспериментов.
Цепи натянулись, заставив её повиснуть, едва касаясь пола. С губ мужчины сорвалась фраза на замысловатом языке, и электрические разряды разбежались по телу пленницы. Стальные кандалы припечатались к запястьям, крик боли вырывался сквозь стучащие зубы. Как только разряды утихли, кожу обожгло огненное облако, за ним было что-то, что высасывало её жизнь, за этим что-то ещё, но полудроу уже ничего не чувствовала. Она была сплошным комком боли. Какое-то время она ещё кричала, но потом безвольно обвисла. Мучитель заметил, что жертва не реагирует и ослабил цепи. Равена упала на пол своей клетки.
– Я вернусь, когда ты очнёшься, дитя Баала. И мы продолжим.
И он каждый раз держал своё слово. Стоило полудроу хоть на мгновение очнуться, как маг возвращался, и мучения, которые он называл экспериментами, продолжались. Сколько это длилось, она не знала. Время слилось в одно неразборчивое пятно. Оно делилось на забвение и истязания. Мучитель постоянно твердил о потенциале, неиспользованной силе. Иногда приходило существо. Огромное, твёрдое, холодное. Оно силой вливало ей в рот противную баланду и уходило. Равену не хотели убить, она была просто предметом эксперимента.
И вот опять он стоит перед ней, сложив руки на груди. Она видит его сквозь ширму растрёпанных волос. Его длинный утончённый указательный палец размеренно постукивает по обнажённому бицепсу. Гулкие шаги донеслись из коридора. В тюрьму вбежало существо. Оно походило на человека, угловатое, футов девять или десять ростом, с огромными ручищами. «Голем», – узнала наконец Равена.
– На комплекс напали, хозяин, – ¬утробно прогудело существо.
– Немного раньше, чем я ожидал, – не обернувшись на слугу, ответил маг. – Но это, собственно, не важно. Небольшая задержка их ждёт и не более.
Голем прогрохотал обратно. Мучитель Равены прошептал заклинание и скрылся в поле телепорта. Цепи ослабли. Девушка снова оказалась на холодном и влажном полу. Она слышала где-то невдалеке шум боя, видела, как фигура в капюшоне вбежала в тюрьму, как следом за ней устремилась зелёная магическая сфера, пущенная, видимо, задетой ловушкой. Лишь поверхность сферы коснулась вбежавшего, он окаменел. По воле капризной судьбы от потолка откололся увесистый кусок и, упав, раздробил статую. Это последнее, что увидела Равена – сознание оставило её.

– Равена! Равена, очнись!
Кто-то шлёпал её по щекам.
– Поднимайся! Надо бежать отсюда!
Полудроу с трудом открыла глаза. Над ней склонилась девушка со шрамом через правый глаз.
– Имоен, – еле слышно прохрипела Равена.
– История повторяется. Да? – хихикнула её названая сестра, ковыряя отмычкой в замочной скважине кандалов.
– Боги! – ужаснулась она, когда увидела кровоточащий след под сталью. – Похоже, с тобой тут обращались хуже, чем со мной.
– Он пытал тебя? – Равена старалась встать.
– Я не хотела бы это вспоминать. У меня до сих пор голова болит. Он копался в моём сознании.
– Я убью его, Имоен. Я его убью.
– Только сначала давай-ка уйдём отсюда. Вставай, я помогу тебе.
Кое-как они поднялись и вышли из клетки. Равена почти висела на плече у Имоен.
– Равена! Имоен! Девочки! Хвала Сильванусу, вы живы.
– Джахейра! Ты тут!
Полудроу ухватилась за поручни у клеток и отпустила сестру, которая побежала к клетке у дальней стены. Потихоньку и Равена доковыляла до неё. Джахейра была прикована за ногу. Следов истязаний видно не было. Лицо друида осунулось от недостатка еды и воды. Русые волосы, ото лба к затылку свитые в пряди и закреплённые металлическими кольцами, сзади свисали до плеч грязными сосульками. Имоен ругнулась на очередную сломанную отмычку.
– Не получается! Попробую прочитать заклинание.
– Я рада, что с тобой всё в порядке, Джахейра, – прохрипела Равена.
– Ну, это ещё как посмотреть на это, – дёрнула скованной ногой друид.
– Не получается, – почти заплакала Имоен.
– А где Халид? – оглянулась вокруг полудроу.
– Я не знаю, где он. Минска вот привели немногим позже меня.
– Его клетка запаяна, – сообщила Имоен.
– Да, его старались вообще держать без сознания, после того, как он сломал руку голему. Минск был взбешён. Я никогда не видела его таким.
– Надо найти что-нибудь, чем можно сломать замки, – решила полудроу.
– Вон в той комнате на столе лежала целая куча оружия. Может там найдётся что-то. Я прошла через неё.
– Я с тобой, – поковыляла вслед за названой сестрой Равена.
– Ты обессилена. Останься тут, – посоветовала друид, не особо надеясь на то, что к её совету прислушаются.
– Я в порядке, – махнула рукой девушка, не удивив друида.
Путь до соседней комнаты казался вечным. Имоен отворила дверь. Напротив стоял голем. Равена отпрянула, не устояла на ногах и шлёпнулась на пол.
– Да не бойся ты. Преследование сбежавших пленников не входит в его обязанности. Я ведь уже проходила мимо него. Он лишь сказал: «Вернись в свою клетку».
Равена всё же с опаской вошла в комнату за сестрой.
– Вернитесь в свои клетки, – прогудел голем.
– Обязательно, – кивнула Имоен. – Вот, сестрёнка, сядь-ка пока на сундук. Так, что мы тут имеем… Вот! Топор! Вполне себе крепкий. И булава.
– Если привести Минска в чувство, то можно разбить его клетку и замок Джахейры.
– Тут есть какой-то ключ. Хоть бы подошёл… А тут что у нас? – Имоен присмотрелась к картине над головой у Равены. – Тайничок с ловушкой. Оп! Без ловушки. Хи-хи.
Полудроу лишь покачала головой. Даже нынешняя ситуация не заставила непоседу забыть про своё излюбленное дело. Щёлкнул взломанный замок.
– Ух ты! Вот это то, что нужно. Держи.
Девушка протянула Равене небольшую бутылочку. Воительница сделала пару глотков. Живительная влага разлилась по телу, восстанавливая силы. Раны начали затягиваться.
– Пей всё, – твёрдо сказала Имоен.
– А вы?
– Тут ещё парочка есть. Одну отдадим Минску, а нам с Джахейрой на двоих одной хватит. А вот на этот кинжальчик явно наложена магия. Возьму-ка я его с собой.
Разнообразие оружие на столе было небольшим, но Равена всё же заметила рукоять двуручного меча. В сундуке, на котором она сидела лежали потрёпанные доспехи. Всего этого должно было хватить на первое время. Но сначала нужно было освободить друзей.
Найденный ключ к великому счастью Имоен подошёл и к двери клетки и к кандалам Джахейры. Друид с огромным удовольствием растирала занемевшую щиколотку. Полудроу в этот момент разговаривала с очнувшимся следопытом.
– Равена пришла за Минском. Минск знал, что она не бросит его. А теперь выпусти меня из этой противной клетки.
– Конечно, я пришла, дружище. Я не бросила бы тебя здесь. Давай разобьём запайку и пойдём искать Халида и Дайнахейр. Они наверняка тоже где-то здесь.
– Нет. Мы никогда не найдём Дайнахейр.
– Ну же, Минск. Не унывай. Скоро ты увидишься со своей ведьмой снова.
– Нет! Минск никогда больше не увидит Дайнахейр!
– Минск…
– Потому что Дайнахейр мертва! Этот колдун убил её!
Лицо рашеманца, украшенное татуировкой в виде перевёрнутой запятой, которая перекрывала правый глаз и выходила на лысую макушку, исказила гримаса грусти. Здоровяк вцепился в прутья клетки, что побелели костяшки пальцев.
– Минск, – дрожащим голосом проговорила Имоен. – Мне так жаль.
– Не стоит плакать о павших. Выпусти меня, чтобы я смог отомстить.
– Твоя клетка… Я не знаю смогу ли… Тебе придётся…
– Ты отмахнулась от меня? – рыкнул Минск.
– Я говорю, что тебе придётся мне помочь.
Но здоровяк, кажется, и не слышал её. Он вцепился в прутья клетки так, что суставы хрустнули. Минск с силой дёрнул прутья на себя, и металл жалобно заскрежетал.
– Успокойся… – бросилась вперёд Имоен.
Однако Равена перехватила сестру и крепко зажала ей рот.
– Ты не в себе, Минск. Успокойся или останешься в клетке.
Имоен протестующее замычала, пытаясь вырваться. Джахейра сделала шаг, но полудроу бросила на неё суровый взгляд. В душе друида проснулось беспокойство.
– Ты… Ты предала Минска! Ты не будешь помогать?! Тогда тебе осталось жить недолго!
– Довольно! Оставайся в клетке, рашеманский дикарь! Дайнахейр наконец-то отдохнёт от твоей тупости! Ты останешься тут и помрёшь под замком, как бешеное животное!
– Я уничтожу тебя! – взревел Минск и ещё сильнее рванул прутья.
Стальные мускулы следопыта взбухли буграми, лицо покраснело. Берсеркская ярость наполнила Минска неимоверной силой. Прутья гнулись, каменная крошка сыпалась с потолка. Запаянный замок не выдержал и сломался. Равена оттолкнула Имоен и сама отпрыгнула назад в тот самый момент, когда рашеманец разворотил клетку и шагнул прямо на неё. Огромный кулак занёсся над её головой, но вот беда – она упёрлась спиной в соседнюю клетку. Отступить было некуда. Учитывая, что берсерк-следопыт только что сделал с бедной клеткой, страшно было представить, что сейчас будет с ней. Равена зажмурилась и втянула голову в плечи.
 
maria68Дата: Среда, 04.01.2017, 16:45 | Сообщение # 268
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
– Я свободен! И теперь ты!.. Я свободен? Ха-ха-ха!
Девушка приоткрыла один глаз. Здоровяк широко улыбался.
– Ты разозлила меня специально, чтобы сам освободил себя. Хоть и было обидно, но я тебя прощаю. Ты очень умная. Совсем как Бу!
– Какое облегчение знать, что ты не в обиде на меня, – выдохнула Равена. – Я бы никогда не сказала тебе такого на самом деле.
– Кстати, а где Бу? – нервно хихикая, поинтересовалась Имоен.
Хомячок не заставил себя ждать и вынырнул из-за рваного ворота рубахи, понюхал воздух и радостно пискнул.
– А вот и ты, рыжий проказник, – почесала его за ушком Равена.
– Минск и Бу неразделимы, – гордо возвестил рашеманец.
– Пойдёмте уже отсюда, – привлекла их внимание Джахейра. – Маг всегда приходил из этой двери. Вероятно, там есть выход из тюрьмы.
– Предлагаю сначала вооружиться хоть чем-нибудь, – заметила Равена. – В той комнате есть необходимая на первое время экипировка. Возможно, и некоторые доспехи подойдут. Я не уверена, что нас отпустят отсюда без боя.
Голем встретил их своей дежурной фразой о возвращении в клетки. Как ни копалась Имоен в вещах, лук ей найти не удалось. Она вздохнула и засунула за пояс ржавый короткий меч. Равена примерилась к неудобному двуручному мечу. Джахейра вытащила из груды оружия посох, но он оказался с трещиной, а потому друид взяла копьё, прислонённое к стене и резким ударом об каменный пол сломала наконечник. Минск скривился, взвесив в руке слишком лёгкую булаву. Потом покосился на маленький щит и решил обойтись без него. Доспехи в сундуке были большей частью испорченные, порванные, проржавевшие. Полудроу выудила кольчугу без одного рукава. Критически сравнила её с габаритами рашеманца.
– Попробуй-ка, Минск. Вдруг подойдёт.
Следопыт натянул кольчугу. Она оказалась почти впору. Для себя она отыскала дырявый плетёный доспех и усмехнулась: практически в таком же она и начала свои странствия.
– О, здесь есть кожанка. Имоен, держи.
– Нет, он мне маловат будет. Джахейра, а вот тебе пойдёт.
– Всё остальное никуда не годится. Но как же ты, малыш?
– Очень просто, – улыбнулась егоза.
Имоен пробормотала несколько слов, и её кожу покрыла каменная корка.
– Тадам! Я буду вашей магической поддержкой.
– Мило, – улыбнулась Равена, влезая в доспех. – Только направляй на врагов свои манипуляции.
Полудроу тут же получила тычок в рёбра.
– Ай! Я же шутя. Готовы? Идём.
Друзья вошли в дверь, откуда обычно приходил маг, но за ней не было выхода. Лишь маленькая комната, странное устройство с круглым светящимся полем похожим на зеркало.
– Портал, – догадалась Джахейра.
Равена прикоснулась к поверхности, но она никак не отреагировала.
– Деактивирован. Должен быть рычаг, который его включает. И похоже, что он с другой стороны портала.
– Ко мне он тоже всегда приходил из одной и той же двери. Возможно, там ещё один такой портал. И возможно, он работает, – размышляла Имоен.
– Возможно, – кивнула полудроу. – Хотя не факт, что они являются выходом отсюда.
– Так давайте его поищем. Может сможем найти и Халида, – Джахейра двинулась в сторону коридора, из которого появлялся голем.
– Да, Халида… – странным голосом проговорила Имоен, но никто не услышал её слов.
– Кстати, малыш, – обернулась к ней Равена. – А как тебе удалось сбежать?
– Как я сбежала? Да я точно и не поняла, что произошло. Взломать замок у меня не получалось – он был запечатан какой-то сильной магией. А сегодня я очнулась, а моя клетка повреждена. Голем на неё упал, я думаю. Там на полу валялись его части. И много мёртвых людей. Наверное был бой. Кандалы мне удалось снять, и я убежала.
На полу в коридоре лежали трупы. Они все были в одинаковых кожаных доспехах.
– Это доспехи Теневых Воров Амна, – удивилась Имоен. – Точно! На тех, кто был в моей тюрьме, были такие же.
– Они ещё тёплые. Это они напали на логово мага, – поняла полудроу. – Неужели нас притащили в Амн?
– Выберемся, узнаем.
– Да, Джахейра, ты права. Будьте осторожны.
Четверо искателей приключений побрели по коридору. За поворотом мерцал неяркий свет, щёлкало электричество. В центе небольшой комнатки стояло устройство – нагромождение шестерёнок, поршней, прозрачных сфер. Посередине крепилась каплеобразная светящаяся стеклянная ёмкость. Между деталями то и дело проскакивали разряды. Комната была сквозная – на противоположной стороне коридор продолжался. Друзья с опаской обходили устройство, как вдруг оно выстрелило молнией в угол комнаты. Там появился бесёнок. Выстрел в другой угол, такой же уродец появился и там. Справиться с мелкими пакостниками не составило труда, но устройство всё стреляло и стреляло.
– Вон там какой-то рычаг! – крикнула Имоен. – Может он отключит эту штуковину.
– Только хуже не сделай, – ответила Равена, разрубая очередного беса.
Егоза подбежала к рычагу и дёрнула его вниз. Машина заработала быстрее, призывая ещё больше врагов.
– Имоен! – в один голос крикнули Джахейра и Равена.
– Простите!
Девушка подняла рычаг до упора, и устройство замерло.
Прибив последнего уродца, полудроу стряхнула кровь с лезвия и улыбнулась. Правда, улыбка получилась грустной. Джахейра знала, что это значит. Её подруга снова в своей стихии. Последние вздохи врагов, их кровь текущая по лезвию – всё это будило в Равене особые чувства. Пятно её отца – Лорда Убийств Баала – дарило ей уникальные возможности и способности, о которых она может быть никогда и не узнает. И в то же время угнетало её, давило тяжестью ответственности. Равена понимала, что она такое, и насколько она опасна. Она с готовностью приняла это бремя и не шла на поводу у божественной сущности внутри себя. Поэтому Джахейра была рядом с ней не только из-за контроля, но из-за уважения и крепкой дружбы.
Четвёрка шагнула в следующую комнату. Она имела форму неправильного овала. Неровные стены украшали полупрозрачные фиолетовые кристаллы, большое скопление которых возвышалось посередине комнаты, доставая почти до потолка. Около стен в природных резервуарах плескалась вода. Равена зачерпнула из одного в надежде утолить жажду, но зеркальная гладь внезапно показала незнакомый город. Полудроу выплеснула воду обратно, и теперь отражение показало поле битвы.
– Я думаю, не стоит это пить.
Из комнаты вело два коридора. Имоен и Минск ушли на разведку в правый, а когда вернулись, обнаружили Равену и Джахейру притаившимися за кристаллическими наростами.
– Вы чего? – поинтересовалась егоза.
– Тихо ты, – шикнула на неё названая сестра. – Видишь?
Имоен посмотрела туда, куда указывал палец полудроу.
– Гоблины.
– Угу. Их немало. Есть и лучники. Может мороки с ними будет и немного, но в нашем состоянии…
– А если я их шариком.
– Попробуй, – кивнула Равена.
Имоен забормотала заученные слова. Между её ладоней начала расти огненная сфера. Когда она достигла нужных размеров, девушка выскочила из-за кристаллов и запустила её в толпу гоблинов. Огненная волна прошлась по всему коридору.
Друзья перешагивали через обугленные трупы, пиная их для проверки. Одному из гоблинов удалось спрятаться за выступом стены. Горячий воздух обжёг ему лёгкие, он с трудом мог дышать. Увидев идущих, он захрипел и попытался уползти. Полудроу поймала его за шиворот.
– Для тебя будет неимоверным везением, если ты меня понимаешь. Кивни, если это так.
Гоблин закивал с таким усердием, что огромные уши зашлёпали о подпаленную макушку.
– Умница. Где тут выход? Знаешь?
Гоблин снова закивал, захрипел, показывая на дверь позади себя.
– Прелесть. Покойся с миром.
Когда уродец понял смысл последних слов, лезвие уже продырявило ему грудь.
Взрывная волна покорёжила доски, дверь висела на одной петле. За ней царил полумрак. В комнате стоял стол, вокруг валялся какой-то хлам, а около стола возвышался голем. Нападение, похоже, тоже не входило в его обязанности, так как он даже не пошевелился. Но на выход не было и намёка.
 
maria68Дата: Среда, 11.01.2017, 11:10 | Сообщение # 269
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
– Проклятый гоблин! Он наврал! – Равена пнула со злости стол.
– Хозяин, это ты? – раздался утробный бас голема.
– Ты не видишь, хозяин я или нет?
– Зрение не было мне подарено.
– Прости, я запамятовал, – вмешалась Имоен. – Да, это я – твой хозяин.
– Ты хочешь, чтобы я выполнил свою работу?
– Эм… У меня так много слуг, что я теряюсь. Какую конкретно работу выполняешь ты?
– Моя задача открывать двери.
– Да, выполняй.
Голем дёрнулся.
– Невозможно выполнить задачу. Отсутствует активизирующий камень.
– Пламя Абисса!
– Тихо ты, Равена. А ты часом не помнишь, мой верный слуга, куда я его задевал?
– В лаборатории напротив хранятся детали опытов или в комнате Риелева.
– Спасибо. Отдыхай пока. Я за камнем.
– Слушаюсь, хозяин.
– М-да, похоже у него и со слухом какие-то неполадки, – усмехнулась Джахейра.
– Он открывает двери. Может именно ту самую, которую мы обнаружили с Минском? В конце того коридора есть дверь. Она очень массивная, и у нас не получилось её сдвинуть.
– Ну, тогда гоблин мог быть прав, – укоризненно посмотрела на Равену друид.
– Всё может быть. Имоен, у него, кстати, лук не повреждён и стрелы целы.
– Отлично!
– Пойдёмте сперва в лабораторию, – полудроу выбила ударом ноги ещё одну покорёженную дверь.
У стен в лаборатории возвышались огромные стеклянные цистерны. В мутной жидкости внутри них плавали какие-то мерзкие существа. Жидкость, похоже, подавалась из центральной ёмкости по широким ребристым трубам. Равене стало не по себе. Она подошла к одной из цистерн. Изо рта существа, находящегося внутри, вырвались пузырьки воздуха.
– Они живые. Но кто это? Или даже что это?
– Он держит их на грани между жизнью и смертью, – голос Имоен был словно не её. – Это когда-то были люди.
– Люди? – Равена была шокирована. – И это меня-то называют монстром? Тогда кто же он, тот, который сотворил такое с этими людьми?!
– Пойдёмте отсюда. Мне тошно тут. Пожалуйста, пойдёмте! – взмолилась Имоен.
Никаких частей големов в лаборатории не было найдено, поэтому друзья поспешили удалиться.
Коридор вёл их дальше. Снова на их пути встали гоблины, но на этот раз враги заметили их гораздо раньше. Четвёрка смяла толпу без особых проблем и продолжила поиск упомянутого големом Риелева. И вскорости нашли его. Риелев оказался таким же существом в цистерне, только к жизни он был ближе, чем его собратья. Стоило Равене подойти ближе, как он заговорил с ней.
– Кто… кто вы? Слуги хозяина?
– Нет. А кто ты?
– Риелев. Я… был им до опытов.
– Что же он за человек! Он ставит опыты над живыми людьми?!
– Да, он исследует жизнь и смерть.
– Это отвратительно! Ты… Может, ты знаешь, где выход отсюда? Ты сможешь нам помочь убежать?
– Выход… Убежать… Нет, не знаю. Но может быть, знают другие. Я скажу, как узнать, если вы поможете мне.
– Хорошо. Чего ты хочешь?
– Забвения. Я хочу умереть, но это устройство не позволяет мне. Отсоедини энергетический элемент, питающий мою цистерну, и тогда я наконец умру. С помощью этой детали ты сможешь поговорить и с другими. Будь добра, подари забвение и им.
– Я сделаю, как ты просишь. Но сначала ответь: ты не видел активизирующий камень для голема?
– Он на столе позади тебя. Давай же! Убей меня!
Равена отсоединила энергетический элемент, и цистерна перестала гудеть.
– Спасибо… – выдохнул в последний раз Риелев.
– Бедное существо. Оно… умерло? Да? – широко раскрыв глаза, Имоен смотрела на изуродованное тело.
– Не знаю что хуже: смерть или подобное существование, – хмуро ответила полудроу.
– Смерть… прекрасна…
– Что за мысли, Имоен?!
– Прости.
– Что с тобой? Ты бледная.
– Мне плохо.
– Крепись. Выберемся отсюда, и тебе полегчает.
Прихватив с собой отсоединённую деталь, друзья вернулись в лабораторию. Существа в стеклянных цистернах кричали, когда Равена активировала их устройства, плели непонятную чушь прежде, чем умолкнуть навсегда.
– Я не хотел входить в комнату к хозяйке! Простите меня, господин! Я не знал, что там так опасно! – кричал один.
– Муравьи! – заверещал другой. – Они жгут моё тело, лезут под кожу! Хозяин, помоги мне! Я знаю, у тебя есть лекарство! Твой джинн сможет это вылечить! Жжёт! Жжёт! Хозяин, дай мне взглянуть на статуэтку! Больно, хозяин, больно!
Имоен не выдержала истошного крика, зажала уши ладонями и выбежала прочь из комнаты. Полудроу отключила и его жизнеобеспечение.
– Этот последний, – сообщила Джахейра. – Остальные уже мертвы.
– Пусть покоятся с миром.
Имоен они нашли в комнате с големом. Она сидела на полу и плакала.
– Там ведь могли быть мы, Равена, – всхлипывала она на плече у названой сестры.
– Тихо, малыш, тихо. Я не дам тебя больше в обиду. Обещаю.
Пока полудроу успокаивала Имоен, Джахейра установила активизирующий камень голему в грудь. Голем снова очнулся.
– Это ты, хозяин? – начал он разговор с самого начала.
– Да, это я, – вздохнула друид. – Иди, выполняй свою работу.
– Будет исполнено, хозяин.
Голем двинулся вперёд по направлению к комнате с кристаллами.
– За ним! – скомандовала Равена и подняла с пола сестру.
Тяжёлые шаги голема были слышны издалека. Он направлялся к той самой двери, о которой говорила Имоен. Только создание открыло её, в коридор хлынула волна канализационного воздуха. Друзья оказались в небольшой круглой комнатке, посередине которой помещалась решётка стоков. А на этой решётке сидела противнейшая тварь. Распухшее тело, маленькие глазки, круглый огромный рот со множеством острых зубов. Отиг – житель канализации – во всей красе. Он почуял их и поплёлся к своим будущим жертвам, перебирая маленькими ножками. Длинные отростки по бокам заканчивались своеобразными «ладошками», одна сторона которых была покрыта ядовитыми шипами. Яд отига не смертелен, но действует как транквилизатор, замедляя жертву, делая её более уязвимой.
Позиция друзей была весьма выгодной. Они стояли на верхней ступени лестницы, что спускалась к отигу. Прежде, чем Джахейра успела крикнуть: «Стой!», Равена прыгнула с обнажённым мечом вниз. Едва её ноги коснулись пола, лезвие рубануло по одному из отростков. «Ладошка» упала на пол. Отиг заверещал, разбрызгивая кровь. Стрела Имоен влетела прямо в глаз твари. Вторым взмахом Равена вспорола раздутый живот существа.
– Равена, нет резона в безрассудной храбрости, – начала отчитывать дочь Баала Джахейра.
– Я знаю. Если я погибну, ты не сможешь меня воскресить.
– Не только это. Каждая смерть отродья Баала приближает возрождение Лорда Убийств. Ты этого хочешь?
– Нет. Прости. Впредь обещаю быть более сдержанной.
Иногда Джахейре всё же удавалось заставить полудроу почувствовать себя виноватой.
– Смотрите, у него тут что-то есть, – привлекла внимание Имоен.
– Тебя не поймёшь, малыш. То тебе плохо от вида крови, то ты преспокойно копаешься во внутренностях монстра.
– Просто это явно не часть его организма. Наверное кого-то проглотил, а у того было это.
– Ключ? И на кой он тебе? Ты ведь даже не знаешь от чего он.
– Пощупай его, Равена.
– Не буду я щупать ключ, извлечённый из кишечника отига.
– Пощупай его, трусиха.
– Я не трусиха! Вот, пощупала.
– И?
– Обыкновенный ключ. Скользкий и холодный.
– Вот! Холодный! А почему он холодный, раз тело, из которого его достали, ещё не остыло?
– Это, конечно, интересно. Но не думаю, что сейчас стоит разглагольствовать о природе этого ключа. Ты берёшь его с собой?
– Хочу понять его свойства.
В комнату с отигом выходили четыре двери. Открыв их все, не обращая внимания на искателей приключений и монстра, голем вернулся обратно в свою каморку. Коридор напротив привёл их в просторную комнату. Она была обставлена со вкусом, весьма уютна и казалась неподходящей этому месту. Из красок преобладал зелёный цвет. Книжные шкафы, широкую кровать, сундук украшала резьба по дереву. Около тахты была навалена гора книг, на пюпитре возлежал лист пергамента, исписанный изящным подчерком. Слова были незнакомы никому из вошедших. Несмотря на весь этот шик, комната выставляла своего хозяина практичным человеком. Равена шагнула вперёд.
– Неплохо он тут устроился.
В проём стены сбоку вдруг выглянула носатая физиономия гоблина.
– Незваные гости! Незваные гости! – запричитал он.
В смежной комнате столпились его собратья. Когда с ними было покончено, можно было рассмотреть и то, что они охраняли – портал-двойник того, что стоял в их тюрьме.
– Тоже не работает, – вздохнула Имоен, погладив зеркальную поверхность.
– Смотрите-ка, – подозвала друзей Джахейра.
– Вот этого у прошлого не было. Похоже на панель управления.
– Значит, это главный. Он активирует все остальные. Знать бы только на какую кнопку нажать, – Равена рассматривала нагромождение кнопок и рычажков.
– Скорее всего панель сначала нужно разблокировать, – задумчиво произнесла Имоен. – Смотрите. Вот сюда нужно вставить какой-то трёхгранный ключ.
– Вряд ли это тот, который ты нашла в брюхе отига. Давайте поищем в комнате.
Магические свитки, лежащие на полках, тут же были присвоены рыжей непоседой. Нести их в руках было неудобно, потому Имоен уложила их в опустевшую сумочку для сухарей на поясе у Минска. В сундуке обнаружился ключ, схожий с тем, что проглотил канализационный житель. Он словно содержал в себе незначительную долю электрической энергии. Стоило до него дотронуться, как пальцы дёргало током. Имоен, всё ещё уверенная, что это что-то значит, отправила его в карман к первому ключу.
Равена же, обыскивая прикроватную тумбу, наткнулась на небольшую статуэтку. Она изображала воздушного элементаля.
– Как он там сказал? «Позволь ещё раз взглянуть на статуэтку?» – пробормотала она себе под нос. – Неужели это был не бред? И джинн на самом деле существует?
– Может тогда он сможет вызволить нас отсюда?
– Не знаю, Имоен. Чтобы добиться от джинна исполнения желаний, нужно обладать его сосудом. Да и тогда он в силах исполнить его совсем не так, как ты это представляешь, – Джахейра стояла в проломе противоположной стены. – Вы лучше посмотрите, что тут.
 
maria68Дата: Среда, 25.01.2017, 15:16 | Сообщение # 270
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Соседняя комната на комнату была не похожа. Мягкая травка, стены, увитые плющом и цветущим вьюнком, три молодых дуба касались кронами неровного каменного потолка. Если забыть про спёртый воздух подземелья, создавалось впечатление, что находишься в небольшой роще.
– Там ещё комната, – указала Имоен на другую сторону рощицы.
Стоило друзьям приблизиться ко входу, как ниоткуда раздался певучий женский голос.
– Нет! Не ходите туда! Там опасно!
Равена сперва решила, что ей померещилось. Она протёрла глаза, но видение не исчезло: от стволов деревьев отсоединились три тоненькие фигурки. Кожа цвета древесной коры, в зелёных волосах жёлуди, а вместо одежды дубовые листья.
– Дриады, – прошептала Имоен. – Какие красивые.
– Я – Улен, – вышла вперёд одна из дриад. – Это мои сёстры – Кания и Элим. Вы не служите Айреникусу. Кто вы? Чего вы ищете здесь?
– Мы ищем выход, – ответила за всех Равена.
– Его сложно найти. Комплекс разбит на два уровня. Они связаны лишь порталами.
– Ну вот, – насупилась Имоен. – А порталы не работают.
– Айреникус активизирует их с помощью её ключа.
– Айреникус? Это его имя? Того, кто заточил нас в этом месте?
– Да, полудроу, это он заточил вас и меня с сёстрами здесь, в этом ужасном подземелье. Здесь нет солнца, воздух пропитан смертью.
– Так уходите отсюда. Пойдёмте с нами, вместе мы сможем сбежать.
– Нет, мы не можем. Наши деревья тут. Мы не можем их бросить. Но вот если бы…
– Если бы что? – подозрительно прищурилась Равена.
– Если бы вы смогли выбраться отсюда и отнести жёлуди наших дубов Королеве Фей в местность под названием Холмы Виндспер.
– Я знаю, где это, – отозвалась Джахейра. – В Амне.
– Отлично. Нам как раз туда, – полудроу протянула раскрытую ладонь. – Давайте свои жёлуди.
– К сожалению, у нас их нет. Слуга Айреникуса – дуэргар по имени Илич – забрал их. Я знаю, что он на этом уровне. Я подслушала разговор о необходимости охранять какой-то воздушный портал за библиотекой.
– Тут есть библиотека? – в один голос отозвались названые сёстры.
– Да, но где она, я не знаю.
– Хорошо, мы поищем этого Илича. Но сначала: что это за комната? – ткнула Равена в дальний угол рощи.
– Там очень опасно, – зашептала дриада. – Не стоит туда ходить. Вас уничтожат ловушки и стражи.
– Опасно, говоришь? Хм. Комната хозяйки?.. А Айреникус использует её ключ для активизации порталов. Вероятно, ключ там.
Равена уверенным шагом направилась к комнате хозяйки. Имоен перекрыла ей дорогу у самого входа.
– Ты её вообще слушала? Там было слово «ловушки». Я иду первая.
Перезвон тревоги раздался сразу же, как только девушка переступила через порог. Друзья схватились за оружие, приготовились к схватке, но стража не появилась.
Имоен аккуратно ступала по круглой комнате, обезвреживая ловушки, и не переставала восхищаться красотой обстановки. А не залюбоваться было трудно. Апартаменты, обставленные с изяществом, выдавали эльфийскую утончённость. Обилие растений в горшках, зелёное шёлковое покрывало на роскошной кровати, кресла с узором павлиньих хвостов, витые позолоченные канделябры с тонким ароматными свечами, почти воздушные стол, стул и полки для книг, в ногах у кровати сундук с переплетающимися узорами.
– Здесь просто безумно красиво, однако что-то гнетёт меня, – заметила Равена.
– Это памятник той, что отвергла его, – сообщила Имоен, ковыряясь в замке сундука.
– Откуда ты знаешь?
– Он мне это сказал… – лицо непоседы помрачнело, словно она вспомнила нечто ужасное.
На дне сундука одиноко лежал трёхгранный ключ. Не было сомнений – это тот, который им нужен. В тот момент, когда друзья вышли из комнаты хозяйки, до них донёсся гулкий топот. Дриады вскрикнули и слились со своими деревьями. Через пролом в стене в рощицу ввалились два голема. Короткие ноги, массивные плечи и руки, голова без шеи. Песочно-рыжие гиганты в два человеческих роста рванули прямо на непрошеных гостей, сотрясая землю.
– Назад! В комнату! – полудроу пихнула названую сестру внутрь.
Големы с разбегу вломились в дверной проём, но он оказался для них слишком узок, стражи застряли.
– Напугали, гады! – крикнула Имоен и запустила в них стулом.
Окованная ножка вошла в грудь одному из големов и застряла в ней. По телу существа побежали трещины.
– Они глиняные! Минск, разбивай их! Если они пройдут в комнату, нам конец!
Неповреждённый голем ушёл назад, отчего его собрат вывалился в проём. Булава раз за разом опускалась на голову стража. Песочно-рыжие осколки сыпались на пол, и вскоре создание застыло горой затвердевшей глины, которые мешали второму голему войти в комнату. Он принялся крушить останки, пробивая себе дорогу.
Корни рощицы ожили. Они тянулись к голему, словно змеи, оплетая его ноги, не давая двинуться вперёд. Корни ползли вверх по его телу, притягивая руки к бокам. Равена, не оборачиваясь, поняла, что это результат действия заклинания Джахейры. Поэтому, не теряя времени, воительница перебралась через осколки и готова была нанести удар, но тут лопнули корни, стягивающие руки, и огромный кулачище устремился в воительницу, чтобы размазать её. Перекат. Глиняный кулак взрыл землю.
– Фрис алия бейа, – раздался голос Имоен.
Конус ледяных осколков сковал руку голема коркой льда, приморозил её к полу. Двуручный меч пробил бок создания, трещина побежала вверх по глиняному телу. Голем повалился на землю. Разломать и эту глиняную голову Минску не составило труда.
– Ключ от портала у нас. Осталось найти жёлуди дриад, раз уж мы согласились, – Джахейра чувствовала слабость после заклинания. – А затем отправимся на второй уровень.
– И неплохо было бы отдохнуть, – нахмурилась Равена. – Ты устало выглядишь.
– Переживу, – отмахнулась друид.
– И это я-то упрямая?

В библиотеку вела одна из дверей сточного перекрёстка. Шкафы с книгами стояли вдоль стен и посередине зала ровными рядами.
– Похоже, читать он любит. Глянь-ка какая коллекция, – пробежалась Имоен взглядом по корешкам книг. – Это место напоминает Кэндлкип. Правда?
– Ага. Только там книги стояли разобранные по тематике, размеру и цвету обложек, а не как тут – вразнобой. Пыли было поменьше, паутина не такая плотная, про лежащие на полу книги вообще молчу. Вот, например, книга очень редкая, а она так небрежно брошена. Начинала её читать когда-то да так и не закончила. Стоит восполнить эту прореху в знаниях, – Равена сунула потрёпанный небольшой томик в сумку на поясе.
Плохо освещённый коридор вёл их дальше и привёл в весьма просторную комнату, заваленную доспехами и оружием всевозможных видов. За массивными столами на скамьях сидели сердитые дуэргары. Серокожие и белобородые подземные родственники дворфов незваным гостям были совершенно не рады.
– Эй, братва, смотрите-ка кто пожаловал, – встал из-за стола один из дуэргаров. – Никак пленники хозяина решили, что смогут удрать. Так вот я скажу вам, пташки: вы заблудились.
– Мне нужно поговорить с Иличем, – пропустила мимо ушей нотки угрозы Равена.
– Ты уже с ним говоришь, полукровка.
– Тем лучше. Я пришла за желудями, что ты отобрал у дриад.
– Ты серьёзно думаешь, что выложу их тебе только потому, что ты мне это сказала? – загоготал Илич, к нему присоединились и другие, покидая лавки и поднимая оружие. – Вас четверо, вы ранены, удручены темницей. Нас же восемь крепких сытых молодцов с отличным оружием и в целых доспехах.
– То есть по-хорошему не хочешь? – криво улыбнулась Равена. – И кстати, нас пятеро.
На плечо Минску выскочил Бу и яростно запищал, заскрежетал зубами. Хохот согнул пополам дуэргаров, и это недолгое промедление позволило Имоен прочитать заклинание. В самый центр комнаты ударил огненный шар. Пара врагов скончалась на месте.
Не важно, какого цвета кожа у дворфа, в бою они равно выкладываются вовсю. Так и Илич – обгорелый и харкающий кровью – дрался яростно, изо всех последних сил. Увы, это ему не помогло. Равена обшарила поясные сумки дуэргара и в одной обнаружила полотняный мешочек с тремя крупными желудями.
– Нашла! Целые и невредимые, – возвестила она остальным.
– Равена! – позвала Имоен. – Тут дверка какая-то. Она заперта, но замочной скважины нет. Зато есть выемка, куда, похоже, отлично подойдёт статуэтка из тумбочки Айреникуса.
– Покажи-ка. Ну да, идеально подходит.
Стоило фигурке занять своё место, как дверь распахнулась. За ней царила непроглядная тьма, в подземелье ворвался ветер.
– Осторожней, девочки! – остановила названых сестёр Джахейра. – Мы не знаем, куда ведёт эта дверь. И…
– И не узнаем, пока не войдём в неё, – задорно улыбнулась Равена.
– Я надеюсь, что ведёт она к джинну, – потирала ладошки Имоен.
– Если и так, то его без охраны никто не оставил.
– Значит, тебе не стоит опускать посох, – хихикнула непоседа и вслед за полудроу шагнула в темноту.
 
maria68Дата: Среда, 25.01.2017, 15:17 | Сообщение # 271
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Четверо друзей шли по неширокому мосту, огороженному с обеих сторон резными перилами. В узорах сплетались завитки и завихрения, словно потоки воздуха, что носились тут свободно. Ветер нагонял холод, трепал волосы. Мост вёл к круглой площадке, от которой отходил ещё один небольшой помост. Вся эта конструкция висела над бесконечной бездной при помощи множества пропеллеров. Доски скрипели под ногами, пробуждая страх в сердцах искателей приключений.
– А вдруг они всё-таки провалятся, – прошептала Имоен.
– Не провалятся. Айреникус вряд ли поставил бы свою жизнь под угрозу, используя гнилые доски, – буркнула Равена, хотя разделяла опасения сестры.
– Нужно отдать этому магу должное, – усмехнулась Джахейра. – Спрятал такой мощный артефакт на другом плане. Очень умно.
– Я отдам ему должное, когда воткну ему кинжал промеж рёбер.
– Что за выражения, Имоен!
– Прости, Равена, но зла не хватает спокойно думать о нём.
– Так не думай о нём!
Полудроу смотрела на названую сестру, нахмурив брови, но Имоен увидела в её глазах страх. Воительница боялась за неё.
– Прости. Я больше так не буду, – непоседа виновато опустила голову.
– Девочки, довольно, – привлекла их внимание Джахейра. – Впереди снова бесы.
Они уже оставили за спиной целую уйму крылатых маленьких уродцев. Поодиночке они, конечно, не составляли проблемы, но толпой были весьма опасны. Некоторые из бесов могли ослеплять врагов, кто-то имел способность замораживать или поджигать. Четвёрке пришлось приложить усилия, чтобы уничтожить и эту партию.
На ответвлённом помосте возвышался резной столик, на котором красовался великолепный кувшин.
– Ух ты! Вот это красотища! – Имоен заворожено протянула руку и коснулась узорной поверхности сосуда.
В тот же миг из горлышка повалил густой дым. Он принимал очертания человеческого тела, и через мгновение перед друзьями возник джинн. До пояса он выглядел, как мускулистый мужчина из Калимшана. Смуглая кожа его имела фиолетовый оттенок, на голове тюрбан, украшенный павлиньим пером, шёлковая жилетка надета прямо на обнажённый торс, руки с золотыми браслетами покоились на груди существа. Ниже пояса клубился всё тот же фиолетовый дым, тянущийся к кувшину.
– Эхе-хе, да это действительно джинн, – хихикнула Имоен.
– Действительно, это я, человек, – прогудел бархатным басом джинн.
– Здорово! Значит, мы можем загадать желания!
– Можете, – кивнул он. – Но я их не исполню.
– Почему? Кувшин-то твой у нас.
– Это копия моего настоящего кувшина. Пленивший меня маг невероятно силён. Он создал этот сосуд, а мой спрятал где-то.
– Так значит, ты тоже пленник? – подошла Равена.
Джинн впился в неё тёмно-фиолетовыми глазами, отчего девушке стало не по себе.
– Но быть может с тобой я смогу договориться. Согласна на обмен?
– Обмен чего на что? – недоверчиво спросила воительница.
– Найди мой настоящий кувшин и верни его мне. Взамен ты получишь вещь, которая принадлежала тебе. Уверен, ты хочешь вернуть это себе так же сильно, как и я свободу.
– Свободу я хочу вернуть себе сильнее, чем какую-либо вещь, – хмыкнула полудроу. – Но я помогу тебе. Лишить этого Айреникуса ещё одного пленника будет приятным дельцем. Так где может быть твой кувшин?
– Я не знаю. С этого плана я не могу его даже почувствовать. Тебе придётся искать.
– Я вернусь, когда найду его.

– Равена, джинны опасны! Им нельзя доверять! – выдала Джахейра, лишь только они все вышли из кромешной тьмы обратно в подземелье. – Ты же понимаешь это?
– Конечно понимаю. Обещаю действовать осторожно. Подумай сама: джинны зачастую говорят иносказаниями. Так? А что если эта сама «вещь», которая принадлежала мне, и которую я хочу получить так же сильно, как он свободу, и есть моя свобода.
– Ты сама-то сейчас поняла, что сказала? – саркастично улыбнулась друид.
– Ну да, сумбур получился, – засмеялась полудроу. – Однако, если во время нашего побега мы столкнёмся с Айреникусом, нам очень на руку будет то, что он не сможет вызвать пленного джинна себе в подмогу.
– А вот это аргумент, против которого я спорить не буду.
На плечо Минску вылез Бу и начал принюхиваться.
– Что случилось, рыжик? Рядом враги? – поинтересовалась Имоен.
В ответ хомячок радостно пискнул и даже подпрыгнул.
– Бу говорит, что тут есть еда, – объяснил поведение друга Минск.
В животе у Равены забурчало, она потёрла ноющий желудок.
– Да, поесть бы не мешало. И отдохнуть тоже. Что бы мы без тебя делали, пушистик!
На столе у дуэргаров нашлось несколько плоских блюд, заботливо накрытых мисками. Под ними друзья обнаружили вяленое мясо и тушёные грибы. Об их происхождении можно было только гадать, возможно, их доставили из Подземья, но голодным искателям приключений выбирать не приходилось. Кроме этого обнаружились сухари, коим был чрезвычайно рад Бу. Странный сыр с зелёно-голубыми вкраплениями друзья есть не рискнули. Из питья у серокожих дворфов был только эль, да и тот пах лишайниками. Благо, в одной из бочек нашлась вода.
– Ты чего задумалась? – еле выговорила Имоен.
– Не болтай с набитым ртом, – Равена попыталась откусить мясо. – Я всё думаю, где Айреникус мог спрятать кувшин джинна? Если бы я была на его месте, то ни за что не рассталась бы с ним. Если это так, то вернуть кувшин джинну мы сможем лишь при условии победы над магом.
Смех Джахейры заставил девушку замолчать.
– Прости. Ты просто сейчас рассуждаешь совсем как Горайон.
– Ну, мы же с ним не чужие были, – пожала плечами Равена.
– Только вот ел он аккуратней.
– У каждого свои минусы. В общем… Допустим, с собой его брать опасно. Например, в данной ситуации. Он может стать трофеем какого-нибудь вора, который попросту стащит кувшин у мага. Тогда бы я его спрятала в хорошо защищённом месте, куда никто без риска для жизни пробраться не может.
– Комната Хозяйки, – предположила Имоен.
– Мы её уже осмотрели, – тряхнула головой друид.
– А если он не на виду? Тайник? – глаза Имоен загорелись от азарта.
– Нам в любом случае стоит туда вернуться, сообщить дриадам, что мы нашли их жёлуди.
После трапезы друзья обследовали ящики и сундуки, которые наполняли комнату. Увы, в них были исключительно доспехи дуэргаров. Однако Имоен обнаружила, что на доспех Илича наложена магия, и хотя его нельзя было использовать, но наверняка он стоил немало. Золотистая кольчуга была лёгкой и сворачивалась, словно рубаха из толстой ткани.

Дриады не переставали благодарить искателей приключений за оказанную помощь. Вместе с ними, казалось, радуются и три дерева в искусственной роще.
– Как только мы выберемся отсюда, сразу же отправимся в Холмы Виндспера, – пообещала Равена.
– Я пойду ещё раз хорошенько осмотрю комнату, – направилась Имоен в сторону апартаментов Хозяйки.
– Вы что-то потеряли? – поинтересовалась Улен.
– Не мы, – покачала головой полудроу. – Джинн, которого пленил Айреникус. Мы ищем его настоящий кувшин, чтобы он снова стал свободным. Может вы видели, где маг его обычно держит?
– Да, мы знаем, где этот кувшин и отдадим его тебе в благодарность за помощь.
Близстоящее дерево склонило ветви, и руки Улен опустился точно такой же сосуд, как и тот, что остался стоять на резном столике на воздушном плане.
– Возьмите его.
– Спасибо.
Возвращение к джинну сопровождалось бормотанием Джахейры о бесполезно потерянном времени.
– Я обещал вернуть твою вещь, – пробасил джинн, получив настоящий кувшин. – И я выполню своё обещание. Беги отсюда, пока Айреникус не поймал тебя.
Последние слова сопровождались раскатистым смехом. Существо превратилось в фиолетовый дым, из которого донеслось: «Удачи тебе, дитя Баала». Дым рассеялся. На резном столике на осколках фальшивого кувшина возлежал двуручный меч. Тёмное лезвие не отбрасывало бликов и, казалось, наполнено какой-то потусторонней силой. Рукоять не отличалась красотой, она была удобна для того, чтобы убивать.
– Это же… – прошептала Имоен.
– Меч Хаоса, – Равена взяла со столика оружие. – Меч, которым Саревок убил Горайона, и которым он мечтал убить меня.
Воительница сделала пару широких махов. Меч был изрядно тяжёл для неё, но за время преследований по Побережью Мечей она успела привыкнуть к нему. Со смертью Саревока большая часть могущества Меча Хаоса была утеряна, ведь он делался специально для него и питался его божественной сущностью. И всё равно он оставался грозным оружием.
Пропеллеры продолжали удерживать конструкцию над бездной. Только теперь хранить тут было нечего. На скрипящих досках валялись тела бесов, осколки кувшина и двуручник, украденный из тюремного сундука. Четверо друзей в этот момент шагали один за одним в портал, что стоял в комнате Айреникуса.
 
maria68Дата: Понедельник, 06.02.2017, 19:55 | Сообщение # 272
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Портал выбросил её с такой силой, что Равена больно приложилась головой об пол.
– Ух ты! Похоже, я не единственный тут пленник, – сквозь звон в ушах расслышала девушка мужской голос.
Полудроу попыталась встать, но тут из портала выбросило её друзей. Имоен врезалась в названую сестру, и они обе оказались на полу.
– О, да вас тут вон сколько! Юные леди, прошу принять от меня руку помощи.
Однако приняла её только Имоен, упрямая дочь Баала поднялась сама. Незнакомец был явно выходцем из Кара-Тура. Об этом говорили раскосые тёмно-карие глаза, смуглая желтоватая кожа, прямые чёрные волосы. Вид у мужчины был потрёпанный. Потёртый кожаный доспех в нескольких местах был повреждён, рукав рубахи пошёл на перевязь раны на голове, у бедра болтался пустой колчан, а из-за спины стыдливо выглядывал короткий лук. Небольших ран и ссадин было достаточно, но незнакомец уверенно сжимал катану, словно сил у него ничуть не убыло.
– Тебе, я гляжу, досталось, – Равена потирала ушибленную голову. – Ты-то чем не угодил Айреникусу?
– Понятия не имею. Я попал сюда из Аскатлы. Конфуз, знаете ли, учитывая мою профессию, так вот попасться.
– И какая же, разреши поинтересоваться, у тебя профессия, – Джахейра отказалась от предложенной руки.
– Ах, да, прошу прощения. Позвольте представиться. Я – Йошимо, свободный ассасин.
– В каком смысле «свободный»? – поинтересовалась Имоен.
– Я сам по себе, не состою ни в какой гильдии. Позвольте и мне узнать ваши имена.
– Я – Равена. А это Имоен, Джахейра и Минск. Мы, вероятно как и ты, ищем выход отсюда.
– Выход? О, да, я знаю, где он. Поверьте…
– Поверить ассасину? – фыркнула друид. – Это шутка?
– Вы больно раните меня своим недоверием. Это всего лишь профессия, ничего более. Я не кровожаден и вполне спокойно сплю, если не убью кого-нибудь.
– Предлагаю с нюансами профессий ознакомиться позже, – привлекла к себе внимание Равена. – Главное сейчас – найти выход отсюда.
– А он за этой дверью, – Йошимо указал себе за спину. – Поможем друг другу выбраться отсюда? Если вы, конечно, не боитесь довериться ассасину.
– Всё равно не известно, кто кого быстрее убьёт, – улыбнулась полудроу.
В ответ Йошимо рассмеялся, и смех этот был искренен и добродушен.
– Вот только для начала не мешало бы тебя подлатать. Джахейра, пожалуйста.
Друид вздохнула, но всё же принялась за работу.
– Тебя будто бесы грызли, – покачала она головой.
– Почему «будто»? Я от них и спасался. Я искал выход. За этой дверью обнаружил четыре портала, из которых вылезают бесы. Прячась в тени, пересёк комнату, но наткнулся на очередную преграду. В огромной зале установлены ловушки, которые нельзя обезвредить. На постаментах закреплены жезлы вроде тех, что используют маги. Они стреляют в каждого, кто наступает на ловушку. Я рассмотрел крайний постамент, обезвредить жезл можно, но нужен специальный ключ. Из той залы есть четыре выхода. Какой-нибудь из них точно ведёт к свободе. Я вернулся, чтобы поискать этот ключ, но, увы, бесы меня таки заметили. Проблема в том, что, сколько их не убивай, порталы поставляют новых.
– Значит нужно уничтожить порталы, – уверенно заявила Равена.
– Эм… Йошимо, – ткнула Имоен ассасина в плечо. – Я боюсь, что ключ там не один.
– Почему ты так думаешь?
Непоседа протянула найденные ранее ключи.
– Один холодный, другой бьёт током… Хм. Ну да, точно. На полу были рисунки. Точно помню, что были там изображения льда, молнии, огня, кажется ещё монстров… Итого шесть штук.
– Значит, нужно найти ещё четыре. Кстати, у тебя стрел совсем нет. Вот, я поделюсь с тобой.
Равена незаметно улыбнулась: похоже, что её названая сестра нашла родную душу.
– Минск, наша с тобой задача – уничтожить порталы, – обратилась она к следопыту. – Остальные, не подпускайте к нам этих уродцев. Ну, в общем, как всегда.
Полудроу с ноги открыла дверь и ринулась вперёд. Комната была большая. Вдоль стены справа стояли четыре куполообразные конструкции. Под множеством скрещенных металлических прутьев светились выходы порталов. Стрелы Имоен и Йошимо сбивали бесов одного за другим, но из-под куполов выходили новые. Пока Равена и Минск разламывали первую конструкцию, Джахейра опутала три остальных корнями. Маленьким уродцам пришлось прогрызать выход наружу. Как вскоре оказалось, целостность купола – залог существования портала. Стоило паре прутьев сломаться, и сияние внутри погасло, а бесы, что вышли из него, упали замертво.
Когда задуманное было сделано, Имоен и Йошимо обшарили стоящие у стен ящики и сундуки.
– У нас почти все ключи, – возвестила непоседа. – Не хватает одного.
– Дальняя дверь ведёт к ловушкам, – рассуждал ассасин. – Что за ближней, я не знаю.
– Тогда проверим!
Команда направилась вслед за бойко шагающей Имоен к указанной двери. Внезапно Джахейра остановилась.
– Ха… Халид?..
Равена обернулась. Друид смотрела на длинный стол, что стоял у дальней стены. На нём лежало истерзанное тело полуэльфа. Кровь засохшей коркой покрывала его с ног до головы, но трудно было не узнать.
– Нет, не может быть! – Джахейра дрожащей рукой дотронулась до лица своего мужа. – Будь ты проклят, Айреникус! Я вырву твоё чёрное сердце!
По щекам друида текли слёзы. Она всё гладила мёртвого по слипшимся от крови медным волосам.
– Здесь пал храбрый воин. Минск и Бу воздадут ему по заслугам своими деяниями.
– Заткнись! – взорвалась Джахейра. – Ты и твой хомяк… Да что вы можете понять!
– Минск и Бу тоже потеряли Дайнахейр, – смутился рашеманец.
Друид ничего не ответила, лишь крепче сжала зубы и отвернулась.
– Джахейра, – аккуратно обратилась к ней Равена. – Не стоит ли попробовать вернуть его к жизни? Друиды ведь могут взывать к Матери Природе, чтобы воскресить умершего.
– Нет, ничего не получится, – тряхнула головой полуэльфийка. – Я не уверена, что у меня хватит сил на это. А если бы и хватило, Халид… Он… Он мёртв уже давно. Его тело осквернено. Он заслуживает теперь только покоя.
– Если… Если это как-то облегчит твою боль, то я могу сказать, что Халид не страдал, – тихо произнесла Имоен.
– Что?
– Он уже был мёртв, когда Айреникус начал опыты.
– Имоен, откуда ты…
– Он… Он заставлял меня смотреть! Он резал! Кромсал! И приказывал смотреть! – голос девушки сорвался в истерику.
– Тише, дитя, тише, – Джахейра обняла плачущую Имоен.
– Я не знал этого парня, но сожалею о Вашей потере, леди, – подал голос Йошимо.
– Не нужно слов, незнакомец. Ими ничего не изменить. И если мы останемся здесь, то точно не сможем воздать по заслугам павшим. Давайте выбираться отсюда.
– Позволь я заглажу свою вину, – шмыгнула носом Имоен. – Не хочу, чтобы он вот так лежал тут. Инк’Ортус!
Конус пламени объял стол и тело бедного Халида. Равена с трудом расслышала слова Джахейры: «Прощай, любовь моя».
С поникшими головами друзья вошли в ближайшую дверь. Пред их взором предстала маленькая комната, уставленная стеклянными цилиндрами, в которых находились человеческие части тела. Один из цилиндров был разбит, стекло хрустело под ногами.
– Снова пришли, чтобы убить меня? – раздался певучий женский голос.
Из-за стеклянного цилиндра вышла белокурая эльфийка в лохмотьях, обёрнутых вокруг тела. В руке она сжимала окровавленный кинжал. На полу Равена углядела труп Вора Теней.
– Я прошу прощения, но у нас не было такой цели, – попыталась успокоить её полудроу.
– Хватит! Я – не она! Я не позволю снова убить меня!
Сверкнули магические снаряды. Боль и жжение заставили Равену скорчиться на полу. В тот же миг дренькнула тетива.
– Сестрёнка, ты как?
– Отличный выстрел, Имоен, – склонился Йошимо над телом эльфийки.
– Ты что? Убила её? – полудроу с трудом поднялась на ноги.
– А что? Надо было подождать, когда она тебя убьёт?
Дочь Баала взглянула на убитую. Она лежала широко открыв изумрудные глаза. На верёвке, которая заменяла пояс, висел недостающий ключ.
– Какая она красивая, – вздохнула Имоен. – Похоже, что она была чьей-то копией. Клоном. Бедное создание.
– Она кого-то мне напоминает, – Равена не выдержала изумрудного взгляда и закрыла эльфийке глаза. – Я где-то её видела это лицо и эти глаза.
– Он постоянно делал одну и ту же женщину и убивал её, – Имоен передёрнула плечами. – Жуть.
– Ключ у нас. Надо уходить, – поторопил Йошимо названых сестёр.
Коридор вёл их к зале с ловушками. Шли молча, погружённые каждый в свои мысли. Внезапно Равену осенило.
– Эллесим…
– Чего? – обернулись к ней остальные.
– Я вспомнила. Недалеко от шахт Нашкеля местный скульптор выбил на скале лицо своей любимой.
– Точно! Тот меланхоличный эльф рассказывал нам эту историю.
– Да. Ту красавицу звали Эллесим. Это её лицо. Она и есть… Хозяйка.
– Но кто она на самом деле? – подала голос Джахейра. – Здесь был только её клон.
– Узнаем позже
 
maria68Дата: Вторник, 14.02.2017, 08:41 | Сообщение # 273
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Из коридора они вышли на тонкий мосток, перекинутый через вращающиеся шестерёнки. Мост упирался в дверь, за которой и находилась зала. Помещение было плохо освещено, сине-серые тона придавали мрачность, в самом дальнем её конце возвышалась статуя сидящего на троне человека, а на полу, как и говорил Йошимо, красовались знаки ловушек. Рядом со знаком льда на полу валялось чьё-то разбитое замороженное тело. Откуда-то слышались звуки битвы, голоса и крики. Вскоре всё затихло.
Имоен подошла к постаменту, на котором был закреплён жезл. Стоило нужному ключу войти в предназначенное для него отверстие, как жезл освободился и упал в руки девушке.
– Здорово! Их ещё и использовать можно! – обрадовалась непоседа.
– Ловушки обезврежены, – потёр ладони Йошимо. – Предлагаю разделиться для обнаружения выхода.
– Я повторюсь: я не доверяю ассасинам, – проговорила друид. – А потому не спущу с тебя глаз.
– Мы с Имоен проверим вон ту дверь.
– Хорошо, Равена. Минск, возьми на себя тогда вон тот ход.
Следопыт кивнул и направился к указанному коридору.
– Леди Джахейра, при всём уважении, – не переставал оборачиваться Йошимо. – Здоровяк, конечно, силён, но отпускать его в одиночку…
– Не беспокойся, ассасин. Минск никогда не будет одинок. Тебе ещё предстоит познакомиться с его помощником.
Названые сёстры осторожно отворили дверь. Выхода за ней не было, лишь маленькая комнатка, слегла подсвеченная неизвестным источником. Где-то там внутри кто-то тихо стонал.
– Эй, – позвала Равена. – Кто здесь? Где вы? Мы можем вам помочь?
Кто-то захрипел, испуская дух.
– Кажется, мы пришли слишком поздно, – прошептала Имоен.
– О, нет. Вы как раз вовремя, милашки, – слащавый женский голос совсем не понравился полудроу. – Я как раз обедаю.
Равена прибегла к инфразрению. На полу в самом тёмном углу лежали три трупа. Два из них были ещё тёплые. Но тут третий выпрямился и двинулся на вошедших. В неясный свет вышла очень худая бледная женщина. Руки Имоен затряслись. Лицо женщины вокруг рта было испачкано в крови, она улыбнулась, обнажив клыки.
– Я уверена, вы обе – просто вкусняшки, – облизнулась вампирша.
Непоседа взвизгнула и машинально выстрелила.
– Аха-ха-ха! – кровопийца выдернула стрелу из груди, и рана тут же затянулась. – А десерт-то мне достался остренький!
Равена ринулась наперерез нежити и протаранила её плечом. Вампирша тут же вскочила на ноги с нечеловеческой проворностью. Меч Хаоса рубанул снизу вверх наискось, прочертив багровую полосу от бедра до плеча. Кровь не останавливалась, рана не затягивалась. «Так зачарованное оружие может ранить тебя, тварь. А значит, тебя можно убить». «Убить» – это слово срезонировало где-то в глубине души.
– Тебя можно убить! – гаркнула Равена, срываясь с места.
Нежить, хоть и была ошеломлена ранением, быстро пришла в себя. Она уворачивалась от меча полудроу, не позволяя закончить бой. В конце концов, она ухитрилась ухватить воительницу за руку, Равена никак не могла освободиться от хватки вампира. В плечо кровопийцы вонзилась стрела, ещё одна в грудь, и ещё одна, и ещё… Имоен стреляла без остановки, заставляя врага отойти от сестры. Меч Равены догнал нежить у самой стены, пронзив ей сердце.
– Тебе не говорили, что слишком острая еда вредна для здоровья, – прошипела полудроу.
Последнее, что видела вампирша – глаза дочери Баала, горящие жёлтым огнём. После тело её превратилось в туман и растворилось в воздухе.
– Девочки! Как вы?! – вбежала запыхавшаяся Джахейра. – Мы слышали крики.
– Джахейра! Равена ранена! – дрожащим голосом обратилась к ней Имоен.
– Я в порядке, – буркнула полудроу, прижимая расцарапанную руку.
– Сильванус, помилуй! Кто тебя так?
– Да, сестрёнки, – огляделся вошедший за полуэльфийкой Йошимо. – С кем вы вообще сражались? Не похоже, что вон с теми двумя несчастными.
– Здесь был вампир, – непоседу всё ещё трясло от страха.
– Вампир? Вы… Вы убили вампира? – Йошимо посмотрел на Равену, хотел было что-то сказать, но посчитал более разумным промолчать.
– Вы нашли выход? – спросила полудроу у друида.
– Нет. Мы лишь наткнулись на кучку гоблинов и нескольких дуэргаров. Может Минск будет более удачливым.
Рашеманца они встретили в зале. Выхода он тоже не нашёл. Зато обнаружил тюрьму, в которой держали маленького мальчика. Следопыт сказал, что выпустил его, а когда они отошли подальше, мальчик превратился в доппельгагена и напал на него. О судьбе перевёртыша можно было и не спрашивать. В конце рассказа на плечо здоровяку выскочил Бу и гневно запищал, видимо недовольный поведением спасённого пленника. Йошимо застыл от такого вида. Он медленно перевёл взгляд на Джахейру, потом на Равену.
– А, ну да! Ты же не знаком с Бу. Это наш живой талисман и самый незаменимый помощник, – сказала девушка с такой серьёзной миной, что у ассасина не нашлось дальнейших вопросов.
Хомячок понюхал воздух, фыркнул в сторону Йошимо и снова спрятался за пазухой у Минска.
– Э… Я ему не понравился. Так?
– Хоть кто-то со мной солидарен в этом вопросе.
– Леди Джахейра, я думал, что наш совместный бой развеял все Ваши сомнения.
– Этого слишком мало, ассасин. Что ж, остался лишь один ход. И будем надеяться, что он приведёт нас напрямую к свободе.
Свет в коридоре беспокойно мигал, словно предупреждая о грядущей опасности. Беглецы продвигались вперёд медленно, с осторожностью. Пережитое здесь заставляло красться по стеночке, не издавать лишних звуков. Вскоре друзья выбрались в обшарпанную комнату. Вместо пола тут был неширокий мостик, протянувшийся от стены к стене. На этом мосту стояли люди в кожаных тёмных доспехах, лица большей частью были скрыты под капюшонами, спрятаны под масками.
– Теневые Воры Амна… – прошептал Йошимо.
– Ага, вот и ещё одни приспешники этой Гильдии, – вышел вперёд один из воров.
– Чего ты мелешь? Мы не приспешники кого бы то ни было! – нахмурилась Равена.
– Пожалуйста! – взмолилась Имоен. – Мы не знаем, о какой Гильдии вы говорите! Мы просто хотим выбраться отсюда!
– Довольно! Вы и ваша Гильдия погибните здесь! Война будет окончена!
– Мне плевать, что тут у вас за война! – прорычала полудроу. – Но если не дашь мне пройти, я перешагну через твой труп!
– Тебе нужно было запомнить только одно: тот, кто встаёт на пути у Теневых Воров, тот не выживает!
И та, и другая сторона были потрёпаны драками, усталостью, и можно было сказать, что бой должен быть честным. Если, конечно, можно говорить о честности воров. Стрела прилетела ниоткуда, глубоко засев в плече Минска. Но казалось, что рашеманец и не заметил её, отражая атаки двух юрких врагов.
– Инк’Ортус! – вскрикнула Имоен.
Конус огня устремился в угол, где мог укрыться в тени стрелок. Девушка не ошиблась. Горящий силуэт, оглашая комнату душераздирающим криком, выскочил из своего убежища и через мгновение упал, пронзённый стрелой непоседы.
Джахейры ударом посоха сломала ключицу своему оппоненту. Парень мог бы многого добиться в будущем, но, увы, не выдержал болевого шока. Женщина вздохнула, бросив взгляд на юное лицо, и переключила внимание на Равену. Полудроу не стала церемониться с болтуном. Широкий взмах отрубил ему руки почти по локоть. Прямой выпад пронзил насквозь тело. Гримаса боли исказила лицо девушки, расцарапанная вампиршей рука дала о себе знать.
– Я гляжу, команда у вас сработанная, – заметил Йошимо. – Я даже не успел ничего сделать.
– Хочешь получить свою долю – не зевай, – ухмыльнулась Равена, оборачиваясь.
За спиной ассасина шевельнулась тень.
– Йошимо! – в один голос крикнули названые сёстры.
Движения их нового знакомого были молниеносны. Катана покинула ножны, лезвие пропело в воздухе, на пол упал вор, хватаясь за горло.
– Браво! – восхитилась Имоен.
– Благодарю, – поклонился Йошимо.
На плечо Минску выбрался Бу, повёл носом и пискнул.
– Бу чувствует выход, – объяснил следопыт. – Он совсем близко.
Пол устилали трупы Теневых Воров. И чем дальше шли друзья, тем больше было мертвецов. Между ними и свободой была лишь огромная лужа какой-то жижи, которую можно было перейти по накиданным доскам. За ней виднелся дневной свет, и порой врывались внутрь потоки воздуха. Там снаружи шёл бой. Кричали люди, что-то взрывалось. От очередного взрыва с потолка начало сыпаться. Крупные обломки грозили завалить проход.
– Скорее! Бегом вперёд! – позвала за собой Равена.
Яркий свет ударил в глаза, от обилия свежего воздуха сбилось дыхание. Сражение шло совсем рядом, буквально в двух шагах от них. Полудроу с трудом открыла глаза. Они находились на развалинах какого-то здания, под которым, видимо, и располагались катакомбы Айреникуса. Сам маг методично расправлялся с людьми в капюшонах. Мощные заклинания обращали в прах каждого, кто осмеливался напасть на него. Друзья застыли, наблюдая за расправой. Наконец, Айреникус уничтожил всех противников и заметил беглецов.
– Похоже, что я недооценил тебя, дитя бога. Тебе удалось сбежать. Ты здесь. Хорошо…
– Ты удивишься ещё больше, если не дашь нам сейчас же уйти! – опередила Имоен названую сестру.
– Я не отпущу вас теперь, когда я так близок к цели, к раскрытию силы, что течёт в жилах…
 
maria68Дата: Вторник, 21.02.2017, 19:34 | Сообщение # 274
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Равена хотела остановить Имоен, чтобы она не вмешивалась, но сверкнула розоватая вспышка, и магические снаряды устремились к их пленителю. Ни один мускул на лице Айреникуса не дрогнул. Магия не возымела должного действия. Ошарашенная этим, непоседа отступила на шаг.
– Довольно! Я не собираюсь терпеть эти детские выходки!
Маг снова приготовился использовать заклинания. Равена понимала, что в этой схватке им не выстоять. Рвануть вперёд? Предупредить его атаку? Успеет ли она?
Окна нескольких порталов засветились вокруг них. Оттуда вышли люди в тёмных рясах с глубокими капюшонами.
– Это использование магии не санкционировано, – произнёс один из вышедших. – Виновные потерпят наказание…
Заклинание, предназначавшееся друзьям, впечаталось в говорившего. Каменная кора заключила его в свои объятья, она расширялась, проникая вглубь тела, покрывалась трещинами, и вот глыба, которая мгновение назад была человеком, рассыпалась на куски.
– Я никому не позволю прерывать меня! – разозлился Айреникус.
Пришедшие из порталов умирали так же быстро, как и Теневые Воры до них. Но на место одного тут же выходил другой.
– Ты не сможешь уничтожить всех нас! – выкрикнул один.
– Нас слишком много! – поддержал его другой.
– Хватит! Мне надоело это! – остановился Айреникус. – Я пойду с вами, но девушку ты также возьмёшь.
– Что? – испугалась Имоен. – Но я не сделала ничего дурного!
– Нелицензированное использование магии в Аскатле запрещено, – раздался голос прямо у неё за спиной. – Тебе придётся пойти с нами.
– Нет! Я не пойду! Помоги, Равена!
Полудроу рванулась к названой сестре, пальцы её коснулись руки Имоен, но поймали лишь воздух. Пришедшие исчезли. На руинах остались только четверо беглецов.
– Имоен! Нет! – упала на колени дочь Баала, впечатав кулаки в шершавый камень.
– Убийца Дайнахейр ушёл от нас и прихватил с собой Имоен! Непростительно! Мы должны сейчас же отправиться в погоню, найти его.
– Не дури, Минск. Мы не знаем, где они сейчас, и с какой силой мы можем столкнуться, – образумила следопыта Джахейра. – Нам нужна информация и помощь. А пока что стоит убраться отсюда. Зеваки уже начинают собираться.
Из сгущающейся толпы донеслось до них: «Смотрите: дроу!»
– Леди Джахейра права, – Йошимо помог Равене встать. – Нужно уходить, скоро тут будет стража. Здесь недалеко есть пара гостиниц, там можно отдохнуть и подготовиться к поискам. Идёмте.
Ассасин, увлекая за собой полудроу, сорвал выцветшую ткань с какой-то разрушенной взрывом палатки и набросил её на девушку, чтобы скрыть её облик. Спешно они направились к другому краю обширной площади, которая походила на гигантский амфитеатр. Променад Вокин – так называлось то место, куда они попали из подземелья Айреникуса. Торговый центр Аскатлы – города монет и столицы Амна. Палатки и магазины самых разнообразных купцов заполняли собой почти всё пространство. Сейчас призывы продавцов смолкли из-за сражения с магом, но вскоре снова возобновятся. Почти в самом центре Променада возвышался пёстрый купол приезжего цирка. Равена не замечала всего, что окружало её. Она безропотно следовала за Йошимо и перед глазами видела лишь одну картину: исчезающую в портале Имоен, протянутую руку своей названой сестры, до которой она не смогла дотянуться.
Гостиница, в которую они вошли, встретила их гомоном сидящих за столами людей. За барной стойкой хлопотала грузная румяная женщина.
– Добро пожаловать в «Приют семи печалей», – возвестила она. – Я – хозяйка этого места, Патриция. Чего вам угодно, гости дорогие?
– Две комнаты, горячую воду, чтобы помыться, и обед на четверых, – сообщил, улыбаясь, ассасин. – И, если можно, обед подайте в комнаты.
Патриция мельком осмотрела вошедших, остановив взгляд на фигуре Равены, закутанной в непонятное тряпьё, лишь на мгновение, и кивнула. Худенькая служанка отвела гостей наверх, показала комнаты, коротко присела в знак почтительности и убежала вниз.
– Спасибо тебе за помощь, Йошимо, – сказала Джахейра. – Но я не уверенна, что у нас хватит денег на всё это.
– Ну, я кое-что вынес из подземелья, – подмигнул ассасин. – Не сомневаюсь, и вы тоже. Если всё-таки решитесь довериться мне, я смогу продать это всё по хорошей цене. Вырученных денег наверняка хватит и останется.
Друид молча кивнула и увела за собой в комнату Равену.
Нет ничего лучше, чем смыть с себя усталость и тревоги чистой тёплой водой. Однако ванна не забрала на этот раз боль, не облегчила душевные терзания друзей. С поникшими головами полуэльфийки сидели на кровати. Джахейра помогала Равене расчесать спутанные волосы.
– Это всё из-за меня, – тихо проговорила воительница.
– Равена, не начинай!
– Но это так. Айреникусу нужна была моя сущность Баала. Из-за неё мы оказались в плену. Из-за неё погибли Халид и Дайнахейр.
– Если слова Имоен верны, то Халид уже был мёртв. Возможно, его убили во время захвата. Он погиб, защищая нас. Смерть в бою – честь для воина.
Равена не оборачивалась, но могла представить себе лицо подруги. Она не знала, кого успокаивала друид: её или себя саму.
– Не стоит думать сейчас о мёртвых. Они в лучшем мире, чем мы. Мы припомним их имена Айреникусу, когда придёт час сразиться с ним и отомстить за прерванные жизни.
– Да, ты как всегда, права, – не споря, согласилась девушка. – А тебя не настораживает тот факт, что Айреникус так легко согласился уйти с этими людьми в балахонах? Может, он знал, куда их заберут, и теперь, когда у него в руках Имоен, он ждёт там меня и уверен, что я приду за ней. Тогда он сможет завершить то, что начал в своём подземелье.
– Хм. Твои слова не лишены смысла. Он на самом деле знает, насколько тебе дорога Имоен. С его мощью можно вырваться из любого заточения. Напали на него Волшебники в Рясах, если я не ошибаюсь. Это мощная организация, которая контролирует всю магию в Аскатле. Нужно узнать побольше о них, о местах, где они держат магических преступников. Так мы выйдем на след Айреникуса и Имоен, – Джахейра развернула полудроу к себе лицом. – Я обещаю тебе, Равена, мы найдём твою названую сестру. Я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы её не постигла участь Халида и Дайнахейр.
Равена заметила в уголках глаз друида сдерживаемые слёзы и не смогла сдержать их сама. Она уткнулась в плечо подруге и горько расплакалась.
В дверь постучали. На пороге стояла улыбающаяся служанка с подносом еды. Она скользнула взглядом по комнате, и улыбка сползла с её лица. Она увидела Равену. Как и многих других жителей Фаэруна светло-эбеновая кожа и серебристые волосы привели девушку в ужас. Она отдала поднос Джахейре и умчалась прочь.
– Ничего хорошего это не сулит, – вздохнула полуэльфийка.
– Похоже, моя внешность приносит нам проблем ничуть не меньше, чем моя внутренняя сущность, – усмехнулась Равена.
Вскоре в комнату к подругам наведался отдохнувший Йошимо. Его волосы теперь были частично собраны, частично свободно лежали на плечах. О щетине напоминали лишь тонкие усики, бородка да бакенбарды, тянущиеся от висков к подбородку. Полудроу только теперь заметила, что переносицу ассасина пересекал старый шрам.
Равена отдала ему доспех, снятый с Илича, палочки-жезлы, которые отдала ей на хранение Имоен, несколько драгоценных камней и пару магических свитков. Всё остальное, что нашла непоседа, исчезло вместе с ней. Полудроу не знала почему, но она доверяла этому ассасину и была уверенна, что он вернётся. И Йошимо оправдал доверие. Он принёс необходимые на первое время вещи: чистую одежду, крепкие сапоги, плащ с глубоким капюшоном и другие мелочи. Также он сообщил, что нашёл палатку с недорогими доспехами, но не решился брать их без примерки. Хотя глаз у их товарища по несчастью был намётанный, одежда и обувь сидела, словно сшитая по заказу.
– И что теперь, Йошимо? Куда ты направишься? – поинтересовалась Равена, разглаживая коричневую плотную ткань плаща.
– Ну, я думал остаться с вами, если вы не возражаете. Помощь такого человека, как я, вам наверняка потребуется.
– И какой тебе в этом резон? – подняла русую бровь Джахейра. – Неужто и ты хочешь поквитаться за что-то с Айреникусом?
– Нет, нет, – рассмеялся ассасин. – Убежал, остался жив, и хвала богам! Просто с вами мне будет безопасней.
– Безопасней? – удивилась Равена.
– Я – вольный ассасин, а вольных в Аскатле не любят. Теневые Воры не жалуют конкурентов.
– Понятно. Тогда добро пожаловать! Я рада, что ты остаёшься.
В дверь снова кто-то постучал. Джахейра открыла. В комнату вошла Патриция.
– Так это правда, – сказала она, разглядывая Равену. – Я сперва подумала, что девчонка напутала чего. Ан нет! Я, конечно, не из тех хозяев, что выгоняют гостей на улицу, на ночь глядя, но утром попрошу всё же удалиться. Сами понимаете: узнают, что у меня тут дроу, и всё – конец репутации.
– Не волнуйтесь, – ответила за всех воительница. – Мы не доставим Вам хлопот. Спасибо, что разрешили переночевать.
Патриция вышла с несколько удивлённым лицом. Видно, она не ожидала, что ситуация разрешится настолько легко.
– И чего теперь делать? – вздохнула полудроу. – Не сомневаюсь, такая же история нас ожидает и в других гостиницах города. Если не хуже.
– Есть одно местечко, где на твою внешность мало кто обратит внимание, – пригладил усы Йошимо. – А если и обратит, их можно урезонить, не боясь за подрыв репутации заведения.
– Потому что репутация и так ниже некуда? Я так понимаю, ты о «Медной Короне» сейчас говоришь?
– Леди Джахейра, Вы знаете про неё?
– Кто же её не знает! В самом центре трущобного района располагается место, наполненное начинающими искателями приключений, неудачниками, наёмниками и прочим сбродом. Но там есть возможность добыть информацию.
– Тогда это местечко как раз для нас, – усмехнулась Равена.
 
maria68Дата: Среда, 01.03.2017, 10:30 | Сообщение # 275
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Патриция не только не выгнала их в ночь, но и с утра не отпустила на пустой желудок. После сытного завтрака, поблагодарив хозяйку за гостеприимство, четверо искателей приключений снова оказались на Променаде Вокин. Теперь Равена могла оценить обширность площади. Голоса зазывал слились в один сплошной гул вместе с голосами торгующихся покупателей и судачащих праздных жителей. Невдалеке рабочие начали разбирать завал, оставленный их вчерашним побегом. Амфитеатр Променада был овальным, на самом верху его украшали башенки с золотистыми куполами. Одна такая башенка вчера была уничтожена. На каждой стороне света зиял широкий арочный проход.
Йошимо указал на небольшую палатку недалеко от циркового шатра. Ту самую, с дешёвыми доспехами, о которой он говорил вчера. Качество доспехов не превышало среднего, но и цена была соответствующей. Два пластинчатых доспеха для Равены и Минска, кольчуга для Джахейры, нашлись и ножны воительнице, и хороший щит следопыту. Палатку друзья покинули почти без денег. С горем пополам хватило бы на дешёвую гостиницу и скудную трапезу.
Совсем недалеко от цирка, среди выставленных на обзор изобретений сидел маленький мальчик и горько рыдал.
– В чём дело, парень? – подошёл к нему рашеманец. – Кто тебя обидел? Минск и Бу накажут его!
– Никто меня не обидел. Моя мама не выходит из шатра. Мы вчера пошли в цирк. Там был такой смешной гном. Все смеялись над ним, и вдруг всё началось меняться, и люди тоже. Мама сказал бежать к выходу. Я побежал, а она так и не вышла. И никто больше не вышел.
Мальчик снова заплакал.
– Не переживай, малыш, – подсела к нему на корточках Равена. – Мы сейчас пойдём туда и найдём твою маму. А ты вытри слёзы, будь сильным. Ты же мужчина!
– Вы – искатели приключений? Вы правда найдёте её? – повеселел мальчуган.
– Жди здесь.
Полудроу потрепала его по волосам и направилась к разноцветному куполу.
– В шатёр нельзя! – остановил друзей стражник, стоящий у входа.
– Мы хотим узнать, что там произошло, – буркнула из-под капюшона Равена.
– Нет! Там опасно!
– Мы разве похожи на тех, кто боится опасности?
– Ну, если вы так хотите, то ступайте. Но учтите: я вас предупредил!
Девушка шагнула за полотняную ширму, услышав позади себя не одобряющий вздох Джахейры. В лицо подул прохладный ветер. Они стояли на ажурном мосту. Внизу плескалась вода, укрытая туманом, и медленно плыла изящная лодка без вёсел и лодочника. Мост вёл к огромному куполу из цветного стекла. Таким же стеклом был вымощен и сам путь. Искатели приключений робко переставляли ноги по прозрачной основе. Казалось, топни посильнее и полетишь вниз. Вся эта красота никак не могла уместиться в шатре цирка. Вывод был один: здесь поработал искусный иллюзионист.
Весь путь они проделали едва дыша и расслабились лишь, когда ступили под резную арку купола. Пол внутри был не прозрачный, но так же красиво выложен мозаикой. Посередине круглой комнаты у фонтана стоял огромный огр. Друзья приготовились к битве.
– Нет! Не надо! – вдруг вскрикнул монстр нежным женским голосом. – Уходите! Лучше уходите отсюда!
– Не могу понять, что тут иллюзия. Твой голос или твой облик? – спросила Равена, подходя ближе, но не опуская меч.
– Мой облик. Я… Меня зовут Аэри. Я – авариэль, крылатый эльф. Калах превратил меня в это чудовище. Чтобы избавиться от иллюзии, нужно снять цепи с помощью ключа.
– Цепей я не вижу.
– Они тоже иллюзорные. Здесь всё не так, как видится. Уходите!
– Мы пришли сюда в поисках мамы маленького мальчика. Мы не можем уйти отсюда просто так! – возмутился Минск.
– Джиран? С ним всё в порядке?
Команда обернулась на голос. К ним подполз гигантский паук.
– Тот мальчик был в синей рубашке? У него каштановые волосы и ссадина на лбу? – голос паука задрожал от волнения.
– В-верно… Ты и есть мама этого мальчика? – догадалась полудроу.
– Да. После того, как он выбежал, выход стал невозможным. Никто не покинет этого места.
– А-а-а! Я не могу больше сдерживаться! – вскричал огр.
– Ладно. Разберёмся сначала с тобой. Поищем этот ключ. Только вот где его искать, – вздохнула Равена.
– Он в этой комнате, я чувствую его.
Из теней у дальней стены вышли крестьяне. Мужчина и женщина.
– Странно, что они не превратились ни в кого, – заметила Джахейра.
– Извините, а вы не видели случайно тут ключ, – полудроу чувствовала себя наиглупейшим образом.
Крестьяне молча направлялись в сторону друзей. Походка их была странной, лица глупыми. Внезапно женщина хрюкнула, рванула вперёд, но тут же получила стрелу в лоб от Йошимо. На пол упал мёртвый орк. Мужчина принял истинное обличье, но не сделал и пары шагов, как упал обезглавленный Равеной. Полудроу сняла у него с пояса красивый короткий меч. Он явно не предназначался для боя.
– Это он! Этот меч и есть ключ от моих цепей! – закричал огр. – Дай его скорее мне!
Огромная лапища схватила клинок, и он исчез вместе с призрачными цепями. Огр уменьшился в размерах. Пред искателями приключений предстала измождённая эльфийка.
– Кто же поднял руку на такую красоту! – возмутился Йошимо.
Аэри была худенькая, хрупкая. По-детски милое личико, украшенное странными татуировками, обрамляли золотистые волосы. Огромные голубые глаза лучились добротой и наивностью.
– Спасибо, – почти пропела эльфийка. – Но Калах всё ещё там, и у него мой дядя Квейли! Пойдёмте, я помогу вам!
– Нет, нет, – схватила её за руку полудроу. – У тебя едва хватает сил стоять на ногах. Мы сами всё сделаем.
– Х-хорошо… Но запомните: там всё иллюзорно. Иллюзии не могут причинить вам вреда, пока вы не верите в них.
– Я запомню. Отдыхай.
Следующая комната, такая же круглая, была богато обставлена. Словно друзья попали в палаты калимшанского шейха. Изо всех углов на них кинулись тени, скаля чёрные острые зубы, прожигая светящимися красными глазами. «Пока не верите в них, иллюзии не причинят вреда», – повторила Равена слова Аэри. Большая тень была уже рядом, когтистая лапа поднялась для удара. Полудроу не шевельнулась. Чёрная лапа прошла сквозь её тело, не оставив ни царапины.
– Не обращайте на них внимания. Идёмте дальше.
– Всё равно жутковато, – пробормотал Йошимо, оглядываясь на взбесившиеся от бессилия тени.
Подъём по резной лестнице, и они оказались в маленькой, затемнённой и почти пустой комнате. В ней стояло лишь богатое кресло с высокой спинкой. Рядом возвышался огр-маг, а у его ног растеклась клякса зелёной жижи.
– Ах, так вы смогли дойти до меня, – пробасил огр. – Я – Калах, и вы умрёте здесь. Придите ко мне, тени!
Из каждого темного пятна на полу потянулись к ним слуги Калаха. Равена снова решила не обращать на них внимания и напала на огра. Похоже, тот был слишком самоуверен, потому что не позаботился о магической защите. Первый же удар прервал читаемое заклинание. Полудроу отпрыгнула в сторону, чтобы не попасть под удар кулака, но наступила в жижу и поскользнулась.
– Ох, ты! Прости, дитя! – булькнула клякса. – Не сильно ушиблась? Я Квейли…
Дядя Аэри хотел сказать что-то ещё, но тут булава рашеманца прервала жизнь огра. И всё вокруг начало меняться. Стены, пол и потолок деформировались, исчезали тени, съёживалось тело Калаха. Наконец, друзья стояли посередине циркового шатра, а у их ног лежало бездыханное тело гнома. Того самого, который так позабавил маленького мальчика.
– Ах, спасибо вам, спасибо, – подбежала к ним женщина. – Как же приятно снова иметь руку и ноги. Я сейчас же найду Джирана и расскажу ему о вашем подвиге. Он так любит истории! Спасибо!
– Дядя Квейли! Ты живой! – услышала полудроу за спиной.
– Аэри! Милая! С тобой всё в порядке?
Спасённая ими эльфийка обнимала почтенного гнома с длинной седой бородой в пенсне и шляпе.
– Спасибо вам, смелые друзья. Позвольте представиться теперь по-настоящему. Меня зовут Квейли, и я в долгу у вас за спасение цирка. И особенно за спасение Аэри. Милое дитя, – обратился он непосредственно к Равене. – Не могла бы ты снять капюшон, чтобы я увидел лицо, которое спасло меня?
– Поверьте, там не то лицо, которое Вы хотели бы увидеть.
– И всё же я настаиваю.
Равена вздохнула, присела на одно колено и немного сдвинула капюшон. Увидев светло-эбеновую кожу, Аэри испуганно охнула.
– Хм, – хитро прищурился Квейли. Уже слышал о подобной смелой девушке. Говорят, она стала героиней Врат Бальдура. Ты не знакома с ней?
– Мы дальние родственники, – криво улыбнулась полудроу.
– Вот как. Хе-хе. А это у вас такая родовая отметка? – намекнул он на шрамы.
– Что-то вроде того.
– Хе-хе-хе. Честь для меня познакомиться.
Квейли поклонился, сняв шляпу, и седая борода подмела пол. Ответив на поклон, команда развернулась к выходу. У самой ширмы их догнала Аэри.
– Заходите в гости, если захотите. И если вам нужен будет лекарь, я могу помочь.
– Спасибо. Будем иметь в виду.
Стражник у шатра поблагодарил за проделанную работу и радостный, что наконец-то проблема решена, направился в казарму. Совсем недалеко Джиран плакал от радости в объятьях своей мамы. Друзья, улыбаясь, переглянулись и направились к арочному выходу

Трущобы обдали их запахом помоев, нищеты, дешёвой выпивки. Домики-хибары гнездились друг на друге словно клети в птичнике. В центре место занимало большое здание. На двух столбах рядом с ним на ржавых цепях раскачивалась вывеска с выцветшими красками. «Медная Корона». На плоской крыше громоздились ящики, бочки, какой-то мусор, ещё какие-то строения, и полотняные навесы, под которыми ночевали бездомные.
– Миленько тут, – хмыкнула Равена.
– Ку! Милее, чем тебе кажется, – долетел голос из тёмного закутка.
Оттуда вышел мужчина в капюшоне. Доспех из тёмной, почти чёрной кожи навевал воспоминания о Теневых Ворах. Равена почувствовала спиной, как сделал шаг назад Йошимо.
– Я ожидал тут тебя, – сказал незнакомец, заглядывая в темноту под капюшоном полудроу. – Знал, что ты рано или поздно сюда явишься. Потому что больше ты нигде не приживёшься, полукровка.
– Чего тебе надо?
– Ку! Сразу к делу? Здорово! Короче, есть у меня информация об одной рыжеволосой девчонке, которую вчера Волшебники в Рясах повязали в Променаде Вокин.
– Имоен?
– Да, малышка Имоен. Если хочешь подробностей, следуй за мной.
Незнакомец двинулся вглубь трущоб. Друзья постояли ещё мгновение, словно решаясь на первый шаг, и последовали за ним. Мужчина вошёл в обшарпанный двухэтажный дом. Один из немногих, которые были сложены из кирпича. Штукатурка местами обсыпалась, на стенах красовались потёки и грязные пятна. Дом этот стоял рядом со странным сооружением в виде носа корабля. Был ли это памятник какому-нибудь незадачливому моряку или чей-то вычурный дом? Искатели приключений вошли за незнакомцем.
– Ку! Вот и ты. Немного отстала? Да? Начну по порядку, – не дал и слова никому сказать мужчина. – Зовут меня Гейлан Бейл. И я представляю особу, которая может помочь тебе в деле с этими Рясниками и Имоен. Но за любую помощь нужно платить…
– Кто бы сомневался, – буркнула Равена. – Проследить за организацией, в руках которой вся магия города, дело не простое. Не сомневаюсь, что сумма будет кругленькой.
– Ах, как приятно иметь дело с понимающими людьми, – усмехнулся Гейлан. – За помощь вы должны заплатить двадцать тысяч монет.
Полудроу невольно присвистнула.
– Вы думаете, что нам по карману такая помощь? – гневно заметила Джахейра. – Мы похожи на тех, кто может выложить двадцать тысяч?
– Эй! Я же не требую плату прямо сейчас! Это долгосрочное предложение. Найти деньги в Городе Денег не проблема. Вы же искатели приключений. Я слышал в «Медной Короне» кто-то расспрашивал вчера о наёмниках. Как соберёте сумму, приходите ко мне, и мы продолжим разговор.
Какое-то время четвёрка шла по улице молча. Начинал накрапывать дождь. Около самой двери «Медной Короны» Йошимо схватил Равену за локоть.
– Ты действительно примешь их помощь? Ты же поняла, что это за «особа»?
– Если не будет другой возможности, я приму их помощь. В одном Гейлан наверняка прав – нам нужны деньги. А пока будем искать их, кто знает, что может случиться.
И она толкнула дверь таверны. Звякнул медный дверной колокольчик, и гомон общего зала поглотил искателей приключений.
В затенённом уголке шевельнулась фигура. Худенькая девушка в тунике с капюшоном цвета ночного неба вышла из трущоб и направилась вглубь города. Туда, где белели, возносясь ввысь, памятные стелы, склепы и фамильные усыпальницы хранили тела давно умерших аристократов, а могильные камни подёрнулись влагой и мхом.
– Они связались с ней, госпожа.
– Прелестно. Будем ждать подходящего момента. Не сомневаюсь, мы скоро увидимся, отродье Баала.

(вторую главу ожидайте в конце марта)


Сообщение отредактировал maria68 - Среда, 01.03.2017, 10:39
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Трещёва Мария (Фэнтази, фантастика, сказки...)
Поиск: