Меню

Поиск


Джером Клапка Джером - английский писатель-юморист - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Футуризм (XX в) » Джером Клапка Джером - английский писатель-юморист
Джером Клапка Джером - английский писатель-юморист
Nikolay Дата: Пятница, 25 Мар 2011, 16:10 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248

ДЖЕРОМ КЛАПКА ДЖЕРОМ
(2 мая 1859 — 14 июня 1927)

- известный английский прозаик, драматург и писатель – юморист; постоянный сотрудник сатирического журнала «Панч», редактировал с 1892 — 1897 годы журналы «Лентяй» и «Сегодня». Высшее его достижение как романиста – романы «Досужие мысли досужего человека» и «Трое в одной лодке», в драматургии - пьеса «Жилец с четвертого этажа».

Джером был четвёртым ребенком в семье Джерома Клэпа, который позднее сменил имя на Джером Клэп Джером. Отец Джерома был торговцем скобяными изделиями, а также проповедником без духовного сана. Помимо Джерома в семье было ещё трое детей: дочери Паулина и Бландина и сын Милтон, умерший в младенчестве. Джером, как и его отец, был зарегистрирован по имени Джером Клэп Джером. Второе имя, Клапка, появилось позднее (в честь венгерского эмигранта генерала Дьёрдя Клапки). Семья Джеромов обеднела после неудачных инвестиций в местную горнодобывающую промышленность. Частые визиты кредиторов в дом Джеромов были позднее ярко описаны им в автобиографической книге «Моя жизнь и эпоха».

Юный Джером хотел стать политиком или литератором, но смерть его родителей в 1872 году (Джерому тогда только исполнилось 13 лет), заставила его прервать обучение и искать работу. Он нанялся в «Лондонскую и Северо Западную Железнодорожную Компанию», где проработал четыре года, собирая уголь, валявшийся вдоль железнодорожных путей.

В 1877 году, под влиянием своей сестры Бландины, увлеченной театром, Джером решает попытать себя в актерском ремесле под сценическим псевдонимом Гарольд Кричтон. Он поступил в театральную труппу, пытавшуюся ставить низкобюджетные пьесы; часто постановки осуществлялись за счет самих актеров, которые самостоятельно оплачивали пошив сценических костюмов и изготовление реквизита. Позднее Джером с юмором описывал эти времена и свое полное безденежье в новелле «На сцене и за сценой». Через три года безуспешных попыток пробиться, 21-летний Джером решает оставить актерскую профессию и поискать новое занятие. Он пробовал быть журналистом, писал эссе, сатирические рассказы, но в публикации большинства из них ему было отказано. В последующие несколько лет он был учителем, упаковщиком, секретарем адвоката. И, наконец, в 1885 году к нему пришел успех после публикации юмористической новеллы «На сцене и за сценой», которая «открыла двери» для последующих пьес и эссе Джерома. «Праздные мысли лентяя», сборник юмористических эссе, был опубликован в 1886. 21 июня 1888 года Джером женился на Джорджине Элизабет Генриетте Стенли Мэрисс, также известной как Этти. Свадьбу сыграли всего через 9 дней после развода Этти с её первым мужем. От первого брака у неё была пятилетняя дочка по прозвищу Элси (настоящее имя девочки тоже было Джорджина). Медовый месяц пара провела на Темзе, на небольшой лодке, что, как считается, в значительной степени повлияло на создание последующего и наиболее важного произведения Джерома — повести «Трое в лодке, не считая собаки».

Джером принялся за создание повести сразу после возвращения пары с медового месяца. Прототипами персонажей стали друзья Джерома Джордж Уингрэйв (Джордж) и Карл Хеншель (Гаррис). В новелле описана череда комичных ситуаций, в которые попадают друзья, а все события тесно переплетены с историей Темзы и её окрестностей. Книга была напечатана в 1889 году, имела оглушительный успех, и переиздается до сих пор. Популярность книги была настолько велика, что количество зарегистрированных на Темзе лодок возросло на пятьдесят процентов в последующий после публикации год, что в свою очередь сделало Темзу достопримечательностью для туристов. За первые двадцать лет было продано более миллиона экземпляров книги по всему миру. Также, книга легла в основу многочисленных кино- и телефильмов, радиопостановок, пьес, по её мотивам даже поставлен мюзикл.

Финансовое благополучие, принесённое книгой, позволило Джерому целиком посвятить себя творчеству. Он создал несколько пьес, эссе и новелл, но повторить успех «Трое в лодке, не считая собаки» так и не смог. В 1892 году Роберт Барр пригласил Джерома в журнал «Лентяй» (англ. Idler) на должность редактора (Джером сменил на этом посту Р. Киплинга). Журнал представлял собой иллюстрированное сатирическое ежемесячное издание для мужчин. В журнале печатались общедоступные к пониманию юмористические рассказы и пьесы, стихи и путевые заметки, книжные обозрения и интервью. В 1893 году он основал журнал «Сегодня», но был вынужден оставить оба издания из-за финансовых трудностей и иска по делу о клевете.

В 1898 году короткая поездка по Германии вдохновила Джерома на написание романа «Трое на четырёх колёсах», продолжения «Трое в лодке, не считая собаки». В новом романе Джером отправляет тех же геров в заграничное велотурне. Книга имела успех, хотя и не такой громкий, как предыдущая. В 1902 году Джером публикует роман «Школьные годы Поля Келвера», который признаётся многими, как автобиографический. Написанная в 1908 году, пьеса «The Passing of the third Floor Back» показала нового Джерома, более грустного и религиозного. Пьеса имела большой успех на английской сцене, но получила неодобрительные рецензии критиков. В частности, по мнению Макса Бирбома новая пьеса Джерома «отвратительно глупа» и словно написана «писателем десятого сорта».

В 1899 году Джером К. Джером посетил Россию; свои впечатления описал в статье «Русские, какими я их знаю» (в 1906 году издана на русском языке под названием «Люди будущего»).

В начале первой мировой войны Джером попытался уйти добровольцем на фронт, но в силу возраста (Джерому было 56) в Британской армии ему отказали. Страстно желая служить хоть в каком-нибудь качестве, Джером устроился водителем скорой помощи во французскую армию. Считается, что военный опыт, а также смерть в 1921 году его падчерицы Элси, угнетающе подействовали на состояние Джерома.

В 1926 году Джером издает свои мемуары «Моя жизнь и эпоха». Вскоре после этого его наградили званием «Почётный житель города Уолсолл». В течение последних лет своей жизни большую часть времени Джером провел в своем загородном доме в Эвилме недалеко от Уоллингфорда.

В июне 1927 года по пути из Девона в Лондон у Джерома случился инсульт. Его положили в больницу Northampton General Hospital, где 14 июня 1927 года он скончался.

Джером К. Джером похоронен в Церкви Св. Марии в Эвилме, Оксфордшир. Рядом с ним похоронены Этти, Элси и его сестра Бландина. В городе Уолсолл открыт дом-музей Джерома, экспозиция которого посвящена жизни и творчеству писателя.

Книги Джерома переведены на многие языки мира. Русские переводы Джерома появляются уже в 1890-х годах. Позже изданы и переизданы следующее: Энтони Джон, Роман, изд. «Прибой», 1926; Скряга из Саардама, Рассказы; Человек, который не верил в счастье, Рассказы (оба в изд. Гиза, 1927); Трое в одной лодке, с предисловием В. Узина, изд. «Мол. гвардия», 1927 и другие.
(По материалам Википедии)
***

АФОРИЗМЫ

Бедность не порок. Будь она пороком, ее не стыдились бы.
***

Все переходят в лучший мир после того, как получат в этом все, что только сумеют.
***

Если есть тщеславие у павлина, то есть также тщеславие и у орла.
***

Музыка жизни умолкнет, если оборвать струны воспоминаний.
***

Мы пьем за здоровье друг друга и портим собственное здоровье.
***

Мы делаем вид, что всякая женщина порядочна, что всякий мужчина честен - до тех пор, пока они не вынуждают нас, вопреки нашему желанию, обратить внимание на то, что это не так.
***

Мы дорого платим за недостаток искренности.
***

Насладиться ленью по-настоящему может лишь тот, у кого есть куча совершенно неотложных дел.
***

Он охотно берет самое тяжелое бремя и безропотно взваливает его на чужие плечи.
***

Руки доброй женщины, обвившиеся вокруг шеи мужчины, - это спасательный круг, брошенный ему судьбой с неба.
***

Русский человек - одно из самых очаровательных существ земного шара.
***

С каждой новой минутой начинается для нас новая жизнь.
***

Сознание, что неискренность - это плащ, в который мы все кутаемся, сводит похвалы к пустым фразам.
***

У Природы - своя валюта, и она требует уплаты по своим законам. В ее лавке расплачиваться должны вы сами.
***

Честность - лучшая политика, если, конечно, вам не дарован талант убедительно лгать.
***

Чем выше стоит человек на общественной лестнице, тем шире должен быть у него пьедестал притворства.
***

Большинство из нас похожи на того петуха, который воображал, что солнце встает каждое утро единственно для того, чтобы послушать, как он поёт.
***

Если есть тщеславие у павлина, то есть также тщеславие и у орла.
***

Когда яркое пламя любви перестает мерцать, веселее горит огонёк привязанности; его-то легко поддерживать изо дня в день и даже усиливать по мере того, как приближается холодная смерть.
***

Память подобна населённому нечистой силой дому, в стенах которого постоянно раздаётся эхо от невидимых шагов. В разбитых окнах мелькают тени умерших, а рядом с ними — печальные призраки нашего былого «я».
***

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНИ

Родился 2 мая 1859г. в Уолсолле (графство Стаффордшир).

1873 – начинает самостоятельно зарабатывать на жизнь, побывав конторским служащим, школьным учителем и актёром. Первые произведения связаны с театром.

1885 – эссе «На сцене и за кулисами. Краткий путь неудачливого актёра» (On the Stage and off. The Brief Career of a Would-be actor).

1889 – рассказ «Досужие мысли досужего человека» (Idle Thoughts of an Idle Fellow) и роман «Трое в одной лодке (не считая собаки)» (Three Men in a Boat (to Say Nothing of a Dog), в котором ярче всего проявилось умение Джерома создавать бесчисленные комические ситуации.

1891 – юмористический «Дневник одного паломничества и шесть эскизов» (Diary of a Pilgrimage and Six Essays).

1892-1897 – Джером редактирует юмористический журнал «Idler» (Лентяй).

1893-1897 – редактирует юмористический журнал «Today» (Сегодня).

1893 – юмористический рассказ «Как мы писали роман» (Novel Notes).

1899 – посещает Россию, свои впечатления описывает в статье «Русские, какими я их знаю» (издана на русском языке под названием «Люди будущего», 1906).

1900 – продолжение повести «Трое в лодке» – «Трое на велосипеде».

1902 – роман «Поль Кельвер» (Paul Kelver).

1908 – самая известная пьеса Джерома – «Жилец с четвертого этажа» (The Passing of the Third Floor Back), в которой реализм сочетается с мистикой.

1923 – роман «Энтони Джон» (Anthony John).

14 июня 1927 – Джером умер в Нортгемптоне.
***

Прикрепления: 0621530.jpg(84.4 Kb) · 8406438.jpg(10.5 Kb) · 1874870.jpg(66.8 Kb) · 9361461.jpg(10.5 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Nikolay Дата: Пятница, 25 Мар 2011, 16:14 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248

Джером К. Джером в саду своего дома с фокстерьером Джимом

Джером Клапка Джером
Трое в лодке

Повесть «Трое в лодке...» - самое популярное произведение Джерома К. Джерома. Оно было впервые опубликовано в 1889 году и с тех пор почти ежегодно переиздается большими тиражами в Англии и Америке. В шутливом предисловии («Самореклама») к изданию 1909 года Джером говорит, что сам он не находит в своей книге достоинств, которые могли бы объяснить «столь необычный успех».

И далее он пишет: «Я печатал книги, казавшиеся мне гораздо умнее, и книги, казавшиеся мне гораздо смешнее. Однако читатели упорно предпочитают помнить меня как автора повести «Трое в лодке (не считая собаки)». Есть критики, которые объясняют успех этой книги в народе тем, что она вульгарна и совершенно лишена юмора; но сейчас уже начинаешь понимать, что это не ответ на загадку. Произведение, написанное в дурном стиле, может иметь непродолжительный успех среди ограниченного круга лиц, но оно не могло бы непрерывно расширять круг своих читателей на протяжении двадцати лет. Подумав это, я пришел к следующему заключению: какова бы ни была причина успеха книги, я имею право гордиться тем, что написал ее».

У Джером К. Джерома было двое друзей, с которыми он неоднократно путешествовал на лодке по Темзе и ездил на велосипедах через Европу в Шварцвальд. Звали этих друзей Карл Хенчель и Джордж Уингрейв.

С последним Джером познакомился, когда работал клерком в адвокатской конторе и квартировал в Лондоне близ Тоттнем-Корт-роуд. Джордж Уингрейв (выведенный в книге как Джордж) был банковским служащим (который «спит в каком-то банке от десяти до четырех каждый день, кроме субботы, когда его будят и выставляют оттуда в два») и снимал заднюю комнату того же самого дома. Домовладелица предложила им сэкономить и снимать комнату на двоих. Это совместное проживание длилось нексколько лет. Оба молодых человека оказались страстными театралами, и возникшую на этой почве дружбу они сохранили до конца своей жизни. Джордж так и сотался холостяком, дорос до управляющего Барклайс-Банка на Стрэнде и умер в возрасте 79 лет в марте 1941 года.

Второй прототип, Карл Хенчель, которого в своей книге Джером окрестил Уильямом Самьюэлем Гаррисом, родился в марте 1864 года в Лодзе, в Царстве Польском, и приехал в Англию со своими родителями в возрасте пяти лет. Его отец изобрел полутоновые фотографические печатные формы, которые совершили переворот в иллюстрировании книг и журналов, и в 14 лет Карл оставил школу, чтобы присоединиться к процветающему бизнесу своего отца. Только в 23 года он ушел от отца и стал сооснователем Клуба театралов, начав тем самым длинную и выдающуюся карьеру, которая заслужила некролога в «Таймс». Позднее Хенчель заявлял, что не пропустил почти ни одной лондонской премьеры с 1879 года. Именно на театральном поприще Джером и познакомился с ним. Умер Карл Хенчель в январе 1930 года, оставив жену и трех детей.


Прототипы героев Джерома: слева направо - Карл Хенчель (Гаррис), Джордж Уингрейв (Джордж) и Джером К. Джером (Джей).

Для четвертого члена экипажа, Монморанси, прототипа не существовала. Джером целиком выдумал его, наделив, как он признавался, некоторыми своими чертами. Друзья-собачники сказали ему, что Монморанси в его изображении был вполне реален. Возможно, фокстерьер Джим, живший у Джерома в более поздние годы, был обязан своим появлением в семье Джеромов именно псу по кличке Монморанси. Однако кое-что по сравнению с прототипами Джером в своих персонажах изменил. Так, читатели были уверены в том, что Гаррис любит выпить: имелся эпизод битвы с лебедями в Шиплейке и упоминание о совсем небольшом количестве таких трактиров, в которые Гаррис ни разу не заходил. Фактически же Хенчель/Гаррис был единственным трезвенником из них троих. Использовал Джером и вычитанные в местных газетах истории: например, мелодраматическая история утопленницы в Горинге (глава 16) была основана на трагическом самоубийстве в июле 1887 года хористки лондонского мюзик-холла «Гейети» по имени Алисия Дуглас.


Слева направо: Ольга Хенчель, Джером, Карл Хенчель (Гаррис), неизвестная дама, Джордж Уингрейв и Эффи Джером, жена Джерома К. Джерома.

Поводом к написанию книги послужило свадебное путешествие Джорома по Темзе. Его женой стала Джорджина Элизабет Генриетта Стенли Маррис, дочь испанского солдата, бывшая замужем за неким мистером Маррисом к моменту их встречи с Джеромом К. Джеромом и имевшая от мужа пятилетнюю дочь, тоже Джорджину, которую в семье называли Элси. Джорджина подала на развод, который был завершен 12 июня 1888 года. Спустя девять дней, 21 июня, Джером и Джорджина обвенчались, им обоим было по 29 лет, и избрали Темзу для своего медового месяца. В то время прогулки на гребных лодках по Темзе стали повальным увлечением, в год свадьбы Джерома на реке было зарегестрировано 8 000 лодок, а в следующем году их количество выросло до 12 тысяч. Вернувшись, Джером предложил Ф.У. Робинзону, редактору ежемесячника «Домашние перезвоны», который два года назад напечатал его «Праздные мысли праздного человека», свой новый проект: «История Темзы».

«Сперва я не собирался написать забавную книгу», - признавался Джером в своих мемуарах. Книга должна была стать путеводителем по Темзе, описывающим ее ландшафта и историю. Для разнообразия Джером предполагал перемежать эти серьезные описания с юмористическими отрывками. «Так или иначе этого не произошло. Казалось, все было лишь сплошным юмористическим добавлением. С мрачной решимостью я преуспел ... в написании дюжины или около того исторических кусков и вставил их по одному в каждую главу». Робинзон тотчас выбросил большинство из них и настоял, чтобы Джером придумал лучшее название. Так появились «Трое в лодке».

Первый фрагмент «Троих в лодке» вышел в августовском выпуске 1888 года, последний - в июне следующего года. Тем временем, Джером сговорился с бристольским издателем Дж. У. Арроусмитом, который опубликовал все в форме книги тем же летом. Годы спустя Арроусмит, комментируя размер авторского гонорара, выплаченного им Джерому, признавал, что он так и не смог узнать, куда делось аткое количество экземпляров «Троих в лодке». «Я часто думаю, - сказал он, - что публика должна была есть их».
(По материалам сайта - http://svetozarchernov.livejournal.com/14606.html)
***

Прикрепления: 3179108.jpg(30.6 Kb) · 3700988.jpg(46.3 Kb) · 4316379.jpg(28.3 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Nikolay Дата: Суббота, 10 Сен 2011, 08:54 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
***
Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно; а потом, от нечего делать, начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что эта болезнь гнездится во мне.

Несколько минут я сидел, как громом пораженный; потом, с безразличием отчаяния, принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел о ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; туг я заинтересовался этим медицинским феноменом и решил разобраться в нем досконально. Я начал прямо по алфавиту. Прочитал об анемии и убедился, что она у меня есть, и что обострение должно наступить недели через две. Брайтовой болезнью, как я с облегчением установил, я страдал лишь в легкой форме, и будь у меня она одна, я мог бы надеяться прожить е ще несколько лет. Воспаление легких оказалось у меня с серьезными осложнениями, а грудная жаба была, судя по всему, врожденной. Так я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.

Вначале я даже обиделся; в этом было что-то оскорбительное. С чего это вдруг у меня нет родильной горячки? С чего это вдруг я ею обойден? Однако спустя несколько минут, моя ненасытность была побеждена более достойными чувствами. Я стал утешать себя, что у меня есть все другие болезни, какие только знает медицина, устыдился своего эгоизма и решил обойтись без родильной горячки. Зато тифозная горячка совсем меня скрутила, и я этим удовлетворился, тем более что ящуром я страдал, очевидно, с детства. Ящуром книга заканчивалась, и я решил, что больше мне уж ничто не угрожает.

Я задумался. Я думал о том, какой интересный клинический случай я представляю собой, какой находкой я был бы для медицинского факультета. Студентам незачем было бы практиковаться в клиниках и участвовать во врачебных обходах, если бы у них был я. Я сам целая клиника. Им нужно только совершить обход вокруг меня и сразу же отправляться за дипломами.

Тут мне стало любопытно, сколько я еще протяну. Я решил устроить себе врачебный осмотр. Я пощупал свой пульс. Сначала никакого пульса не было. Вдруг он появился. Я вынул часы и стал считать. Вышло сто сорок семь ударов в минуту. Я стал искать у себя сердце. Я его не нашел. Оно перестало биться. Поразмыслив, я пришел к заключению, что оно все-таки находится на своем месте и, видимо, бьется, только мне его не отыскать. Я постукал себя спереди, начиная от того места, которое я называю талией, до шеи, потом прошелся по обоим бокам с заходом на спину. Я не нашел ничего особенного. Я попробовал осмотреть свой язык. Я высунул язык как можно дальше и стал разглядывать его одним глазом, зажмурив другой. Мне удалось увидеть только самый кончик, и я пре успел лишь в одном: утвердился в мысли, что у меня скарлатина.

Я вступил в этот читальный зал счастливым, здоровым человеком. Я выполз оттуда жалкой развалиной.

Я пошел к своему врачу. Он мой старый приятель; когда мне почудится, что я нездоров, он щупает у меня пульс, смотрит мой язык, разговаривает со мной о погоде, и все это бесплатно; я подумал, что теперь моя очередь оказать ему услугу. «Главное для врача практика», решил я. Вот он ее и получит. В моем лице он получит такую практику, какой ему не получить от тысячи семисот каких-нибудь заурядных пациентов, у которых не наберется и двух болезней на брата. Итак, я пошел прямо к нему; и он спросил: Ну, чем ты заболел?

Я сказал:

- Дружище, я не буду отнимать у тебя время рассказами о том, чем я заболел. Жизнь коротка, и ты можешь отойти в иной мир, прежде чем я окончу свою повесть. Лучше я расскажу тебе, чем я не заболел: у меня нет родильной горячки. Я не смогу тебе объяснить, почему у меня нет родильной горячки, но это факт. Все остальное у меня есть.

И я рассказал о том, как сделал свое открытие.

Тогда он задрал рубашку на моей груди, осмотрел меня, затем крепко стиснул мне запястье, и вдруг, без всякого предупреждения, двинул меня в грудь, по-моему, это просто свинство, и вдобавок боднул головой в живот. Потом он сел, написал что-то на бумажке, сложил ее и отдал мне, и я ушел, спрятав в карман полученный рецепт.

Я не заглянул в него. Я направился в ближайшую аптеку и подал его аптекарю. Тот прочитал его и вернул мне.

Он сказал, что такого у себя не держит. Я спросил:

- Вы аптекарь?

Он сказал:

- Я аптекарь. Будь я сочетанием продуктовой лавки с семейным пансионом, я мог бы вам помочь, Но я только аптекарь.

Я прочитал рецепт. В нем значилось:

Бифштекс - 1 фунт

Пиво - 1 пинта (принимать каждые 6 часов)

Прогулка десятимильная - 1 (принимать по утрам)

Постель - 1 (принимать вечером, ровно в 11 часов)

И брось забивать себе голову вещами, в которых ничего не смыслишь…
(Джером К. Джером. Трое в одной лодке. Рассказы. М., 1977)
(Источник - ХРОНОС; http://www.hrono.ru/libris/lib_d/dik39hresto.php )
***


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Футуризм (XX в) » Джером Клапка Джером - английский писатель-юморист
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: