Наш современник Александр Коломийцев
16.11.2018 247 5.0 1


Не секрет, что сегодня миллионы людей по всему миру пробуют свои силы в писательстве. Не тайна, что большинство из них являются графоманами и лишь единицы достойны внимания широкой аудитории. Не подлежит сомнению, что многие имена, которые сейчас находятся на пике популярности, будут забыты уже через десять лет, а подавляющее большинство — через сто, такими примерами полнится мировая история. Но есть здесь, среди нас, писатели — настоящие самородки, чьё творчество имеет шанс однажды получить оценку в веках и статус классики. К ним смело можно отнести нашего современника Александра Коломийцева.  

Александр Петрович родился 10 июля 1949 года в городе Измаиле, где служил его отец. В связи с переездами родителей сменил шесть школ и завершил среднее образование в горно-алтайской школе № 4. С первого раза поступить в институт не удалось. Два месяца, до окончания полевого сезона, поработал в геофизической партии, затем фрезеровщиком на барнаульском заводе «Трансмаш». В 1967 году поступил на геологоразведочный факультет Ленинградского горного института и в 1972 году окончил его.

О своей молодости писатель вспоминает: "В те годы в Ленинграде пользовался славой БДТ с главным режиссёром Товстоноговым и талантливой труппой. Купить билет в БДТ было удачей. В это же время раскрывался талант Алисы Фрейндлих и Георгия Тараторкина. В музыкальном мире стяжали славу дирижёры Мравинский и Темирканов. Абонементы в Филармонию были вполне доступны для студентов. Денег, естественно, не хватало. Хотелось наглотаться культуры, всё увидеть, всё услышать, всё попробовать. Приходилось подрабатывать по вечерам на разгрузке-погрузке. Зарабатывали немного, но для студентов вполне прилично, в месяц до ста рублей. Лучший кофе в Ленинграде варили в кафетерии при ресторане «Москва», на углу Невского и Маяковского. Кафетерий имел кодовое название «Сайгон».  Завсегдатаями в «Сайгоне» была группка молодёжи без определённых занятий. Юные прожигатели жизни пили кофе с какими-то безобидными таблетками, продававшимися свободно и стоившими копейки. Но в сочетании с кофе, очевидно, оказывали на организм какое-то действие. Во всяком случае, взгляды, особенно у девиц, бывали заоблачные. Возможно, просто рисовались перед серой массой".

В октябре 1972 года Александр по распределению приехал в Северную экспедицию Уральского ТГУ, расположенную в городе Ивдель, где и началась его трудовая деятельность. Экспедиция вела поиски и разведку бокситов и железных руд. Здесь писатель проработал пять лет: три года буровым мастером, и два технологом. Жизнь и работа на Урале впоследствии дала ему богатый материал для романа «Становление». Этот роман автор переделывал шесть раз с годовыми перерывами. Кроме того, жизнь на Урале запомнилась двумя яркими счастливыми моментами: у писателя и его жены родились дети — сын и дочь.

В 1977 году по семейным обстоятельствам Александр уехал с Урала в южные районы и устроился работать преподавателем в Учебно-курсовом комбинате Западно-Сибирского ПГО в Новокузнецке. Работа преподавателем ему не нравилась, хотелось найти место на производстве. В 1979 году Александру Петровичу предложили должность начальника технологического отряда в Рудно-Алтайской экспедиции в Змеиногорске, и он вместе с семьёй снова переехал. В Змеиногорске Коломийцевы прожили двенадцать лет. 

"Это были самые интересные и насыщенные годы, — говорит Александр. — Увлекательная работа, замечательные друзья… Жизнь казалась прекрасной и удивительной. В эти годы я начал писать рассказы. Рукописи отправлял в журналы, которые их возвращали. Возвращали совершенно справедливо: рыхлая композиция, корявый язык. Писательство требует времени, которого у меня не было. Писать нужно постоянно, а не от случая к случаю".

Но всё когда-то кончается. На смену одному периоду в жизни спешит другой. Незаметно подошли к своему концу восьмидесятые годы. Начиналась новая эпоха, которая станет для миллионов русских людей испытанием. Но ещё за несколько лет до перестройки в воздухе уже витала атмосфера перемен. Перемен, которые, увы, дебютировали не с созидания, а с разрушения.

"В 1987 году началось планомерное разрушение геологоразведочной отрасли, — вздыхает Александр. — Сокращались объёмы работ, численность, разрушались спаянные коллективы. Люди столкнулись с проблемой, которая им раньше и не снилась. Лишившись по неведомой причине работы, которую любили, которая была их призванием, они были вынуждены искать хоть какой-нибудь заработок. К 1991 году от экспедиции остались жалкие остатки, с грызнёй и распрями внутри коллектива. Я не стал ждать окончательного краха и сокращения, уволился и переехал в село Зональное, в котором получил квартиру по обмену". 

На новом месте Александр Коломийцев устроился на работу к местному «бизнесмену», строившему наполеоновские планы по производству строительных материалов, с перспективой занять должность главного инженера. Весной «бизнесмен» обанкротился, и начались мытарства. Бывший геолог работал грузчиком, слесарем, кочегаром. Дети учились, хотя и бесплатно, но обучение требовало денег, которых не было. Александр с женой завели хозяйство: купили корову, держали свиней, сажали по полгектара картошки. В новом тысячелетии, когда жизнь немного наладилась, хозяйство свернули. 

Лихие девяностые не время для творчества. В те годы большинство людей думало о том, как выжить. Не стал исключением и Александр. Слишком занятый, он оставил писательство в стороне, чтобы сосредоточиться на других вещах. Но вот самый трудный этап остался позади. И вновь возник прилив вдохновения. Захотелось творить и созидать, рассказать миру о  том, что довелось пережить, перечувствовать, преодолеть, и о сделанных выводах.

"С середины девяностых вновь взялся за перо. Возил в Барнаул рукописи, которые по-прежнему не принимали, хотя качество текстов значительно улучшилось. Жена к моим занятиям относилась с пониманием и морально поддерживала. В 1998 году познакомился с алтайским писателем Иваном  Трифоновичем Семоненковым, ныне, к сожалению, покойным. Будучи человеком тактичным, отзывчивым и добросердечным, Иван Трифонович много помог мне советами. После поездок в редакцию, где частенько получал полупрезрительные отзывы, руки опускались. Критические разборки Семоненкова оказывали совсем иное действие: после них хотелось работать и работать! В 1998 году я закончил работу над романом «Дно» и, по совету Семоненкова, отдал рукопись Ивану Павловичу Кудинову, заведующему отделом прозы журнала «Барнаул». Кудинову роман понравился и после небольшой "доделки" в 1999–2000 году был опубликован. В нулевых годах в «Барнауле» были напечатаны несколько моих рассказов и повестей. В это же время в альманахе «Бийский вестник» были опубликованы две повести. В 2012 году наткнулся в сети на сайт «Союза писателей», и с этого времени началось моё сотрудничество с журналом, которое продолжается по сей день и, надеюсь, будет продолжаться, к взаимному удовольствию. В журнале опубликованы мои рассказы и повести, в издательстве выпущено семь моих  книг", — говорит писатель о периоде жизни, наполненном творчеством.

Сегодня Александр постоянно сотрудничает с  издательством "Союз писателей". Помимо публикаций в одноименном журнале и в коллективных сборниках, свет увидели книги автора "Становление", "Два брата", "Начало", "Воля к жизни", "Миллионщица", "Лешкина одиссея", "Русские хроники Х века". Александр Коломийцев — лауреат программы "Новые имена современной литературы".

О том, как создавались его произведения, какими принципами он старается руководствоваться в творчестве и как отличить настоящую литературу от графоманской подделки, Александр Петрович поведал в интервью нашему корреспонденту.

Екатерина: Здравствуйте, Александр Петрович. Как именно Вы выбираете темы для своих книг? На что ориентируетесь? Откуда черпаете информацию? Как решаете, о чём стоит говорить, о чём стоит промолчать?

Александр Петрович: Выбор тем происходит по-разному. Есть постоянные, к ним относится история Древней Руси, перестройка, влияние частной собственности на душу, внутренний мир человека. Иные темы выбираются сами. В подсознании бродят образы, темы, настроения, если попадается соответствующая история, они каким-то образом соединяются. Не так давно мне рассказали невыдуманную историю про двух братьев-близнецов, не знавших о существовании друг друга. Даже мать не знала, что родила двойню. Сюжет не новый, «узнавание» использовалось ещё в былинах. Братья-близнецы кочуют из одного телесериала в другой. У меня этот случай соединился с темой о внутреннем мире современного человека, не богача, владеющего газетами, заводами, пароходами, но и не бедняка, едва сводящего концы с концами. Сохранилось ли у человека, живущего реалиями нынешней жизни, что-то от предков, не вымерла ли, не извратилась его душа до неузнаваемости. От истории о братьях-близнецах в рассказе остался лишь сам факт их существования.
Информацию для своих произведений в большинстве случаев беру из жизни, наблюдений, сообщений прессы. Иногда, когда хочется раскрыть какую-то затронувшую тему, сюжет выдумываю, но герои произведения всё равно собирательные. Когда ставишь своего героя в какие-то ситуации, нужно хорошо  представлять, как поступит человек с определённым характером и наклонностями.
В своих произведениях стараюсь избегать натурализма в интимных отношениях и сценах  насилия

Екатерина: Какими принципами Вы руководствуетесь в своём творчестве?

Александр Петрович: Писать нужно правду, даже если она неприятна самому себе. О том, что пишешь, нужно знать, разбираться, даже если упоминаешь об этом мимоходом. Человек не может освоить все профессии, побывать во всех уголках земли. Но есть литература, интернет, справочники. Прежде чем написать, проверь себя. Автор, пишущий о том, чего не знает, в чём не разбирается, выглядит смешно  и нелепо. Недавно на сон грядущий читал детектив известной писательницы и встретил такую фразу: «Усатый фельдшер вдел в уши стетоскоп». При всём буйстве фантазии представить «вдёванный» в «ухи» стетоскоп никак не могу. Такие ляпы говорят о небрежности автора, об отсутствии трудолюбия, неуважении к собственному труду и к читателям — «пипл всё схавает», был бы сюжет покруче. (Судя по истрёпанной обложке, «пипл хавает»). Автору надобно помнить: маленькая ложь рождает у читателя недоверие ко всему произведению.

Екатерина: Расскажите о процессе создания книг от момента зарождения идеи до публикации. Что самое интересное? Что наиболее волнующее? А что сложнее всего?

Александр Петрович: Я уже говорил, идеи приходят по-разному. На идею создания романа «Начало» натолкнула Ирина Игоревна. Первоначальная идея предполагала написать цикл о сибирских городах и людях, оставивших значительный след в их развитии. Просто пробежаться по основным фактам — таких историй написано немало. Поскольку я двенадцать лет прожил в Змеиногорске и несколько знаком с историей серебряного рудника, я конкретизировал идею и остановился на личности Козьмы Фролова. Фролов — выдающийся русский гидротехник, своими изобретениями опередивший время, подвижник, много  сделавший для развития техники, по существу спасший Змеиногорский рудник от уничтожения. Его технические новшества не только повышали производительность рудника, но и облегчали положение рабочих, заменяли ручной труд машинным. У меня личность Козьмы  Фролова вызвала расположение, — наверное, ещё и поэтому написал о нём роман. Мой герой существовал не в одиночестве, его окружали люди со своими характерами, привычками, друзья и недруги. Этих людей нужно было сделать живыми, требовалось изучить быт и нравы 18-го столетия, условия жизни работных людей, крестьян, горных чинов и т. п. Вообще, воссоздать обстановку тех  лет. Самое волнующее — это полёт фантазии: одна рука держит чашку кофе, другая — сигарету. Но фантазии нужно выверить, соотнести с действительностью, облечь в слова. Вот тут начинаются трудности и сложности.  Пришлось съездить на несколько дней в Барнаул, в краевую библиотеку, потом выписывать книги по библиотечному абонементу, чтобы выяснить какой-нибудь пустяк вроде цены на хлеб, цвет мундира, какую приправу подавали к столу, требовались труды и время.

Екатерина: Повлиял ли на Ваше творчество кто-то из классиков? С чьими книгами Вы бы могли сравнить Ваши произведения?

Александр Петрович: Разумеется, большинство русских классиков и дореволюционных, и советских в той или иной степени оказали влияние на моё творчество. Наибольшее влияние оказали Алексей Толстой и Достоевский. Алексей Толстой обладал лёгким стилем, понимал и чувствовал слово, прекрасно владел языком. Его сравнения и эпитеты точны, своеобразны без литературщины. Его тексты, даже не принимая во внимание сюжет, именно благодаря языку хочется читать и читать. Алексей Толстой создал трилогию «Хождение по мукам» — самую правдивую книгу о Гражданской войне. Достоевский, конечно, местами тяжеловат для чтения. Но Фёдор Михайлович — непревзойдённый мастер передавать все оттенки характеров, создавать причинно-следственную связь поступков своих героев.

Екатерина: Какие темы в современной литературе Вы могли бы назвать самыми важными? Многие ли авторы говорят о них? На чьи произведения Вы бы посоветовали обратить внимание?

Александр Петрович: Наиболее важными темами я считаю социальные. Но на эти темы сейчас мало пишут… и мало читают. Стоит обратить внимание на книги Сергея Шаргунова, его роман «1993».

Екатерина: Как выбрать книги, придя в магазин? Можете предложить несколько лайфхаков поклонникам серьёзной литературы?

Александр Петрович: У всякого человека свои привычки. Выбирать книги по обложке и рисункам не советую. Одно время я  занимался историей Древней Греции. Привлекали внимание роскошные издания современных авторов — суперобложки, иллюстрации. Книги советских историков по сравнению с ними выглядят замарашками. Начнёшь читать — общие места, пересказ фактов, известных из школьного курса. 
Я выбираю книгу по аннотации, читаю наугад несколько страниц.
 

Купить книги Александра Коломийцева можно в интернет-магазине
"#Книга".
Интервью подготовила Екатерина Кузнецова



Теги:Александр Коломийцев, купить книги, Писатели Алтая

Читайте также:
Комментарии
avatar
Спасибо, Ирина! Спасибо сотрудникам издательства! Очень интересный рассказ об авторе, приятно было познакомится с самим автором и его мнением о творчестве писателя. Приятный, выдержанный, прекрасный стиль письма, мысли, ответы на вопросы, прочитала с удовольствием, хотелось бы познакомится с его произведениями. Не обратила внимания, участвует ли Александр в конкурсе 55-словников, но уверена, что прочитать бы эти рассказы было бы одно удовольствие, нравится его ход мыслей, в унисон со временем и с нами, поколением сороковых! Спасибо! Удачи Александру и всем авторам.
avatar