Павел Черкашин: экспериментатор в области литературы
28.09.2019 188 5.0 0



Есть писатели, чей стиль угадать несложно. Открываешь книгу и сразу видишь – это Иванов Иван Иванович. У него и темы всегда одни, и манера повествования, и жанры. А есть авторы, которых можно назвать экспериментаторами в области литературы. Они, словно первооткрыватели, смело плывут через океан прозы и поэзии к неведомым и пока непознанным берегам, испытывая себя и свои возможности.

Именно к таким авторам относится сегодняшний именинник Павел Черкашин. Из-под его пера вышли очень разные по смыслу и форме книги, каждая из которых привлекает по-своему и неизменно удивляет многогранностью мировосприятия и таланта своего создателя. В копилке Павла – сборники «Коми сказки», «Тафсир», «111», «Пазлы счастья», «Лимерики» и другие. Некоторые книги он написал в соавторстве с коллегами, например, «Общий знаменатель», «Если любишь», «Снежки», «Прикосновения» и так далее. Павел Черкашин неоднократно участвовал в коллективных проектах, пробуя себя в новых темах.

Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей» пообщался с автором в день его рождения и обсудил литературные эксперименты.

Корр: Павел, можете ли Вы назвать себя экспериментатором в области литературы? Какие эксперименты Вы проводили? Что показалось самым интересным, а к чему Вы бы не стали больше возвращаться?

Павел: Конечно, да. Охотно экспериментирую. Без этого литературное творчество, как, впрочем, и любое другое, на мой взгляд, невозможно. В моём случае эксперименты были как в жанровом плане, так и в способах творчества, не говоря уже о словотворчестве. В моей литературной копилке немало и книг, изданных в соавторстве с другими поэтами России. Это преимущественно поэтические диалоги и поэтические игры. Диалоги мне по-прежнему интересны, и я иногда к ним прибегаю, если собрат по перу мне близок, любопытен и сам не против подобного диалога в стихах. Интересны мне и хайку, порошки. Небезынтересно будет продолжить опыты написания 55-словников. А вот лимерики как эксперимент моего творчества в данном жанре, скорее всего, уже позади.

По большому счёту, любое творчество – это всегда эксперимент. В нашем ракурсе – со словом. Каким бы по формальным признакам классическим новое произведение ни казалось – это безусловно проба, поиск и, в конечном счёте, изобретение. Удачно или нет – уже другой вопрос.


Корр: Какие литературные направления Вы ещё не пробовали, но обязательно хотели бы в будущем испытать в них свои силы? Чем они Вас привлекают?

Павел: Литература – это океан. Я много чего ещё не пробовал. Да и не попробую, вероятнее всего (улыбается). И времени жизни не хватит, и цели такой нет – специально пробовать. В творчестве, во вдохновении достаточно много стихийных слагаемых. Книги некоторых из литературных коллег чётко и без оговорок укладываются в то или иное направление. Как спички в коробок.  Я о себе так сказать не могу. Хорошо ли это, плохо ли – судить не мне. А вдруг у меня некое собственное направление формируется?

Корр: Как Вы относитесь к неизменному авторскому стилю? Что это: твёрдое выражение позиции или недостаток таланта, не позволяющий выходить из зоны комфорта?

Павел: Вполне нормально отношусь. Недостаток таланта тут ни при чём. Разностилевость при бесталанности не спасёт. А вот при наличии одарённости авторский стиль как нельзя лучше способствует узнаваемости автора читателем. Разве повернётся у кого-нибудь язык указать на недостаток таланта у Брюсова, Северянина, Есенина, Маяковского, Цветаевой, Вознесенского, Окуджавы?.. А вот в индивидуальности и узнаваемости стиля им ни за что не откажешь.

Корр: Назовите темы, которые являются ключевыми в Вашем творчестве. Почему именно они?

Павел: Это темы Родины, любви, само(миро)познания и Бога в Человеке. Они для меня ключевые потому, что всё остальное, по моему мнению, тематически вторично, третично, мельче, либо так или иначе вытекает или взаимосвязано с указанными темами.

Корр: Поэзия или проза – за чем будущее? Почему Вы так считаете?

Павел: Только дуэт! И только за ним будущее. По отдельности у них никакого полноценного будущего нет. Да они и сами не захотят, не смогут. Потому что это противоречит самой сущности человека.

Корр: Кого из классиков и современников Вы читаете в свободное время? Чем обусловлен Ваш выбор? Менялись ли Ваши пристрастия с годами? Как именно?

Павел: Классиков сейчас почти не читаю. Возможно, в преклонные годы вернусь. Наверно, отчасти это потому, что за годы учёбы на факультете филологии прочёл уйму классики, есть некое чувство насыщения и цельности картины. Как по авторам, так и по произведениям. А вот современных авторов читаю активно, как прозу, так и поэзию, нужно ведь быть на волне текущего литературного процесса. Этим и обусловлен выбор. А пристрастия, разумеется, с годами меняются. Из каких-то авторов неминуемо «вырастаешь», как из детских штанишек. У меня так случилось, к примеру, с Жюлем Верном, Даниилом Хармсом. В отрочестве за уши было не оторвать, а теперь это давно пройденный этап. Пробовал как-то перечесть – не влечёт.

Но есть и постоянные величины, которые с годами ничуть не померкли, а каждый раз открываются по-новому: Джек Лондон, Юрий Кузнецов, Джон Голсуорси, Сомерсет Моэм, Константин Паустовский, Владислав Крапивин, Валентин Распутин, Владимир Солоухин. Умышленно не называю поэтов.

Корр: Есть ли писатель, который оказал особенно сильное воздействие на Ваше сознание и творчество? Как это проявляется?

Павел: Пожалуй, нет. Всепоглощающего, переворачивающего душу, сознание и миропонимание писателя не было. Но, конечно, каждый непроизвольно оказывал то или иное воздействие. Причём не всегда положительное. Не буду озвучивать имена, но иногда бывали и такие авторы, по прочтении которых я заключал, что так, как они, я писать ни за что не буду (улыбается).

Корр: Кто входит в Вашу целевую аудиторию? Нарисуйте психологический портрет человека, которому, скорее всего, будет интересно Ваше творчество.

Павел: В принципе – абсолютно никто не застрахован, чтобы не попасть в мою целевую аудиторию. Она, как мне представляется, довольно размыта, обширна. Одним в моём творчестве нравится одно, вторым – другое, третьим – совершенно иное. Проще назвать тех, у кого шансов неизмеримо меньше. Это, к примеру, любители детективов и политических романов. Вот их мне порадовать практически нечем.

Корр: По какому принципу Вы бы порекомендовали библиофилам выбирать книги, чтобы обезопасить себя от плохой литературы?

Павел: Меня, допустим, редко подводил принцип внешней зачитанности книги. Да и рекомендации библиотекарей очень редко обескураживали. Впрочем, и «сарафанное радио» никто не отменял (улыбается).

Корр: Обращаясь напрямую к читателю, что бы Вы хотели ему сказать?

Павел: Не читайте меня! Есть куда более достойные, талантливые и интересные писатели, чтобы вам потратить часть своей жизни на погружение в их творческий мир. И пусть эти погружения будут запоминающимися!

Корр.: Думаю, Павел, Вы излишне самокритичны. Не сомневаюсь, многим было бы интересно познакомиться с Вашими экспериментами и разделить Ваши мысли.

Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей»
Екатерина Кузнецова




Теги:купить книгу в Интернете, Павел Черкашин

Читайте также:
Комментарии
avatar