«Разгораться, как солнечный пламень, и стихами земле говорить!»
24.01.2020 82 0.0 0



Сегодня очень много рассуждают о необходимости воспитывать в себе творческое начало. С ранних лет детей водят на многочисленные кружки, стремясь найти в них особые таланты и помочь раскрыть их, отшлифовать, достичь некоего совершенства, не существующего в природе. Но, возможно, вдохновение придёт к тому, кто от рождения наделён определёнными дарованиями?

О том, как зарождалась склонность к писательству в прежние времена, рассказывает поэт Татьяна Штарк, автор книги «Соединившись с небесами». В её биографии внимательный читатель отыщет ответ на вопрос – откуда появляются стихи? А заодно найдёт ключ от сундука творчества для себя и своих детей.

Татьяна родилась 19 августа 1966 года в селе Бородино Боградского района Красноярского края, которое ныне относится к Республике Хакасия.

«Вопрос «Откуда появляются стихи?» я задавала себе неоднократно и не могла дать на него ответ, – в беседе с корреспондентом пресс-службы издательства «Союз писателей» призналась автор. – Задавала я его ещё в раннем возрасте. Когда мама мне читала книжки, я слушала и думала, а как же так можно написать, чтобы не только рифма, но ещё и смысл был?  Я тогда по-детски тайно восхищалась: «Как так взрослые могут? Пишут так, что интересно, и мороз по коже берёт. А иногда до слёз смешно. А иногда печально получается». Своим родным людям я никогда не признавалась в тайной любви к поэзии. Но ещё тогда я чувствовала, что она меня манит, притягивает.

Мои родители – это настоящие труженики. Папа – шофёр, до самой пенсии работал водителем самосвала. А мама, имея шесть классов образования, сначала работала санитаркой в сельской больнице, а потом ушла в животноводство, сотрудником по племенному делу. Совхоз у нас был племенным хозяйством, и племенное дело тогда, в советское время, было поставлено очень серьёзно. Родители – дети войны. Главной ценностью для них было то, чтобы мы были сыты, одеты, обуты. Ну, всё по шаблону, как положено тогда, в начале семидесятых. И мы были сыты, одеты, обуты.
Я не ходила в детский сад. До семи лет я находилась рядом с бабушкой. Это было что-то! Когда бабушка начинала рассказывать, как они при царе жили и как на Енисее рыбу удили, как невод закидывали да каких тайменей тамошние мужики из воды вытаскивали, вот тут-то и было заложено самое настоящее формирование меня как личности. Любовь к истории и народной песне настолько во мне закрепились, что всё это стало позже частью моей профессии, моего образования.  

Когда приходили гости, мама и папа всегда вместе исполняли большое количество песен, я слушала их и всегда, когда в очередной раз звучал «Хас-Булат удалой», целиком и полностью проживала песенный сюжет, понимая, какая у него была бедна сакля.

Именно с папой я выучила первое стихотворение наизусть. Папа прочитал его в газете, оно ему очень понравилось. Оно было совсем не детским. По-моему, оно было взрослым, про зайца и лису. История похожа один в один на сюжет сказки «Колобок», только в этом стихотворении лиса съела хвастливого зайца, который хотел на ней жениться.
Мне нравилось это стихотворение, я его очень быстро выучила, рассказывала всем, и гостям в праздники, и даже Дедушке Морозу на новогодней ёлке! Папа был мною доволен. Он научил меня читать очень рано. Уже в четыре года я познакомилась с букварём.

Есть ещё один человек, который сыграл очень большую роль на первоначальном этапе моего становления, моего внутреннего эстетического мира. Это была моя подружка, совсем даже не школьная. Она приезжала каждое лето к бабушке в деревню из города Красноярска. Вот её приезда я всегда ждала, с ней было интересно. Она была не такая, как мы, деревенские ребятишки. Она была для меня как девушка из высшего света. Какая-то утончённая во взглядах, иначе воспитанная, много знающая, много рассказывающая, добрая, оптимистичная! Такая вся светская. Потом, когда мы стали постарше, именно она привила мне любовь к поэзии. Она очень вкрадчиво и проникновенно читала мне стихи, заученные на память, а я же не могла наслушаться. Я как губка их впитывала, а потом бежала в библиотеку, брала книги и читала их взахлёб. Поэзия пленила меня. Я читала только поэзию. Мне это безумно нравилось. Да и многие манеры в своём поведении я копировала у неё, стараясь быть на неё похожей. Каждый год я ждала её приезда, это было главным событием летних каникул. Получается, что тянулась я к более возвышенному, просвещённому. Благородства и чистых помыслов душа моя детская требовала. Деревенские подруги были намного грубее, проще и конкретнее, а мне хотелось быть утончённее. С Танюшкой мне было комфортно.

Как и все дети, в семь лет я пошла в школу.

Мы всегда выступали, придумывали, репетировали, писали. Мы были мозгом всех мероприятий. Без нас нигде ничего не могло состояться, всё вертелось вокруг нас. Я входила в такую инициативную группу класса, которая всем этим занималась.

А тут ещё Галя-одноклассница – мы жили по соседству, в общем, чем старше становились, тем больше общие интересы нас сближали. Вместе уроки учили, вместе на танцы бегали, вместе к школьным вечерам готовились. Она, правда, всегда старалась лидировать, да я и не против была. Она такой мне даже больше нравилась. Идеи были её, а мы вместе воплощали. Однажды мы писали сценарий к Новому году, сами придумали сюжет. Помнится, что по сценарию Деда Мороза встречали пираты, когда он появился, в зале они ему в стихотворной форме задавали вопрос:
– Дед Мороз, Дед Мороз, где твоя Снегурочка?

И тут мы зависли вместе с Галей. Мы были не готовы к тому, что скажет Дед Мороз, в голове ничего не рождалось. И вдруг мой мозг поймал рифму:

– В лес как раз под Новый год убежала дурочка!

Мы покатились со смеху. Рифма была, а вот то, что Снегурочка – дурочка, это было очень смешно. Посмеявшись ещё минут десять, мы зависли окончательно. И рифма не шла, и сюжет не развивался. Было понятно, что сценарий не родится. Как он разовьётся? Снегурочка – дурочка, Дед Мороз её ищет, сюжет зашёл в тупик.

А пока мы продолжали выступать на вечерах, готовились, сочиняли, придумывали! И тут я своё стремление к поэзии, свою любовь к стихам решила перенести на сцену.

Я стала на школьных мероприятиях читать стихи. Выбирала с сюжетом, захватывающие, такие, чтобы по нервам скрипели. Меня слушали, меня принимали, меня любить стали как исполнителя. И даже заведующая библиотекой уже стала мне подбирать книжки для прочтения. Стихи я читала страстно, с ложным пафосом, конечно, мне так нравилось. И другим тоже нравилось. Понравилось, наверное, и тогда, когда я была в родной школе на её юбилее. Нас вызвали на сцену, и, как всегда, за весь класс пришлось отдуваться мне. Да я была и не против!  

Приехав в город поступать в музыкальное училище, в мой теперь уже родной Абакан, я и представить себе не могла, что останусь в нём навсегда. Абакан меня встретил тёплым ливнем. Подавать документы для поступления я собиралась с одноклассницей Наташей Королёвой. И фамилия, и имя у Наташи были настоящие, те, которые, записываются в свидетельство о рождении.

Мы бежали с Наташей по тёплым чистым лужам. Хлестал ливень, гремел гром. А мы бежали и наслаждались тем, что происходило. Вода лилась по мостовой, лаская нам ноги, а мы верещали при каждом раскате грома. Я спешила навстречу своей новой жизни. Это был новый её поворот в моей судьбе. И ливень, и сама обстановка той ситуации имели особую значимость. Когда мы прибежали в училище, естественно, были мокрые с головы до ног, промчавшись под проливным дождём. Такими мокрыми лягушками мы в приёмную комиссию и запрыгнули! Я отдала документы. Их приняли!  Всё произошло, как я хотела. Состояние полёта тогда я на себе ощутила. Как будто омылась, очистилась и взошла к чему-то новому, что в дальнейшем я буду называть судьбой, или биографией.

Поступила я в училище легко, без стенаний и страданий. Всё шло само собой. Меня приняли как свою. За что бы я ни бралась, везде только плюсы и высокие оценки. Но хотелось бы выделить самое значимое для себя. Это уроки культуры речи. В них всегда было много поэзии.

В 1985 году я окончила Абаканское музыкальное училище и вышла через полгода замуж. В 1986 году родился сын Дмитрий. После декретного отпуска поступила работать в школу №1 руководителем театральной студии. Много ставили спектаклей, много писала сценариев.

Потом я ушла в театр кукол «Сказка» заместителем директора по зрителю. Работа, конечно, не из спокойных, но я всегда находилась в непосредственном общении с актёрами. Это было незабываемо!

В памяти остаётся всегда самое лучшее и доброе. И мне хочется сейчас рассказать о том, что актёрами театра я была принята как свой родной человек. Когда мы выезжали на спектакли, а их у нас за летний период было более восьмидесяти, творчество не заканчивалось ни на минуту. Меня актёры брали с собой, давали мне роли, и я их исполняла. А когда мы ехали в автобусе, все что-то сочиняли. Вот тогда-то и появились стишки-страшилки. Все мы читали в букваре легендарные строки: «Мама мыла раму». А так как это было время лихих девяностых, стали появляться всевозможные новые продукты и всяческие бытовые средства в магазинах.

Мама встала утром рано,
Мама Ferry мыла раму,
Отворились тихо двери,
И ни мамы, и ни Ferry.


А через два года я решила поступать в институт и выбрала институт искусств, очное отделение. Заочного не было. И в моём случае мне необходимо было только очное. Я поступала на отделение народного художественного творчества. Голос был, слух был. Образования музыкального не было. Но самое главное, что было желание учиться. Так как я из музыкальной семьи, этакая веточка из букета музыкантов, но без музыкальной подготовки. Моего мужа знали, его брата тоже, известная фамилия была на слуху. Это меня и подвело – нашлись недоброжелатели. Заведующий кафедрой ну никак не хотел меня принимать из-за личной предубеждённости, но, тем не менее, я всё-таки поступила в институт, несмотря на все его козни, и через пять лет его успешно закончила.

Поработав несколько лет в среде образования, решила уйти из системы и посвятить себя семье. Интернет дал новые возможности и новых знакомых. Моя приятельница из Курска несколько лет меня настойчиво отправляла в Союз писателей по месту жительства. И я как-то однажды туда зашла.

Теперь Союз писателей и Дом литераторов – это мои лучшие друзья. Захожу туда, как домой. Там такая добрая обстановка.

В ноябре была на празднования 70-летия Союза писателей Хакасии. В декабре – на 10-летии Дома литераторов Хакасии. Публиковали подборки стихов в местных газетах «Пятница», «Хакасия», журнал «Юрта». Готовится к выходу номер журнала «Абакан», в котором будут опубликованы мои стихи».

В конце 2019 года в издательстве «Союз писателей» был опубликован сборник стихотворений Татьяны Штарк под названием «Соединившись с небесами». Книга отражает свет, который горит в душе поэта. Она дарит надежду и хорошее настроение. Читатель вслед за автором отрывается от земли и устремляется в небесам. Там светят звёзды и плывут облака. Оттуда привычная действительность выглядит совершенно иначе. И вдруг начинает легче дышаться, лучше думаться, а чувства становятся острее. Татьяна пишет:

Хочу быть, хочу знать, хочу видеть,
Понимать, вдохновлять и любить,
Разгораться, как солнечный пламень,
И стихами земле говорить!


И можно с уверенностью сказать, что это ей удаётся. А пламень, в который она умеет превращаться, согревает всех вокруг.

«Пятого февраля в Союзе писателей пройдёт моё творческое представление. Я выступлю перед поэтами Хакасии, – делится Татьяна творческими планами на ближайшее будущее. – Четвёртого марта в городском выставочном зале «Челтыс» состоится мой творческий вечер, куда приглашаются все мои родные, близкие, знакомые. Прозвучат песни в исполнении ансамбля русской народной песни «Пчёлочка златая», так как я тоже являюсь частью этого коллектива. Будет приглашено телевидение.

Большое желание просто читать свои стихи. И ещё очень хочется издать сборник для детей. Сейчас себя сканирую и изучаю, хочется поэзию видеть и создавать по-своему, может быть, порой и выходя за рамки выверенных шаблонов».




Теги:Штарк Татьяна, издать книгу стихов

Читайте также:
Комментарии
avatar