Человек и его здоровье: физическое и духовное в жанре мистического реализма
18.02.2020 178 5.0 0




Мистический реализм – любопытный жанр. Его изюминка заключается в том, что паранормальное и до конца не изученное накладывается на прочную реалистичную базу. Мир, в котором живут герои, их личные драмы и взаимоотношения – всё взято из жизни. При этом их окружают явления, которых в нет в обыденности простого человека, или они остаются им не замечены. В результате повествование становится убедительным настолько, что мурашки бегут по коже, а границы возможного незаметно для самого читателя расширяются. К таким произведениям относится новый роман Сигиты Ульской «Тёплые камни», который стал концептуальным продолжением книги «Золотые жёлуди» и был издан по гранту издательства.

Автор поставила в центр сюжета одну из второстепенных героинь первого произведения, предоставив ей возможность следовать своим путём и достигать новых горизонтов. Поклонникам жанра будет интересно познакомиться с основами нетрадиционной медицины и её эзотерическими аспектами. Но едва ли не более важно погружение во внутренний мир неординарной женщины, переживающей трудные отношения и пребывающей в поисках счастья, таких знакомых всем людям на планете.

О том, что легло в основу книги, каковы её главные идеи, и о преимуществах публикации новинки по гранту «Новые имена» корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей» расспросил Сигиту Ульскую.

Корр.: Сигита, поздравляю с выходом нового романа «Тёплые камни». Можете сравнить свои ощущения сейчас с теми, что Вы испытывали после публикации «Золотых желудей»?

Сигита: Спасибо за поздравления. Ощущения в сравнении с выпуском первой книги, наверное, проще, легче. Не такие шквалистые. То, что было праздником, чем-то новым, неизведанным, сейчас скорее рабочие будни.

Корр.: В чём принципиальное отличие первой части Вашего цикла от второй? Я говорю не о героях или городах, а о самой концепции.

Сигита: Обе книги, конечно, связаны героями. Но в первом романе они собираются под крышей учителя для того, чтобы после каждому пойти своим путём. Тесс лишь заложила базу их мировоззрения. Однако у каждого героя своя дорога. Иногда они будут пересекаться, чтобы стать мудрее и сильнее. Вторая книга посвящена моей самой любимой ученице Тесс – Анне. Она «самая-самая». Самая молодая, самая талантливая, самая сильная...
Когда я работала над первой книгой, то понимала: что-то, что хочу сказать, не уместится ни в одной книге, ни в двух, ни даже в трёх. Всё, что накопилось за годы работы с людьми, захотелось упорядочить, записать, донести и, возможно, самое главное, чему-то научить. Но не в виде лекций и нравоучений. А используя самый близкий мне жанр – жанр магического реализма. Где стёрты грани между вымыслом и реальностью. Это не выдумка, но уже и не жизнь. Недавно один маститый редактор, прочитав рукопись, сказал мне: «...вам надо писать серьёзные книги. Вы бриллианты продаёте на базаре за цену леденцов... жанр совершенно неподходящий доносить то, что вы вложили в свои романы...» Я не нашлась тогда, что ответить. Но всё же категорически не согласна с этими словами. Назовите мои книги сказками. Сказками для взрослых. Но, как известно, вся мудрость мира доносилась до нас именно в этом жанре. И зря мы не перечитываем их после того, как вырастаем. В них много опыта наших предков, который мог бы каждому из нас пригодиться.

Корр.: Назовите главные темы, которые рассматриваются на страницах новой книги.

Сигита: Главная тема книги – человек и его здоровье. Физическое и душевное. Как преодолеть трудности? Как быть счастливым? То, что меня волнует как женщину, как человека, об этом я и писала. Пожалуй, эти вопросы я подняла ещё в первой книге. Здесь лишь продолжила.

Корр.: Анна или Тесс – кто и почему ближе лично Вам?

Сигита: Наверное, в каждом герое, даже эпизодическом, есть частичка меня. Мы все с тысячью лиц. Мы добрые и жестокие. Милосердные и циничные. Мудрые и бестолковые... Мы совершаем поступки, полные теплоты, но порой и холода тоже. Ближе мне Анна или Тесс? А так ли велика между ними разница? Возможно, они очень похожи. Только одна уже стала мудрой. А другая лишь в начале пути.

Корр.: Верите ли Вы в теории, которым учит своих последователей Магдалена?

Сигита: Я пишу только то, во что верю. А разве можно иначе?

Корр.: И «Золотые жёлуди», и «Тёплые камни» вышли по программе «Новые имена». Откуда Вы узнали про возможность получить грант?

Сигита: Мне рассказала об этой возможности моя подруга. Она посоветовала попробовать и отослать рукопись. Не особо на что-то рассчитывая, я послала. И получила ответ. Было здорово!

Корр.: Испытывали ли Вы волнение или страх, когда готовили рукопись к отправке рецензенту? Оправдались ли они?

Сигита: Я уже сталкивалась с редакциями до этого. Те из авторов, кто хоть раз писал или звонил в редакции, прекрасно знают всё, что я сейчас подразумеваю и о чём умолчу. Поэтому, скажу честно, желания отправлять рукопись в «СП» было мало. Редакция «СП» выделяется из всех своей человечностью, кропотливостью в работе, вдумчивостью, особым отношением к деталям, быстрой обратной связью.

Корр.: Какие бонусы Вы видите в участии в программе «Новые имена»?

Сигита: Работа над книгой всё же подразумевает под собой последний, самый важный этап – донести её до читателя. Иначе зачем всё это было? Весь этот мучительный, хоть и крайне интересный творческий поиск, терзания? Поэтому участие в программе «НИ» даёт единственный, но неоспоримый бонус – «закрыть гештальт», завершить процесс созидания самым важным моментом – увидеть, наконец, свою книгу. В красивой обложке, с качественным шрифтом. Ведь мы хотим своим детям самого лучшего? Наши книги – тоже наши дети.

Корр.: У многих авторов вызывает сомнение необходимость работы с редактором. Как Вы относитесь к этому этапу? Можно ли издать книгу в авторской редакции?

Сигита: Сколько уже написано и сказано на эту тему! Ещё в 1999 году современный писатель-фантаст Святослав Логинов в докладе на тему «Институт редакторов в современном литературном процессе» разнёс в пух и прах работу нынешнего редактора. Потрясающая статья, написанная с юмором, буквально выстраданная автором в ходе многолетних столкновений с работниками ведущих издательств. Но ведь Логинов имел в виду уже сформированного, зрелого писателя. Также в тексте вы уловите, сколько он сам работал над своими рукописями. Как корпел над каждым словом. Каждый ли автор так работает сегодня?

Редактор писателю нужен. НО! Хороший редактор. Который уловит вашу самобытность, поймёт задумку. Он не будет писать за тебя текст, но поправит неточности, укажет на явные ошибки, кои автор порой не в состоянии увидеть. И потом, работа с редактором – это всегда диалог. Причём, по моему опыту, весьма продуктивный. Через это общение ты можешь взглянуть на свою книгу глазами первого читателя и критика. Подготовленного, с филологическим образованием, заинтересованного, задающего вопросы. В итоге книга делается лучше.

К сожалению, в современном издательском мире работа редактора часто ограничена одним – изменить вашу книгу так, чтобы она продавалась, была удобочитаемой в нынешних реалиях, сделать её модной. А это не всегда ведёт к качественному изменению текста. Рада, что редакция «СП» является редким исключением, которая не будет корёжить ваши тексты, втискивая в современный корсет. Но поможет довести рукопись до ума.

У меня специфические книги. Я это осознаю. Один из московских редакторов мне сказал, что в них «всё слишком детализировано, надо выкинуть ненужные описания, сократить лишние повествования...» (в сторону: ах, что бы он сказал Прусту?!). Но я умею писать кратко. Вы можете убедиться в этом, почитав мои рассказы длиною в 55 слов.

Однако в «Золотых желудях» и книге «Тёплые камни» я намеренно вводила тактильные, звуковые и иные эмпатические ощущения для того, чтобы усилить эффект погружения. Чтобы соткать вокруг читателя живой мир романа. Спасибо, что редакторы «СП», с которыми я работала над своими текстами, это поняли и приняли.

Мне кажется, редактор не нужен, если вы мастодонт литературы и сами доросли до такого решения. Или же вы пишете для своей семьи или соседней палаты, тогда, пожалуй, ваши тексты тоже не нуждаются в редактировании.

Корр.: А что насчёт корректора?

Сигита: Кажется, у Паустовского есть рассказ о том, как к ним в редакцию пришёл моряк и принёс своё произведение. Работа его была сильной и талантливой, но невероятно запутанной и сложно читаемой. Над ней поработал корректор, и наутро на листе бумаги, казалось, был всё тот же текст, но прозрачный, заблиставший всеми гранями таланта автора. А ведь специалист всего лишь расставил правильные пунктуационные знаки и абзацы.

Корр.: Сигита, приятно читать лестные отзывы о работе издательства и логические мысли о сотрудничестве с корректором и редактором. Хочется верить, что Ваше мнение разделяют многие авторы, а Ваши книги читают благодарные, заинтересованные и понимающие люди.

Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей»
Екатерина Кузнецова



Теги:грант издательства, Сигита Ульская

Читайте также:
Комментарии
avatar