Как директор школы и писатель делят 24 часа в сутках? Тайм-менеджмент от Ренаты Юрьевой
07.12.2020 517 0.0 0


Быть писателем — это не только о таланте. Это также об умении распоряжаться своим временем. В условиях существующих реалий очень редко литераторы занимаются исключительно творчеством. Как правило, у многих из них есть основная работа, которая отнимает большую часть дня. Именно нехватка свободных часов приводит к тому, что многие так и не решаются взяться за перо. Между тем стоит лишь приложить немного усилий и научиться планировать, как невозможное становится реальным. О тайм-менеджменте, понимать который и применять на практике столь необходимо любому современнику и, конечно, писателю, корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей» побеседовал с поэтом, прозаиком, педагогом, директором средней школы Ренатой Юрьевой. Она является автором книг «Незабудки», «Отражение», «За мечтой», «Рябиновый рассвет», «Память», «Для чего растут цветы?» и других. Как Ренате удалось написать так много, справляясь со своими основными обязанностями?

— Рената, какое место занимает творчество в Вашей жизни?

— Если не основное (в силу моей работы), то очень большое и ценное тем, что имеет огромную целительную силу: «компенсирует» прозу (не в обиду прозаикам будет сказано) жизни, под которой подразумеваю сложности, напряжённость и тревожность основной сферы деятельности и бытовые проблемы. Как бы ни было непросто, я всегда знаю, что у меня есть отрада, восстанавливающая гармонию в душе и дающая радость. А это очень многого стоит!

— Сколько времени необходимо, чтобы написать стихотворение? Рассказ? Подготовить целый сборник?

— Конечно же, я не засекаю время на всё это (улыбается). Но могу сказать в среднем. Хотя, замечу, время на написание одного стихотворения может колебаться в весьма большом диапазоне.

На одном из поэтических сайтов я принимаю участие в еженедельном конкурсе-суперблице. Его условия таковы: в течение часа необходимо написать три стихотворения — за двадцать минут каждое — на определённую тему. Я знаю, что в среде пишущих поэзию не стихает вечный спор: писать по заказу — это хорошо или плохо? Знакома с людьми, которые с искренней гордостью и долей негодования заявляют, что никогда не пишут по заказу, ибо настоящий поэт так не делает, а пишет только по зову души и сердца. Другие противостоят со своим мнением о том, что настоящий поэт может писать всё, обо всём, всегда — и даже по заказу. Не буду судить их, скажу о себе. Я могу писать по заказу. И не считаю это зазорным и недостойным поэта.

Небольшой экскурс в прошлое. За моё вхождение в мир творчества, за открытие таинства Слова я благодарна папе. Именно папа, редактор районной газеты, вдохновил меня на первые материалы в своём издании; помню, это были «Путевые заметки по странам СССР» (в нашей школе была традиция — дарить выпускникам туристические путёвки на каникулы). Успех публикации воодушевил меня, я попросила папу преподать мне «уроки журналистики». Сначала я была удивлена тем, что, оказывается, журналисты должны писать не то, что хотят, а по заказу. А потом была разочарована первым заданием написать про… улыбку. «А что можно написать про улыбку?» — чуть ли не обиделась я, сдерживая слёзы. И тогда папа сказал слова, которые я запомнила на всю жизнь: «В том-то и есть настоящее искусство и таинство нашей работы — уметь писать о простых, незаметных вещах и людях так, чтобы все удивились, как они не замечали этого раньше…» Забегая вперёд, скажу, что убеждалась в этом не раз, когда слышала от людей, с которыми беседовала, брала интервью: «Неужели это написано про меня?!»

И помню, как я пришла в поэзию: именно с переделывания текстов песен, сочинения стихов для выступлений агитбригад. И сейчас я пишу, например, поздравления, но делаю это по стихийно сложившемуся принципу: мои поздравления — очень личные и адресные, включают в себя и биографию, и качества человека, и ещё разные непредсказуемые вещи. И мне это нравится. А когда герои моих поэтических миниатюр радуются, то трудно передать словами свои чувства. Кроме эмоций, такое стихосложение — огромная и неоценимая практика, оттачивание мастерства. Понимаю, что поздравления предполагают некоторые послабления в технике стихосложения, но я стараюсь и здесь не допускать их. То же самое и с суперблицем: для меня это скорее практика и оттачивание мастерства. Позднее из таких работ, предварительно отредактированных, могут родиться стихи. Кроме того, я заметила, что моя привычка жить и работать в форс-мажорных обстоятельствах может распространиться и на написание произведений (на суперблице действительно мобилизуюсь и успеваю написать довольно сложные и большие стихи). Но традиционная работа над стихотворением (да, я не оговорилась, это — работа), безусловно, намного дольше. Очень хорошо помню, как меня учили мои старшие по опыту и мастерству поэты, что любое стихотворение должно «отлежаться», требует большой работы по корректировке. К сожалению, я не всегда следую их совету, из-за чего порой вижу не очень весёлые последствия этой торопливости и нетерпения. Таким образом, могу сказать, что на написание стихотворения уходит один-два, реже — три дня.

Совсем другое дело с написанием рассказов (за большую прозу я всё ещё не рискую браться). Сам процесс создания прозаических произведений отличается от работы над поэзией. Стихи пишутся в большинстве случаев спонтанно. Проделывая непредсказуемый, часто витиеватый путь от первой строчки к последней, до конца иногда не знаешь, чем же всё-таки закончится стихотворение. Самой даже интересно, хотя и знаю, что главная мысль — обобщающая, неожиданная, интересная — будет именно в заключительных строках.

А вот прозаическое произведение пишется по-другому. Прежде чем сесть за бумагу, я его вынашиваю. Как ребёнка. На это уходит несколько дней, бывает, и недель. И пока в голове не сложится более-менее чёткая картина будущего повествования, я редко когда сажусь писать. Конечно, в процессе написания тоже могут случиться зигзаги сюжета, как и в жизни, впрочем. Но в целом я уже знаю, о чём будет история.

Написание любого произведения, особенно в прозе, — это своего рода уход в параллельный мир. Я там, со своими героями, которые порой начинают жить своей жизнью. Это же ощущение ещё долго не даёт покинуть тот мир после последней точки. Мне даже жаль расставаться с моими персонажами, как будто они реальные люди, с которыми я должна попрощаться навсегда.

Время на издание сборника исчисляется другими критериями, так как в этом принимает участие много людей. Подготовка книги зависит от идеи, которая возникает и развивается продолжительное время. Скомпоновать сборник не так сложно, ибо по профессиональной привычке все свои произведения изначально систематизирую и классифицирую по годам, темам. Потом начинается сокращение объёма (как правило, стихов набирается много больше нужного количества) и редактирование: вычитка текстов на ошибки, в основном потому, что сюжет и смысл практически не меняю. В общей сложности на подготовку сборника перед подачей его в издательство уходит от недели до месяца.

— Откуда Вам, как человеку, занятому на основной работе, удаётся выкраивать минуты для писательства?

— А вот это самый сложный и нелюбимый вопрос (улыбается). Хотя именно он бьёт, пожалуй, все рекорды на творческих встречах, особенно с аудиторией, которая знает меня и по основной деятельности. И мне даже как-то неловко признаваться в том, что я сама НЕ знаю ответа на этот вопрос. Конечно, я могла бы ответить так, как порой мы часто говорим своим детям, мол, разумное распределение времени и режим позволяют выполнять всё! Замечу, «разумное». А жизнь почти постоянно вносит в эту разумность сумятицу и экспромты.

Но всё-таки отвечу, и ответ будет совсем не оригинальным: ставлю себе границу во времени, до которого часа вечера я выполняю обязательную работу, а потом уже позволяю окунуться в любимый мир творчества. И, как говорится, закаляю силу воли. К сожалению, к заветному моменту ближе к полуночи я устаю очень, скорее, в моральном плане, а это никак не способствует вдохновению и даже желанию. Со временем на творчество у меня очень сложно. Я сейчас не беру во внимание отпуск. Ну и конец недели — суббота, вот она уж точно только творческая. Именно поэтому я не могу пока писать прозаические произведения. Но жаловаться не хочу, да и не имею права, ибо я понимаю и принимаю эти реалии моей жизни на сегодняшний день. Но я осознала ещё одну очень важную вещь. Заключена она в словах римского историка и писателя Плиния Старшего, более известных благодаря одноимённой книге Ю. Олеши. Их я знала, в принципе, давно, но сколько умных фраз мы помним и любим цитировать, не вникая в их суть до тех пор, пока не проживёшь похожую ситуацию и на себе не испытаешь их истину! Вот так и со словами «Ни дня без строчки!» Это действительно так! Заметила, что, когда не пишешь долго, несколько дней, как будто что-то «ржавеет» в способностях мыслить и слагать стихи. Писать надо по возможности каждый день. Пусть это будет не цельное произведение, а фразы, сравнения, образы, рифмы, отдельные мысли, но только каждый день.

— Составляете ли Вы какие-либо графики или планы, которые позволяют уравновесить работу в школе, домашние обязанности, творчество, досуг? Имеется ли некий секрет от Ренаты Юрьевой, который Вы могли бы раскрыть своим коллегам?

— Боюсь, что такого секрета нет. Я не составляю ни графиков, ни планов. Нет, конечно, в голове всегда формируется список необходимых дел, и, как директор, веду записи, но на творчество это не распространяется. Моё творчество напоминает скорее джаз, блюз, нежели диско. Я знаю, что надо сделать, но когда и как — вопрос без конкретного ответа. Часто зависит от настроения: интуитивно чувствую, когда и что именно могу делать: вот сегодня я поняла, что готова к интервью, хотя ещё вчера думала, что нескоро соберусь отвечать на довольно непростые вопросы.

Конечно, сложился определённый режим на каждый день, но не думаю, что он может являться примером для кого-либо.

Позволю себе совет. Старайтесь радовать себя. Да, сами. К сожалению, в большинстве случаев этого никто не может сделать для вас. Позволяйте себе пусть маленькие радости, но каждый день. Долгое отсутствие радости угнетает и плохо действует на настроение и вдохновение. А какие именно радости, это тоже весьма индивидуально, никто лучше вас самих этого не знает.

— Есть ли что-то, от чего Вам приходится отказываться, чтобы успевать быть писателем?

— Да, и мой ответ не понравится многим, хотя, возможно, его поймут. Я жертвую отдыхом. Просто пассивным отдыхом, когда хочется ничего не делать и дать расслабиться мозгам, мыслям, эмоциям… Помню, как впервые поехала на море. Случилось это совсем недавно. Ехала и не понимала, отчего люди так стремятся к морю и как же я буду просто так лежать и ничего не делать? Я же так не умею, я привыкла постоянно чем-то заниматься, причём часто несколькими делами одновременно. И я, собираясь на море, положила в сумку блокнот, ручку, книгу, сканворды (улыбается). Легла и… увидела небо!.. Большое, безмятежное, вечное голубое небо. И всё. Больше на море я не брала ничего…

К сожалению, я разучилась отдыхать, позволять себе эту необходимую радость (!). Есть даже такой термин сейчас — «трудоголик». Понимаю, что нельзя так, но пока не получается по-другому.

— Случалось ли, что идеи для произведений приходили не вовремя, например, посреди урока или в процессе совещания? Что тогда делать? Как не забыть свою мысль?

— Я часто слышу от пишущих, что они сочиняют на ходу или в процессе выполнения каких-нибудь других дел. Наверное, это имеет место быть, возможно даже, что это своего рода показатель таланта поэта. Но у меня такого практически не бывает. Мне для создания произведений нужны условия, в первую очередь — тишина.

А на работе, тем более на совещаниях, которые провожу сама, я и мысли не допускаю — ни сознательно, ни бессознательно — о чём-либо другом, не касающемся текущего момента. Потому что, наверное, я слишком ответственно подхожу ко всему и, что бы ни делала, погружаюсь в это всецело. Иначе получится как за двумя зайцами. Да и вообще привыкла, вероятно, или не понимаю другого, но только полное погружение в действо может дать результат. Так происходит и на работе, и дома — во всём.

Коллеги по перу мне часто говорят, что им нравятся мои комментарии к стихам и произведениям на сайтах, которые не ограничиваются смайликами или кратким эпитетом. Уверена, сказывается привычка с детства всё анализировать — и именно по той же причине полного погружения: читая стихотворение автора, я настраиваюсь только на его волну. Когда-то в детстве прочла, выписала и запомнила замечательные слова Александра Дюма: «Размышлять — высшее счастье для людей действия, единственный отдых, который они себе разрешают». И ещё ни разу за всю жизнь не усомнилась в этих словах.

Но вопрос, как не забыть пришедшие строчки, всё равно актуален и для меня. Однако это касается ночных озарений: какие потрясающие (ну, на мой полусонный ночной взгляд) строки приходят по ночам! И как же лень вставать, чтобы записать их, а наутро, несмотря на многократное повторение их в уме, их почти никогда не удаётся воспроизвести. На прикроватной тумбочке и блокнот с ручкой обитают, но увы. Сейчас наконец нашла относительно удобный способ: закачала в телефон программу «Заметки», которой и пользуюсь во внезапные минуты вдохновения.

— Можно ли вызвать вдохновение «по щучьему велению, по своему хотению», когда это удобно? Если это возможно, то как именно?

— Ещё недавно я бы однозначно ответила, что нет, нельзя! Максимализм юности покидает меня весьма неохотно и не спеша. А сейчас склоняюсь к мнению, что можно. И, что не менее важно, нужно! Ждать у берега погоды хорошо, но паруса от этого не расправятся, а значит, корабль не поплывёт. А мне всегда нужно движение и ветер, без них задыхаюсь.

Как ни странно, но, повторю вышесказанное, творчество — это тоже работа. Когда бы не она, никакой талант не нашёл бы выхода в замечательных произведениях. Если уж совсем нет этого вдохновения-настроения, то можно заняться редактированием, какой-то технической работой над произведением, но работать надо.

«Вызывать вдохновение» — даже звучит несколько странно, но уверена, что у каждого всё равно есть свой способ. Для многих это природа, совершенство и гармония наяву. Других заражает и заряжает чтение стихотворений классиков или просто любимых произведений. Кому-то очень важно доброе слово, поддержка, даже восхищение другого, чтобы расправить крылья. И есть наитие, которое приходит, «когда его совсем не ждёшь»… Главное, уловить его дыхание и не спугнуть…

— Предпечатная подготовка книги — это снова время. Какой её этап требует наибольшей вовлечённости автора? Как наладить контакт со специалистами издательства, не упустить ни единого момента на этапе бесконечных согласований и при этом не оставить за бортом всю остальную жизнь?

— Когда я впервые познакомилась с издательством «Союз писателей» в феврале 2015 года, я полностью доверилась им. Для меня это было несложно, ибо, к сожалению или к счастью, я всю жизнь доверяю людям… как бы порой это ни было чревато. А тогда я не ошиблась в своём доверии, чему свидетельство — пять плодотворных лет сотрудничества с этим издательством и девять выпущенных книг, а юбилейная десятая уже в разработке.

Как наладить контакт? А специальных рецептов и нет. Точно так же, как со всеми: не бояться обсуждать канву будущей книги с самых первых шагов, вносить предложения, своё видение, прислушиваться, править, принимать… Не забывать, что работники издательства — это прежде всего люди, и относиться к ним соответственно: не грубить, не нервничать, выбирать тон, слова, не забывать благодарить. Для меня это — истины, заложенные мамой в детстве, и жизнь показывает, что они действуют и просто необходимы как для людей, с которыми ты общаешься, так и для себя самой, ощущения внутреннего мира. К слову сказать, работа издательства «Союз писателей» до того слажена, отточена, распределена и четка, что моя «остальная жизнь» не остаётся за бортом никогда. Безусловно, это заслуга руководителя, умеющего так распределить силы и работу.

— А что насчёт этапа продвижения: что требуется от автора? Как вписать в свой график ведение групп в социальных сетях, участие в конкурсах, творческие вечера, встречи с коллегами? Или всё это совершенно необязательно?

— А вот это ещё один очень трудный для меня вопрос сегодняшней действительности.

Когда-то, на одной из своих самых первых творческих встреч, в 2000 году, ко мне подошла женщина, видимо, имеющая опыт и творчества, и организационной работы, и сказала, что мои стихи интересны свежими образами, глубокими мыслями, но… это ещё не стихи, и у меня есть два выхода, даже три: писать «для себя», делать из текстов (!) песни или найти литературного редактора, который бы помог. Тогда я даже не обратила внимания на третье условие: где я и где литературный редактор? Кто бы мог подумать, что мечты сбываются! Верить надо всегда…

Продвижение очень помогает! Из тех, кто пишет, редко кто умеет это делать сам: сказывается или нехватка времени, или природная стеснительность говорить о себе, тем более рекламировать, или просто неумение. Поэтому я очень благодарна издательству «Союз писателей» и лично Ирине Малковой за то, что они делают для меня в частности.

И встречи нужны! Вот их я могу проводить и даже люблю. Беседы «глаза в глаза» всегда необходимы и важны: ты не только разговариваешь с людьми, но и так много познаешь для себя. Конечно, такие встречи требуют дополнительных навыков, но это уже совсем другая история…

— Как Вы относитесь к идее преподавать детям в школе основы тайм-менеджмента? Не было бы им это более полезно в будущем, чем, например, ОБЖ?

— Идея более чем интересная и важная! Но давайте оговоримся, что не за счёт других предметов, в частности ОБЖ. Часто приходится слышать из уст людей слова о некотором разделении предметов на основные и необязательные. А кто это может знать? Если учитывать ЕГЭ, то да, здесь есть приоритеты, но именно они порой могут и навредить, ибо есть «несдаваемые» предметы, которые в жизни оказываются гораздо полезнее и нужнее.

Я бы много чего ввела в школе для детей, касаемо именно жизни: для личности, любви, семьи, смысла жизни… В разные времена были попытки вводить что-то похожее, но почему-то быстро снимались «с конвейера», а зря. Где ещё могут многие дети из семей разных категорий узнать простые истины бытия? Это касается и тайм-менеджмента, и прочего.

— Возможно, когда-то образование станет более широким и разносторонним. Поживём, как говорится, — увидим. Ну а пока будем надеяться, что люди, заинтересованные в том, чтобы наполнить свою жизнь как можно большим количеством интересных, в том числе творческих дел, сумеют освоить тайм-менеджмент самостоятельно или с помощью тех, кто уже познал азы этой непростой и такой важной для планирования науки.

Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей»
Екатерина Кузнецова

Статья опубликована




Теги:Рената Юрьева, директор школы и писатель, писатели новосибирского района

Читайте также:
Комментарии
avatar