Мозаика образа Джона Сноу

Мозаика образа Джона Сноу

Много бестселлеров было опубликовано в последние десятилетия. Появились на свет романы и целые саги, которые стали культовыми и разлетелись по миру. Но немногие произведения обрели столь большую славу, как цикл Джорджа Мартина «Песнь льда и огня». Правда, справедливости ради надо отметить, что большую часть успеха книгам принесла экранизация. Сериал «Игра престолов» был столь любим публикой, что его даже показывали в кинотеатрах!

Не сразу читатели и зрители поняли, кто тут главный герой. А когда поняли, большая часть сюжета уже осталась позади. Впрочем, Мартин работу над оригиналом не закончил, а завершение сериала большинству фанатов не понравилось, так что... не все точки тут еще расставлены. В любом случае на данный момент едва ли кто-то сомневается, что вся «Игра престолов» крутится вокруг бастарда Джона Сноу, воспитанного в семье северянина Неда Старка. И, конечно, многие хотели бы знать, с кого Мартин срисовывал этого персонажа. Не просто же так он изучал легенды и мифы европейских народов, углублялся в историю Средневековья и, о чем все заинтересованные в курсе, основывал свой вымысел на реальных, только очень сильно перекроенных фактах (почти Дюма, но с тягой к фэнтези).

Анализ произведения позволяет понять, что Джон — образ собирательный. Сама идея его создания пришла, бесспорно, из фольклора. В сказках частенько встречается такой вот героический парень, который до поры не знает о своем знатном происхождении, живет в безвестности, преодолевает трудности, закаляя характер, чтобы в нужный момент проявить себя и, раскрыв свое «я», узнать о славных корнях, в итоге многократно приумножив величие предков. Хотите примеры? Да пожалуйста! Геракл, Ромул — все они из этой оперы. А впоследствии уже более современные писатели использовали канонический мотив для создания Арагорна («Властелин колец»), Боссе («Мио, мой Мио»). И все же, вероятно, Мартин прежде всего опирался на легенду о короле Артуре — наследнике правителя, воспитанном вдали от дома и семьи, понятия не имевшем о том, кем он является, и случайно выяснившем правду практически на поле боя, когда Британия оказалась в опасности. Остается лишь надеяться на то, что Мартин не решит закончить свою историю так же, как закончились легенды о славном британском правителе, то есть предательством и смертью. Увы, вероятность очень велика, учитывая кровожадность литератора.

Но не только персонажи фольклора нашли свое отражение в образе Джона Сноу. Есть несколько исторических личностей, также наложивших свой отпечаток на характер и судьбу этого героя.

Одним из людей, от которых Джон унаследовал судьбу, стал Генрих I Боклерк. Он, как младший отпрыск Вильгельма Завоевателя, никогда не должен был носить корону. Молодой человек готовился пойти в священнослужители, но всегда мечтал о большем. И ему действительно удалось обойти своих братьев. Пришлось плести интриги, участвовать в боевых действиях, поступать довольно скверно. Джон Сноу, конечно, более симпатичен. По крайней мере, он никогда сознательно не стремился к власти. Но итог налицо. Именно Джон стал королем Севера, хотя не мог рассчитывать на такую честь, пока у Неда Старка имелись полноценные живые наследники.

Генрих VII Тюдор, который является предком современной английской королевы, также обладает биографическим сходством с Джоном Сноу. Этот Генрих происходил из рода Ланкастеров. Его родителями были Эдмунд Тюдор и Маргарита Бофорт. В законности брака графа Ричмонда и дочери герцога Сомерсета современники сомневались, что ставилось в вину сыну. Более того, сама Маргарита родилась на несколько лет раньше, чем ее мать и отец официально поженились. Поэтому будущего короля называли двойным бастардом, а по тем временам это было клеймо. Конечно, сей факт не помешал Генриху в ходе военного переворота захватить власть, поставив крест на правлении Йорков.

И, наконец, еще один исторический персонаж, в котором также можно узнать Джона, — это Генрих Наваррский, ставший первым королем Франции из династии Бурбонов. Он пришел к власти на пике противостояния католиков и гугенотов. Сам Генрих принадлежал ко вторым, но разумно решил принять официальную веру страны, на престол которой взошел. Однако допустить, чтобы его былых соратников притесняли и уничтожали, новый король не мог. Он решился на смелый ход — подписал Нантский эдикт, попортивший немало крови радикалам из обоих противоборствующих лагерей. Джон Сноу был столь же отчаянным, когда повелел пустить Одичалых за Стену, понимая, что лишь так можно одолеть монстров-ходоков. За свое решение он поплатился. К счастью, в фэнтези не все так же однозначно, как в жизни. Например, частенько находятся пути для воскрешения. Генриху повезло меньше, чем Джону. Ценой за попытку добиться религиозной терпимости, и в самом деле, стала его жизнь.

Джон Сноу — всеобщий любимец. Те, с кого он срисован, заслуживают внимания и уважения, даже если не вызывают симпатии. Составлять из личностей фольклорных персонажей и великих правителей прошлого мозаику образа литературного персонажа увлекательно. Насколько картинка получается достоверной? Джордж Мартин никогда не говорил прямо.

Оставить комментарий

Подписка: 1

Литературный портал для писателей и читателей. Делимся информацией о новинках на книжном рынке, интервью с писателями, рецензии, критические статьи, а также предлагаем авторам площадку для размещения своего творчества!

Архивы

Интересно


Соцсети