Меню

Поиск



аватар отсутствует

Девять дней из жизни уборщицы

MilenaS
Добавил MilenaS
16 Авг 2012
Рассказы
0 комментариев

Оценка читателей

ПРОГОЛОСОВАЛО ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ: 0 ЧЕЛ.

Посвящение: всем прекрасным женщинам, заслуживающим быть счастливыми! Мужчины, внимание: женщину необходимо раскрыть, и сделать это можете вы!


Бесцельно жизнь живут на свете
Миллионы женщин и мужчин.
Как рои муравьев, нелепо словно дети
Глядят они на мир из-за чьих-то спин.

«Кто я? Где я? Зачем и почему?»
Вопрос один другого краше.
Себя найти в чужом плену
И вновь не потерять, как случалось раньше

Дано лишь избранным, так будь же в их числе!
Наперекор всему мир этот покори,
Раскрой себя в безумнейшей борьбе
Иль в знак смиренья молча голову склони.


День первый
Изящный бокал красного вина дрогнул в тонкой руке, и девушка неуверенно поднесла его к губам. Благо, она вспомнила, что это не сок и не компот, как она привыкла, а спиртное и глотать его не глядя, просто нелепо и бескультурно.
Она отхлебнула немного и с ощутимым удовольствием отставила бокал на маленький журнальный столик. Только после этого она решилась поднять взгляд на сидевшего напротив мужчину. Элегантный костюм, безупречно зачесанная назад челка, уверенный взгляд и наполовину ироничная улыбка, одновременно притягательная. Он вызывал у нее восхищение, лишал слов. Именно поэтому она смогла лишь глупо улыбнуться в ответ.
- За любовь пьется до дна, - сказал мужчина, продолжая держать в руке бокал.
Она немного смешалась. Рука потянулась к бокалу. Но мысль, возникшая в сознании, тут же подавила сей порыв. Она терялась в догадках: повести себя как дурочка и тупо сделать как он сказал или же не обратить внимания на его слова? В любом из этих вариантов она невольно ощущала себя слабохарактерной дурочкой.
- Так выпьешь? – повторил он.
- Раз за любовь… - смущенно протянула она и осушила бокал.
Кровь ударила в голову. Теперь мужчина напротив широко улыбался.
- Ты так мила… - произнес он.
- Правда? Мне кажется, я веду себя неловко.
- Напротив, - он как-то совсем обычно оказался рядом с ней и по-свойски поднял ее на ноги. – Я обожаю этакую девчачью невинность.
- Правда? – снова глупо повторила она, не заметив, что они плавно танцуют под ритм несуществующей мелодии. – Так тебе все нравится?
- Еще бы… Почему мне должно что-то не нравится?
Его руки были где-то в районе ее талии, потом плавно опустились вниз и так же незаметно подкрались к самой шее.
- Ты красивая женщина… - прошептал он.
Его губы уже готовы были прикоснуться к ее, когда она вдруг отстранилась.
- Что не так, красотка?
- А я… не та за кого ты меня принимаешь! – выдала девушка и сама ужаснулась только что сказанному.
Ведь еще каких-то полчаса назад она мечтала чтобы ее целовал этот человек – сам Александр Лебедев – ее давняя любовь.
- И кто же ты? Вроде полчаса назад была главным менеджером, а сейчас?
Она видела, что он иронизирует, но ей уже было все равно. Решила проверить – так некуда отступать!
- Я уборщица! – выпалила она, закрыв глаза.
Когда она их открыла, рядом никого не было. Она судорожно выдохнула. Неужели прошло больше минуты, раз ее «кавалер» успел уйти? Или он испарился на месте, услышав ее слова? Она озиралась по сторонам. Шикарный номер шикарного отеля был действительно пуст, как будто совсем недавно здесь и не было никакого Александра Лебедева.
Она заглянула в ванную комнату, но, как и ожидала, она была пуста. Никаких признаков присутствия молодого человека и не осталось. Она криво улыбнулась, присела на кровать и… закрыв лицо руками, начала вдруг рыдать.
Она корила себя за то, что ляпнула никому не интересную правду. А может дело не в этом? Может она на самом деле закомплексованная идиотка, которая не может привлечь ни одного мужчину?
Она вытерла лицо руками. Разводы от туши делали ее лицо полосатым, но она не обратила внимания. Ее беспокоил вопрос: неужели уборщица не может привлечь мужчину и самой же стать счастливой?

День второй
…Карена брела по улице. Шел мелкий осенний дождь. Неудавшееся свидание навязчиво пульсировало в сознании. Нужно было отвлечься, чтобы хоть немного отогнать мысли о своей никчемности. Впереди белел киоск, а рядом стояла женщина, выкрикивая что-то. Подойдя чуть ближе, Карена расслышала «Лотерейные билеты! Подходим, покупаем и удача вам обязательно улыбнется!»
Однако желающих проверить госпожу-удачу было совсем не много. Один парень немного приостановился, но решительно отверг протянутую руку с лотерейным билетом и решительно продолжил свой путь. Проходя рядом, Карена замедлила шаг. Нашарила в кармане сто рублей. Помимо них у нее была еще сотня – последние деньги. А до зарплаты еще оставалось две недели. «Была не была! Риск – дело благородное!
С этими мыслями она протянула опешившей продавщице деньги и вытащила из стопки потрепанный билет.
- А что разыгрывается? – весело спросила она.
- Акции… - промямлила продавщица.
Похоже было, что она все еще не могла поверить в то, что у нее купили билет.
Карена стерла защитный слой и всмотрелась в надпись. Она отвела немного билет. Вновь поднесла к глазам.
- Не верю собственным глазам… - пробормотала девушка. – Что вы тут видите?
Она протянула билет продавщице и та вяло прочитала:
- Семь сеансов массажа в спа-салоне «Истинное наслаждение».
Женщина вдруг закашляла, видимо от потрясения.
- Ух ты! Значит, мне не померещилось. И что мне теперь делать с этим? – Карена выжидающе смотрела на продавщицу.
Выслушав короткое «идите в салон и там вам все расскажут», она попрощалась с удивленной продавщицей лотерейных билетов и легко побежала. Она шла и улыбалась. Должно же было ей хоть в чем-то повезти!

…Через сорок минут Карена остановилась перед дубовой дверью темно-коричневого цвета. Глубоко вздохнув, она потянула на себя ручку, успев мысленно сказать: «Массаж так массаж! Раз в жизни стоит попробовать!»
Переступив порог, она почувствовала, будто открыла дверь в иной мир. Вокруг все блестело так, что девушка машинально зажмурилась. Средних размеров холл был выполнен в старинном стиле. Огромные белые колоны возвышались до самого потолка, а мраморный пол отдавал золотистым блеском. Где-то там, в глубине Карена заметила девушку, которая сидела в шикарном кресле и по-видимому уже давно наблюдала за вошедшей посетительницей.
- Вы можете подойти сюда, - приторно-ласковым тоном сказала она и сделала приглашающий жест рукой.
Карена неуверенно приблизилась, мысленно моля о том, чтобы не поскользнуться.
- Я вас слушаю, - улыбнулась ей девушка в кресле. – Вы бы наверное хотели сделать ультрамодную стрижку или же комбинированную покраску волос плюс ламинирование? Очень советую последнее. У нас отличная цена на эту процедуру.
- Нет-нет, - Карена отрицательно покачала головой. – Я… - она порылась в кармане и извлекла выигрышный талон. – Вот.
Она протянула его девушке, которая уже с видимой неприязнью оглядывала ее. Пробежав глазами талон, она изобразила нечто похожее на улыбку, однако теперь уже не столь приторную.
- Да, это у нас, - подтвердила она, наконец. – Вы можете выбрать из предлагаемых типов массажа тот, который вас устраивает.
- А какие есть вообще? – быстро осведомилась девушка и тут же закусила губу.
В очередной раз, как ей показалось, она выставила себя полным профаном.
- Я бы вам посоветовала сделать полный массаж с ароматерапией. В него входит использование ароматизированных масел по вашему желанию и это очень оздоровительная процедура в случае если у вас есть проблемы с позвоночником. А у вас они есть, как я вижу.
- Что? – Карена машинально выпрямилась. – Это так заметно разве?
Девушка ничуть не смущаясь кивнула.
- Ну, если честно, то да. Даже по вашей походке я определила это. Так что для вас это будет самый подходящий тип массажа. Так что, соглашаетесь?
Карена кивнула.
- Только я завтра… - сказала она. – Завтра подойду.
- Хорошо. Завтра в пять часов вечера подойдете сюда, и вас проводят в массажный кабинет.
Девушка улыбнулась на прощанье, но Карена не попрощавшись, поспешила к выходу.

День третий
Первая часть следующего дня прошла в глубоких раздумьях. Карена мысленно перебирала свой скудный гардероб и с отчаянием думала о том как вновь появится в «Истинном наслаждении» в своем убогом виде. Именно так про нее и подумала девушка в шикарном кресле из холла, в этом Карена не сомневалась. «Одно хорошо, что я в отпуске», подумала она.
Приведя себя в порядок насколько это было возможно, Карена остановилась на простом льняном платье серого цвета. Вырез лодочкой она любила и чувствовала себя в нем комфортно. Да и длина вполне подходящая: чуть ниже колен. Надев туфли без каблуков, она подбежала к большому зеркалу и оглядела себя.
- Ничего так... совсем неплохо, - пробормотала она и сделала несколько пробных шагов.
Темные волосы она собрала в длинный хвост. Каштановая челка немного падала на глаза, но в общем и целом девушка осталась довольна.
Подкрасив напоследок ресницы, она подхватила сумочку и приготовилась к выходу.

… В этот день как и в предыдущий в салоне никого не было, но Карену это немного смутило. Собственно говоря, она чувствовала себя намного комфортней среди большого количества людей.
Зато ее тут же заметила вчерашняя девушка в кресле и поманила рукой.
- Здравствуйте, - как показалось Карене, девушка улыбнулась несколько снисходительно. – Я вас провожу в массажный кабинет. Пойдемте!
Карена пошла вслед за ней по темному коридору. С обеих сторон она читала вывески на дверях: «стилист-парикмахер: Павел Кнутов», «визажист высшей категории: Оксана Некрасова», «психолог: Татьяна Русланова».
Наконец, девушка остановилась почти в самом конце коридора у двери с вывеской «Массажист: Амир Некро»
- Вам сюда, - она с улыбкой распахнула дверь и подтолкнула смутившуюся девушку вперед.
- А… - Карена хотела спросить кто же этот Амир и как он выглядит, но так и не смогла сформулировать вопрос.
- Вас уже ждут, проходите, - настойчиво повторила девушка и крикнула в полутемную комнату – Амир, ты там? К тебе Карена, помнишь, я говорила о ней вчера?
Откуда-то из глубины послышался жесткий бас:
- Помню, пусть заходит!
Карена поежилась, но отступать было поздно. Девушка втолкнула ее в кабинет и закрыла дверь.
Здесь было довольно тесно. Когда глаза привыкли к полутьме, Карена заметила посредине кабинета массажную кушетку, возле которой склонился мужчина. Она не понимала что он там делает, но когда он наконец разогнулся она увидела что внизу горят несколько свечей. Комната медленно наполнялась ароматом свежих лилий смешанных с ванилью.
- Вы не против лилий? – как ни в чем не бывало осведомился мужчина.
Карена дала бы ему лет сорок на вид. Азиат, с внешностью турка, темный, острый взгляд, оглядевший ее с головы до ног, четкий профиль, мощные руки. Он была раза в полтора крупнее нее.
Так и не дождавшись ответа, мужчина протянул ей руку:
- Я Амир, - серьезно сообщил он. – Так что, вы будете раздеваться?
Она сглотнула.
- Простите... Я на массаж.
- Так а я о чем? – мужчина широко улыбнулся. – Раздевайтесь и ложитесь на кушетку, а я подготовлю масла.
- Да, хорошо.
Она стянула туфли, потом платье и аккуратно повесила его на стул, стоявший в углу.
- И остальное тоже, - мужчина бросил на нее взгляд.
- Как...
- Кареночка, массаж ведь общий, вам известно что это значит? Т.е. – всего тела. Снимайте все, я прикрою вас полотенцем, не беспокойтесь. Просто так мне намного удобнее будет работать.
Она хотела было возразить, но вместо слов остались лишь какие-то жалкие огрызки. Ей показалось, что голос ослушается ее, и она медленно расстегнула бюстгальтер. За ним вниз упали трусики. Теперь она стояла совершенно нагая.
- Так, а теперь ложитесь на живот.
Карена выполнила его приказ, почувствовав вдруг себя неуверенной школьницей. Она порадовалась, что в комнате было полутемно, и надеялась, что Амир не успел рассмотреть ее.
Устроившись на кушетке, она почувствовала, как к ее бедрам прикоснулась ткань. «Полотенце», поняла она.
В подтверждение ее догадок Амир сообщил:
- Ну вот, я накрыл ваши бедра. Теперь можно приступить к массажу.
Он склонился к самым ее губам и прошептал:
- Карена, а у вас прекрасное тело…
- Что?
Она повернула к нему голову и осеклась. В полумраке его губы, обведенные легкой щетиной, выглядели волшебно.
- Я сказал, что вы потрясающе красивы, - повторил он.
Карена молчала. Она чувствовала, как ее сердце стучит где-то в пятках. Лоб покрылся испариной. Внезапно что-то прохладное накрыло ее спину, и она вскрикнула от неожиданности.
- Ну что вы, Карена, это мои руки…
Мужчина мягко мял ее кожу, то резко, властно, то спокойно, лениво. Она чувствовала, как его руки касаются ее лопаток, шеи, как настойчиво они теребят ее кожу, и как приятное тепло медленно разливается по ее телу в тон его пальцам.
«Это блаженство». Ей показалось, что она произнесла это вслух, потому что в тот же миг она увидела лицо Амира рядом с собой.
- Карена, вам нравится? – спросил он.
Она кивнула. На ее лице появилась легкая улыбка, она не заметила откуда она взялась там. Еще каких-то десять минут назад она чувствовала себя самой неуверенной и неловкой в этом мире.
- Вот и хорошо.… Расслабляйтесь. Ничто не способствует более прекрасному расположению духа, чем настоящее расслабление.
Руки Амира гладили ее спину. Она даже подумать не могла, что мужские руки могут быть такими мягкими, приятными. В следующее мгновение она ощутила, как он коснулся ее ягодиц. Спасающего полотенца больше не было! Карена напряглась. Его руки ласкали ее ягодицы, то яростно, то мягко. Она хотела решительно возразить. Сказать, что она не одобряет подобного массажа, что это возмутительно, безнравственно, в конце концов! Но вопреки внутреннему порыву она молчала.
Напряжение медленно исчезало. А тишина становилась расслабляющей. Она вновь закрыла глаза. Ей казалось, она летит высоко в небе, где-то параллельно с птицами. Это было потрясающе.

День четвертый
…Подул легкий ветерок, и Карена вдохнула полной грудью. Вечер после массажа был словно продолжением сна. Она сидела у распахнутого окна и смотрела в усыпанное звездами небо. Часы в спальне пробили полночь.
Небо было темным, но совсем не безмолвным как раньше. Теперь оно говорило с ней. И она его понимала. Интересно, откуда эта огромнейшая Вселенная? А может, она была всегда? Вечно… Интересное слово – «вечно»… Ведь ничто не вечно, есть выражение. Откуда тогда это слово? Она не знала ответа.
В тот вечер она поняла, что в мире очень много вопросов, на которые она не знает ответов. В этот миг сердце застучало быстрее. Одна мысль молниеносно сменяла другую. Вселенная, человек, Бог, нормы, принципы, тайны, катастрофы, улыбки, море, солнце, горы, небо… Необъятный мир. И где-то в отдалении пульсировала едва заметная мысль, едва уловимое ощущение: в этом мире, оказывается, есть и ОНА. Пусть она всего лишь песчинка из миллиона похожих, но она лишь внешне похожа. У каждого человека есть руки, ноги и голова. И в этом мы все похожи друг на друга. Так же и песчинки… А вот Душа – иная. Набор мыслей, стремлений, надежд, норм и целей – это как разные пакеты у разных людей.

…Перед сном она взглянула на себя в зеркало. На нее смотрела молодая девушка с длинными распущенными волосами, большими карими глазами и тонким станом. Длинная ночная рубашка касалась пола, но под тонкой тканью угадывались стройные формы. Карена провела по своей груди, медленно дошла до талии… Тело приятно отзывалось на тепло руки. Всего лишь на какой-то миг ей показалось, что это руки Амира гладят ее тело, то ласково, то грубо… Она закрыла глаза, задышала чаще… Когда она вновь их открыла реальность заставила ее издать разочарованный вздох. Она была в своей комнате. Иногда полеты фантазии бывают странно реальными…

…На следующий день Карена была в «Истинном наслаждении» за десять минут до назначенного времени. Стоя перед дверью с надписью «Массажист: Амир Некро» она с ужасом поймала себя на том, что сердце колотится как перед бурей. Вот словно сейчас распахнутся двери и ей в глаза ударят сотни прожекторов, а проворливые руки станут бороться за право подсунуть ей микрофон и громче выкрикнуть тот или иной вопрос.

Или же двери распахнутся, и ей предстоит пройтись как по подиуму под одобряющий крик восторженных фанатов. Как же ей не хотелось бы их разочаровывать!

Или… там за дверью ее ждет восторженная толпа поклонников, которые жаждут получить ее автограф. Вот она неторопливо входит в помещение, и они кольцом обступают ее, умоляя подписать ту или иную вещицу.
Карена тряхнула головой. Сколько она тут простояла как дурочка? Минут пять точно прошли. Об этом ее возвестили большие настенные часы в коридоре, которые как раз начали отбивать три часа.

Девушка робко постучала в дверь. Так и не дождавшись ответной реакции, она потянула ручку и, отворив дверь ровно настолько, чтобы ее голова смогла вместиться в образовавшийся проем, неуверенно заглянула внутрь. В полумраке спиной к ней стоял Амир. Его плечи ритмично вздымались, в то время как руками он выделывал резкие движения, то наклоняясь вперед, то вновь распрямляясь. Карена не заметила, как машинально закусила губу, наблюдая за его обнаженным телом. Это был комплект мышц, каждая из которых двигалась в такт другой.

При каждом наклоне вперед темные спортивные штаны приятно облегали плотные накаченные ягодицы, и Карена не могла оторвать от них восхищенного взгляда. Ей показалось, что она простояла так совсем недолго, когда вдруг совершенно неожиданно массажист обернулся. На его лице не отразилось и тени смущения, несмотря на то, что он видимо сразу догадался, что за ним наблюдали. Однако, на лице Карены смущение и стыд отразились в самой полной мере. Девушка ощутила всем телом, как ее лицо начало покрываться огромными красными пятнами. Она несколько раз порывалась закрыть дверь, но всякий раз взгляд Амира останавливал ее.
- Заходите, Карена, - спокойно сказал он без тени улыбки.
Она облегченно вздохнула: он не смеялся над ней и не пытался пристыдить.
- Извините, что я… - забормотала она едва слышно, продолжая внутренне ненавидеть себя за эту слабость быть неуверенной. – Я совершенно случайно… Даже не ожидала, что…
- Бросьте, - Амир подошел к ней, все еще тяжело дыша после физических упражнений. – Я это делал специально.
Он подмигнул ей. Она часто заморгала, силясь что-то ответить, но подходящие слова так и не озарили ее ясную голову.
Наблюдая за ее смущением, Амир все же не удержался от улыбки.
- Так я не понял, вы готовы к массажу? – решил он сменить щекотливую тему.
- А, да, конечно! – она радостно кивнула и почти с облегчением начала раздеваться.
На пол упало сначала серое платье, затем розовый бюстгальтер, потом она сняла туфли. Машинально она дотронулась до трусиков, но рука застыла, не решаясь спустить вниз и их.
- Снимайте, - раздался спокойный голос Амира.
Казалось, он был полностью увлечен подготовкой обстановки к сеансу массажа. Помещенье постепенно наполнялось ароматом свежих роз и лилий. Допотопные торшеры озарили призрачным светом узкую кушетку, накрытую свежей белой простынью. Карена удивленно созерцала спину мужчины, пытаясь понять откуда он мог знать, что именно она уже сняла, ведь он стоял спиной к ней.
- Не волнуйтесь, я накрою вас полотенцем, чтобы не смущать, - добавил он, и ей представилось, что он при этом улыбается, самоуверенно и нагло.
- Да, потрудитесь накрыть, - она сама не поняла откуда в ее голосе, еще недавно дрожавшем от страха и неуверенности, могли появиться стальные нотки.
- Так вы ложитесь, и я накрою, - невозмутимо парировал массажист.
Она легла на кушетку. Темные волосы рассыпались по плечам, приятно касаясь кожи. В следующий миг она почувствовала, как что-то свежее касается ее ягодиц. Мягкая ткань прикоснулась к коже и через нее она почувствовала тепло мужской руки.
Карена приподнялась на локтях и тут же готовые сорваться с ее губ слова замерли где-то внутри. На нее смотрел мужчина-Зевс, этакий Геракл во плоти, коллекция мышц, благородное обличие демона.
Он склонился к самым ее губам, но что самое ужасное, она по-прежнему продолжала чувствовать на своих ягодицах его сильную руку.
- Я поправил полотенце, - известил он ее хриплым шепотом.
- Зачем? – глупо спросила она.
- Оно едва не соскользнуло с вашей округлой… попки, - совершенно невозмутимо пояснил он.
Она не поняла, когда это случилось, но дыхание стало таким частым, будто она только что пробежала стометровку.
- Вы будете делать массаж? – как могла равнодушно спросила она.
- С удовольствием.
На этот раз на его губах действительно играла легкая улыбка. Карена не могла не подметить, что в улыбке этой сквозила наглость, но уже само собой разумеющаяся наглость, словно так оно и должно быть.
Его руки коснулись ее кожи, как вода касается пылающего пламени. Карена ощутила всем телом, как ее кожа горит от каждого прикосновения его пальцев. Она лежала не двигаясь и стараясь не думать. Вообще ни о чем. И в голове действительно не было ни одной мысли кроме этой маленькой комнатки и этих прикосновений. И все, чего она жаждала сводилось к этим пальцам, которые гладили ее кожу. Она почувствовала, как он осторожно отвел со спины ее волосы. Теперь его руки мяли ее шею. Она не заметила как застонала, потом еще раз и еще…
- Кареночка, с вами все нормально?
Лицо Амира расплывалось где-то совсем рядом. Она кивнула, так как ответить была просто не в состоянии. Где-то в области шеи ее сводили с ума тысячи мурашек. Это было что-то новое, неиспытанное раннее. «Словно я сама никогда не прикасалась к своей шее», подумала она удивленно.
Внезапно все стихло. Прикосновений больше не было.
- Почему вы прекратили? – она повернула голову к Амиру.
Он стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на нее сверху вниз.
- Я подумал, что вам не нравится, - сказал он.
- Почему вы так решили?? – возмутилась она и привстала на локтях.
Полотенце, прикрывавшее ягодицы, полетело вниз, но она даже не подумала о нем.
- Потому что вы мне пытались именно это показать, - он пожал плечами.
Она ждала разъяснений.
- Ваше тело сходит с ума от моих прикосновений, но вы, сами вы, ваш разум пытаетесь не признать этого. Вы делаете все, чтобы мысленно заставить ваше тело не реагировать на прикосновения. И мне непонятно – зачем вы так хотите приказать своему телу то, что оно не одобряет?
Карена почувствовала как снова начинает краснеть, но в полумраке это было мало заметно.
- Я… просто я… не знаю как реагировать на такое, - призналась она. – Я… стесняюсь.
- Если вам нравится то, что делает мужчина - покажите ему это.

День пятый
«Если вам нравится то, что делает мужчина - покажите ему это».

Лежа в ванной, Карена неспеша намылила голову. Фраза Амира продолжала звучать так, словно она до сих пор слышала его голос. После этой фразы он продолжил массаж так, словно ничего не было. Его руки по-прежнему приносили ей массу удовольствия, и она уже не знала как лучше себя вести. То ли благодарить его, то ли сдержанно улыбаться. В итоге она решила вести себя так как реально себя ощущала. Подсознательно это было следование как раз его фразе. Зачем притворяться? Зачем лгать? К чему недосказанности? В ощущениях важны только ощущения и ничего более. И она решила, что не станет больше скрывать их. Ведь в том, что ей нравилось то, как Амир делает массаж, не было абсолютно ничего постыдного, грязного или вульгарного. Это были ЕЕ ощущения, которые она совершенно искренне испытывала, в то время как он просто выполнял свою работу. А это означало, что он прекрасный специалист, только и всего. Разве в этом есть что-то, чего можно стесняться? Еще тогда на сеансе она сделала вывод, что ее ощущения совершенно нормальны. И после этого ей удалось расслабиться. Она лежала и улетала. Куда-то запредельно высоко. Туда, где небо пересекалось с горизонтом. Это была та недостижимая грань, которую она всегда мечтала достать. Сейчас она ее достала. Она могла свесить вниз ножки и болтать ими от удовольствия. И весь мир казался ничтожно маленьким по сравнению с ней, ее ощущениями.

…Карена открыла глаза, постепенно приходя в себя. Действительно, признав свои собственные ощущения, стало намного легче разговаривать с самой собой. Ей теперь нечего скрывать от себя самой и от этого на душе стало легче. Она поймала себя на мысли, что улыбается. А еще она ждет не дождется следующего сеанса и… новой встречи с Амиром. Только теперь хотелось новизны, остроты и сумасшедшего блаженства. Она была уверена, что все это непременно впереди.

Когда она закончила с ванными процедурами, часы в прихожей пробили пять. Но она не беспокоилась. Вчера она записалась на сеанс на восемь часов вечера. Поэтому у нее в запасе была еще уйма времени, чтобы привести себя в порядок.

Она прошла в спальню. Здесь витало особое настроение. Она любила это необычайное спокойствие, которое навевала ее спальня. Постельные тона, задернутые занавески, воркующее в углу радио… Все это было таким домашним, таким родным, таким ЕЕ… Только ее и ничьим больше. Она включила стоявший в углу торшер, и комната озарилась блеклым светом. Она и не хотела большего. Сбросив банный халат, она подняла взгляд на зеркало, которое показало ее в полный рост. И вот такой видел ее Амир… Ее окутали спутанные чувства. Девушка, смотрящая на нее из зеркала, обладала тонкой талией, весьма широкими бедрами и совсем небольшой упругой грудью. Каштановые волосы, спадавшие на плечи запутанными прядями, казались в полутьме еще более серыми и невзрачными. Другое дело – яркая блондинка… Карена вздохнула, машинально накручивая на палец прядь волос. Исподлобья она продолжала смотреть в зеркало. Большие темно-карие глаза смотрели робко и с упреком, как ей показалось. Опять этот взгляд, словно просящий о помощи… Она в отчаянии рухнула на кровать, закрыла глаза…

Карена не заметила как проспала два с лишним часа. И лишь телефонная трель заставила ее открыть глаза. Часы показывали четверть восьмого. Она вскочила. Так… одеться! Времени на долгие сборы не было. Поэтому она схватила короткие джинсовые шорты, которые висели на стуле, и натянула простую, но любимую футболку. Получилась этакая спортивная леди. Однако, довершить образ Карена все же решила, надев каблуки – ярко-красную шпильку.

Появившись в таком виде в «Истинном наслаждении» она поймала на себе странный взгляд девушки из приемной. Она чуть ли не с ухмылкой оглядывала ее с головы до ног. Но Карене в тот момент было не до нее: она опаздывала на пять минут на сеанс!

Подбежав к долгожданной двери с надписью «Массажист: Амир Некро», она распахнула ее с таким упоением, словно ждала этого по меньшей мере неделю. Внутри было пусто. Карена нерешительно вошла, закрыв за собой дверь и, присев на кушетку, пригладила волосы. Только сейчас она вспомнила, что забыла расчесать волосы! Видимо поэтому девушка из приемной смотрела на нее с ухмылкой. Еще бы! Ее вьющиеся и к тому же нерасчесанные волосы явно привлекали внимание. Она судорожно начала рыться в сумочке в поиске расчески. Но голос у двери заставил ее замереть:
- Не ищите, - сказал Амир.
Она и не услышала, как он вошел. Его шаг был бесшумным. Казалось, он появился здесь не открывая дверь. Эта мысль заставила ее всерьез задуматься, и она забыла зачем только что вообще открыла сумку.
Амир прошел к кушетке, поправил белую простынь и бросил словно невзначай:
- Сегодня ты ослепительна.
- А волосы? Они же…
- Они прекрасны, - оборвал он ее. – Ксюша в приемной тебя не узнала. Я уже не знал что и думать. Кто мог прийти в этот час ко мне на сеанс. А это… ты оказывается.
Он выпрямился и оказался совсем рядом с ней. От его мощного тела исходила энергия. Сегодня он был в белой футболке, которая полностью обтягивала весь его торс и в шортах. Его смуглая кожа в темноте была безумно красивой.
Карена вдруг улыбнулась, напрочь забыв о своих растрепанных волосах.
- А ты сегодня тоже… прекрасен, - сказала она, услышав свой голос со стороны.
И словно невзначай дотронулась лишь самым кончиком пальца до его вздымающейся мышцы на плече.
- Там… нитка была, - сообщила она с улыбкой и без малейшего стыда.
Она видела, что он откровенно смотрит на ее грудь, которая без бюстгальтера плавно просматривалась сквозь тонкий материал футболки.
- Обожаю маленькую грудь… - медленно произнес он.
- Что?
- … И тело как у семнадцатилетней девственницы.
Она почувствовала свое сердце где-то в области горла.
- Мне… чуть больше семнадцати, - произнесла она, чувствуя себя полной идиоткой. – Но за сравнение спасибо. Семнадцать лет – прекрасный возраст.
- Красивой женщине в душе всегда семнадцать, - серьезно сказал мужчина.
Тембр его голоса резал ей слух, нарушал внутренний мир. В этом мире не могло быть такого голоса! Она внушила себе это давным-давно. Даже Лебедев, которого она превозносила, обладал куда более писклявым голосом. Но когда-то он же ей нравился! Когда-то! Она усмехнулась. Да это ведь было каких-то пару дней назад! Ей реально нравился этот слащавый интеллигент с девичьими замашками! Вечно в темных костюмах, менялись только галстуки. Как же это однообразно!
- Твои обнаженные ноги заставляют меня волноваться, - продолжал Амир.
Руки он держал на бедрах, однако взгляд его уже несколько раз прошелся по девушке сверху донизу.
- По-моему, твои высказывания все же несколько… бесцеремонны, - стальным тоном ответила Карена.
Подбородок сам по себе вздернулся вверх. Амир пожал плечами.
- Нисколько, - сказал он. – Я всего лишь выражаю свое восхищение женщиной, которая мне приятна. Разве это бесцеремонно?
Она не знала что сказать.
- Зачем бежать от реальности? – продолжал Амир.
- Разве я бегу? – промямлила она.
Неуверенность снова сковала ее со всех сторон, сделав своей пленницей. Она ощущала себя как в клетке, из которой пытается выбраться, но стальные прутья не позволяют.
- Пытаешься, - сказал массажист. – Ты упорно хочешь убежать от реального мира в свой выдуманный мир фантазий. И я не пойму зачем.
- Может мне там комфортней?
- Чем тебя не устраивает реальность? – он присел с ней рядом. Его бедро соприкоснулось с ее обнаженной ногой, и Карена вздрогнула. – Ты – красотка на миллион. Тебе делают комплименты. Чего тебе не хватает?
Каждая его фраза эхом отзывалась в ее сознании. Она пыталась понять в чем он неправ. Ей делают комплименты? Она – красотка?
Его рука осторожно отвела упавший ей на лицо локон.
- Я ведь прав, я знаю… - тихо сказал он в самое ее ухо.
Это становилось невозможно. Она пыталась успокоить сбившееся дыхание, но Амир… Его совсем близкое присутствие делало это невозможным.
- Почему ты думаешь, что я бегу от реальности? – спросила она.
- Потому что я это вижу. Ты хочешь жить в выдуманном мире и не понимаешь, что э т о т мир прекрасен. Каждый прожитый миг - уникален. Так наслаждайся им СЕЙЧАС, потому что потом он не повторится.

День шестой
Подружка на том конце провода хихикнула.
- Так как там твой массаж? – спросила она.
Если б она видела, как Карена в своей квартире закинув ногу на ногу, лениво потягивает мартини, полулежа в огромном бардовом кресле, ее улыбка обязательно бы приобрела завистливый оттенок.
Но Светлана могла лишь слышать подругу.
- Да как тебе сказать… оригинально.
Карена посчитала, что подобрала вполне подходящее слово для описания сеансов арома-массажа.
- И кто делает? Противная толстая старуха в белом халате? Или молодая озабоченная проститутка? – все также с иронией осведомилась подруга.
- Не угадала, - спокойно парировала Карена. – Обаятельный мулат обнаженный по пояс и накаченный как боксер.
На том конце провода послышалось сдавленное хихиканье.
- Ну ничего себе, ты выдумала! Ты бы еще про двоих придумала! Будто тебя окружают с обеих сторон такие мулаты!
Карена улыбалась.
- А ты, Светочка, недооцениваешь меня, - сказала она. – Амир действительно такой каким я его описала.
- Так я же знаю, что ты без ума от Лебедева.
- От кого? – Карена презрительно усмехнулась. – Этого идиота за последние четыре дня я вспомнила второй раз. А Амир… он проник мне в душу.
- Вот как… - протянула на том конце провода Светлана. – И что ж он такого тебе сделал, раз прям в душу проникнуть смог?
- Он открыл мне глаза, - сказала Карена.

…Цоканье каблучков в тишине она обожала. Это было ее собственное Я, которое говорило, что вот она, идет! Короткая юбка и белый простой топ дополняли ее сегодняшний облик. Волосы она решила собрать, и они взлохмаченным хвостом висели где-то в области шеи. Впрочем, ее это нисколько не волновало сейчас. Она чувствовала себя вполне комфортно.
- Кареночка! – из приемной ее окликнула Ксения. – Вы к Амиру на массаж?
Она обернулась.
- Да.
- Минутку подождите, пожалуйста. У него посетительница. Буквально пять минут и она выходит.
Ксения мило улыбалась ей, и Карена не могла понять куда делся ее прежний сочувственный взгляд.
- Да, конечно, я подожду.
Она достала из сумочки бутылку минеральной воды. Пока она пила, она инстинктивно чувствовала на себе взгляд Ксении.
- Карена, знаете, вы сейчас пили воду, и я заметила, что вы необычайно стройны, - сказала Ксения. – Не пойму где я могла узреть у вас какие-то проблемы с позвоночником. Показалось, видимо.
- А вам кстати идет пиджак, - Карена окинула ее взглядом. – Прекрасно на вас сидит.
- Спасибо... – Ксения чуть удивленно вскинула брови. – О, все, посетительница вышла! Идите, Амир вас ждет.
Карена обернулась и чуть не столкнулась в узком коридоре нос к носу с эффектной блондинкой в коротком платье. Она готова была поклясться, что девушка специально его ушила, чтобы сделать еще короче. Блондинка пролетела рядом как пушинка и Карена ощутила, как где-то в самой глубине души что-то екнуло.

…Амира она застала у двери. Он пропустил ее в помещение, а сам вышел всего на пару минут. Когда он вернулся, девушка лежала на кушетке полностью обнаженная. Одна ее нога была согнута, а ладони едва прикрывали две маленькие груди.
Взгляд, которым она окинула вошедшего Амира, говорил без слов: «Ну, как я тебе??»
- Карена, я рад, что ты готова к сеансу, - Амир подошел к кушетке.
Его мощное тело нависало над ней. Руки массировали ее упругий живот.
- Я вижу, твои дела уже лучше, - сказал он, опускаясь чуть ниже. Теперь она ощущала где-то в области колен его прикосновения.
- А почему ты решил, что мои дела были так плохи? – довольно резко осведомилась Карена.
- Я предположил.
- Вот как? – она чуть приподняла голову. – И что же еще ты можешь предположить обо мне?
- Если хочешь – слушай. Тебе лет двадцать пять, но ты упорно хочешь ощущать себя зрелой дамой под тридцатник. Это тебе придает уверенности. Хотя я считаю, что уверенность должно придавать совсем иное. Далее, ты неплохо живешь, но сейчас у тебя финансовые проблемы, и ты пошла на крайние меры: ты подрабатываешь кем-то вроде санитарки или лаборантки. А то и уборщицы или посудомойки. У тебя нет образования, так как образованные люди не хотят казаться умнее, чем они есть на самом деле, а ты пытаешься такой казаться.
- Достаточно! – ей показалось, она почти выкрикнула эту фразу. – Кто ты? Психолог? Или ты наводил обо мне справки?
Он смотрел на нее улыбаясь.
- Я не занимаюсь подобной ерундой, - спокойно сказал он. – У меня много своих клиенток, которые требуют времени. Поэтому…
- И с которыми ты тут занимаешься… непонятно чем, так?
Она поняла, что дала волю эмоциям. Это был порыв.
- Со всеми по-разному, - спокойно сказал Амир.
Казалось, этот разговор доставляет ему непонятное удовольствие.
- Я помогаю девушкам, назовем это так.
- И той блондинке тоже помог сегодня?
- Она моя клиентка.
- Что значит для тебя «клиентка»?
- Моя профессия не позволяет мне разглашать тайны. А вот ты сейчас ведешь себя по меньшей мере вульгарно. А это уже не привлекательно, - он склонился к ней ближе, и с каждым его словом ее эмоции растворялись все больше. – Я ведь не сказал главного: ты мне нравишься куда больше остальных.
Она знала, что он врет, что эти слова он произносит каждой второй «клиентке», но не могла ничего с собой поделать: эти слова в его устах звучали убедительно, и она хотела им верить. Просто верить. И не проверять.
- Тогда дотронься до меня… - попросила она.
Его пальцы пробежали по ее телу как электрический ток. Это была волна наслаждения, и она не смогла скрыть сдавленный стон.
- Амир, ты… волшебник… - прошептала девушка. – Извини за... лишние эмоции.
- Детка, тебе не за что извиняться. Жизнь – это кропотливая работа над собой. Невозможно быть совершенным, но к совершенству надо стремиться.

День седьмой
Яхта… Огромная красивая яхта мерно покачивалась на волнах. Ах, какое же это блаженство! Карена сладко потянулась. Высоко над головой маячило прекрасное голубое небо, ласковое солнце приятно грело обнаженное тело, а высокий смуглый мужчина элегантно поднес бокал мартини.
Она прищурилась. Точно, это он, ее мулат, ее накаченный боксер. Его глаза откровенно разглядывали ее красивое тело в ярко-красном купальнике, который так удачно подходил ей. Она улыбнулась ему в ответ. Никогда еще в своей жизни она не чувствовала себя такой сексуальной…

Над ухом зажужжала муха, сначала едва слышно, потом навязчиво, упорно… Карена открыла глаза. Реальность ошеломила ее. Она лежала в собственной квартире на собственной кровати. Часы показывали половину восьмого утра, и никакой яхтой даже не пахло. Противная муха жужжала где-то в отдалении.
Карена перевернулась на бок, зажмурилась в глупой надежде, что волшебный сон вернется, но реальность была куда более реальна, чем навязчивая мечта. Приходилось смиряться. Она откинула одеяло. Яхта и потрясающий мулат? И она в открытом купальнике? А что, это вовсе не обязательно должен быть лишь сон…

…Она знала, что на нее будут пялиться. Сначала пялился таксист, почти не скрывая своего любопытства. Она даже испугалась как бы он не перепутал куда смотреть: на дорогу или на нее. Благо, она предпочла сесть на заднее сиденье, чтобы не смущать его. Потом пялился охранник «Истинного наслаждения», куда она подъехала на свой пятый сеанс массажа. Когда она вошла в холл на нее естественно посмотрела расширенными зрачками Ксения, но Карене было уже все равно. С легкой улыбкой на губах она плавно прошла мимо ее стойки, краем глаза наблюдая, как та открыла от удивления свой прекрасный миловидный ротик. Но ее цель сегодня была иной. Вовсе не все эти люди интересовали Карену, а реакция лишь одного человека, у двери которого она и остановилась. В глубине души она даже удивилась: пятый раз она стоит перед этой дверью, она знает что ее ждет внутри, она готова к ощущениям, а сердце… бьется так словно она здесь впервые, словно ее ждет нечто новое. Это ли не удивительно?
Она потянула дверь на себя и секунду спустя оказалась лицом к лицу с тем, кого жаждала увидеть со вчерашнего вечера. Амир оглядывал ее с ног до головы без малейших признаков эмоций. Черные чулки, гипюровое платье, которое едва прикрывало ее прелестные ягодицы, черный бюстгальтер, который выделялся на фоне просвечивающегося материала и конечно черные лаковые туфли на тонкой шпильке. Этот весь наряд Амир оглядел почти с равнодушием. Затем он кивнул на кушетку.
- Раздевайся и готовься к сеансу, Карена, - произнес он как всегда своим уверенным голосом.
Она была разочарована. Несмотря на то, что она знала о сдержанности Амира, все же в глубине души она была уверена в другой его реакции. Он обязательно должен был оценивающе оглядеть ее, медленно, охватывая взглядом сначала ее ноги, затем талию, затем грудь… Потом из его горла должен был вырваться хриплый кашель, который он тут же подавил бы, пытаясь сдержать эмоции. А затем он обязательно должен был предложить сам ее раздеть…
Она стянула платье. Было обидно. Как маленькому ребенку, которому обещали игрушку и не дали. На глазах стояли слезы, но она упорно молчала. Сеанс прошел великолепно. Волшебные руки Амира ласкали ее разгоряченную спину и ноги, она чувствовала, как его движения наполняют ее тело энергией. И внешне Карена чувствовала себя прекрасно. Только вот внутреннее состояние было совсем иным. Где-то в глубине души она чувствовала себя надломленной. Этот мулат, накаченный боксер даже бровью не повел при виде ее ошеломляющего наряда! Зато таксист и охранник были в явном немом восхищении.
- Амир… - тихо позвала она.
Мулат склонился к ней, на мгновенье его руки замерли у нее на спине.
- А какие женщины тебе нравятся? – спросила она.
Голос не дрожал, и она порадовалась, что произнесла вопрос вполне уверенно.
- Естественные, - ответил массажист.
- Это как?
- Это когда я смотрю на женщину и вижу непосредственность, искреннее очарование. А бывает, смотришь и знаешь что она сделает дальше, что она скажет и т.д. Потому что у таких женщин все продумано. Для них жизнь – шахматная доска и каждый свой ход они продумывают заранее. Не люблю продуманных женщин. Это не красит, скорее наоборот, уродует женщину. Но это лишь мое мнение. А почему ты спрашиваешь?
- Интересно твое мнение, - Карена повернулась к нему, немного привстала на локтях. – Скажи честно, я тебе не нравлюсь? Как женщина?
- Карена, ты мне… очень нравишься, - он смотрел прямо ей в глаза.
- Тогда почему ты сегодня совсем никак не показал, что мой наряд тебе понравился?
- Я же сказал, что мне нравишься ТЫ. При чем тут твой наряд?
Амир развел руками. Теперь они смотрели друг другу в глаза, и в полумраке их глаза застыли друг в друге.
- Так если тебе нравлюсь я, то мой наряд…
- Он тут совершенно ни при чем. Вообще, сексуальность и вульгарность – две разные вещи, и тонкую грань между ними может чувствовать лишь человек со вкусом. Сексуальность – это в первую очередь состояние души. И важно раскрыть именно это внутреннее состояние в женщине, внешние факторы лишь дополняют его.
Он замолчал. Карена вдыхала аромат лилий.

День восьмой
… Сегодня они болтали как подростки. Она сидела в коротком белом платье на кушетке и смеялась, так искренно как не смеялась со школы. Она даже помнила когда это было. Ей было шестнадцать, шел урок географии и Пашка Усатый кинул ей на парту записку, в которой просил сходить с ним на свидание. Ей тогда стало просто безумно смешно. Она и Пашка – это невозможно было представить!
И вот сейчас она смеялась. Впервые с тех пор так искренно и естественно. Она уже даже не могла вспомнить что именно вызвало в ней бурю положительных эмоций. Все слилось в один прекрасный ненавязчивый вечер в компании привлекательного молодого человека. Амир сидел с ней рядом и протягивал кусочек дыни.
- Дыня потрясающая, - искренно высказалась Карена. – Даже подумать не могла, что буду сидеть здесь с тобой и есть дыню! Это уму непостижимо!
- Так жизнь вообще штука непредвиденная.
- Да ну! – она решила поспорить. В ее глазах плясали веселые огоньки. – А мне иногда кажется, что каждый день это рутина. Обычные, серые дни тянутся один за другим и каждый из них ужасно похож на предыдущий. Даже не знаю куда от этого бежать!
- Человек сам себе создает ритм жизни, - Амир положил себе в рот кусочек дыни. – Даже в той же рутине можно найти разнообразие. Важно лишь желание.
- Возможно ты в чем-то прав. Но рутина безумно заедает. Это как клетка, из которой нет выхода.
- Вот! Ты смотришь на жизнь как на некое закрытое пространство. А важно чувствовать свободу, парение! И рутину можно разбить. Нужно лишь захотеть изменений в своей жизни. А именно изменения многих пугают. Какой бы скучной не казалась рутина, но люди к ней привыкают, и это и есть та самая правда. Люди привыкают и внутренне не хотят ничего менять. В глубине души каждый из них понимает, что его жизни пресна и скучна, но для того, чтобы кардинально изменить что-то, нужна сила воли, а ее у многих просто нет.
Он развел руками. Карена слушала молча. В его словах была доля правды, в которой она не хотела себе признаться.
- Ты настоящий психолог, разбираешься в людях и жизни… Откуда?
- Это моя профессия.
- Я думала, твоя профессия – массажист… - она смотрела на него вопросительно.
- Это моя душевная потребность, назовем это так, - сказал Амир.
Прежде чем она успела задать очередной вопрос, мужчина поднес маленький ароматный кусочек дыни к ее губам, и ей пришлось аккуратно взять его у него из рук самыми кончиками зубов.
- Ты… чрезвычайно странный, - сказала она. – К чему это угощение перед сеансом? Уж не к тому ли разнообразию?
- Ты догадлива.
- Звучит как комплимент.
Она наблюдала, как он ест дыню. По его губам стекал сладкий сок… Вроде ничего особенного. Только вот когда Лебедев ел дыню ей искренне хотелось ему вмазать, а Амира хотелось поцеловать, чтобы вкусить этот сладкий аромат в комбинации с его губами.
- Ты так… красиво ешь, - она улыбнулась.
- По-моему обычно, - он пожал плечами.
- Нет… Если б ты только видел как есть дыню мой… один знакомый. На это невыносимо смотреть!
- Кареночка… - Амир вытер руки салфеткой и, обняв возмущенную девушку за плечи, ненавязчиво прижал к себе.

Она почувствовала, как сердце тут же ушло куда-то в пятки. «Наверное, у меня сейчас пульс примерно 115-120 ударов в минуту, - почему-то подумала она. – Так сказать временная тахикардия»
- Хочу тебе заметить один ммм… интересный момент: все мужчины едят одинаково. Это факт. А вот вы, девушки, смотрите просто на них по-разному. Разными глазами.
- Что ты хочешь сказать?
- Только то, что если тебя раздражает то, как твой мужчина ест, значит ни о какой любви и речи быть не может!
- Ты так думаешь?
- А ты только представь на миг, что тебе придется ВСЮ жизнь смотреть на то, как он впивается своими зубами в эту несчастную дыню, как ее бедный сок стекает у него по губам, как он вытирает его ладонью и вновь упорно продолжает вгрызаться…
- Хватит…
- Вот… Это и результат – хватит. Именно так и происходит. Раздражение, которое медленно накапливается, и как следствие – развод.
- Надо же… Никогда не задумывалась об этом всерьез.
- Есть много вещей, которые кажутся на первый взгляд несерьезными, но когда начинаешь их трезво осмысливать, то понимаешь, что смысл в них намного глубже, чем казалось вначале.
- Амир, у тебя потрясающая способность убеждать, - сказала Карена. – И главное, ты говоришь вещи, о которых мне интересно слушать. Сначала, я думала, что это все чушь какая-то… Но сейчас я начинаю задумываться и…
- Одно то, что ты уже задумываешься – прекрасно. А теперь, детка, давай приступим к сеансу. И сегодня я сделаю особый упор на твои прекрасные ноги.
Когда девушка лежала на кушетке, и руки Амира массировали ее ступни, мягко переходя выше, к коленям, потом к бедрам, мир уплывал. В голове звучала мелодия… Тихая и приятная. Откуда она взялась, Карена не хотела задумываться. Но она ее уносила, куда-то далеко, куда-то за предел этого мира…

День девятый
Сегодня ей предстоял последний сеанс массажа с Амиром.

…Карена стояла под душем. Теплые струи воды стекали по ее щекам, губам, груди и бедрам. Она упивалась ими. Вода – это жизнь. И она ее безумно любила.
Выйдя из душа, она закуталась полотенцем и подошла к окну. На дворе стояло раннее утро – часы пробили шесть. Она распахнула окно, вдохнула свежесть нового дня. Там, вдалеке щебетали птицы, слышался говор первых людей, которые спешили на работу или еще куда-то. И она это все так любила…
Карена взяла со стола пачку сигарет, закурила. Воздух наполнился едким дымом, который тут же проник в глаза, заставив их заслезиться, наполнил свежесть привкусом грязи… Карена поморщилась. Вот что за существо такое – человек, который так и норовит испортить безмятежную чистоту? Ведь если б не человек, Земле не пришлось бы так страдать. Не было бы машин, не было бы сигарет, взрывов.… И все приходится терпеть одной несчастной Земле. Ей вдруг стало жалко этот безумный мир, эту живую землю, которая не могла говорить на одном языке с людьми. Но земля тоже плакала, Карена была уверена в этом…

…Сегодня она появилась в «Истинном наслаждении» в своем естественном виде: джинсы и футболка. Не хотелось больше притворства, игры… Хотелось просто побыть самой собой, почувствовать СЕБЯ, а не чужого человека, роль которого так хотелось иногда сыграть. Мини-юбки, откровенные наряды, косметика, огромные каблуки… Сегодня она осознала, что это все не для нее. Она может это одеть, чтобы иногда окунуться в параллельный мир, другую реальность, мир, в котором иногда хочется побывать, в ее выдуманный мир. Но он всего лишь выдуман. Ее настоящий мир – это джинсы и футболка, минимум косметики и удобные балетки.

Она зашла в массажный кабинет и сразу же увидела Амира. Он ждал ее, облокотившись о подоконник. В одной руке он держал бокал шампанского.
- Карена, здравствуй.
Он протянул ей бокал. Ей казалось, что ее рука дрожит, но не от робости или неумения, а от волнения, настоящего.
- Здравствуй, - она взяла в руку бокал. – Ты меня ждал?
- Да, - просто ответил он.
Он смотрел на нее не как всегда. Это был взгляд не массажиста, обращенный на клиентку. Это был взгляд человека, пытавшего предложить ей гораздо больше, чем обычный массаж. Его взгляд, все его существо хотело ей предложить МИР, огромный, безумный мир – к ее ногам.
- Пью за твою красоту, которая спасет этот мир, - он осушил бокал.
Карена поднесла бокал к губам. Запах шампанского ее окрылял. Это был запах надежды, ворвавшийся в ее жизнь семь дней назад, когда она брела по проспекту, совершенно потерянная. Этот запах кружил ей голову. Она выпила шампанское и посмотрела на Амира. Он стоял в полуметре от нее. Его тело, дышащее энергией, питало ее. Она закусила губу. В глазах стоял немой вопрос – как же я буду жить без твоих сеансов, без наших встреч, без твоих рук, без твоих мыслей, без ТЕБЯ?
Он знал о чем она думает, это было понятно по тому как он молчал.
- Приступим?
Он кивнул на кушетку.
- Да…
Она молча сняла футболку, расстегнула джинсы, в то время как Амир по привычке подготовил масла и свечи. Для сеанса все было теперь готово.
- Амир…
Она стояла перед ним нагая и видела, что его это ни капли не смущает. По крайней мере его лицо не выражало каких-либо ярко заметных эмоций.
- Почему ты ни раз не позволил себе чего-то лишнего? Ведь ты не мог не заметить, что я тебя хочу?
Ее голос звучал приглушенно, словно сквозь вату.
- Я рад, что сегодня ты так… естественна, - сказал мужчина. – На тебе нет никаких полувульгарных нарядов, всех этих чулок и гипюров, шпилек и немыслимой косметики… Ведь все это не для тебя, Карена.
- Ты знал?
- Конечно.
- Но откуда?
- Да просто ты не такая. Ты не модная кукла. Поверь, я знаю что говорю. За мою практику у меня были сотни клиенток, и я видел и модных кукол, ничего из себя ровным счетом не представляющих и женщин, которые стоят гораздо больше, чем думают. Так вот, ты относишься ко второй категории. Ты – личность, которая даже еще не представляет о своих возможностях. Ты думаешь – кто я? У меня плохая работа, обычная внешность, куча недостатков.
- И кто же я? – спросила она.
- Ты – индивидуальность, скрываемая за маской обыденности. Так вот, я хочу, чтоб эта маска спала с тебя.
- Зачем тебе это нужно?
- Я знал, что ты так спросишь, - Амир улыбнулся. – Просто я хочу вернуть этому миру хоть какую-ту часть того, что сделает его лучше и краше. И это можешь сделать и ты, раскрыв свои возможности. Для этого тебе нужно только понять, что ты – индивидуальна. И эти джинсы и футболка, которые были сегодня на тебе, они потрясающие. Поверь мне, я все эти семь дней ждал когда же ты придешь в таком виде. И вот ты пришла. Сегодня, в последний день сеанса. Это как гора с плеч.
- Я тронута, - она смотрела на него серьезно. – Может теперь приступим к массажу?
Его руки были готовы, как и ее тело. Последний массаж был ни лучше, ни хуже. Только теперь ее тело реагировало спокойнее. И она знала почему: миссия Амира теперь была ясна. Да и ее собственная миссия в этом безумном мире стала обретать очертания. Последние сорок пять минут массажа стали той самой каплей, которую она ждала все эти семь дней. Вихри мыслей проносились у нее в голове, в то время как руки Амира массировали ее тело.
…Она стоит на берегу океана. Голубая вода плещется у ног. Она бредет по белому песку, а вокруг – Земля… Океан, небо, песок… Это все – для нее, и она – для этого всего. Все в мире должно быть взаимно. Иначе быть не может. Иначе теряется весь смысл существования. Ведь Земле так важно знать, что люди ее ценят, любят, охраняют. И она хотела охранять этот океан, взять его в ладони и держать, никому не отдавая. Она хотела уберечь этот песок от людей, от бурь…

…Она оборачивается и видит за собой лес. Огромный. Необъятный. И в нем – звери. Тигр сидит за холмом, лев притаился у изгороди, где-то вдали бродит косуля. Но ей не страшно. Она знает, что ее никто из них не обидит. Потому что она тоже – часть природы. И звери иногда бывают ближе, чем человек. Даже звери умеют любить… Главное – полюбить их. И они ответят тем же. Но там, где свистнет пуля – нет места жалости. Человек сам себя ставит в ловушку. И звери отвечают тем же. А ведь они так прекрасны – создания природы…

…Голос Амира вывел Карену из воображаемого мира.
- Карена, я закончил. Вы теперь – свободны.
Каждое его слово произносилось медленно, с расстановкой. Она не только слышала это, но и чувствовала каждой клеточкой своего тела. Она оделась.
- Спасибо, Амир.
- Не стоит. Всего лишь работа.
Она улыбалась.
- Не за работу. Ты знаешь за что.
Он молча смотрел, как она берет сумку, направляется к двери. В каждом ее движении сквозила грация, уверенность, легкость и чувственность. Она выходила не из массажного кабинета, а из «кабинета нового мира».
Он надеялся, что она обернется, но этого не произошло. Тогда он загадочно улыбнулся.

…Дома Карена скинула футболку и джинсы и включила душ. Она не сразу заметила, что на полу лежала записка. Это был листок бумаги, выпавший из кармана джинс. Выбравшись из душа, она наклонилась и подобрала его. На листочке, насквозь пропахшим свежими лилиями она прочитала строки, написанные незнакомым подчерком:

Карена, будь моей. Всегда. Я жду твоего ответа до заката следующего дня.
Амир

Ниже был написан номер телефона. Она улыбнулась. Игра, которую ей невольно устроил массажист, была не просто забавной, но и поучительной. А ведь сначала она не догадалась. Но теперь она была благодарна этому человеку как никому другому в своей жизни. За эту игру, за эту записку, и за массаж.
В спальне она включила торшер. Стояла глубокая ночь. А завтра наступит день. Первый день без Амира. Разве она когда-то жила без Амира? Ей казалось, что нет. Он словно всегда был в ее жизни. И вот его не станет. Или… Она взглянула на записку и медленно как в немом кино стала рвать ее на кусочки. Вскоре ни номер телефона, ни слова невозможно было распознать. Карена сложила обрывки бумаги в пепельницу и зажгла спичку. Голубое пламя осветило комнату чуть ярче. Спустя минуту на дне пепельнице чернел лишь пепел как свидетельство недавнего клочка бумаги…

Утро следующего дня ворвалось неожиданно. Рассвет наступил как пробуждение. Карена вдыхала полной грудью запах утра, стоя в длинной ночной рубашке у окна. За окном щебетали птицы, и ничто не могло с этим сравниться. Девушка улыбалась. Никогда еще ей не было так уютно как в это утро.
Зазвонил телефон.
- Слушаю, - она сняла трубку. Ее голос мелодичной трелью разнесся по гостиной.
- Кареночка, здравствуй!
На том конце провода малознакомый мужской голос тяжело дышал.
- Звоню узнать как твои дела, а заодно пригласить на ужин!
- С кем я говорю?
- Ну, милая моя, ты меня удивляешь, - на том конце провода послышались нотки удивления. – Это же, я, твой Саша Лебедев, помнишь такого?
Мужчина засмеялся своей собственной остроте.
- Я видел тебя на днях. Ты выходила из салона какого-то, вся такая прекрасная, - мужчина замешкался, подбирая слова. – Ты была в платье из гипюра… и черных чулках, - он едва слышно хихикнул. – Прям моя мечта! Кареночка, почему ты молчишь? Я тобой восхищен был!
Она сглотнула. В голове стало вдруг пусто. И ни одна эмоция не зашевелилась на этот голос.
- Простите, я не знаю никакого Сашу Лебедева.
Она повесила трубку.

…Амир стоял у окна. Закат наступил две минуты назад. Но звонок не раздался. Он достал блокнот и записал:
Карена +

PS: Дорогие женщины, будьте счастливы!!!

Другие публикации

На правах рекламы



Оставить комментарий

avatar