Боженька, миленький, пожалуйста!
03.09.2013 365 0.0 0



Небольшой рабочий посёлок, расположенный в нескольких километрах от города, состоял в основном из одноэтажных деревянных бараков. Невзрачные дома с общим коридором и кухней были построены так давно, что даже старожилы затруднялись сказать, когда именно.  
Привычный ритм жизни нарушал рёв КамАЗов. В нескольких километрах от посёлка, из обводнённых карьеров велась добыча песка и гравия. Для местных, пролегающая вблизи посёлка трасса, стала настоящей головной болью. Шум не стихал даже ночью.                                      
Единственными жители, не обращавшими внимания на житейские неудобства, были дети. С самого утра они уходили в лес. Там можно было играть хоть в индейцев, хоть в партизан, или наблюдать за лесным озером. Они с опаской смотрели как неподвижная вода, закручиваясь в спираль, начинает медленно перемещаться. Постепенно движения набирали обороты. Случайно попавший мусор и водоросли, мгновенно исчезали в бешеном фуэте. Казалось, прожорливая бездна только и ждёт, чтоб кто-нибудь оказался в радиусе её дьявольской карусели. Дети не рисковали здесь купаться.
 
Ходило множество легенд о людях, бесследно исчезнувших в его ненасытных водах. Аня не знала достоверно, так ли это. За то время, что они прожили в посёлке, ни с кем ничего плохого не случалось. 
В посёлок они переехали год назад, получив в одном из бараков комнату. 
В начале лета, стараясь придать дому привлекательный вид, Аня высаживала под окнами цветы. На фоне потемневших досок они смотрелись нелепо и неуместно. Но, что делать, другого жилья им никто не предлагал. Внутри жилище выглядело приятнее. Светлые вязаные дорожки и новенькие занавески на окнах, создавали ощущение чистоты и уюта.

Впрочем, недостаток комфорта и все бытовые неудобства, меркли на фоне природного очарования. Главной достопримечательностью являлся канал. Он представлял потрясающее зрелище! Если светило солнце, то вода становилась изумрудно-зелёной, а в непогоду свинцово-синей. По берегам, перемежаясь розовым Иван-чаем, росли ивы. 
Не доходя до канала, ближе к лесу, на лугу возвышались два холма. Глина, оранжевого цвета, напоминала марсианский пейзаж. Ане казалось, что однажды ей повезёт, и, проходя мимо, она увидит инопланетный корабль. Может быть, её даже пригласят посетить другую галактику. 
Недалеко от марсианского пейзажа находилась ещё одна достопримечательность - яма метровой глубины. В поросшем мхом обиталище, с большими выпуклыми глазками, жили лягушки: зелёные, серенькие, большие и маленькие, влажные на ощупь. Аня собирала их в баночку и приносила домой. 
В бараке, где они жили, одна комната оставалась свободной. Там и располагался террариум. 
Таз был заботливо наполнен водорослями и червяками, приготовленными лягушкам на обед. 
Питомцы просыпались рано утром. Громко квакая, они как-то умудрялись пролезть в места общего пользования. То в одном конце коридора, то в другом, слышался громкий визг или сдержанный мат. Это сонные соседи, встав на работу, шли умываться - босиком. Питомник пришлось закрыть. 
Аня огорчалась недолго. Следующими постояльцами стали мыши: крохотные, мягкие. Мышки оказались более расторопными. Визг и мат слышались гораздо реже.

В детстве кажется, что мир полон радости. И что для счастья нужно мало - просто жить. 
В надежде, что самое лучшее только начинается, дети торопят время. Даже не догадываясь, что самое лучшее, это и есть то, что они имеют - их детство. 
Не ведает малышня, что время и так мчится с бешеной скоростью. 
Невозможно представить человека желающего постареть. Тем не менее мы мечтаем: когда наступит завтра. А "завтра" может и не быть. 
Смысл жизни не в том, чтобы её бездумно тратить, а в том, чтобы уметь радоваться. 
Анюта радоваться умела. Умела беречь природу и всё живое. А Создатель берёг её.  
Надев мамино платье, и любуясь в зеркало, она мечтала: "Вот вырасту, куплю такое же, надену и пройду по деревне! Мальчишки, увидев такую красоту, сильно пожалеют, что когда-то гоняли меня с крапивой". Но до этого времени было ещё ох как далеко! Этой зимой ей исполнилось только десять.

Стоял конец Февраля. Днём появлялись первые проталины, а ночью мороз по-прежнему сковывал подтаявшие сугробы льдом.
Придя со школы, Аня переоделась и побежала к подружкам. Впереди целых два выходных! Побродив по посёлку и не найдя чем заняться, девочки разошлись по домам. 
Мама работала в вечернюю смену, и кроме кошки, Анюту дома никто не ждал. В надежде встретить кого-нибудь из друзей или одноклассников, она незаметно добрела до окраины. 
Вечерние сумерки становились плотнее, а усиливающийся мороз звал в тепло. Пора было возвращаться. В этот момент, с рёвом и грохотом, из-за леса показался КамАЗ. Поравнявшись с девочкой, машина затормозила. Выглянув из кабины, шофёр махнул рукой.
- Ты местная?
Сделав несколько шагов, Аня остановилась. Мама запрещала ей вступать в разговоры с незнакомыми людьми. 
- Да. 
– А карьеры знаешь? Я еду и не могу понять, то ли туда, то ли нет.                                                                                  
Аня с облегчением вздохнула. Так она и думала, ему просто нужна помощь. Подойдя к машине, она стала объяснять дорогу.
– Спасибо. Я первый раз на этом маршруте. Местность знаю плохо. Ещё раз спасибо. Как тебя по имени?
- Аня.
– Аня? Какое красивое имя! Впрочем, у красивой девочки, и имя должно быть красивым. Тебе оно подходит.
Незнакомец улыбнулся. Таких слов Ане никто не говорил. Она покраснела. Даже уши полыхнули огнём.
– Значит, Нюся? 
- Нюся?!                                                                                                                                                                                                  
Анюта рассмеялась, вспомнив полуслепую и почти глухую бабу Нюсю, живущую на их улице. Некоторые думали, что ей лет девяносто, другие, что все сто. Аня даже представить не могла, что и она когда-то доживёт до таких вот лет, и тоже будет ходить с палочкой. 
– Ну что, Аня-Нюся, покажешь где карьеры? Ты ведь говоришь они недалеко?                                                    
Шофёр протянул руку, и уже через минуту, Аня сидела в кабине старого КамАЗа. 
За разговором она и не заметила, как сумерки плавно перешли в ночь. Где-то далеко позади остались огни деревни, а впереди была лишь тёмная накатанная колея дороги. Знакомый пейзаж исчез. Глухо урчал мотор и желудок. Аня сильно пожалела, что уступила просьбе незнакомца. Сидела бы сейчас дома, ела котлеты, читала книжку.                                            
Иногда навстречу попадались гружёные машины. Но чем дальше они удалялись от посёлка, тем реже мелькал свет встречных фар. 
Запах бензина с непривычки кружил голову. То ли от тряски, то ли от голода, тошнило и хотелось спать.

- Тебя мама с папой не потеряют? 
- У меня нет папы, а мама на работе.
Он посмотрел на неё долгим изучающим взглядом. Было в этом взгляде что-то такое, что заставило Аню похолодеть. Дальнейшее путешествие не предвещало ничего хорошего. Она лихорадочно соображала, ища выход из надвигающегося кошмара. 
– По-моему, мы заблудились.                                                                                                                            
Машина съехала на обочину. Открыв дверь, мужчина вышел. 
Место было знакомым. Летом Анюта с ребятами приходила сюда за камышами. Топь вдоль дороги тянулась на несколько сот метров. Угрюмое место. Болото не замерзало даже зимой. Поднимающийся пар придавал ему таинственный и зловещий вид. Утробное чавканье пугало. От смрадного запаха было нечем дышать. 
Вернувшись, мужчина бросил в кабину что-то тяжёлое. Лязг железа заставил Аню похолодеть. Она присмотрелась, это был небольшой ломик. "Зачем?!" 
Запрыгнув, шофёр закрыл дверь и несколько раз щёлкнул тумблерами. Свет в салоне погас, габаритные огни тоже. 
В висках стучало: думай! думай! думай!
– Тебе не жарко?                                                                                                                                                                           
У Ани по щеке сбежала холодная струйка пота.  
– Да ты вся мокрая! Давай я помогу тебе раздеться.                                                                                         
Его руки грубо и настойчиво пытались расстегнуть пуговицы.
– Дядя! Можно я выйду на минутку? Я сильно хочу в туалет.    
– Потерпишь. 
– Нет, я не могу! Я уже и так давно терплю.                                                                                                                               
Секунду поколебавшись, он открыл дверь. 
– Давай.   
– Пожалуйста, отвернитесь. Я стесняюсь.                                                                                                                                 
Аня, приподняв полы пальто, ждала.      
– Ладно, только быстрее.                                                                                                                                                    
Девочка, не теряя ни секунды, сорвалась с места. 
Вдали виднелись огни незнакомой деревни. 
Ровное, заснеженное поле, казалось бескрайним. 
Она не бежала - летела, не касаясь наста.
– Анька, стой! Я кому сказал, стой!                                                                                                                                                          
Морозный воздух обжигал лёгкие, дыхание сбивалось. 
Он бежал следом. Сугробы, ставшие для Ани спасением, для мужчины оказались ловушкой. Грузное тело проваливалось по колено.  
– Стой, дрянь!                                                                                                                                                                               
Собрав последние силы, Аня ускорила шаг. Спасение было рядом. 
Добротный двухэтажный особняк находился почти рядом. На втором этаже горел свет. Это означало, что в доме кто-то есть. К её великой радости, калитка оказалась открыта. Не раздумывая, Аня вошла во двор. То, что она увидела, заставило замереть на месте. Из глубины двора на неё неслись три громадных пса. Бежать было некуда. С той стороны забора ждал более страшный зверь. Аня шагнула навстречу. Псы остановились. Обнюхав, вожак лениво отошёл в сторону. Боясь поверить в спасенье, Аня тихо пошла к дому. 
Под высоким крыльцом находился лаз. Пахло свежим сеном и псиной. Присев у входа, Аня поняла, что собаки - её единственное спасенье. Собачье тявканье насторожило. Взглянув в ту сторону, откуда пришла, Аня увидела, что незнакомец стоит у забора. Сквозь собачий лай, послышался звук отпираемой двери.  
– Кто здесь? 
– Это я, Аня.  
– Какая Аня? 
Женщина спустилась с крыльца и ахнула:
- Девочка, ты откуда взялась? Господи, а собаки, как они тебя не порвали?!  
С трудом удерживая замёрзшими руками чашку, Аня пила чай и рассказывала о беде.
О том чтобы остаться в гостях до утра не могло быть и речи. Она понимала, что мама, не застав её дома, будет волноваться. Ане не хотелось её огорчать. Мысль о грядущем наказании, тем более не внушала оптимизма. 
Согревшись, она стала собираться. 
– Жаль муж на работе. Ну ничего, у нас есть провожатые не хуже.                                                                     
Прежде чем выйти, женщина подозвала пса.                                                                                
Собака бежала впереди. Иногда пёс оборачивался, и прислушиваясь, смотрел вдаль.
Ветер усиливался.
– Похоже, начинается ураган. Осталось недалеко, добежишь?                                                      
Аня кивнула. Впереди отчётливо выделялись очертания знакомых домов. Собака заметалась, но подчинившись команде, нехотя побежала за хозяйкой.  
Белая круговерть, смеясь и завывая, мгновенно замела след. 

Аня спешила, как могла. Вдруг сквозь вой пурги, до её слуха донёсся слабый гул. Она обернулась. Сзади шла машина. Далёкий свет фар становился всё отчётливее и ярче. Машина была далеко. Вряд ли в разбушевавшейся стихии, шофёр мог видеть маленькую фигурку. 
Решение пришло неожиданно. В нескольких метрах от дороги, полузанесённый снегом, стоял мусорный контейнер. 
"Лишь бы он не был доверху забит мусором!" Она заглянула в отверстие - темно. Пошарив рукой, Аня едва дотянулась до замёрзших отходов. Не обращая внимания на запах, она нагнулась и быстро скользнула внутрь. Продвигаясь на ощупь, Аня добралась до угла и затаилась. Гул нарастал. "Только бы не остановился!" Словно в отместку, поравнявшись с ящиком, двигатель заглох. Аня услышала хлопок двери и скрип снега.
– Ты здесь?   
Она чуть не вскрикнула. Казалось, голос прозвучал рядом.   
– Здесь?   
По характерному шороху, Аня поняла, что он пытается её нащупать. Отверстие было слишком узким. Рука не достала до угла. Мужчина наклонился и стал прислушиваться. Зажав рот, Аня окаменела. 
"Боженька, миленький, пожалуйста, сделай так, чтоб он меня не нашёл!" Девочка не видела, как шофёр отошёл и, остановившись, стал что-то искать в карманах. Он искал спички. Коробок оказался пуст.
Заработал двигатель.                    
Словно в ступоре, не замечая ни холода, ни тошнотворного запаха, Аня боялась пошевелиться. 
Машина уехала. Немного подождав, она выглянула наружу. Метель стихла.
Долгая зимняя ночь была на исходе. 
Анюта, не скрывая и не вытирая слёз, шла и плакала. 
Разбитая, полная ухабов и рытвин, немилосердная дорога, вела в будущее.                                                                                                                                                      




Свидетельство о публикации № СП-10090 от 03.09.2013.

Читайте также:
Комментарии
avatar