16+ Цена одной взятки
10.03.2014 465 5.0 0



– Я думаю, твоему галстуку не место в стаканчике от картошки-фри. – Со смехом заметила Виолетта, вынимая серый атласный галстук из опустошенной ими сегодня утром коробочки, на задних сидениях машины.
– Зачем он мне? Все равно больше не надену! – улыбнулся Захар, отбрасывая галстук от своего выпускного костюма в сторону.
Виолетте и Захару было по восемнадцать. Позавчера они отметили выпускной под названием «прощай школа». Девушка с любовью посмотрела в шоколадные глаза любимого, и в очередной раз ощутила себя полностью счастливой. Они дружат с первого класса, и обязательно поступят вместе в колледж – они решили, что не расстанутся.
Захар любит эту девушку, и вчера вечером подарил ей кольцо с просьбой выйти за него. Виолетта побоялась сразу же ответить «да». Она была так счастлива, что было страшно. Она хотела продлить прелесть этого момента до сегодняшнего заката, не стала торопить события.
Она ослабила ворот его рубашки, расстегнула пару пуговиц, обнажив его грудь и плечо. Она обожает его кожу, ее гладкость и особенно запах. Захар спустил вниз бретельку ее сарафана, потом долго и сладко целовал ее плечо и шею.
– Так ты скажешь? – прошептал он.
Виолетта издала легкий вздох, лаская его обнаженные участки тела.
– Скажу. Правда, скажу.
– Ты обещала! Сначала обещала после выпускного. Он давно прошел. Потом обещала на закате. Закат – тут. – Собрав губки в бантик, шутливо укорил ее Захар.
Девушка рассмеялась.
– Да. – Сказала она, после чего ее губы завладели его губами.
Захар страстно отвечал, запуская пальцы в ее мягкие серые волосы...

Когда ребята привели себя в порядок, Захар сел за руль. Они с Виолеттой ехали по длинной ровной дороге от видовой площадки у моря, направляясь прямо к дому, где отец парня купил им квартиру. Ехали в сумерках. Солнце наполовину заплыло за море.
– Дорога совсем пуста. Прокатимся с ветерком? – с азартом ухмыльнулся Захар и прибавил скорость.
У Виолетты захватило дух. Захар лишь недавно выучился вождению, а уже так хорошо водил! Она с улыбкой посмотрела на самое красивое лицо. Без Захара она бы не знала любви и счастья. Никогда. И никогда бы не было маленького, что она месяц носит у себя в животе… Виолетта уверена: она, ее муж, и их сын будут самой долгой и счастливой семьей на свете.
«Счастье мое»… – думала Виолетта. Однажды она сможет не просто сказать это вслух, а закричать. На весь свет.
Захар почувствовал этот взгляд. Он улыбнулся и сжал ее руку. Они проезжали мимо столовой и булочной, когда на дорогу выскочил маленький мальчик.
Захар задержал взгляд на девушке, когда та истошно закричала. Он резко нажал на тормоз, одновременно – взор через лобовое стекло, почувствовал удар, и увидел, как кто-то мелкий перелетел через бампер.
Автомобиль остановился через несколько мгновений, оставив ужасные черные следы от шин на поверхности асфальта.
Виолетта первой выскочила из машины. Она оказалась сзади нее и снова громко закричала:
– Боже! Захар, что делать?!!
Захар перестал ощущать свое тело. У него онемели ноги. Когда он выскочил на улицу, обнаружил за багажником машины мальчика лет шести, не больше. Тельце выглядело неестественно, он был без сознания, и парень не знал, жив ли. Под маленькой головой выросла лужа крови.
Виолетта продолжала кричать и стонать, когда Захар упал на колени перед ребенком, перевернул, стал трогать его лицо, проверять пульс. Все исчезло кругом: дорога, машины, звуки, и даже девушка. Перед ним стоял только образ мальчика. А потом лучше: его смерть, суд, тюрьма… Его счастье сломано. В этот раз ему не помогут деньги отца. Захар почувствовал тошноту. Было чувство, точно это его сбили. Однако он стал действовать без паники и решительно.
– Принеси одеяло с заднего сидения. Давай. Все нормально будет.
Виолетта, спотыкаясь, побежала за одеялом. Они аккуратно уложили ребенка в машину.

Виолетта шествовала за Захаром по ступенькам больницы. Парень держал завернутого в одеяло мальчика у себя на руках. Наконец они нашли отдел регистрации, где сидела дежурная в белом халате.
– Женщина, помогите нам. Ребенка машина сбила, нам нужен врач! – громко произнес в ее окно Захар.
– Поднимитесь на лифте на последний этаж, спросите дежурного врача реанимации.
Наверное, прошла целая вечность, пока они дошли доверху. У медсестры они узнали кабинет доктора, и тут же ринулись к нему.
Они влетели, не постучавшись. Черные глаза поднял на них молодой доктор в синей медицинской форме. Он лениво оглядел их двоих, маленького человечка в одеяле, и не заинтересованно произнес:
– Я вас слушаю.
Захар опешил и расширил глаза. Этот идиот что, не видит?
– Этого м-мальчика сбила машина. Н-ну, я сбил. – Запинаясь от стресса, тихо ответил ему Захар.
– Ммм… – промычал доктор и снова впялил глаза в свои бумаги. – Что ж, у вас большие неприятности.
Парень с девушкой переглянулись, не понимая, куда попали. Через секунду они пришли в себя и с презрением посмотрели на человека, похожего на врача, невозмутимо пишущего что-то в тетради.
– Эй! Помогите! – наконец крикнул Захар. – Ребенок умирает!
– Да не орите вы. В реанимации находитесь. – Буркнул медик, снова посмотрев на них обоих.
– Если вы не поднимете свой зад, нам придется спускаться в морг! – продолжал вопить Захар.
Сонно вздохнув, доктор соизволил встать и подойти. Виолетта заплакала, глядя на это безжалостное лицо. Он должен был схватить мальчика и немедленно принимать меры, а сам стал задавать вопросы.
– У него прописка есть?
– Да ничего у него нет. Он умирает, помогите, вы обязаны! Не имеете права его бросить! – в этот раз заорала девушка.
Руки Захара задрожали под весом ребенка, которого они с головой прикрыли одеялом, надеясь согреть, ведь он потерял кровь...
– Ладно, – как бы делая одолжение, сказал врач. – Пойдемте.

Через пару минут Захар положил ребенка на кровать в реанимационной палате, куда их привел, спокойный как штиль, доктор. После этого врач вытолкал оттуда и Захара и Виолетту.
– Надюша! – обратился врач к медсестре. – Я тут пацана положил. Дай ему наркоз и кислород пока. И больше ничего.
– Это шутка? А вдруг у него кровотечение или переломы? – не сдержался Захар, уж в который раз.
Доктор кинул на него усталый взгляд.
– Я тут – врач. И я знаю лучше. – Сказал он, после чего направился в свой кабинет. – За мной!
– Вы – не врач. Да вы после этого… – взбешенно начал Захар, но Виолетта толкнула его в бок.
– Кто? – ухмыльнулся тот.
Когда они все снова оказались в его кабинете, мужчина плотно закрыл дверь, предварительно осмотревшись, словно проверяя, не подслушивают ли. Он пошел к столу.
– Негодяй, вот кто. – Все-таки закончил Захар.
– Ммм… Ну ладно, а теперь к делу. – Мужчина оторвал клочок листа, в котором начиркал что-то, подошел вплотную к парню и прошептал ему на ухо: – Жизнь пацана в ваших же интересах, так?
– В первую очередь это живой человек, а не мое уголовное будущее. – Процедил Захар.
– Ха-ха-ха! Конечно! – посмеялся врач.
Глаза Захара сузились. Захотелось дать этой мрази в морду.
– Короче. – Посерьезнел доктор. Когда его улыбка полностью сплыла с лица, и оно стало выглядеть коварным и алчным, этот мужчина стал настоящим. – Хочешь, чтоб пацан жил? Принеси мне эту сумму в течении суток. – Он сунул в руку Захара бумажку с цифрой.
Парень внимательно изучил написанное. Его глаза медленно поднялись и увидели лицо доктора.
– Вы нашли неподходящую почву для заработка, когда подумали, что срубите куш с моей безысходности и жизни маленького, ни в чем не виноватого человечка.
– Хотите сказать, вы отказываетесь? Подумайте. Это ваше будущее, молодой человек. Когда найдутся родители пацана, я сделаю вид, что в глаза вас не видел! Такой вариант вас устроит?
– Да! Да! – Выскочила с ответом Виолетта. – Его отец богат. У нас соберется такая сумма за час. Только прошу – помогите! Пойдите, и помогите ему!
Она потянула Захара к двери.
– Пошли! Пошли скорее!
Ее жених задержался в дверном проеме, не срывая взгляда с доктора.
– Запомните. Это не пройдет вам даром. – Сказал он, прежде чем захлопнуть дверь.

Они действительно без труда нашли деньги. Отец Захара был владельцем крупного супермаркета и получал по столько же, сколько запросил медик, каждый месяц. За час с небольшим они успели приехать домой и объяснить папе ситуацию. Схватив выписанный отцом чек, ребята помчались в больницу.
Захар хотел, чтоб Виолетта подождала его дома, но девушка уцепилась за него и сказала, что пройдет через это с ним вместе.

Прошло больше часа, как доктор ждал этих двоих. Он нервно постукивал шариковой ручкой стол, задумчиво глядя в одну точку. Он ждал денег, и в то же время рассуждал, правильно ли поступает. А что если они смоются? Зачем этот мальчик тогда умрет? А ведь он даже не давал ни одной команды оказать ему медицинскую помощь.
Он дрогнул, когда в дверь постучали. Влетела обеспокоенная медсестра.
– Тимур Русланович, ребенок умирает. Новенький. – Заявила она.
– Пятьдесят процентов тебе, и столько же мне. Не забыла, моя куколка? И хватит называть меня по имени отчеству. В туалете на умывальнике был «Тимурчиком», а в кабинете – «Тимур Русланович»! От перестановки мест суть не меняется, пупсик.
– Замолчи, придурок. – Прошипела молоденькая медсестра, оглянувшись во все стороны. Она сделала шаг вперед и закрыла дверь у себя за спиной. – Прикажи что-нибудь делать с ребенком, у него пропадает пульс! И плевать на твои деньги, эта парочка может просто исчезнуть.
– Не беспокойся, они прибегут. У паренька слишком хорошо с совестью…
– Тима…
– Ммм?
– Я не знала, что ты такой жестокий.
– Надюша, малышка, у тебя – семья, да и мне есть, о ком заботиться.
Медсестра Надя презрительно фыркнула.
– Я не возьму эти деньги. – И ушла, хлопнув дверью.

Когда Захар с Виолеттой влетели в кабинет дежурного врача, этот грохот заставил мужчину вновь дрогнуть. Он развернулся к ним лицом в офисном кресле.
– Я уж думал, вы забыли обо мне. – Широко улыбнулся он и поднялся с кресла значительно быстрее, чем это случилось в первый раз.
Захар успел пропитаться ненавистью к этому человеку. Чего он радуется?
– Деньги наперед. – Сказал Тимур.
Парень протянул ему чековую купюру.
– О, вы чеком принесли?
– Ты думал, я такую цифру с разменом принесу?! – рыкнул Захар.
– Расписались? Заверили его?
– Где мальчик?
– Где и был. В палате.
– Ну и как он? – в надежде на лучшее спросила Виолетта.
Врач замялся. Он не в курсе, как сейчас чувствует себя ребенок.
– Что же вы молчите?
– Успокойтесь. Сейчас пойдем спасать пацанишку. – Подмигнул им доктор.
Захар с отвращением скорчился. Тимур взял чек у парня через мгновение. Дверь в кабинет кто-то толкнул. Это снова была Надя, медсестра.
– Тима, мальчик умер… Ой! – девушка прихлопнула рот, когда увидела Виолетту с Захаром. Она тут же поспешила скрыться.
В лице Тимура застыло ругательство «Черт!». Парень с девушкой побелели оба. Виолетта пустила немые слезы, а Захар вонзил ошалевшие глаза в доктора.
– Вы… даже… и не подходили к нему? – произнес он полувопросом, при этом медленно надвигаясь на врача.
– Дорогой, прошу тебя… – запричитала Виолетта, тоном голоса отговаривая жениха от возможного рукоприкладства.
В эту же секунду Захар вырвал из руки доктора свой чек.
– Да как ты мог?! Мальчик умирал, ему было больно… Ты мог его спасти, и ни черта не сделал?! – его голос медленно сорвался до крика. – Ты – убийца! Мы оба убийцы! Меня посадят в тюрьму! И тебя – тоже! Чего ты добился? Того, что у нас с тобой теперь по статье? Ты ублюдок! Я только что окончил школу! У меня беременная невеста! Мы хотели жить!
Виолетта изошла на громкие рыдания. Господи, что же теперь будет!?
Тимур, застыв, пялился на них обоих. Ему нельзя в тюрьму… Его ребенка отдадут в приют!
В глазах Захара недолго стояли слезы. Когда они упали на его щеки, он порылся в карманах и нашел там что-то. Через пару секунд на стол врача полетел маленький кошелек, размером с детскую ручку.
– Вот. – Сквозь слезы произнес парень. – Это было в руке мальчика. Отдайте это его родителям и расскажите красивую историю о том, как их ребенок умер раньше, чем вам принесли деньги.
Губы Тимура плотно сомкнулись, а между бровями пролегла морщинка. Он пошел к столу в поисках того, что полетело туда.
Доктор судорожно стал шарить эту вещь. Ручки и бумажки отлетали в стороны – таким отчаянным был его поиск. Наконец он взял в руки кошелек.
Захар медленно подошел. Он заметил в крохотном кошелечке мальчика немного денег, какие-то картинки и одну фотографию. Он находился в прострации и не мог соображать. Последние два часа он жил как будто не своей жизнью. Как в ночном кошмаре.
Виолетта тоже удивилась поведением доктора. Когда Тимур ринулся из кабинета, она переглянулась с женихом и нашла то же недоумение в его усталых красных глазах.
Тимур влетел в палату, куда поместил раненого ребенка. Мальчика накрыли простыней.
Захар с невестой подоспели за ним, успев на момент, когда врач сорвал с него белую ткань. Они не видели его лица, только оцепеневший силуэт со спины.
На самом деле Виолетту напугало тело. Оно было холодное и неподвижное. Все царапинки и синички, не видимые на живом теле, после смерти проступили так ярко... Девушка никогда не видела труп человека. День, когда увидела этого мертвого ребенка, она забудет еще нескоро…
Захар нашел ее руку и крепко сжал. Его мокрые пальцы дрожали.
– Вы что? Вы что делаете? – шепнул он врачу.
Доктор упал на край кровати и издал непонятный ноющий стон. На мгновение ребятам показалось, что он сошел с ума.
– Это мой сын… Это мой сын…
Виолетта ахнула. Внутри у Захара все оборвалось.
– Это мой сын… – поговаривал доктор, гладя голову ребенка. – Это мой мальчик! – закричал он, а потом побежал звать коллег.
Только было слишком поздно.

История основана на реальном событии



Свидетельство о публикации № СП-15464 от 10.03.2014.

Читайте также:
Комментарии
avatar