Привидение
21.04.2014 483 0.0 0



Автор: Ольга Сильченкова-Белая
Персонажи: Вивиан/Максимилиан, Луна.
Рейтинг: R
Жанр: Гет, Агнст, OOC, Драма, Даркфик.
Предупреждения: Сильные душевные переживания, смерть главного персонажа.
Размер: Миди
Описание: Привет, меня зовут Вивиан. Странное имя, правда? Но вы удивитесь еще больше, узнав кто я. Я приведение, дух, призрак - называйте, как хотите. Я умерла, когда мне было всего 22 года. Сама так решила. И никто не смог мне помешать. Да, я – самоубийца, но не спешите судить строго. Выслушайте мою историю до конца.
Дополнительно: Это произведение полностью отредактированно и кое где переписано и измененно!


 


ЧАСТЬ 1.

Я родилась в Шотландии на небольшом, но красивом острове Эрраид. Его площадь составляет всего одну квадратную милю, но он соединен пляжем с островами Мулл и Ион. Назвали меня в честь моей бабушки Вивиан, а вот фамилия у меня была необычной для наших мест – Кандр. Вот такая вот птичья фамилия, но мне нравилась. Родители у меня очень хорошие и добрые люди, и я их люблю больше всего на свете. Мы жили не бедно, но и не были богачами. Мама работала в школе учителем, а папа продавал поддержанные автомобили. У меня в жизни было все, чего я только хотела, но я не была избалованным ребенком. Я росла «очень спокойным и послушным ребенком» – как говорила моя мама.
Как я по ней скучаю, надо сходить к ней и проведать их с отцом. Ладно, что-то я отклонилась от своего рассказа. Итак, продолжим.
Я была обычной девочкой, которая очень любила собак и машины. Я грезила иметь большую собаку и просто шикарную машину, но так как до машины мне было еще очень далеко, я все время упрашивала родителей подарить мне большую собаку. У нас были собаки, одна была похожа на Мальтийскую Болонку, но, естественно, ей не являлась. Второй пес постоянно сидел на цепи, но его я очень боялась – немецкая овчарка все-таки. И вот наконец-то, когда мне исполнилось десять лет, мне подарили щенка Ротвейлера. Это был просто потрясающий щенок, которого я назвала Луна. Она сразу же признала во мне хозяйку и слушалась только меня. Когда меня не было дома, ей приходилось слушаться родителей, но так продолжалось не долго, а лишь до тех пор, пока она не стала достаточно взрослой, чтобы везде ходить со мной. Вот тогда мы начали везде ходить вместе: она провожала меня в школу, ждала рядом на полянке окончания уроков, и мы шли гулять. У меня не было друзей, я всегда была одна, не знаю почему, наверно из-за моей красоты. Да, я была очень красивой. Я была среднего роста с очень хорошей фигурой, как говорится, все при мне, правда, волосы, кожа и глаза у меня были необычного цвета. Кожа у меня была очень светлая, можно сказать, что даже почти белого цвета, волосы же, наоборот, были черные и не просто черные, а цвета воронового крыла и очень длинными, длина их доходила до середины бедра. Мои глаза были отдельной темой. Говорили, что мои глаза дьявольские, потому что в них горел странный огонь, мой взгляд долго не выдерживал никто. А они всего лишь были большие, обрамленные густыми длинными ресницами. Радужки моих глаз необычного темно-зеленого цвета. Цвет радужки мог меняться от темного до светло-зеленого, в зависимости от настроения. Когда я была спокойна, они у меня были темные, а когда злилась или была чем-то расстроена, они светлели. Из-за этого в школе у меня было прозвище «Ведьма», а я и не обижалась. Я их понимала, потому что, если бы сама увидела девушку с такой внешностью и во всем черном. Черный был моим любимым цветом, но я не являлась представителем субкультур – ни готом, ни кем-либо еще. Обычно я одевала топ или блузку, брюки или короткую юбку, туфли или сапоги, естественно, на высоком каблуке. Самой главной вещью моего гардероба являлось черное, длинное пальто или плащ, длиной доходящей до середины высокого каблука. И вот представьте, идет по улице девушка – бледная, с длинными черными волосами, с черными демоническими глазами, одетая во все черное и с огромным ротвейлером рядом. Я бы сразу сказала она – ВЕДЬМА. Вот так я росла и жила. Одиночка, хотя нет, не одиночка, ведь со мной всегда была Луна. В семнадцать лет я окончила школу и поступила в Ветеринарную Академию, на узко-профильного хирурга для собак.
Вам наверно интересно, почему я ничего не рассказываю о парнях и о выпускном бале. Не рассказываю я, потому что парня у меня не было, не потому что они не обращали на меня внимания, нет. Просто я ими не интересовалась. Мне было с ними не интересно. На бал я никогда не ходила. Почему? Ну, во-первых, мне с не с кем было идти. Во-вторых, в классе друзей у меня не было, а идти, чтобы на тебя смотрели как на чокнутую, нет, увольте. И, в-третьих, я просто не захотела, ну не люблю я все эти шумные мероприятия.
И вот, когда я окончила школу и поступила в ВА, то сразу с головой ушла в учебу. С одногруппниками у меня были такие же отношения, как и до этого с одноклассниками. Но мне было все равно, у меня была моя любимая собака. Правда, теперь мы не ходили, а ездили на машине. На девятнадцатилетние родители подарили мне Subaru Legacy B4, и мы с Луной ездили в Академию на ней. Она оставалась в машине и ждала, пока у меня закончится учеба, а потом мы ехали в парк, где она гуляла или лежала рядом, а я делала уроки.
Но вот как-то зимой она заболела, я не знала, что делать и отвезла ее к врачу в нашу Академию. Там мне сказали, что она умирала от старости, и тогда я впервые в жизни пожалела, что не являлась ведьмой и что ничего не могла сделать. Хотя я сделала то, что должна была, я не отходила от нее никуда, мы гуляли по ее любимым местам, сидели в парке, спали вместе на кровати. Так прошла неделя, в Академию я не ходила, я была с ней. И одним холодным декабрьским утром меня разбудило тихое поскуливание, я сразу поняла, что это значит. Она уходила. Уходила навсегда. Я долго плакала, у меня началась сильная депрессия, я не хотела жить, я забыла про учебу и просто целыми днями сидела дома или в парке на нашей любимой лавочке под большим раскидистым деревом, теребя небольшой перстень на указательном пальце. Сделан он был из белого золота с гравюрой внутри «Помню всегда», посередине был вставлен небольшой черный камень, окруженный россыпью красных, как кровь, рубинами. Но самое главное, этот перстень открывался, показывая, что находится у него внутри. А внутри, как вы уже наверно догадались, был прах. Прах моей Луны. Луны, которую я любила. И так моя жизнь превратилась в кошмар, депрессия только усиливалась, и так продолжалось почти год, пока я не встретила его.


ЧАСТЬ 2.

Прошел почти год после смерти Луны, я все также сидела с депрессией дома или в парке. Родители уговаривали вернуться в Академию, но я не хотела, мне это уже было не интересно. Я целыми днями сидела, вспоминала, как мы проводили время, теребила перстень, который в течение девяти месяцев ни разу не снимала.
Как-то в середине октября, когда я приехала в парк и сидела на лавочке, вспоминая Луну, ко мне подошел парень и сел рядом. Мне было все равно, но ему, похоже, нет. Он сидел и смотрел на меня, на то, как я тереблю свой перстень, на мое лицо, а я все сидела, не обращая внимания ни на что вокруг. Так мы сидели долго, я с безразличием в глазах смотрела в пустоту и он, не отрываясь, смотрел на меня. Отвлек меня от моих мыслей телефон, который начал звонить мелодией, которая стояла у меня, когда звонили родители.
- Да, мам, я тебя слушаю.
- А, папа. Извини, не посмотрела, кто звонит.
- Да, я уже скоро буду. Ну как обычно, сижу в парке.
- Пап, ничего со мной не случиться, я уже три года вожу автомобиль и все было нормально, – год я ездила на папиной по доверенности, пока мне не подарили мою, – скоро буду.
Я уже встала с лавочки и собралась уже уходить, когда молодой человек спросил:
- Девушка, у вас что-то случилось?
Я, вздрогнув от неожиданности, резко повернулась к нему и ответила вопросом на вопрос:
- С чего вы взяли?
Он внимательно на меня посмотрел и сказал:
- Просто вы очень грустная.
- Я всегда такая, - ответила я и пошла на стоянку к своей машине, ещё немного побродив в парке. Я увидела ее издалека, черный Subaru с аэрографией ротвейлера на капоте. Подойдя к машине, я увидела, что парень, который сидел на лавочке рядом со мной, стоял рядом с моей машиной и разглядывал ее. Я остановилась, и первой моей мыслью было уйти, но я осталась, не знаю почему. Так мы и стояли я, разглядывая его, он, разглядывая мою машину.
На вид ему было лет 25, он был высоким, с отличной фигурой, немного загорелый и с темными, но не очень короткими волосами, и как я успела заметить при нашем коротком разговоре с зелеными глазами.
Через некоторое время мне надоело стоять и рассматривать его, и я пошла к своей машине, по дороге щелкнув брелком сигнализации, фары моргнули, как бы приветствуя меня, и потухли, а парень обернулся и начал взглядом искать хозяина машины. Он наверно не ожидал, что хозяйкой такой машины может быть такая девушка, как я, потому что, когда я прошла мимо него и села в машину, взгляд у него был очень удивленный. В таком изумленном виде я его и оставила, уехав домой.
Приехав домой я, как обычно поела и пошла к себе, пожелав родителям спокойной ночи. Зайдя к себе в комнату, я первым делом зажгла три свечи и пошла в душ. Как хорошо стоять под теплым душем и ни о чем не думать, вообще ни о чем. Так я простояла почти час. Наконец, пересилив, себя и выйдя из ванны, я отправилась спать, в мою любимую кровать с темно-зеленым шелковым бельем. Уснула я быстро, даже не заметила как. Но то, что мне приснилось, повергло меня в настоящий шок. А приснился мне парень из парка.
Проснувшись утром, я была в прострации. Как я могла гулять с незнакомым парнем в парке, держать его за руку и еще при всем при этом смеяться? Это было просто невозможно, это просто бред. В таком вот шоковом состоянии я встала и пошла завтракать, вернее, просто выпить кружку кофе. Когда я спустилась, на кухне уже сидели родители и завтракали, я села к ним и, посмотрев на свою кружку, сказала.
- Доброе утро, как спалось?
- Доброе утро, дочь, – ответила мама.
- Ты сегодня будешь дома или в парк поедешь? – спросил папа.
- Не знаю, наверно в парк поеду.
- Хорошо, только приезжай пораньше, я вкусный ужин приготовлю, – ласково попросила мама.
- Хорошо, мам, я постараюсь.
На этом наш разговор закончился, я допила кофе и поднялась к себе, чтобы одеться, взять плеер и ключи от машины.
Оделась я как обычно во все черное с тем лишь отличием, что за девять месяцев я впервые надела юбку. К юбке я надела черную рубашку, а на ноги обула туфли. Поверх надела плащ. Волосы я решила не собирать, а глаза подвела черным карандашом и на губы нанесла бесцветный блеск. В таком виде я и пошла, вернее, поехала в парк. Перед выездом я проверила машину и напоследок поправила зеркало. В моем отражении глаза горели странным, диким огнем. В голову закрадывались мысли, что что-то должно было случиться.
И вот с такими мыслями я приехала в парк, поставила машину на парковке и пошла к своей лавочке, по дороге включая плеер. И вот, когда я уже почти подошла к ней, я остановилась в ступоре, потому что увидела вчерашнего парня, сидящего на ней и смотрящего на меня. Постояв немного и посмотрев, как он сидит и улыбается, я развернулась и пошла обратно на стоянку. Но то, что произошло в следующую минуту, меня очень сильно удивило.
- Вивиан, стой! – прокричал этот парень и схватил меня за руку, пытаясь остановить, но этого не потребовалось, потому что я и так стояла в ступоре.
- Не уходи, пожалуйста.
- Откуда ты знаешь, как меня зовут? – спросила я.
- Услышал, как вчера тебя так по телефону назвал отец.
- Ты подслушивал? – я была в ярости, что не удивительно. Парень испуганно посмотрел в мои глаза. Они были черными со светлыми зрачками, которые горели ярким огнем.
- Прости, я не хотел, это случайно получилось, у тебя динамик на телефоне громкий.
- Ладно, проехали. Что тебе от меня надо?
- Я просто хотел с тобой познакомиться. Меня зовут Максимилиан, Максимилиан Вайс, можно просто Макс, – сказал он, улыбаясь.
- Хм… Вивиан Кандр, можно просто Вив.
- Я очень рад с тобой познакомиться. Пойдем, посидим на лавочке и поболтаем, – предложил Макс.
- Ну, пошли…
Подойдя к моей любимой скамейке, я поняла, мне опять стало грустно.
- Чем ты занимаешься? – спросил Макс.
- Мм… Ничем. Раньше училась в Ветеринарной Академии, а потом бросила из-за одного события. Вот так. Теперь сижу целыми днями тут или дома. – А ты чем занимаешься?
- Я занимаюсь компьютерами, работаю в одной фирме главным программистом. А хобби у тебя есть?
- Раньше было. Я увлекалась машинами, музыкой, соба… в общем не важно, сейчас осталась только музыка.
- Можно спросить, что у тебя случилось, что ты все бросила в жизни?
- Это не твое дело!!! – резко подскочив, сказала я и собралась уходить, когда он сказал…
- Не уходи, расскажи, тебе станет легче…
- Я потеряла самое дорогое существо в мире, родственное существо, которое всегда понимало меня, всегда меня поддерживало…
Я начала рассказывать и уже не могла остановиться. Не знаю почему, но я рассказала ему все, ничего не утаив. Про свое детство, про школу, про Луну, про ее смерть, про то, что я считала себя виноватой.
- Это тот перстень, который ты делала себе на заказ?
- Да это он…
- Красивый. Думаю, Луне бы понравился, а на машине это она нарисована?
- Да, это она, это моя любимая фотография, она была сделана на том месте, под тем большим деревом.
- Очень красиво, - ответил Макс.
С тех пор мы встречались каждый день, гуляли, сидели в парке или в кафе. Я была счастлива. Да, я была счастлива. И, похоже, я влюблялась, да даже не похоже, а так и было. И, видимо, он тоже был не равнодушен ко мне. А когда я уже решила, что все у меня в жизни наладилось и все хорошо, опять случилось несчастье.


ЧАСТЬ 3.

Через три месяца нашего знакомства с Максом случилась беда. Оказалось, что у него с детства был порок сердца и очень сложный, в общем, когда-нибудь, как говорили врачи, ему понадобилась бы пересадка сердца. Он мне не говорил об этом, не знаю почему, наверное, не хотел, чтобы я беспокоилась. Об этом я узнала, когда одним пасмурным утром мне позвонили из больницы и сказали, что мой молодой человек лежит в реанимации, и ему нужна срочная пересадка сердца. Я была в шоке, ведь только вчера у нас все было хорошо, мы признались друг другу в любви, мы были счастливы, а на следующий день мне звонят и говорят, что мой парень, мой любимый, мой Максимилиан умирает.
«Умирает. Нет, этого не может быть, я не выдержу еще одной потери в жизни. Не выдержу. Он будет жить. Будет» – такими были мои мысли тогда.
Когда телефон отключился, я скатилась по стене на пол и долго лежала, свернувшись калачиком, и плакала. В таком виде и состоянии меня нашли родители и перенесли на кровать. Они очень переживали за меня, и не могли понять, что случилось, потому что из-за слез и сдавленных рыданий, я не могла говорить. Я бы еще долго лежала на кровати и плакала, слушая грустные песни о любви, если бы сквозь мои слезы и разум не пробилась строчка одной песни «Я всегда буду с тобой, внутри тебя бьется мое сердце». Я сразу очнулась и поняла, что мне надо делать.
«Я сделаю так, чтобы он жил!!! Я отдам ему свое сердце. Зачем оно мне, если он умрет? Я умру тоже, но тогда в моей смерти не будет смысла».
Я сразу вспомнила, как хотела умереть, когда умерла Луна, но тогда что-то меня остановило. Теперь я знаю, почему я не смогла ничего с собой сделать, это была судьба.
«Но теперь никто не сможет мне помешать. Никто не сможет изменить моего решения. Он будет жить» – с такими мыслями я уснула. Ночью мне не снилось ничего, вообще ничего, пустота. Чернота. Бездна.
Проснулась утром я с решимостью умереть в этот день, только бы Максу спасти жизнь.
«ОН БУДЕТ ЖИТЬ» – как молитву повторяла я.
Приняв душ, сделав макияж и высокий хвост, я пошла одеваться. Черная блузка, мини юбка, черные сапоги на высоком каблуке. Завершал наряд все тот же плащ, в кармане которого находились плеер и два письма - одно для родителей, второе для Максимилиана, а также короткая записка, в которой говорилось, что после моей смерти я хочу, чтобы мое сердце пересадили Максимилиану Вайсу. Взяв ключи от машины, я спустилась вниз, и, поцеловав маму на прощание, пошла в гараж.
Сев в машину, я немного посидела, собираясь с духом, надела темные очки и поехала в центр острова к небоскребам. Доехав до площади, я вышла из машины и пошла по улице к одному из самых высоких домов на нашем острове. Я шла ни о чем не думая, слушая грустную песню «Прости меня, моя любовь», и плакала.
Слезы катились по моим щекам, капая на черную блузку, люди оборачивались, глядя на меня, а я все шла…
Наконец подойдя к дому, к которому шла, я зашла в холл и пошла к лифту, зайдя в него, нажала кнопку 17 и, дождавшись своего этажа, вышла и пошла выше по лестнице, на крышу. Выйдя на нее, я подошла к самому краю и остановилась, чтобы просто посмотреть на город в последний раз. Постояв минуту, я дослушала песню до конца. Сказав «Прости», я шагнула в пропасть.
Вот такая моя история. Почему я осталась здесь, а не пошла дальше, я не знаю. Но я помню все, что было после моей смерти. Я помню, как мое тело отвезли в больницу и там сделали пересадку моего сердца моему Максимилиану. Помню, как плакали мои родители, когда узнали, что я умерла. Помню похороны, которые проходили после выписки Макса, и как родители отдали ему конверт с моим прощальным письмом, как он шел домой и как читал. Как он плакал.
Мне было больно, очень больно, и я ушла от него к себе, на кладбище, на свою могилу, и сидела там долго, пока ко мне не пришла Луна.
- Вот мы и встретились, – улыбнувшись, сказала я.
Так мы и бродили по земле, вернее, по нашему острову вместе. Луна не захотела уходить от меня и осталась со мной. Иногда мы заходили к моим родителям, иногда к Максимилиану, мне было больно смотреть, как он грустит и тоскует, как приходит и плачет на моей могиле, хотя прошло уже больше пяти лет.
Но, в основном, мы просто гуляли по городу: девушка в черной блузке, в короткой юбке, в сапогах на высоком каблуке и в плаще с плеером в кармане, а рядом шел огромный ротвейлер…


 




Свидетельство о публикации № СП-16397 от 21.04.2014.

Читайте также:
Комментарии
avatar