16+ Ундина.
27.08.2014 457 0.0 0



Ундина.

Каждую субботу, взвалив на плечо стул, Майкл идёт на пляж, стараясь успеть, пока не начался прилив. Майкл - двадцатисемилетний англичанин, у него яркая, запоминающаяся внешность, которая обращает на себя внимание, где бы он ни появился. Он очень высок, худощав, почти жилист, с копной рыжих, сильно вьющихся волос, с рыжей длинной бородой, которая ничуть не делает его старше, а только подчёркивает лихую молодцеватость узкого, с веснушками, лица, и напрочь лишает серьёзности его голубые смеющиеся глаза.

Все девушки, попадающиеся навстречу, хихикают в ладошки и мечтательно смотрят ему вслед. Неизвестно, что больше вызывает их удивление, рыжая борода Майкла или стул на его плече. Впрочем, ему всё равно. Суббота – день медитации, не до китаянок, впадающих в столбняк от одного только взгляда. Сегодня надо сосредоточиться на себе. Майкл пробегает через набережную, прыгает по каменным ступенькам вниз, на песок и, достигнув середины между ними и кромкой волн, замедляет шаг. Устанавливает стул, скидывает с себя обувь, одежду, садится, недолго смотрит в сторону отступившей воды, на ровное морское дно, над которым несколько часов назад плескалось море, настраивается, прислушиваясь к мыслям, и закрывает глаза…

Эти минуты свободы, отданные соприкосновению с духом природы, Майкл проводит один, приходя сюда ради вдохновения. Он художник. Правда, сейчас он живописью не занимается, преподавание английского языка в школе - ради этого он приехал в Китай, надеясь подзаработать денег для поездки в Италию - ночные бары, барбекю, путешествия по окрестностям, катание на скейтборде занимают всё время. Но вторая половина субботнего дня неприкосновенна. Сидя недалеко от воды, Майкл отдаётся осмыслению творческих планов. Он представляет, что из моря появляется волшебная гигантская черепаха, блестящая, с панцирем - словно обеденный круглый стол, с хитрой змеиной головой и с мощным, похожим на фаллос хвостом. Царапая песок тяжёлыми когтистыми лапами, она оглядывается, обдавая берег взором магических глаз, и двигается дальше. Майкл видел такую на старинном свитке в музее, правда, та выползала из великой реки Хуанхэ, но это не важно, ведь Хуанхэ впадает в Жёлтое море, на берегу которого он сидит, поэтому мысли Майкла текут, не останавливаясь. Он размышляет о том, что китайцы правы, считая, что  рисунок на панцире черепахи, впервые замеченный мудрецом  там, на берегу Хуанхэ, дал начало их письменности.

Ему хочется написать об этом картину, …про замысловатые переплетения линий и чёрточек, про черепашью броню, рассчитанную на тысячи лет вперёд, про иероглифы, которые нельзя придумать … хочется написать потом, в будущем, возможно, когда вернётся в Англию. Но и сейчас, находясь под впечатлением фантазий, он не в силах просто так освободиться от неё, поэтому Майкл встаёт. Взяв в руки ветку от бамбука, прибитую к стулу ветром, он начинает рисовать иероглифы на песке: счастье, вечность, мудрость, любовь. То немногое, что выучил за год и что пишет теперь, подражая китайцам, убежденным в необходимости отдать желания воде, тогда уж они точно исполнятся. Майкл рисует очень крупно, глубоко, стараясь не наступать на линии, чтобы они сохранились, не засыпались до прилива. Подумать только, останавливается он, разглядывая своё творение, где родная Англия, скучающая в сытом благополучии, вечно сырая и недовольная? Как далека она от этого удивительного пляжа! Как не похожи её серые туманы на оранжевую, от солнечных лучей, дымку, невесомо повисшую в воздухе!

Однажды Англия напомнила о себе, приблизившись к Майклу в виде скульптуры - ундины, вылепленной из мокрого песка молодым китайцем, одетым в чёрные трусы и в чёрную же, рваную майку. Пристроившись неподалёку, он принялся ковыряться в песке, и Майкл не обращал на него внимания до тех пор, пока рядом не начала собираться толпа. Люди подходили, удивлённо качали головами, рассматривая что-то под ногами, и расходились,  переговариваясь. Майкл не выдержал и тоже подошёл. То, что он увидел, поразило его своим совершенством и неожиданностью. На обнажённом морском дне лежала, прижавшись к нему спиной, прекрасная девушка из песка, с рыбьим хвостом, конец которого напоминал узорчатый китайский веер. Слегка изогнувшись, она уронила одну руку вдоль тела, а другую положила на голую грудь. Её волосы врастали в песок, словно густые водоросли, глаза были закрыты, а в каждой руке она держала по морской звёзде…

Майкл пригляделся к скульптору - обыкновенный китаец, откуда он знает про ундину?! Откуда такая тонкость в передаче тоскующего по любви тела? Печального настроения, видного на лице девушки? Для этого, по крайней мере, надо хоть раз побывать в одном из музеев Англии и наткнуться на работы Питера Хурда или Артура Ракхема, чтобы, увлекшись красотой древних мифов, привезти память о них в свою страну.

Майкл понимающе усмехнулся, парень, должно быть, недавно вернулся из Англии и с энтузиазмом человека, открывшего для себя другой, не похожий на собственный мир, воссоздаёт этот мир - на родном берегу Жёлтого моря.

27-28 сентябрь 2012 г., 23 май 2013 г.




Свидетельство о публикации № СП-19199 от 27.08.2014.

Теги:Рассказы., Николай Гантимуров

Читайте также:
Комментарии
avatar