Казалось бы, порядочные люди.
23.11.2014 477 0.0 2



Посвящается Наташе Клещевой.
Действующие лица
Володя Азов – экономист – 45 лет.
Ирина Азова – старший экономист, жена Владимира – 44 года.
Сергей Азов – программист, сын Владимира и Ирины – 25 лет.
Лиза – невеста Сергея Азова – 23 года.
Виталий – друг Сергея Азова – 25 лет.
Елена – врач, подруга Володи Азова – 40 лет.
Анечка – дочь Елены – 8 лет.
Игорь Матвеевич – директор, друг Елены – 43 года.
Пожилая женщина – соседка.

Действие первое.
Акт 1.
Гостиная Азовых сделана полукругом в современном стиле: компьютер, домашний кинотеатр, кожаный диван, кресла, и, зачем-то, книжная полка. Ирина вытирает пыль с книг. Справа видна лестница на второй этаж, там открытое пространство – комната Сергея. Он сидит за столом, попадая в круг света от абажура.
Ирина. Сколько можно так жить? Весь мир давно существует в электронном виде, а я должна вытирать эти пыльные корешки.
Достает наугад томик, из него падает исписанный лист.
Ирина. Что это? Почерк мужа. (Читает вслух) «Леночка? Любимая? Дорогой мой милый человек?» (Читает с вопросительной интонацией Ирина) «Прости, что предал тебя. За свою вину я наказан двадцатилетней скукой семейной жизни с чужой женщиной. Ирина никогда не прислушивалась к моему мнению, и я смирился со всем нашим житьем, даже с профессией экономиста. Все это ради сына, лишь бы в доме скандалов не было. Теперь наш мальчик вырос. Вырос и стал совсем чужим. Сидит в своей комнате за компьютером, и неизвестно, чем живет человек, что из него получилось? Девушку себе выбрал похожую на мать. Такая же властная, уверенная, что все в жизни знает. А Сережа рядом с ней щенок щенком. И жалко его, и не знаю чем помочь. Леночка, наши встречи - моя единственная радость…»
Ирина падает на диван. Сергей торопливо спускается с лестницы. В это же время с разных сторон в комнату заходят Лиза и Виталий.
Сергей. Мама, что случилось?
Ирина закрывает лицо руками. Листок падает на пол. Сергей поднимает его и читает. Медленно опускается на диван рядом с матерью, гладит ее руку. Лиза тоже читает послание, воспользовавшись замешательством.
Лиза. Ирина Сергеевна, необходимо выяснить адрес этой Леночки и сходить к ней, посмотреть, что за птица.
Ирина. И узнавать ничего не надо. Знаю, где ее найти. В Леночку Володя в юности был влюблен, а когда вырос, женился на мне. Я думала, он забыл о ней давно.
Ирина плачет. Сергей напряженно ходит по комнате.
Сергей. Где отец?
Ирина. Сейчас позвоню ему. Алло, Володя, ты где?
Голос Володи. Что за странный вопрос?
Ирина. Ты скоро домой придешь?
Голос Володи. Сегодня поздно освобожусь. Что-то случилось?
Ирина. Все в порядке!
Кидает телефон на диван.
Лиза. Пойдемте все вместе к ним. Выясним все обстоятельства.
Сергей. Правда, мама, пойдем!
Ирина. Нет, невозможно. Я не смогу. Хотя, зачем я обманываю себя всю жизнь тем, что у нас хорошая семья. Думала, Володя не говорит мне ласковых слов, потому, что устает на работе, да и вообще скрытный от природы. Не в этом дело! Я никуда не пойду, я ничего не хочу знать!..(Закрывает лицо)

Акт 2.
Движущийся круг сцены переворачивается на 180 %. Открывается полукруг комнаты Елены. Книжные полки во всю заднюю стену от пола до потолка. Множество домашних растений. Диванчик, рядом низкий стол, на нем чайный сервиз, сладости. Негромко звучит легкая музыка. Владимир Азов и Елена сидят на диване, Анечка лежит на животе, на мягком ковре перед столом, подперев руками голову, читает книгу.
Володя. Самая вредная человеческая иллюзия – это осознание собственного совершенства. Стоит убедить себя в том, что ты уже пришел, достиг берегов истины – и все. Конец! Ты заледенеешь в самолюбовании и перестанешь двигаться дальше. Стоишь себе как каменная глыба, обросшая мхом гордыни. Жизнь – это неправильность, незаконченность.
Елена. Знаешь, а мне часто казалось, что я достигла берегов истины, гармонии и блаженства. И тут маятник резко двигался в противоположную сторону. В такие моменты я чувствовала себя потерянной, озлобленной, больной, неспособной подняться снова. Так и болтаюсь между небом и землей.
Володя. Тебе повезло, что осознаешь колебания внутреннего маятника. Многие продолжают считать себя совершенными, а на самом деле давно уже потерянные, озлобленные и больные. Приходится искать внешнего врага, который виноват в их бедах, сетовать на обстоятельства. Нужно же найти причину, почему я – хороший - так плохо живу. Знаешь, я долго считал, что жена мне жизнь сломала. Хотел наукой заниматься, вместо этого считаю чужие деньги. Хотел быть с тобой, но из-за нее не смог. А я, такой хороший, вроде как жертва обстоятельств.
Елена. А теперь как считаешь?
Володя. Сам позволил собой руководить, сам ошибался, сам плыл по течению. Ирина молодец, жила как хотела: и в театры, и в музеи, и в путешествия, и я как барбос следом за ней. Терпеть не могу театры!
Елена и Владимир смеются. К дому подходит Сергей Азов. Стучат в дверь. Заходит. Анечка забегает за диван.
Сергей. Отец, как ты мог так поступить с мамой?
Володя. Откуда ты здесь?
Сергей. Я все знаю. Про тебя и про эту женщину. Вас, кажется, Леночка зовут?
Володя. Для тебя Елена.
Сергей. А эта девочка - моя сестра? Отец, скажи все как есть, ты всю жизнь обманывал нас. Сколько можно?
Володя. Что за бред? Почему ты решил, что Анечка моя дочь? Зачем вообще сюда пришел?
Сергей. Мама нашла письмо. Ты писал? (Протягивает отцу письмо)
Елена. Не знаю, что все это значит. Анечка моя дочь. Володя здесь ни при чем. Мы случайно оказались вашими соседями. Володя стал к нам заходить иногда. Но поверь, нас, кроме давней дружбы, ничего не связывает!
Сергей. Не может этого быть. В письме отец пишет, что любил вас всю свою жизнь.
Елена смотрит на Володю, а тот опускает голову вниз.
Сергей. Значит, ничего не было? Ты жил в придуманном мире?
Володя. Пойдем домой. Лена, прости нас. Анечка, спокойной ночи, детка.



Акт 3.
Опять гостиная Азовых. Виталя сидит в кресле, тихо играет на гитаре. Сергей с Лизой сидят на диване.
Лиза. Ты веришь своему отцу? Неужели за столько лет любви у них ни разу не было секса. По-моему это бред.
Сергей. Да нет, на отца похоже. Он идеалист и мечтатель, ему я верю.
Лиза. Но эта Леночка не так проста, как кажется. Держит его на крючке четверть века. А он и уши развесил.
Сергей. Не надо так о моем отце. И вообще, Лиз, давай я тебе такси вызову, поздно уже. Я так устал, голова болит.
Лиза. Нет, я тебя в таком состоянии не оставлю. Давай я останусь ночевать.
Сергей. Я прошу тебя, не надо. Хочу побыть один, подумать.
Лиза. Серёженька, ты сам не знаешь, чего хочешь. Разреши мне позаботиться о тебе.
Виталий. Лиза, Лиза, ты видишь, человеку плохо, хочет побыть один. Пойдем я тебя провожу.
Уходят. Сергей растерянно смотрит вокруг. Достает из кармана письмо отца, перечитывает его.
Сергей. Я и правда, как щенок. Отец прав.
А ведь я всегда знал, что родители не любят друг друга. Они даже ни разу не обнялись при мне. Всю жизнь одни дежурные фразы: «Обед на плите», «Зайди в магазин после работы», «Где мои штаны?». Как холодно жить в этом доме. Это они ради меня делали. Да лучше бы я совсем не родился! Пустой дом, чужой для всех. Никто никого не любит.
Виталий. Все, проводил твою Лизу. Как ты ее выносишь?
Сергей. Слушай, Виталь, в конце того письма стихотворение написано, его отец сочинил. Я и думать не мог, что он стихи пишет, любит кого-то. Он был для меня как закрытый сундук.
Виталий. Она красивая.
Сергей. Кто? Леночка? Да нет, мама лучше. Сколько ей, как ты думаешь?
Виталий. Кому, Елене? Лет сорок, наверное.
Сергей. Поженились бы они с отцом, и не было бы нас с этой ее Анечкой. Да может и к лучшему. Родились бы другие, гармоничные, счастливые дети. Уютный домик, музыка.
Виталий. Брось сокрушаться. Все случилось именно так, что теперь говорить. Я вообще без отца рос.
В гостиную входит Ирина в халате, садится на диван, смотрит в одну точку, словно никого нет рядом.
Виталий. Мне пора. Спокойной ночи.
Уходит. Сергей подходит к матери, садится рядом с ней на диван. Берет ее за руку.
Сергей. Мам, не плачь.
Ирина. Я и не плачу. Не пойму только, что отцу твоему нужно было. Упрекает меня, что наукой не дала ему заниматься. А в девяностых годах науки в нашей стране вообще не было. В конце концов, при желании можно было через несколько лет к этому вопросу вернуться, а он ушел в себя, заскучал. Не гений твой папаша, сам понимаешь.
Сергей. Да он же со мной все время сидел. Я тебя в детстве не помню, только его.
Ирина. Я карьеру делала. Надо же кому-то деньги зарабатывать.
Сергей. Он тоже экономистом работал, так же как и ты.
Ирина. Ты на его стороне, все понятно. Ты весь в отца. Я дома как чужая. Никто меня не понимает. Никто не ценит.
Сергей. Мам, да мы все дома как чужие. У нас дома-то нет. Отец не уследил за теплом домашнего очага, пока ты карьеру делала. Может, вы зря местами поменялись?
Ирина. Ты обвиняешь во всем меня?
Сергей. Виноватых нет, одни жертвы.
Ирина. Спасибо сынок, поддержал в трудную минуту. Весь в отца, он тоже любит чувствовать себя жертвой. Вот он, легок на помине.
Входит Володя. В плаще, поля шляпы закрывают глаза, голова опущена, старается незаметно пройти мимо жены и сына. Ирина встает с дивана, хватает его за руку.
Ирина. Давай поговорим. Скажи хоть раз в жизни, чего ты хочешь?
Володя. Мне не в чем оправдываться. Я никогда тебе не изменял.
Ирина. Потому что ленивый.
Сергей. Отец, мы все давным-давно замкнулись в себе. Может быть, хотя бы постараемся понять друг друга? Я даже рад, что прочитал то письмо. Ты для меня стал реальным человеком. Поговори со мной, расскажи, как мне прожить эту жизнь после вашего с мамой воспитания?
Володя. Я виноват перед тобой, перед мамой, перед самим собой. Простите меня. Я ничтожество и сам это знаю. Вот мое наказание – все знать, все понимать, но палец о палец не ударить. И презирать себя за это.
Ирина. И зачем я только с тобой связалась?!
Володя. И зачем ты только со мной связалась?!


Акт 4.
Комната Елены. Анечка занимается на скрипке, Елена сидит на диване с книгой в руках. Заходит Сергей. Здоровается и без разрешения начинает осматривать книжные полки.
Елена. Сергей, вы к нам по какому вопросу.
Сергей. А вы не догадываетесь?
Елена. Догадываюсь: хотите узнать, что связывает меня с вашим отцом.
Сергей. По-моему мы вчера во всем разобрались. Многолетняя любовь и никакого секса. Правильно я понял?
Елена. Интересно, зачем вы пришли?
Сергей. Хочу узнать, чем вы так привлекательны. Как женщина. Может, и я в вас влюблюсь.
Елена. Я понимаю вас Сережа, вы расстроены всей этой историей. Знаете, мы с вашим отцом дружили очень мало. Мне было всего 15 лет, я была влюблена в него, казалось, что и он тоже. Стихи мне писал, цветы с клумбы рвал. Он тогда уже был студентом, красивым молодым философом. А к зиме сказал, что женится на другой, а еще сказал, что ты скоро должен родиться. Мама твоя училась с ним вместе, была первой красавицей на курсе. Говорят. Вот и вся история. Потом я уехала учиться в другой город и жила там, пока Анечка не родилась.
Сергей. Из-за меня значит расстались. А если бы отец вернулся к вам сейчас, вы бы его простили, скажите честно?
Елена. Я его давно простила, Сережа. Но жизнь повернуть назад невозможно, любовь тоже. У меня есть близкий человек, он предложение мне сделал. Так что на счет стабильности своей семьи можете быть совершенно спокойны.
Сергей. Это меня больше всего беспокоит, честно говоря. Стабильность нашей семьи.
Входит Игорь Матвеевич с букетом. Целует Елену в щеку, кивает Анечке, жмет руку Сергею.
Игорь Матвеевич. Устал, проголодался. Сегодня все отделы пришлось проверять, недочетов тьма. Балбесы кругом. Леночка, у нас в конторе работают одни балбесы.
Сергей. Как вы самокритичны, впрочем, называть вещи своими именами не каждый способен.
Игорь Матвеевич. Леночка, а это что за мальчик. Дальний родственник?
Елена. Знакомься - Володин сын, Сережа.
Игорь Матвеевич. Отлично. Володя здесь все время трется, теперь еще и сын его. Скоро внуки пойдут, и все к тете Лене на чай.
Елена. Игорь, я прошу тебя, не надо начинать один и тот же разговор. Он мой гость, такой же, как и ты.
Игорь Матвеевич. Извини.
Садится на диван и обиженно молчит. Входит Володя.
Володя. Лена, я пришел извиниться за вчерашнее.
Игорь Матвеевич. Твой сын уже принес извинения. Что, кстати, вы вчера натворили?
Володя. Придавались унынью.
Анечка и Сергей усмехаются.
Игорь Матвеевич. Унынью? Непростительная роскошь!
Володя. Как твои дела, Игорь, как бизнес?
Игорь Матвеевич. Не поверишь, все отлично. Сынок у тебя ничего: остроумный.
Володя. Спасибо.
Елена. Давайте пить чай. Анечка садись с нами.
Елена включает музыку. Задергивает шторы, оставляя небольшой промежуток, в который видно, как все садятся в полукруг у столика. Постепенно основное действие становится фоном. Музыка начинает звучать немного тише. Голоса доносятся издалека, их почти не слышно. На первом плане появляется пожилая женщина с метлой в руке. Заглядывает в окно, наблюдает.
Пожилая женщина. О, полюбуйтесь, сколько у нее мужиков, а замуж никто не зовет. Развратничают. Как же можно так себя вести, еще и дочку к этому приучать? Ладно бы один мужик, или по очереди, а то сразу все. Чай попьют и начнется! Тьфу, стыдоба. Глядеть страшно.
Подошла поближе, смотрит. Сергей учит Анечку танцевать вальс. Володя отошел к книжным шкафам, а Игорь Матвеевич подсел к Елене на диван и обнял ее. Она склонила голову к его плечу. За окном темнеет.
Пожилая женщина. Вы посмотрите только, что делается! Какой позор! Господи помилуй.
Крестится многократными мелкими движениями без размаха. Музыка смолкает. Володя и Сергей прощаются и выходят. Пожилая женщина прячется в кустах, морщит лицо, жестикулирует. Они ее не замечают. Справа видна лестница, которая ведет прямо в комнату Сергея на второй этаж, отец с сыном направляются к ней. В это же время в комнате прощаются Елена с Игорем Матвеевичем. Их не слышно, они на заднем плане.
Сергей. Елена, она - принцесса. Таких женщин мало, отец. Только не пойму, зачем ей этот Игорь Матвеевич? Мелкий он какой-то.
Володя. Это ее выбор. И потом, он хороший человек, просто это не сразу бросается в глаза. Любит ее.
Сергей. Пап, ты какой-то странный: любит. Как он любит? Букетик принес, значит любит?
Володя. Он ей предложение сделал. Все, хватит об этом. Ты-то, зачем к ней пришел?
Сергей. Понять хотел, что она за человек, что за история вообще. Ты ведь как рыба ничего не говоришь, только рот открываешь. Меня пора посвятить в семейные тайны. Я уже взрослый мальчик. У меня, кстати, коньячок есть. Будешь?
Они поднимаются на верхний этаж в комнату Сергея. Включают абажур, достают коньяк, стопки. Сидят, разговаривают, но их не слышно, они становятся верхним фоном. В это время внизу пожилая женщина выходит из-за кустов, приближается к окну Елены.
Пожилая женщина. О, господи, да это же Азовы из соседнего дома. Старший-то давно уже таскается сюда, теперь и сын. (Смотрит в окно) А третий остался. Что же они там делают?
Елена с Игорем Матвеевичем обнимаются на прощание. Пожилая женщина смотрит с большим любопытством.
Пожилая женщина. Началось!
Игорь Матвеевич выходит и натыкается на пожилую женщину.
Игорь Матвеевич. Что ты тут вечно торчишь. Высматриваешь, вынюхиваешь. Иди домой, старуха, сериалы еще не закончились.
Пожилая женщина. Э-э, грубиян! Я двор подметаю, не видишь, что ли?
Игорь Матвеевич. Утром приходи, старая стерва.
Пожилая женщина. Сам ты старая стерва.
Уходят в разные стороны. Сквозь шторы видно как Елена разбирает диван, зажигает лампу, ложится с книжкой в руках. На верху, в комнате Сергея продолжает гореть абажур, отец с сыном разговаривают за столом. Никого не слышно, только картинка в два яруса. На улице темно. Сцена разворачивается на 180 %, открывается гостиная Азовых. На диване сидит Ирина, переключает каналы. Комната Сергея остается видна, как верхняя картинка.
Ирина. Опять я одна. Боевой солдатик на привале. Мечты сбылись, цели осуществились, почему так гадко кругом? Ненавижу эти стены! Себя ненавижу! Я сорок лет готовилась к счастливой жизни. Когда же она начнется?
Ирина задергивает шторы, выключает свет. Темно, только на втором этаже горит абажур, освещая два мужских силуэта.




Действие 2.
Через 6 месяцев.
Акт 1.
Комната Елены. Анечка играет на скрипке. Сергей сидит с книгой на диване. Елена разливает чай. Входит Игорь Матвеевич.
Игорь Матвеевич. Опять ты здесь мальчик. Тебя усыновить?
Сергей. Я вам мешаю, что ли?
Игорь Матвеевич. Конечно, мешаешь. Хочу побыть наедине со своей невестой, а ты каждый вечер здесь торчишь.
Сергей. Я к Лене прихожу, не к тебе. Что тебя так волнует? Ревнуешь?
Игорь Матвеевич. К тебе что ли, сопляк?
Сергей. Стареешь, Игорь Матвеич. Но не взрослеешь. Что бы тебе злиться на меня? Ты жених, стоишь на пороге счастья, радоваться должен, но нет: вечно раздраженный, ехидный, мелочный. Тебе не стоит торопиться со свадьбой, разберись в себе: что тревожит, что волнует, что спокойно спать не дает?
Сергей кладет на лоб Игоря Матвеевича руку, словно хочет проверить его температуру. Игорь Матвеевич вскакивает и наносит Сергею мощный удар в голову. Сергей падает, его противник продолжает нападать. Анечка кричит, Елена пытается остановить избиение Сергея.
Елена. Прекрати сейчас же Игорь, перестань.
Игорь Матвеевич встает, пытается обнять Елену, но она вырывается, плачет. Сергей встает и старается оттолкнуть Игоря Матвеевича, но тот отмахивается кулаком, Сергей снова падает.
Анечка. Дядя Игорь, не надо, пожалуйста. Отпустите маму, пожалуйста.
Елена. Уходи, я не буду жить с тобой, никакой свадьбы не будет.
Игорь Матвеевич. Ты еще пожалеешь!
Игорь Матвеевич уходит. Елена встает на колени около лежащего на полу Сергея, гладит его по голове.
Елена. Анечка, принеси бинт, зеленку. Посмотри там в аптечке.
Елена обнимает Сергея, плачет. Он тоже обнимает ее.
Сергей. Я тебя люблю.
Елена. Не говори так. Я не хочу такое слушать, ты еще маленький. Перестань!
Сергей. Я тебя хочу. Ты ведь тоже хочешь меня, признайся.
Елена. Я тебя не люблю и не хочу. Тема закрыта! (Кричит в сторону): Анечка неси скорей бинты.
Сергей. Не надо никаких бинтов. Ты меня убила.
Встает, отмахивается, бинт раскручивается в длинную белую ленту, которой Сергей накидывает на плечи Елены. Идет к себе домой по часовой стрелке, средняя часть сцены разворачивается против часовой стрелки. Появляется гостиная Азовых.
Акт 2.
Гостиная Азовых. На диване сидят Ирина и Лиза. Входит Сергей.
Сергей. Что вы так смотрите на меня?
Ирина. Сережа, что случилось? С кем ты подрался?
Сергей. Бандиты напали. Бах-бах, выбежали из-за угла.
Ирина. Перестань!
Сергей. Уже перестал. Все в полном порядке: пыли на полках нет, пол чистый, все вещи на своих местах. Я здоров, сыт, одет прилично и по погоде. Не пьян, в сомнительные половые контакты не вступал, настроение отличное. Все как ты учила, мама. Прогулялся, подышал свежим воздухом перед сном. Сейчас провожу эту прелестную девушку восвояси, приму душ и лягу спать.
Ирина. Откуда в тебе это вечное шутовство?
Сергей. Не спрашивай, не знаю. Ты что, Лизавета, в гости пришла? Я же тебе говорил, что сегодня вечером меня не будет.
Лиза. Так ты мне уже неделю говоришь, что занят. Чем только?
Сергей. Слушай, зачем я тебе? Ты такая яркая девушка, красавица, умница. А я не совсем тот за кого себя выдаю. Я шут и бездарь, сам себя отыскать не могу.
Лиза. Сережа, что с тобой происходит? Скажи, что случилось? Может быть, я смогу тебе помочь.
Сергей. Нет, не сможешь ты мне помочь. Не люблю я тебя. И не смогу полюбить. Гадко, резко, обидно, но это правда. И дело тут не в тебе, ты отличная молодая девчонка, все у тебя будет хорошо.
Лиза. Я зря сегодня пришла. Ты расстроен, избит, у тебя трудный день. Давай встретимся завтра и обсудим все. Будем считать, что ты мне сегодня ничего не говорил, а я ничего не слышала.
Сергей. Лиза, послушай, завтра не будет никаких встреч. Я желаю тебе счастья, всяческих удач и успехов, только не надо больше приходить сюда. Между нами ничего больше нет. Прости.
Сергей убегает в свою комнату по лестнице.
Лиза. Ирина Сергеевна, что же мне делать?
Ирина. Поражения надо принимать достойно. Скажу тебе по секрету, муж меня никогда не любил. Это ужасно, чувствовать, что тебя не любят, но вынужденно терпят рядом. Если мужчина говорит тебе такие слова - беги от него без оглядки.
Ирина вытирает Лизе лицо платком.
Ирина. Пойдем, я тебя провожу. Хочу уснуть, чтоб забыть, хоть ненадолго об этом дурдоме.
Ирина остается одна. Подходит к книжному шкафу, рассматривает корешки, достает книгу, ложится на диван, читает. В комнату спускается Сергей.
Сергей. Мам, ты не спишь?
Ирина. Нет, не спится.
Сергей. Мам, почему я у вас несчастный?
Ирина. С чего же ты несчастный? У тебя все есть: девушка, хорошая работа, дом. Квартиру тебе купили – хоть завтра заселяйся. Что случилось? Тебя же все устраивало. Мы с отцом хоть и не очень хорошими родителями оказались, но мы тебя любим, сынок. Как можем, как умеем, так и любим.
Сергей. Мам, ты счастлива? Вот у тебя все есть: и муж, и сын, и работа хорошая, и дом, и все в доме, и машина, и деньги. Ты успешная женщина, что греха таить. Но ты почему-то места себе найти не можешь. Или мне показалось?
Ирина. Никто меня не ценит, не любит, не понимает. Я вам совсем чужая.
Сергей. Нет, мам, мы тебя любим. Как умеем, так и любим, так же как и ты нас. Видишь, как получается: у нас все есть, а самого главного не хватает - душевного тепла. И внутри, и снаружи. Когда все нищие кругом, милостыни не жди.
Ирина. Сынок, в жизни все сложно.
Сергей. Если сложно, значит, что-то неправильно делаем. Любой механизм работает с легкостью, если верно собран. Но попробуй сложить детали в другом порядке, попробуй любым другим способом нарушить систему – будет в лучшем случае трудно, а скорее всего - невозможно.
Ирина. Кто побил тебя, юный философ?
Сергей. Мам, я влюбился. Первый раз в жизни. Что мне делать?
Ирина. Жениться, что же еще. Ты мальчик взрослый. Кто она?
Сергей. Она старше меня. Намного.
Ирина. А Лиза что?
Сергей. …
Ирина. Ее зовут Лена?
Сергей. Я ее люблю.
Ирина. Сереж, кто угодно, только не она. Эта женщина, она мой враг по жизни, понимаешь?
Сергей. Нет, мам, это ты ее враг по жизни. Она тебе ничего плохого не сделала.
Ирина. Скажи мне, что ты бросаешь Лизу, бросаешь работу, уезжаешь на Северный полюс, заводишь гарем, - все что угодно. Но только не говори мне, что любишь эту женщину!
Сергей. А можно сказать, что я умер? Тебя этот вариант больше устроит? Мам, успокойся, она не хочет быть со мной. Она тоже согласна на северный полюс, в гарем, в клетку с тигром, только не ко мне. Тебя боится, да таких как ты порядочных людей.
Ирина. Чем она нравится тебе? Что в ней такого?
Сергей. Ты бы сама в нее влюбилась, если бы отбросила предрассудки. Она очень сильная, но сила ее другая, не такая как у тебя. Она много думает, анализирует, читает. Она все время растет духовно. С таким же рвением как ты делаешь карьеру. Вы обе преуспели в своих занятиях. Но ее успехи не бросаются в глаза обывателю.
Ирина. Я обыватель?
Сергей. Всю жизнь стремишься быть им. Что такое обыватель вообще? Для меня это человек, который свой быт ставит на первый план.
Ирина. Я так устала, давай спать. Завтра поговорим. У меня разболелась голова.
Сергей. Спи спокойно, мама. Я так устал подбирать слова, которые ни для кого не имеют смысла.

Акт 3.
Сцена разворачивается, появляется комната Елены. Из-за прозрачных занавесок видно, что она одна. Ходит по комнате вперед – назад. Под ее окном стоит пожилая женщина. К дому подходит Ирина.
Ирина. Здравствуйте.
Пожилая женщина. Вечер добрый. Что ж, голубушка, своего пришла искать? Его сегодня не было. А так, чуть не каждый день таскается к этой.. И сынок ваш последние полгода повадился. Это надо же!
Ирина. А сын мой часто здесь?
Пожилая женщина. Часто. То на маленько придет, то на целый вечер засиживает. Ох, бесстыжая она, эта Ленка, ох, бесстыжая.
Ирина. Все понятно. Спасибо, дальше я сама.
Звонит в дверь.
Елена. Кто там?
Ирина. Открывай, это я.
Елена. Заходи.
Ирина. Мои любят у тебя бывать. Вот и я хочу приобщиться к семейным ценностям. Чем ты их тут развлекаешь?
Елена. Стриптиз показываю.
Ирина. Скажи мне честно, что у тебя с Сережей.
Елена. У нас ничего нет.
Ирина. Пожалуйста, не трогай мальчика. Ты ведь замуж собираешься, это правда?
Елена. Уже нет. Я не создана для брака. Мне по душе разврат, молоденькие мальчики. Так что берегись, это ты сделала из меня монстра.
Ирина. Надеюсь, ты шутишь?
Елена. Не надейся! Я понять не могу, как ты можешь приходить сюда, отчитывать меня, задавать вопросы: кого я люблю, кого не люблю. Тебя это не касается ничуть! Что вышло из того, что я любила Володю твоего. Ты почему не пришла, не спросила: люблю я его или нет, прежде чем в постель к нему лезть. Что в моей жизни меняется от того, что я кого-то люблю? Мне это радости не приносит.
Ирина. Ты хочешь мне отомстить. Все понятно. Сережа только орудие. Разве тебе его не жалко?
Елена. Не собираюсь я тебе мстить. Знаешь, когда вы с Володей поженились, я не смогла жить в одном городе с вами. Сама себя сослала в Сибирь. Училась там, работала, дочку родила. А когда поняла, что Володю больше не люблю, вернулась обратно. Соседями мы оказались совершенно случайно, я ведь не знала, в каком районе города вы живете. Вот и встретились мы с твоим мужем – два уставших человека, недовольных собственной судьбой. Все прошло, все кончилось, осталась только чувство родства да жалость друг к другу.
Ирина. А Сережа?
Елена. А Сережа просто ходит ко мне, вот и все. Как он?
Ирина. Подрался с кем-то, говорит, что влюблен.
Елена. Позаботься о нем. Мне показалось, что ему любви, внимания не хватает. И мужа своего жалей, пожалуйста.
Ирина. Спасибо за советы. А я тебя прошу – не надо лезть в мою семью.
Елена. По-моему ты сама ко мне пришла. Я к вам не хожу, и никого из вас к себе не пущу больше. Давай, проваливай.
Ирина. С удовольствием.
Ирина уходит. Елена выходит на крыльцо, закрывает лицо руками. К дому подходит Володя.
Володя. Не спишь?
Елена. Зачем ты пришел? Жена твоя волнуется, ходит, ищет тебя да сына вашего. Меня во всем обвиняет. А я в чем перед ней виновата, скажи мне, понять не могу.
Володя. В том, что любим тебя. (Пауза). Что ты внимание обращаешь? Живи и радуйся. Ты зачем свадьбу свою отменила?
Елена. С кем, с Игорем что ли? Мы с ним такие разные. Скучно мне с ним. Скучно и одиноко. Да и зачем мне теперь статус замужней женщины? От таких тетенек, как твоя Ира я научилась защищаться сама. Мне для этого чужой дядя рядом не нужен.
Володя. А я нужен?
Елена. И ты не нужен. Иди к жене, Володя. Спи спокойно.
Володя. А Сергей?
Елена. Слышать ничего не хочу про вашего Сергея. Оставьте меня в покое!
Убегает в дом, плотно закрывает шторы, гасит свет. Володя сидит под фонарем. На втором этаже у Сергея горит свет. Он медленно начинает спускаться с лестницы с длинным листком бумаги в одной руке и конвертом в другой. Читает вслух.
Начинается все незаметно и скучно:
Изучили все взгляды, слова, силуэты,
Перетрогали образы собственноручно,
Разложили на части сквозные сюжеты.

Но внезапно проснулись другие видения:
Твои пальцы как струны, как струи, как строфы.
Не осталось ни памяти, ни охлаждения,
И любое неверие стало неловким.

Разбиваются все представления фальши:
Твои губы, как лезвия против бессилия.
И не хочется знать, кто окажется дальше
От свершения новых ненужных усилий.

Все срывается с мест, позабыв о пространстве:
Временные пороги свивает, сметает.
Твои волосы, как отражение танца,
О котором душа на рассвете мечтает.

И к таким чудесам никогда не привыкнуть.
Все предметы открыли свое назначение.
Твои руки – начало невидимых крыльев,
На которых немая печать вдохновения.

Сергей складывает лист в конверт, опускает в почтовый ящик на доме Елены. Садится у другого фонаря, не замечая отца. Они сидят молча какое-то время. Фонари гаснут.

Акт 4.
Комната Елены. Анечка играет на скрипке. Елена читает почту. Находит конверт от Сергея. Читает стихотворение вслух. Закрывает лицо руками. Подходит к окну. Задергивает шторы. Тут же открывает их. Ищет какую-то книгу, пытается достать томик, вместо этого на пол летят книги и какие-то листы. Елена пытается их собрать, потом отвлекается, бросает все как есть. Открывает шифоньер, перебирает наряды, прикидывает то один, то другой. Наконец находит красивое синее платье, уходит за ширму, наряжается, крутится перед зеркалом. Одевает драгоценности, делает прическу. Любуется собой. Анечка стоит к ней спиной, смотрит в ноты. Вдруг перестает играть.
Анечка. Мам, а Игорь Матвеевич к нам больше не придет?
Елена. Не думаю. А ты что, скучаешь по нему?
Анечка. Не думаю. Знаешь, он такой зануда?
Елена. Что? Где ты такие слова узнаешь?
Анечка. Я не вчера родилась и все понимаю, только сказать не знаю как. А еще боюсь, что ты ругать меня станешь. Только я заметила, что Игорь Матвеич твой совсем не добрый. Улыбается, голос ласковый, а сам меня терпеть не может, так и раздавил бы как гусеницу. А Сережа мне нравится, с ним весело.
Поворачивается к матери.
Анечка. Мам, ты такая красивая! Почему ты никогда не надевала это платье.
Елена. Случая не было.
Анечка. А сейчас какой случай?
Елена. Сама не знаю. Анечка, сыграй-ка что-нибудь веселое.
Анечка играет, Елена танцует, смеется. Анечка убирает скрипку, обнимает маму, обе танцуют, смеются. На первом плане появляются Сергей и Виталий. Сергей держит в руках кирпич, к которому привязан гелиевый шарик. Виталий несет гитару. Они звонят в дверь. Елена пугается, надевает длинную кофту, обнаруживает, что нарядное платье все равно видно, поэтому сверху надевает плащ. На голову натягивает шляпу с длинными полями. Садится на диван, прячет под полами плаща ноги. Анечка открывает дверь.
Сергей. Я привез тебе подарок.
Анечка. Что это?
Сергей. Анечка, неси ножницы.
Елена. Для чего кирпич? От женихов отбиваться?
Сергей. Неплохой вариант. Надо принести парочку именно для этих целей. Но поверь, я совсем другое имел ввиду.
Елена. Даешь понять, что ты сумасшедший? Не трудись, я уже догадалась.
Сергей. Это не важно. Понимаешь, мы цепляемся за условности, оглядываемся на других, зависим от общественного мнения и собственных предрассудков. Но в жизни каждого человека должен наступить момент, когда он начинает понимать свою истинную природу. И тогда лишний груз нужно отбрасывать и устремляться к самому себе. Вот так.
Сергей перекладывает в руки Елены кирпич, перерезает веревку у шарика, и тот улетает вверх. Виталий сидит рядом с Еленой на диване, что-то наигрывает на гитаре. Анечка подходит к нему берет скрипку, и они начинают вместе репетировать вступление к песне Е. Чикишева «Дядя Го». Сергей отводит Елену в сторону.
Елена. Ты что, предложение мне делаешь?
Сергей. Предлагаю, но не то, что ты думаешь. Предлагаю забыть благоразумие. Нас всех в детстве учили, как поступать правильно, как не правильно. Но пойми, то, что правильно и справедливо для одного, для другого – ничто. Я не совершенство, я это признаю. И не хочу быть правильным, хочу быть самим собой. Рядом с тобой у меня это лучше получается.
Елена. Счастье не зависит от окружения и событий. Это субъективное состояние.
Сергей. Я тебе о том же толкую.
Елена. Зачем же тогда для счастья тебе нужна я. Ты можешь быть счастливым и сам по себе.
Сергей. Ты мне помогла понять суть жизни. Без всяких объяснений. Я посмотрел на тебя и все понял. Ты женщина, рядом с тобой я чувствую себя мужчиной.
Елена. А я чувствую себя старой тетенькой рядом с тобой.
Сергей. Это твое субъективное мнение.
Елена. Но для меня это единственно возможная реальность.
Сергей. Это груз собственных установок, страхов, сомнений, мнимых обязательств. Вот я тебе кирпич и привез, чтобы ты попыталась от всего этого освободиться.
Елена. Какие мнимые обязательства? Порядочность, забота о ближнем, чувство долга? Это нужно откинуть? Жить для себя, не задумываться ни о чем? Твоя мама, например, жила как хотела. Поставит цель – идет напролом, по головам - ей все безразлично.
Сергей. Постановка целей, их достижение – тоже ведь клетка. Зажать себя в тиски, покоряя одну вершину за другой, хоть социальную, хоть моральную, хоть географическую, - разве это приносит счастье? Так моя бедная мама жила. Не обижайся на нее, она расплачивается за свои ошибки. Прости ее и забудь. Сейчас главное разобраться в себе. По-моему у тебя заниженная самооценка. Все стараешься создать видимость порядочной женщины.
Елена. Ты хочешь сказать, что я не порядочная женщина!?!
Сергей. Вот видишь, как тебя это заводит. Ты готова убить меня, лишь бы остаться в собственных глазах порядочной женщиной. А что такое порядочная женщина? Для меня это – чушь собачья. (Не перебивай, слушай, что говорит мужчина, которого ты любишь!) Ты немного агрессивная, обладающая здоровым чувством юмора, начитанная красавица с утонченным вкусом. Все окрестные старухи давно положили на тебя глаз. И никто не думает, что ты порядочная женщиной, кроме тебя самой. Ты обладаешь здоровым половым инстинктом, и ты достаточно привлекательна для мужчин всех возрастов, уж поверь.
Елена. Забирай свой кирпич и вали отсюда.
Сергей. А шарик тебе оставить?
Елена. Шарик сам за тобой полетит - ты ведь теперь невесомый.
Сергей. Я же говорил: в меру агрессивна, не без чувства юмора. Осталось тебя раздеть.
Что на тебе? Какой-то старый плащ. Снимай его сейчас же.
Сергей снимает с Елены шляпу, плащ, кофту. Она остается в своем красивом платье.
Сергей. Я же говорил: красавица! Моя принцесса. Не думай о том, что будет завтра. Мы можем управлять только настоящим. Из минут складывается жизнь. Какой она будет, зависит только от тебя. Точнее от твоего субъективного восприятия. Нужно принимать все как есть, каким бы это ни казалось несуразным и абсурдным, не подходящим ни под какие привычные определения.
Елена. Любишь ты поучать: как надо, как не надо. Сам только что говорил, что правильность презрел.
Сергей. А ты любишь перечить. Когда мужчина философствует, женщина должна слушать и молча кивать головой.
Елена. Это твои личные комплексы неполноценности. Настоящему мужчине не требуется раболепие более слабого существа.
Сергей. Вот мы наконец-то и встретились: не вполне настоящий мужчина и не вполне порядочная женщина, чтобы стать счастливыми на один миг, и еще на один, и еще …
Сергей и Елена начинают танцевать. Виталий поет песню «Дядя Го» Евгения Чикишева (http://www.goh.ru/main.htm), Анечка подыгрывает ему на скрипке.

«Дядя Го ничего о будущем не знал.
Дядя Го мои руки в прошлое послал.
В сеть веков попадает только смех
И мокрый хлеб, и мокрый хлеб.

Дядя Го сделал главным веру в свои сны.
Дядя Го носит в сумке синий глаз весны
Детям он доверяет больше, чем своим рукам,
Своим глазам.

Дядя Го всех нормальных выгнал за порог
Дядя Го в оправданье слов сказать не смог,
Но стыда он не испытал пред кротким взором звезд
Белых».

На переднем плане появляется Володя. Заглядывает в окно, смотрит на танцующую пару. С другой стороны быстрым шагом к дому приближается Ирина. Хочет зайти, но Володя останавливает ее.
Володя. Ты куда собралась?
Ирина. В гости.
Володя. Тебя там не ждут.
Ирина. Вова, мы должны спасать собственного сына. Ты же понимаешь, что эта ситуация для него гибельна.
Володя. Ира, прими все как есть. Мы подарили человеку жизнь, пусть он строит ее сам. Ты любишь по своему разумению кроить чужие судьбы. Пора остановиться, и так наломала дров.
Ирина. Отпусти, я хочу к сыну. Ему нужна моя помощь, хоть он этого не осознает.
Володя. Тебе самой нужна помощь.
Ирина пытается вырваться из рук Володи, плачет, бьет его. Он обнимает ее, гладит. Ирина успокаивается. Они тоже начинают танцевать, медленно и грустно. Ирина кладет голову на плечо Володи. С другого края появляется пожилая женщина. Качает головой.
Пожилая женщина. Что твориться, боже мой. Казалось бы, порядочные люди, и те приличия позабыли. Куда катится мир, боже мой? Боже мой!..
Пожилая женщина крестится мелкими движениями. Володя с Ириной танцуют с другой стороны, не замечая ее. Сергей и Елена тоже танцуют. Виталий с Анечкой играют мелодию проигрыша песни «Дядя Го».
Занавес.
Июнь 2012
Лидия Чиркова.



Свидетельство о публикации № СП-21730 от 23.11.2014.

Читайте также:
Комментарии
avatar
Понравилось
avatar
Спасибо!
avatar