Южное Сияние (2 часть)

Южное Сияние (2 часть)

ГЛАВА 5. ТОПЛИВНЫЙ ЛАГЕРЬ «JUGGERNAUTS».
Под раскинутым шатром трое рабочих возились вокруг вездехода. Они ремонтировали ходовую часть бывшей раллийной машины марки Mitsubishi. Через каждые 30 метров на стенах стоял вооружённый дозор, состоящий из мужчин и женщин. Рядом с длинным одноэтажным строением стояло много разнообразной техники, а напротив этого строения было другое. У противоположной стены находилось трёхэтажное здание, напоминавшее жилой корпус. На третьем этаже виднелись открытые окна, из которых были видны белые шторы и столы, на которых стояли металлические блюда с лежащими на них фруктами. Здесь жила правящая верхушка станции.
Подъезжающую к станции машину встретили прицелы дозорных со стен, крик кого-то за стеной, призывающий позвать старших и настороженные глаза местных обитателей.
- Стой! Остановись там! – Крикнул один из дозорных, стоявший на стене у ворот с поднятой рукой.
Mustang сбавил скорость и остановился. Дозорный опустил руку и обернулся. Одна из женщин-воинов кивнула ему, и он снова обратился к приехавшему человеку:
- Медленно выйди из машины и покажи руки!
Открылась водительская дверь и показалась фигура водителя. Одетые в белые, серые и светло-коричневые одежды обитатели станции переглянулись, увидев человека в короткой кожаной куртке, кожаных штанах и остроносых сапогах.
- Это один из них! – Кто-то крикнул с противоположной стороны.
В этот момент открылись ворота и выскочили несколько человек. Взяв незнакомца под руки, они повели его внутрь, а идущий за ними приставил к его голове ствол револьвера. Войдя через ворота на территорию станции они остановились, перед идущими им навстречу молодой женщиной и стройным высоким мужчиной. Молодая женщина, хотя, скорее девушка, выглядела стройной и подтянутой. На ней было обтягивающее серебряное платье с расклешённым низом, белые сапоги на высоком каблуке и пояс, на котором висела кобура с пистолетом. С другой стороны висели ножны, в которых покоилась короткая сабля. Девушка носила длинные белокурые распущенные волосы, которые прижимал к голове тоже серебряного цвета ободок. Мужчина был по виду старше неё. Он носил винтовку за плечом, нож за поясом и маленькую сумку, приделанную к ремню. Одет он был в светлые выгоревшие джинсы, свитер цвета слоновой кости, на голове у него было подобие чалмы светло-коричневого материала и такого же цвета замшевые сапоги. Они подходили ближе и, встав напротив, посмотрели на незнакомца. Девушка пробежала коротким взглядом по его одежде и глянула на его машину, оставшуюся за воротами. А мужчина в чалме поинтересовался:
- Кто ты? Что здесь делаешь?
Кто-то из стоявших справа от незнакомца, тоже задал свой вопрос:
- Как тебя зовут?
Люди образовали полукруг и разглядывали приехавшего. Наконец, заговорила беловолосая девушка:
- Молчишь? Слушай-ка... Твои псы прячутся поблизости, так?
- Он один из них! Пустить ему кровь и дело с концом! – Прокрякал старикан беззубым ртом.
Незнакомец оглядел станцию, затем вернул взгляд на девушку и ответил ей:
- Я вообще не в теме, о чём вы. Приехал один. Хочу купить у вас топливо для моей машины.
- Не верьте ему! – Раздался голос девушки, стоявшей на стене.
Беловолосая девушка смотрела на машину чужака, нахмурившись. Потом заговорила так, чтобы все слышали:
- Не похоже на них... Одет, конечно, очень похоже, но машина... У них нет таких машин. Ни одной! И ведёт себя как-то медленно. Нет... Спокойно. – Она уставилась, глядя ему в глаза, и продолжила: - Ты ведь не из местных. Совсем издалека. Возможно, наёмник.
- Ладно, ведите его наверх. Машину закатите внутрь и закройте ворота, быстрее! – Скомандовал стоявший рядом мужчина в чалме.
Державшие чужака с обеих сторон повели к трёхэтажному зданию, вытащив и забрав у него обрез и нож. Выбежавшая группка людей стала заталкивать машину в лагерь, когда один из них сунулся в салон и поставил рычаг коробки передач в нейтральное положение. Женщина-воин на стене спросила у дозорного на вышке:
- Жмых! Ты видел ещё машины?
- Не! Он, по ходу, один был! Никого больше не видел! И щас никого не видно!
- Не-нравится-мне-всё-это... – Сквозь зубы нараспев процедила женщина-воин, наблюдая, как проводят мимо неё чужака.
- Топливо! Теперь оно всё наше! – Кто-то довольно постучал по машине незнакомца ладонью, узнав о количестве горючего. – Его тут полно! – Радостно верещал сорокалетний мужик в лисьей шапке и солнечных очках.
Чужака провели через первый этаж и по лестнице стали вести наверх. Поднявшись на третий этаж, они провели его в помещение и посадили на стул, стоявший в середине. Сами же они встали позади него:
- Не дёргайся.
Примерно через минуту вошла беловолосая девушка в серебряном платье в сопровождении того же человека в чалме и ещё одного охранника. Она прошла к столу, посмотрела в окно, и заговорила:
- Меня зовут Медуза. Я здесь царица и богиня, как ты, наверное, уже понял. Это – Скрепер. Наш переговорщик на случай проблемных ситуаций.
- Не переговорщик, а парламентёр я! – Деловито поправил «богиню» высокий мужчина в чалме.
- Какая разница... Так вот! Это мой топливный лагерь. «Juggernauts». А кто ТЫ? И откуда? И чё ты всё время молчишь?
Незнакомец слушал девушку, даже не взглянув на сопровождающих Медузу. После того, как она закончила бомбить вопросами, он медленно моргнул и произнёс:
- Не из каких я не из тех или этих, как вам показалось. Я один. И здесь я проездом.
- Да? А, по-моему, ты засланный шпион, я так думаю. – Вставил своё слово Скрепер.
- Да мне насрать, что ты думаешь. Я сказал правду, правду о том, что хотел совершить с вами сделку как с нормальными, а вижу, что у вас гавно вместо мозгов, если думать не умеете.
- Допустим! И откуда же ты едешь? – Снова спросила Медуза.
- С «Последнего Рубежа».
- Чего? Это чего оно такое? – Повернулась к незнакомцу Медуза.
- Станция такая. На территории Москвы.
В помещении воцарилась гробовая тишина. Все были шокированы ответом чужака. Не веря услышанному ответу, охранники переглянулись. Их взгляды поймала Медуза, а Скрепер возразил:
- Это невозможно. Так далеко никто не путешествует один.
- А что ты забыл ЗДЕСЬ? – Задала новый вопрос Медуза.
- Купить бензин. Мне надо ехать дальше. – Чужак посмотрел на неё, зная, о чём его спросят дальше. И не ошибся.
- Куда же? И зачем?
- Я ищу пограничную станцию.
Глаза у всех разом вспыхнули. При этих словах, они словно разозлились до крайней степени ярости. А Медуза уточнила:
- Это «Южное Сияние» что ли?
- Да, точно. Так она называется. – Подтвердил чужак.
- Зачем?
- Ну, скажем так, у них есть то, что принадлежит мне. И я хочу забрать у них это.
- Да щас прям! Так они тебе и отдадут, как же! – Насмешливо высказался Скрепер.
- А кто их спрашивать будет? Отдадут. – Ответил чужак.
Медуза вернулась обратно и, встав перед незнакомцем, посмотрела на него. Она чуть заметно улыбнулась:
- Признаться, мне твой ответ пришёлся по душе. Было бы отлично, если бы при этом отправил на тот свет побольше этих уродов.
Незнакомец пожал плечами и спокойно произнёс:
- Ничего не имею против.
Скрепер и Медуза снова переглянулись, а затем кивнули друг другу. Она махнула рукой и стоявшие за чужаком люди стали удаляться, покидая помещение. Она мотнула головой и, пришедший с ней и Скрепером охранник, ушёл тоже. Оба подвинули старые стулья и сели напротив парня. Медуза заговорила:
- Похоже, у нас общие цели. Я не знаю, что ты там забыл, но мне нравится твой подход к делу. У нас давняя вражда с Дикобразом.
- С Дикобразом? – Переспросил незнакомец.
- Да. Главный у них. Ты чё, не знал, что ли?
- Уточняю просто.
- Задавить этих гадин мы не можем. Нас слишком мало. 47 человек, включая женщин и детей. А их человек 60. Плюс пленные с «Крыма».
Незнакомец поднял резко голову и посмотрел на говорившего Скрепера. Медуза сразу же заметила его реакцию и улыбнулась:
- Ах, вот оно чё...
- Вот если бы ты помог нам... Парень, я смотрю, ты шустрый. И машина у тебя... На такой и сам сатана тебя не догонит.
- Что скажешь? – Подвела итог Медуза.
Похоже, это был единственный шанс их убедить. И он понимал, что другого у него не будет. Парень обвёл поочерёдно взглядом обоих, затем произнёс:
- И мне нравится ход дела. Но, мне кое-что понадобится.
Скрепер презрительно скосил на него глаза и спросил:
- И что же?
- Вы отдадите мне мою машину, плюс полные баки горючего. И ещё две канистры дизельного топлива.
- Да это грабёж!!! – Разразился Скрепер.
- Это выгодная сделка. И оружие моё верните. – Добавил чужак.
- И больше мы его хрен, когда увидим. – Проговорил Скрепер, повернувшись к Медузе, и выжидательным взглядом посмотрел на неё.
- У нас нет другой альтернативы... – Оспорила его слова девушка, но продолжая с сомнением смотреть на чужака.
- Всё получится, поверьте. Это не последняя наша встреча. – Добил сомнения девушки своим ответом чужак.
- Ладно. По рукам.
- Что ты делаешь? Мы же совсем не знаем его... – Протестовал парламентёр в то время, когда Медуза и незнакомец пожали друг другу руки.
Медуза вернула свёрток, в котором были завёрнуты нож и горсть патронов к обрезу чужаку, и следом протянула сам обрез. Он взял оружие и глянул из окна вниз, на свою машину. Медуза одобрительно кивнула ему, а закативший под лоб глаза Скрепер направился вслед за удаляющимся незнакомцем.
Выйдя на улицу, чужак сразу же пошёл к своей машине. Народ, изнывающий от нетерпения залезть в Mustang и растащить всё его содержимое, околачивался неподалёку. А когда они увидели возвращающегося хозяина машины с оружием в руках, то разочарованно заохали. А охрана и дозорные со стен снова настороженно навели на него свои стволы и арбалеты. Но выходящий следом Скрепер сделал жест рукой и сказал, что у них уговор с Медузой.
Незнакомец подошёл к машине, убедился, что в ней всё на месте и сунул нож в привычное крепление. Зарядил обрез и сунул его в кобуру. Скрепер скомандовал принести и поставить нужное количество ёмкостей с горючим рядом с машиной чужестранца, а сам ещё раз бросил взгляд на открывшего багажник парня.
К вечеру всё было готово, и он заправлял машину. Появилась Медуза, прогулявшаяся вразвалочку по территории топливного лагеря, она как бы случайно подошла к машине чужестранца. Он укладывал канистры в багажник, но помещались не все. Пришлось одну из тех, ту, что он вёз с собой изначально, поставить в машине за пассажирским сиденьем на пол.
- Ну что, всё в порядке? – Заговорила Медуза.
- Да, всё о’кей. – Ответил чужак.
Она медленно провела указательным пальцем вдоль заднего крыла, оставляя чистую полосу на пыльном кузове машины, и продолжила также спокойно:
- Я обычно поздно ложусь. Контроль за припасами, дела всякие там разные... Может... Зайдёшь попозже? Разговор есть. – Она немного улыбнулась, глядя на него.
- Извини... Не самое подходящее время.
Улыбка девушки сползла с её лица как тянущаяся густая краска со стены. Она старалась не выдать расстройства:
- Да ну? И чем же оно не подходящее?
- Не хочу привязываться к людям раньше времени. Вдруг я не вернусь живым от «Южного Сияния»?
Девушка опустила глаза. Но, сразу, же подобралась и задала новый вопрос:
- А если вернёшься?
- Вот тогда и посмотрим. Договорились?
Она, молча, кивнула и проследила взглядом, как он также кивнул в ответ и направился к техническому блоку, где сменившийся на дозорной вахте Жмых сидел у одной из багги и потягивал рюмками местную самогонку. Он лениво задрал голову на подошедшего чужака и также лениво поинтересовался:
- Чё тебе?
- Приглашение принёс особенное.
- Какое приглашение?
- На нашу свадьбу.
- Чё??? – Жмых широко раскрыл глаза, а вместе с ними и рот, глянул на уходящую к трёхэтажному зданию Медузу, а потом снова на чужеземца.
- Масло говорю мне надо. Два литра. Для моей машины.
- Тьфу ты, зараза пустынная! Шутник, биохазард тебя сожри! – Он поднялся и пошёл за нужной ёмкостью с машинным маслом. Из гаража послышалось продолжение пламенной речи: - Масло, я, конечно, те найду. Но, несмотря на то, что у вас там уговор какой-то – бесплатно не отдам.
- Надо же... И про уговор уже знаешь.
- А то! Уже все знают, что вы уговорились дикобразовых сволочей вместе загасить! – Он вышел из гаража, держа в руках двух литровую канистру масла для двигателя, и уставился на парня: - Ну? Чем платить будешь?
- Две банки армейской тушёнки. Не просроченной. Ты ведь наверняка ещё помнишь её?
Глаза Жмыха блеснули жадностью. Он и вправду помнил. А сейчас, это считалось большим деликатесом.
- Три! Три банки!
- Две. Они большие. По объёму получается как три стандартные.
Жмых немного помялся. Вдруг он понял, что если парень пойдёт к Медузе, то и двух банок Жмыху не видать вообще!
- Ладно, идёт!
Он пошёл следом за незнакомцем. Они подошли к машине, парень открыл пассажирскую дверь, сунулся в салон за сиденье и вытащил откуда-то две заветные банки с тушёнкой. Жмых, когда увидел протянутые ему банки, забыл про торг и сунул канистру с маслом, взамен забирая деликатес. Собравшись уходить, он снова обернулся и спросил:
- А зовут-то тебя как, чужеземец?
Парень посмотрел на довольно лыбящегося Жмыха и сказал:
- А у меня нет имени.
- А-а... – Жмых махнул рукой и поспешил заныкать добычу от любопытных.
А водитель залез в свою машину, пролез между передними сиденьями назад и улёгся спать, накрывшись одеялом. Ему вспомнилась та, за которой он ехал. Вспомнился последний раз, когда он её видел. В голове всплыла мелодия старенькой песни, которая звучала в тот момент. Он не знал, получится ли у него вытащить её? Жива ли она ещё или он напрасно отмахал такое расстояние? И ещё больше его терзал вопрос: что он будет делать, если, нет... когда вызволит её из лап отморозков? Путешествовать с ним смертельно опасно. Он и сам это понимал. Каждая его поездка может быть последней. Вот как сегодня, например. Финалом любой такой поездки может быть смерть. А нести ответственность за молодую девушку – это всегда тяжело. Не страшно, но тяжело. И что делать? Отвезти её в безопасное место. На станцию «Последний Рубеж». Начальник станции имеет должок перед ним. Вот и пусть вернёт долг тем, что приютит подругу. Вместо него. Он уступит ей своё место на станции, а сам уедет. Куда? Об этом пока рано думать. Или есть ещё вариант. «Поволжская Торговая Зона». Там порядка больше, чем здесь. И люди более спокойные и рассудительные. И главный въезд охраняется двумя танками Т-54, которые, между прочим, на ходу. Да, такой вариант тоже хорош. Привезёт её туда, оставит провизии на первое время, высадит в зоне безопасных торговых рядов и уедет. А если она откажется? Если захочет остаться с ним? Да с чего бы? Просьба о помощи не делает её принадлежащей ему. А если сама не захочет, чтобы он её оставлял на новом месте? Да кто её спрашивать будет? Останется и точка! Там она будет в безопасности и при нормальном пропитании.
Он не заметил как мысли стали вязкими как кисель, погружая его в сон. Проснулся он от того, что кто-то коснулся его плеча. Затем, снова. Он открыл глаза и увидел стоящего у машины парнишку лет четырнадцати. Он отдёрнул руку и улыбнулся:
- Вставай, дядька! Поехали дикобразцев мочить.
Он поднялся, убрал одеяло, потёр не бритое уже два дня лицо и стал вылезать из машины. А паренёк всё не унимался:
- Ну чего, поехали?
- Ага, собирайся. – Ответил чужак.
Мальчишка с довольным видом ринулся к своему жилищу собираться в бой, а незнакомец посмотрел ему вслед, зная, что сейчас родители или другие старшие сразу охладят его героический пыл. В лучшем случае подзатыльником.
Он прошёл к ремонтному цеху, нашёл умывальник, открыл кран и сунул руки под воду. Тонкая струйка мутной воды полилась в ладони, и он умылся. Закрутив кран, он посмотрел на дрыхнувшего без задних ног Жмыха и, махнув рукой, собрался возвращаться к своей машине. Остановившись, он в мыслях выругался, ругая себя за никому не нужную заботливость. Снова развернувшись к спящему Жмыху, он брякнул остриём своего сапога в подошву ботинка Жмыха. Тот заворочался, а парень сказал:
- Вставай, смену проспишь. Медуза пообещала тебя распять на воротах.
Жмых вскочил, моментально проснувшись и чуть не упав с самодельного топчана:
- Чё, правда чё ли?
- Нет. – Убедившись, что Жмых проснулся, чужак пошёл к своей машине, больше не оборачиваясь на алкоголика, который вслед ему что-то начал матерно бурчать, но потом перешёл на благодарности, когда понял, что чужак спас его от избиения за опоздание на вахту.
Парень собрался в путь, даже не съев ничего с утра. Почему-то кусок в горло не лез. А тут ещё и Медуза вышла проводить его. Только бы на шею не кинулась с воплями и причитаниями, а то этот топливный лагерь вообще хрен, когда его отпустит.
Собравшись по-быстрому отчалить, он подходил к своей машине, когда девушка-воин со стены показалась рядом. Он подождала, когда чужак приблизиться к машине и, не теряя времени заговорила:
- Там, вчера... Я, похоже, ошиблась в тебе. Извини...
- Бывает. – Коротко ответил чужеземец.
Он быстро сел за руль, закрыл дверь и запустил двигатель. Девушка-воин не поняла холодной реакции этого человека и подумала, что она и правда его обидела. Он, положив руку на руль, глянул в сторону стоящей Медузы, которая крикнула:
- До встречи!
Чужестранец кивнул ей и тронулся в путь, надавив педаль газа. Машина выехала из ворот под провожающие взгляды жителей топливного лагеря «Juggernauts» и рванула с наибольшим ускорением.
Провожая взглядом уезжающего, Медуза позвала земляка:
- Скреп!
Сразу рядом с её плечом встал Скрепер, глядя на неё в ожидании нового распоряжения.
- Вот что, Скреп... Заводи. И собирай ребят.
- Кого?
- Всех. Всех кто ещё боеспособен. И быстрее. Через пятнадцать минут выдвигаемся.

ГЛАВА 6. ПОГРАНИЧНАЯ СТАНЦИЯ «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ».
В производственной части станции находились все машины обитателей и руководства. Поставленные в два ряда автомобили разделяли железные стеллажи, на которых находились инструменты для ремонта, запчасти, канистры с маслом и горючим, а также железные цепи, на которых сюда затягивали транспорт, не способный самостоятельно передвигаться. Здесь ремонтировали машины те, кому был разрешён доступ в помещение – водители, механики и оружейники.
Для рабов была уготована другая участь. Пленники убирали грязь, мыли машины и жилые помещения, собирали и оттаскивали за пределы станции мусор, а также делали другую грязную работу. Тех, кто отказывался работать, привязывали к шестам и трубам, приделанным к машинам. Не для «красоты». Для создания живого щита на случай битв и сражений с чужими бандами.
Чуть в стороне находился сооружённый из обрезков труб различного диаметра каркас, затянутый в большое полотно, сшитое из нескольких разных больших кусков материала. Сооружение напоминало огромный шатёр, разделяемый внутри перегородками из шиферных листов. Это было жилым помещением для остальных бандитов, которые собирались в шумные компании обычно по вечерам, напиваясь и периодически начиная драку за не поделённую выпивку или девушку.
Сейчас в шатре почти никого не было, за исключением спящего мертвецки пьяного механика и одного из бандитов. Из шатра доносились писк и короткие девичьи крики. Одичавший мерзавец решил начать забавы, не дожидаясь вечера и пользуясь тем, что его никто не ищет. Или тем, что Дикобраз не выдал ему никакого распоряжения.
Пальцерез стремительно поднимался по бетонной лестнице на второй этаж постройки, служившей когда-то жилым домом. Теперь его остатки служили жилым комплексом для начальства станции, живущего, на первом этаже. Второй этаж был переоборудован под дозорную площадку с одной стороны и летнюю веранду с другой. Необходимость таких изменений диктовало полное отсутствие крыши и некоторых простенков второго этажа.
Вошедший в большое просторное помещение со старой мебелью, Пальцерез поднял голову, посмотрел на палящее солнце и обратился к боссу:
- Там, в рабском бараке. Проблемы опять.
Дикобраз откинулся на спинку старого выцветшего кресла и осуждающе посмотрел на Пальцереза:
- Ну и чё? Опять бунт?
- Не. Отказываются работать.
- Ну, вломи для острастки, в чём проблема-то?
- Кому вламывать-то? Бабам???
- А-а-а, бабы бунтуют... Ну, так скажи им, что если не прекратят упираться рогами – пойдут по кругу. Сегодня же.
Пальцерез лениво кивнул, неуклюже развернулся и пошёл обратно к лестнице. Дикобраз поймал на себе сверлящий взгляд девушки, одетой в кожаные шорты, сапоги на шпильках и безрукавку, сделанную из короткой обтягивающей тело куртки, поверх которой была портупея. К портупее крепились две кобуры: в одной она носила короткий и лёгкий меч, в другой – револьвер с длинным стволом. За её спиной был прикреплён компактный арбалет, а колчан со стрелами крепился вдоль правой ноги. Безрукавка и шорты были отделаны клёпками, а каждый сапог опоясывала цепь с шипами, крепящимися к пластине, на которой держалась и цепь. Короткая стрижка напоминала ирокез, только с отблеском то ли геля, то ли лака.
- Чего? – Оправдываясь, выдавил из себя Дикобраз.
Девушка продолжала смотреть на него, перебирая в руках обломок рукояти ножа. Дикобраз не выдержал. Отхлебнул из кружки мутный чайный напиток, поставил поцарапанную кружку на стол и развернулся в сторону собеседницы:
- Ну, чё опять?
- Не «чё», а что.
- Самая умная, да?
- Да по умнее тебя уж буду. И не огрызайся.
- Раффа, чё ты хочешь?
- Ничего. Но когда ты забуцкаешь последних оставшихся пленных и они отдадут концы, то КТО будет работать? Ты что ли?
- Не отдадут. Им надо вбить в голову, что здесь такой порядок. Иначе...
- Иначе что? Дикобраз, в бога в душу, ты когда-нибудь думать башкой начнёшь или нет? Где ты возьмёшь ещё людей? Караван грабить отправишься? Так они тебя самого жопой на кол насадят и в бродячий цирк продадут.
- Хорош меня уму-разуму учить! Пусть ты и сестра, но младшая! И сводная! А что касается людей, то притон Медузы давно пора уже разогнать!
- Да ты дурак чтоль совсем??? «Juggernauts» более обеспечены и организованы. Это тебе не оборонный форт разбомбить, где с оружием в руках стояли полторы калеки!
- Ой, ладно, организованы они... То-то, я смотрю, они ни разу так и не сунулись на штурм!
- Дождёшься ты... Перережут вас как свиней однажды. И моих вместе с вами...
Словесную перепалку прервали звуки шлепков снизу, несколько коротких воплей и чей-то смех. Пальцерез делал внушение пленным путём физического воздействия на них, а находившийся рядом механик ощерился, когда стал зрителем представившейся сцены. Вдруг послышался новый шлепок и звук падения.
Мужчина преклонных лет с видом сатаниста огрел Пальцереза лопатой и рванул вверх, поднимаясь по горе автомобильных покрышек. Пальцерез упал, громко матерясь. Он потянулся за упавшим рядом самострелом, но понял, что пока он зарядит его, прицелится и выстрелит – беглый раб уйдёт. Пальцерез свистнул и махнул рукой, стоявшему на оборонительной стене земляку, крикнув:
- Лизоблюд! Давай наперерез!
Худой мужичок с выражением хитрого подхалима сидел на своём посту. Он дёрнулся вперёд, но понял, что догнать беглеца ему не удастся. Тогда он схватил самострел и прицелился во взбирающегося на стену то ли сатаниста, то ли панка. Нажав спусковой крючок, Лизоблюд попал стрелой беглецу в ногу. Крякнув от полученной раны и схватившись за ногу, беглый повалился обратно на груду покрышек. Поднявшийся на ноги Пальцерез уже приближался к раненому, за которым лез вверх ещё один бандит. Добравшись до раненого, отморозок встал руки в боки и поманил пальцем беглеца:
- Ну, иди сюда, РАБ. – Довольно улыбаясь, процедил он.
- Да пошёл ты, п*др*ла! – Огрызнулся раненый беглец.
Подоспевший бандит вместе с Пальцерезом отвесили несколько ударов ногами по телу пленного и потащили его куда-то в сторону. Обмотав его тело одной из принесённых из гаража цепью, они вытащили из ноги стрелу и перевязали рану, чтобы тот не истёк кровью, и не воспалилась рана. После этого, они протащили его до железной арки, что была над воротами станции и примотали к ней пленного за распростёртые руки и за цепь, опоясывающую тело пленника. Теперь он висел над воротами с внутренней стороны. Пальцерез распорядился, чтобы собрали в центре всех пленных и пленниц.
На начавшуюся суету обратил внимание и Дикобраз, спустившись вниз и подозвав к себе одного из подручных:
- Чего творите-то?
- Да сбежать пытался. Пальцереза лопатой по хребту врезал. Вот он и решил оставить напоминалку остальным.
- А... Ну-ну.
Пока пленных выгоняли во двор и наставительно показывали, что будет с теми, кто попытается бежать, к Раффе подошёл мужчина средних лет, восточной внешности. Но на русском он говорил без акцента, будто знал его с детства:
- И долго мы будем это терпеть? Они совсем уже охренели! – Громким шёпотом говорил мужчина, стоя за правым плечом девушки.
- А ты думаешь, я не заметила?
- Ага... А где гарантия, что завтра нас не подвесят как кусок мяса, а? Надо что-то делать!
- Надо. Но ещё не время. Ты не понимаешь что ли, что мы рискуем?
- Долго мы ещё собираемся мириться с этим беспределом?
- Пока не наступит подходящий момент. – Раффа продолжала неотрывно наблюдать за наказанием беглеца.
- Надо собирать народ. У меня ещё двое есть. Готовы подключиться, только свистни.
- Азиз. Ты вроде умный человек. Ты там учился на этом... Философном факультативе.
- На философском факультете. – Поправил Азиз Раффу.
- Вот-вот! И что, сейчас вот так, без подготовки мы рванём на штурм? Сам догадаешься, ЧТО с нами сделают или подсказать?
Азиз вздохнул, сжал зубы и тихонько удалился. Раффа посмотрела на варварское представление и, не став наблюдать как пленных девушек и нескольких мужчин тычками, снова загонят в барак, направилась к лестнице. Она решила наведаться в гараж и посмотреть, как обстоит дело с транспортом, но её внимание привлёк крик дозорного. Он тыкал пальцем в сторону ворот и показывал на дорогу, ведущую к ним. Раффа, замедлила шаг, оглянулась и посмотрела в указанном направлении.
Пыльный шлейф оставлял автомобиль. Он приближался в гордом одиночестве, постепенно снижая скорость. Не доехав до станции ста метров, машина развернулась в обратную сторону и остановилась. К этому моменту дозорный уже наблюдал за гостем в компании Пальцереза, Дикобраза, двух других бандитов и Раффы. Они смотрели, как из белой пыльной машины вышел человек, шагнул вперёд и встал. Он показал руки, говоря о том, что не прячет оружия.
- Ты кто? И чё надобно тут? – Выкрикнул Дикобраз.
Парень обвёл станцию взглядом. Названия нигде не было. Он решил начать разговор издалека:
- Привет от торгового каравана. Я ищу станцию «Южное Сияние».
Руководство станции переглянулось. Дикобраз облизнул сухие губы и снова выкрикнул:
- Чё, потерялся чтоль? Зачем тебе та станция?
- Не, не потерялся. Купить хочу кое-что. Каравану работница нужна.
- Вот как. Ну, допустим, это и есть «Южное Сияние». А чем за девку платить будешь?
- Ну, допустим, топливом. – Передразнил Дикобраза водитель Mustanga.
- Да ну? И много у тебя горючки?
- Сколько есть – вся моя. Мне бы с начальством поговорить, товар посмотреть.
- Ха! – Тряхнул пузом бритый. – Ну, я начальство. Не страшно одному-то?
- А я не один. Караван из двух грузовиков, одного фургона и двух бронетранспортёров стоит там, за холмами. – Парень удивлялся, как быстро он сумел соврать для собственной безопасности. Но, раз уж начал, то надо врать до конца. – Мне час времени дали. Если не вернусь, то караван пойдёт на штурм. Я этот, парламентёр, вот!
- Чё? – Дикобраз непонятливо скривил лицо и посмотрел на Раффу.
- Дипломат это. Короче, представитель официальный, чтоб ты понял.
- А! Это... – Дикобраз снова развернулся к незнакомцу. – Тебе какая девка нужна? Какая конкретно или чё, как?
- Я так понимаю, ты и есть Дикобраз? Если можно, я хочу всех посмотреть. Заодно о цене сразу по факту и договоримся.
- Да, Дикобраз – это я. Откуда меня знаешь?
- Говорю же, караван с делом пришёл, а не с войной. Ну чего, покажешь товар?
- Коли сделка выгодная будет, то завсегда согласный! Давай, заезжай!
- Не-не, у меня время на исходе... Ты бы распорядился как самый главный, чтобы их вывели к воротам, а я загляну и ткну пальцем.
Слова про самого главного сработали на сто процентов, польстив самолюбие Дикобраза, и он отправил Пальцереза с помощником за пленницами. Тем временем, сам же он спустился со стены и показался в проёме немного приоткрытых ворот.
- Щас приведут девок. А ты пока покажи горючее.
- Без проблем. – Незнакомец потянулся к ручке багажника, медленно нажал на кнопку и потянул крышку багажника вверх. Когда Дикобраз увидел большие канистры, то довольно кивнул.
В это время оставшийся на стене охранник воспользовался моментом и тихонько спросил девушку:
- Может сейчас?
- Что «сейчас»? – Не поняла Раффа.
- Что-что... Жахнем, говорю, может сейчас? Я в теме, Азиз мне всё рассказал.
- У Азиза понос словесный. А ты – не-пори-хер-ню. Сейчас не лучший момент.
- Да ладно, я чё, я ни чё.
По шуршащему песку приближались тени, а за ними у ворот показались и фигуры пленниц. В груди что-то ёкнуло. Когда девушек стали толкать, чтобы они встали в один ровный ряд, появилась какая-то непонятная дрожь в руках. Через несколько минут за воротами всё стихло, и рыластый мужик кивком спросил у бандитов, как у них обстоит дело с построением. Через ворота было не видно, но, похоже, ему кивнули в ответ на его немой вопрос утвердительно и Дикобраз повернулся к приехавшему человеку со словами:
- Ну, всё готово. Иди, выбирай.
Они вместе подошли к воротам. Дикобраз первым протиснулся в узкий ход, а парень встал между створками ворот, как раз на пороге станции. В общей сложности ряд пленниц состоял из одиннадцати девушек и женщин. Среди них было две женщины, примерно 35-37 лет, одна была совсем молодая, лет 17-18, а остальные с возрастным разбросом от двадцати до тридцати лет.
Незнакомец бегло оглядел пленниц и сразу заметил Женю. Она стояла где-то в середине ряда, уставившись на него в упор. Казалось бы, ещё немного и план будет провален. Поэтому, он постарался пропустить её взглядом, рассматривая всех одинаково. Чтобы всё не сорвалось, он сразу нарушил молчанье и заговорил:
- Ну... Я даже не знаю. Есть хорошенькие. Взял бы нескольких. Но у меня столько нет горючки.
- Сгоняй к каравану и привези ещё. Бабы-то никуда не денутся отсюда! – Дикобраз рассмеялся.
- Да на второй рейс времени нет. Да и шеф вряд ли одобрит лишние траты. А вот эта ему понравится. – Водитель Mustanga ткнул пальцем в Женю и посмотрел на Дикобраза, чтобы не выдать волнения девушки.
- А чё именно эта? Может другую заберёшь? – Дикобраз поинтересовался, сделавшись серьёзным.
- Да говорю же, шефу эта придётся по душе. И по телу... Я-то знаю его вкусы.
Все стоявшие рядом бандиты дружно грянули хохотом при словах о душе и теле. Дикобраз тоже не упустил возможности поржать и кивнул, обращаясь к Пальцерезу:
- Веди. И жди у ворот.
Пальцерез взял замученную неволей и пыльной работой девушку и толкнул вперёд. Дикобраз показал в сторону машины незнакомца и произнёс:
- Давай плату и девка твоя.
Чужеземец кивнул и направился к своей машине. За ним зашагал Дикобраз, а Пальцерез встал в узком проёме между створок, держа продаваемую пленницу. Парень открыл багажник и показал на канистру:
- Здесь 20 литров. Дизельное топливо. ЧИСТОЕ.
- Да ну? Покажи.
Чужестранец открыл горловину канистры и показал на неё рукой. Дикобраз подался вперёд, нагнувшись в багажник к открытой канистре, и понюхал. Выпрямившись обратно, он произнёс:
- И, правда, соляра! А в той чё? – Он ткнул пальцем во вторую такую же канистру, что стояла рядом.
- Тоже самое. А что?
- 20 литров маловато за такую деваху. Давай 40.
- Обе канистры забрать хочешь? Это же грабёж, начальник!
- Девица молодая, сам видишь. И мои бойцы ещё не успели с ней поиграться! – Ехидно заулыбался Дикобраз.
Парень для вида помолчал, как бы обдумывая торг. Чужеземец понимал, что ситуация может выйти из под контроля в любой момент. Необходимо было, каким угодно способом поскорее закончить «сделку».
- А в следующий раз скидку сделаешь?
- Если обе канистры за девку щас отдашь, то сделаю.
- Договорились.
Дикобраз и незнакомец пожали руки, и бандит полез в багажник, кряхтя и вытаскивая канистры с соляркой. Обернувшись к Пальцерезу и держа канистры в руках, он крикнул:
- Отпускай! Всё в поряде, брателло!
Пальцерез толкнул Женю вперёд. Пустынный ветерок растрепал её спутавшиеся волосы. Девушка подходила к машине, не понимая, что происходит. Ведь он раньше всегда был вежливым и приветливым, а теперь... Теперь он стал таким же безжалостным псом войны.
Глядя на подходящую подругу, он изо всех сил старался не выдать себя. Ему казалось, что нервная дрожь в его руках видна не вооружённым глазом. Чтобы никто ничего не понял, он воспользовался ситуацией и захлопнул багажник. А для пущей убедительности, пока Дикобраз не ушёл и Пальцерез стоял у ворот, он ей сказал:
- Садись в машину. Рот откроешь, если я разрешу.
Сердце Жени сжалось и, казалось бы, перестало биться вообще. Она прошла к машине, открыла дверцу и села на пассажирское сиденье, обхватив колени руками и сжавшись в комочек. Кто-то из девушек сказал приехавшему незнакомцу:
- Забери и меня! Я тоже умею работать!
- Какая разница, где подыхать... – Проговорила стоявшая рядом с ней женщина. – Слышала, как он ей уже приказывает? Убьёт вскоре, как пить дать... – С сожалением проговорила пленница.
Парень дождался, пока Дикобраз дотащит канистры до ворот, вручит одну из них Пальцерезу, а вторую подошедшему охраннику и обернётся. Незнакомец и Дикобраз посмотрели друг на друга, и начальник станции махнул рукой:
- Ну, бывай, водила!
Чужеземец кивнул в ответ и повернулся, подходя к машине. Еле сдерживая одновременно победоносную улыбку и нервную дрожь, он крепко сжал ручку, открыл дверь, сел в машину, закрыл дверь и сразу завёл двигатель. За спиной послышалось:
- Чё стоите? Ведите остальных обратно!
Mustang зарычал рокотом двигателя и тронулся в путь. Машина набрала скорость и уже удалялась, когда Женя робко проговорила:
- Теперь ты меня отдашь каравану?
Водитель чуть не начал материться от негодования. Но сделал скидку на то, что она пережила за последнее время и ответил:
- Да не говори ерунды. Если бы они узнали, что мы знакомы, то ничего не вышло бы. Вообще.
- Значит... – Женя оживилась и более радостно посмотрела на водителя, чтобы продолжить озвучивать свои надежды, но он не дал ей договорить.
- Всё потом. Если сейчас не уберёмся отсюда, то подохнем оба. Я отвезу тебя в безопасное место.
Она ничего не сказала, но всё же, улыбнулась и села по удобней. Впервые за последнее время она почувствовала себя в безопасности. Когда машина свернула с дороги, заехала на пологий пригорок и развернулась, она услышала недовольную фразу парня:
- Твою мать...
- Что? Что такое???
Но отвечать не пришлось. Она проследила за взглядом водителя и посмотрела туда же. Оттуда куда они ехали, поднималось облако пыли, перед которым виднелись машины. Женя не смогла посчитать, сколько их было точно, но поняла, что машин и людей в них достаточно много.
- Кто это??? Караван?
- Нет.
Машины приближались достаточно быстро. Но это теперь было не единственной их проблемой. Со стороны «Южного Сияния» также выехали машины, собираясь отправиться в поездку, но остановившиеся на некотором отдалении от станции. До Жени вдруг дошло, что Дикобраз со своими отморозками поехали вслед за ними, чтобы догнать и... Сердце девушки снова замерло, когда она увидела одну из подъезжающих к ним машин со стороны приближающихся неизвестных наездников. Грязная и пыльная Chevrolet Camaro классической модели на низкопрофильной спортивной резине, с хромированными дисками и обеими выхлопными трубами остановилась недалеко от Mustanga. За рулём сидела беловолосая девушка. Вместе с ней в машине был мужчина в чалме и с дробовиком в руках. Остальные машины встали за Camaro и будто ждали команды. Женя посмотрела на них и снова повернулась на тех, кто выехал вслед за ними из «Южного Сияния».
Параллельно друг другу стояли большой пикап и эвакуатор. Внутри машин сидело по два человека и ещё по двое находились за кабинами – у пулемётной турели и крюка эвакуатора. По бокам от них встали багги из каркасов, которых торчало по несколько вертикальных железных труб. К ним были привязаны пленные, у которых были кляпами, заткнуты рты. Петро был привязан к отбойнику пикапа, в котором сидел довольный Дикобраз, предвкушая будущую добычу. Но когда он увидел непонятно откуда взявшиеся машины, он скомандовал «стоп» и, вытаращив глаза, разглядывал подъезжающих, силясь определить, кто это. Женя с ужасом глядела на пленных, догадываясь, какая участь их ожидает в ближайшее время.
Взгляды водительницы Camaro и водителя Mustanga встретились через ветровые стёкла. Медуза что-то сказала Скреперу и тот, выставив руку в окно, махнул ей в сторону выходцев из «Южного Сияния». Чужеземец сказал Жене:
- Лезь назад, быстро.
Машины, стоявшие за машиной Медузы, рванули вперёд. Кто-то крикнул, перекрывая нарастающий рёв двигателей:
- ВАЛИ УРОДОВ!
Женя проскочила между передними сиденьями назад и села между коробками, упаковками с чем-то, свёртком одеяла и ещё какими-то вещами. Водитель без имени достал из кобуры обрез и положил его на колени. Camaro двинулась вслед за соратниками. В этот момент и Mustang сорвался с места. Стая шакалов «Южного Сияния» рванула вперёд, дико скалясь и выставляя оружие вперёд.

Читать продолжение

Оставить комментарий

Подписка: 1

Литературный портал для писателей и читателей. Делимся информацией о новинках на книжном рынке, интервью с писателями, рецензии, критические статьи, а также предлагаем авторам площадку для размещения своего творчества!

Архивы

Интересно


Соцсети