Комната для бесед
28.01.2017 164 0.0 0

Когда товарищ Леонидов впервые заговорил о создании комнаты для бесед, его окрестили выжившем из ума дураком. Воплощение в жизнь такой сумасбродной идеи представлялось общественности весьма смутно. Они называли это бесперспективной мутней. Им виделось, что подобного рода ерунда не заинтересует народ, и, следовательно, не принесет абсолютно никакой прибыли. Для них это была мертвая затея.
После появления первого искусственного разума, двенадцать лет назад, человечество получило путевку в светлое, как тогда казалось, будущее. Научно-технический прогресс набирал обороты, а сильнейшие умы планеты более не являлись людьми, переполненными энтузиазмом и любовью к своему делу, они более не трудились от заката до рассвета, зашиваясь сутками в своих пыльных кабинетах, наполненных завораживающим полумраком. Однако сказать свое слово в науке все еще было их целью. Бывало, из их уст доносились лишь хиленькие, затхлые словечки, а бывало, весомые, значащие что-то слова. Современные ученые гнались за славой, гонораром и признанием - все они стремились заработать как можно больше денег, прежде чем в их услугах перестанут нуждаться, и они будут заменены более практичными, совершенными и умными созданиями – роботами. Создания эти стали для человека обычным явлением, а не так давно обновленная конструкция кибер-полицейского вызывала колоссальный восторг у законопослушных граждан и бесконечный ужас у грязных преступников. Вся прелесть «новых копов» заключалась в том, что внешнее их сходство с человеком было поистине поразительным, и только одна-единственная отличительная черта могла выдать с потрохами «искусственных легавых». Чертой этой являлась неспособность роботов моргать. Никому не было по силам объяснить сей феномен. Никто и не пытался. Каждому было известно – если ты попался полицейскому, чьи глаза не смыкаются ни на миг, бежать бессмысленно.
Это был год, когда вся планета, затаив дыхание, с нетерпением ожидала появления на рынке новой модели G-Phone 11, который вот-вот должен был выйти в свет. G-phone 11 не имел почти ничего общего с такими девайсами, как iPhone, о котором вы могли слышать от своих бабушек и дедушек. Полностью оснащенный голосовыми командами, G-Phone 11 был мечтой как для всех современных, продвинутых подростков, так и для идущих в ногу со временем родителей. Несмотря на то, что он поддерживал функцию телефонных звонков, его едва ли можно было назвать традиционным представителем сотовой связи. В медиа его подавали под лозунгом «Ваш верный карманный робот». G-Phone 11 в совершенстве владел более, чем сотней языков, а также навыками психолога, сексолога и социолога, что делало его идеальным собеседником и советчиком. Он должен был стать лучшим другом для каждой школьницы, перенесшей свой первый аборт, для всякого студента – любителя электронных бургеров, и для любого пенсионера, погрязшего в мире виртуальных странствий и наслаждений. С G-Phone 11 человечеству предстояло выйти на качественно новый уровень виртуальной реальности.
Проект по созданию всеобщей мечты возглавлял доктор технических и компьютерных наук Глеб Шпачинский, отец 10-ти предыдущих версий G-Phone. Мало кому было известно, что доктор Шпачинский являлся сводным братом некогда преуспевающего писателя Вячеслава Леонидова. Их мать, Людмила, умерла в возрасте 43-х лет после длительного и мучительного сражения с опухолью мозга. Удивительно, что за все эти годы, никто так и не изобрел средства, позволявшего избавляться от страшного недуга. При жизни Людмилу считали ультра-консервативной лесбийской сукой, ибо она читала бумажные книги, одевалась в древнюю одежду 21 века и спала всего с двумя мужчинами. У нее не было ни друзей, ни единомышленников, так как всем было известно, что любой контакт с людьми, не пользующихся продукцией G-Phone, преследовался по закону. Ее единственной поддержкой и опорой был ее сын Слава, которым она забеременела от местной звезды синтетической музыки по имени Джонни Джонс, обещавшим на ней жениться и не разбить ей сердце. Подонок сбежал сразу же, как узнал, что через 9 месяцев станет отцом. Позже, его музыкальная карьера завершилась по причине употребления Джонсом слишком большого количества наркотиков. Кажется, сейчас он промышляет инструктором по кибер-сексу где-то на севере Шотландии.
Что же касается Славы, то он рос счастливым, любознательным ребенком. Правда, на него часто жаловались учителя, по причине того, что малец без конца оспаривал методы их бессистемного обучения. Первый компьютер у него появился только в 15 лет и, наверное, именно поэтому его недолюбливали ребятишки, а некоторые из них даже называли фриком. Пожалуй, нет нужды вдаваться в подробности его жизни. Стоит лишь отметить что он, Слава, был полной противоположностью своего брата Глеба. Кстати говоря, с момента поступления последнего в университет, они совсем не общались.
Вот уже как пятый год Вячеслав не выпускал ни одной книги, очерка или статьи. Поговаривали, что он впал в глубочайшую депрессию и сел на наркотики. Какое-то время вокруг его персоны тянулись самые невероятные и грязные сплетни, но, мало-помалу, это прекратилось, и народ потерял к нему всякий интерес. Глеб, казалось, и вовсе позабыл о существовании брата. Он был адски занят своим чудо–проектом, который, по его мнению, должен был стать настоящим прорывом на мировом рынке и принести ему сумасшедшие деньги. Миру нужен Глеб Шпачинский. Миру нужен G-Phone 11. Если все пойдет по плану, то к концу года ему удастся приобрести небольшой городок где-нибудь на европейских землях.
Примерно два месяца назад, Вячеслав Леонидов принял участие в интернет-конференции, посвященной вопросу совершенствования мира, тем самым впервые появившись в массах за последние годы. В конференции участвовало семь человек, выдвигавших свои идеи, касательно проектов, которые могли принести пользу обществу. Некий Питер Якобсон настаивал на проведении акции, направленной на поиск спонсоров его абсолютно свежей, гениальной идеи. Она заключалась в создании принципиально новой, улучшенной модели робота, позволявшего одиноким людям поддерживать свою сексуальную жизнь на достойном уровне. Проще говоря, он предлагал разработать идеального кибер-любовника для представителей обоих полов.
Другой участник добродетельной конференции, Ян Тарковски, выступил с призывом общественности к поддержке его, как он выразился, божественной миссии по разработке гипнопедической программы, позволявшей людям ознакамливаться с различного рода литературой во время сна. Принцип работы этой программы оказался весьма прост: в час пребывания человека в мире сновидений, в мозг поступает интересующая его информация, которая откладывается там после первого же сеанса, и затем закрепляется повторным прослушиванием. По словам мистера Тарковски, патент такого изобретения позволил бы ему не только закрепить свое материальное положение, но и оказать помощь миллионам людей, жаждущих знаний путем экономии их драгоценного времени.
Идея мистера Тарковски, равно как и идея мистера Якобсона, заинтересовала публику и получила не малое количество лестных отзывов в прессе. А вот уже знакомому нам товарищу Леонидову удача лицом не повернулась. Его речь заняла не больше двух минут, а уровень критики, обрушившейся на него после эфира, оказался просто громадным. Его предложение о создании специальной комнаты, где люди могли бы в спокойной, непринужденной обстановке немного пообщаться, подняли на смех. Кому нужна вшивая комнатка с собеседником, имеющим ограниченный кругозор, когда человечество стояло на пороге выхода самой громкой и сенсационной одиннадцатой модели G-Phone? Всем было известно, что некогда такое популярное вербальное человеческое общение устарело, равно как и всякие доисторические штуки, вроде компакт-дисков или бумажных книг. Кого это, черт возьми, могло заинтересовать? Кто за это будет платить? Товарищ Леонидов подчеркнул, что задуманный проект не позиционировался как приносящий прибыль - главной его задачей было возвращение в общество хотя бы доли того эстетического удовольствия, получаемого от общения, которое когда-то царило в мире. Насыщенный, дружеский, ни к чему не обязывающий диалог, по словам самого Вячеслава, было именно тем, в чем человечество нуждалось больше всего. Общение и вербальное взаимодействие между индивидами было необходимо для поддержания и сохранения происхождения и эволюции человека разумного, а также для исключения возможности попадания мира в руки представителей искусственного интеллекта. Конечно, в первое время было бы тяжело, ибо люди давненько не упражнялись в настоящем разговоре. Но, несмотря на это, при большом желании и постоянной практике упущенное можно было наверстать. Вячеслав верил в это. К сожалению, в тот вечер он оказался единственным, кто в это верил. Человечество теряло свое эстетическое начало, вступало в эру полностью компьютеризированного мира и, казалось, ничего нельзя было изменить. Однако Вячеслав Леонидов сдаваться не собирался.
После своего выступления на сомнительной конференции он, как любили выражаться на ТВ, снова залег на дно. Вместе со своей идеей он был подвержен необузданной и бесцеремонной критике в самых крупных и уважаемых изданиях СМИ. Какой-то журналист из Киева упомянул в своем интернет-репортаже о перспективе открытия против Леонидова уголовного дела, если тот вновь осмелится на заявления о подобного рода ереси, как открытие комнаты для бесед. К счастью для Вячеслава и его свободы, ажиотаж, возникший около его персоны, как и в прошлый раз, стал понемногу утихать, и уже через месяц-полтора его имя и вовсе исчезло из обихода. Люди продолжали наслаждаться своей бесконечно счастливой и безмятежной жизнью. Компьютеры, интернет, кибер-секс, синтетическая музыка и наркотики помогали им коротать время, тем самым приближая дату выхода долгожданного и всеми желаемого G-Phone 11. Все было тихо и спокойно. Все были счастливы.
Суббота, 23 октября, стал днем, когда на улицах Москвы появились те самые «странные желтые афиши», а спустя день стало возможным заметить их на некоторых интернет-ресурсах. Более странным, чем их вид (черные буквы на желтом фоне), люди посчитали их содержание, которое было примерно таким:

Бесплатно!
Любители качественного удовольствия теперь могут получить свою порцию наслаждения совершенно бесплатно! Приходи сам и с друзьями! Бесплатная зарядка для мозга и неведомое вам ранее удовольствие уже ждут вас! Поспеши! Бесплатно и качественно!
Ниже виднелся адрес чудного, загадочного места, где некто дарил людям удовольствие якобы совершенно задаром. Поначалу, народ отнесся к этому весьма скептически и с подозрением. Но ведь ни для кого не секрет, с какой страстью и любовью люди почитали такие вещи как бесплатные удовольствия.
Первой соблазненной особой, решившейся на посещение таинственного благотворительного места, стала Наташа Клюева – бывшая студентка, а ныне мать-одиночка трехлетнего малыша Димы. С тех пор, как государство снабдило ее кибер-няней, Наташа сутками напролет пропадала в виртуальной реальности под музыку своей любимой пост пост-панк группы. На протяжении довольно долгого времени, ей было весело, и она не имела ни малейшего желания что-либо менять. Но в один из дней, во время рутинного веб-серфинга, ее внимание привлекла желтая афиша с черными буквами, текст и содержание которой вам уже известны. Ежедневно и еженочно ей попадались сотни различных афиш, объявлений и постов, но большинство из них она просто игнорировала. А эта, с громко кричащим словом «бесплатно», была нова и необычна. За пользование интернет-услугами Наташа ежемесячно отрывала от сердца весьма внушительную сумму. Она не работала, находилась на попечении у государства и, следовательно, была крайне ограничена в финансах. Часто ей приходилось жертвовать едой, дабы быть в состоянии оплатить услуги своего интернет-провайдера и, разумеется, вовремя обновить модель своего мобильного телефона.
Примерно через месяц во всех магазинах страны появится новейшая одиннадцатая модель пресловутого G-Phone, и Наташа, как и все остальные ее виртуальные друзья, были переполнены желанием приобрести товар в первый же день его поступления в продажу. Ей придется выложить сумму, эквивалентную ее четырехмесячному доходу, так что она была вынуждена экономить на всем, на чем только было возможно. Конечно, она могла продать все свои мобильные телефоны и прочие девайсы компании G-Phone, накопленные ею за все эти годы, но она чувствовала, что просто не сможет расстаться с любимыми игрушками. Если бы Наташе удалось сэкономить в этом месяце на интернете, было бы просто здорово. Но ей ведь нужно было как-то заполнить свое время - она нуждалась в чем-то таком, что принесет ей радость и не потребует расходов. Размышляя об этом, она почувствовала, что становится окутана депрессией - едва ли она найдет нечто такое, что будет соответствовать ее требованиям. Если не случится чуда, то покупку G-Phone 11 придется отложить на месяц, не меньше. О, как жестока к ней была судьба! Как тяжела жизнь…
В ночь с понедельника на вторник, 26 октября, чудо таки произошло. Наташа нашла в сети эту чудесную, возможно даже спасительную желтую афишу с черными буквами. Весь остаток той ночи она не сомкнула глаз, а с наступлением зари тут же бросилась по указанному адресу.
Она замерла перед входной дверью, не без восхищения впитывая колоритный ее окрас – такой цвет можно было характеризовать не иначе, как нежно-бордовый. Вот уже на протяжении двух минут Наташа находилась в поисках дверного звонка, но ее терпению таки пришел конец, и она постучала – трижды.
На такой неуверенный стук обычно отвечают тишиной, однако этот случай стал исключением. У порога стоял мужчина лет сорока, с аккуратной прической и бакенбардами. Легкая небритость придавала его приветливому виду долю солидности. Мужчина улыбнулся, вопрошая:
- Чем могу быть полезен?
Наташа была несколько обескуражена вопросом. Почему-то она стала уверена, что ошиблась адресом и уже было открыла рот, чтобы извиниться и удалиться, как хозяин жилища с нежно-бордовой дверью хлопнул себя по лбу и милозвучно произнес:
- Ох, и дурень же я! Простите меня ради Бога за столь скверную бестактность! Вы, должно быть, по объявлению?
Поняв, что не ошиблась, Наташа просияла:
- Да, да!
- Прекрасно! Вы мой первенец,- он хихикнул,- проходите!
Она прошла внутрь и ее взору открылась светлая, с первого взгляда весьма уютная комната небольших размеров - скупо обставленная, но с внушительным количеством бумажной литературы на книжных полках. Эта картина вызвала у нее гримасу удивления. В правом углу красовался небольшой чайный столик со всем необходимым для домашней чайной церемонии.
Заметив, куда устремлен взгляд девушки, хозяин скромных апартаментов одарил Наташу живой, заботливой фразой:
- Не откажетесь от чашечки чая?
Она попыталась вспомнить, когда в последний раз пила чай. Ей это не удалось. Решить хотелось ей чашечку или нет, гостье тоже оказалось не по силам, но она где-то слышала, что отказывать в подобных случаях некрасиво.
- Да, я хочу чая! - произнесла новоприбывшая.
- Чудесно! В таком случае, устраивайтесь поудобнее вон на том прелестном креслице,- он указал в сторону кресла, стоявшего у камина. Девушка повиновалась, и молча расположилась на чуть ли не единственном предмете мебели в комнате.
- Позвольте узнать ваше имя?- послышалось справа.
- Имя? Да, у меня есть имя. Мое имя Наташа.
- Ох! Какое славное у вас имя! Очень приятно с вами познакомиться, Наташа! Меня зовут Николай, но все называют меня просто – Ник. Вы тоже можете, если хотите.
- Могу что?
- Звать меня Ник. Просто Ник.
- Ник – я запомнила.
- Чудно!- он склонил декоративный чайничек над бежевой фарфоровой чашкой.
- А что вас сюда привело, Наташа?
- Ну, я увидела афишу. Такая желтая афиша, а на ней черные буквы,- просипела девушка.
- Это верно. Иначе и быть не могло! Вот ваш чай,- он протянул Наташе ее порцию чая,- осторожно – горячий.
Прежде чем произнести следующую фразу, Николай выдержал короткую паузу, дабы выяснить ожидать ему от девушки слов благодарности или нет. Вместо волшебного слова «спасибо», та отпила глоток чая из своей чашки.
- Стало быть, вы любите удовольствия, иначе вас бы здесь не было,- проговорил мужчина, усаживаясь в свободное кресло напротив девушки.
- Да-да. Я люблю удовольствия.
- А что, по-вашему, есть истинное удовольствие? Что приносит вам радость?
Наташа ответила на этот вопрос не сразу. Она сжала в руке чайную ложку, провела ею по своему подбородку – вначале вправо, а потом влево, и произнесла:
- Ну, я люблю проводить время с друзьями.
- Надо же, как здорово! А могу я поинтересоваться, чем вы с друзьями обычно занимаетесь? Скажем, по субботам.
- Ну, мы переписываемся.
- Переписываетесь? Полагаю, вы имеете в виду общение в интернете?
- Ну да. В интернете.
Николай нахмурился и сделал свой первый глоток чая.
- Интернет – это здорово. Всемирная паутина неограниченных возможностей!
- Какая еще паутина? - с недоумением уставилась на него Наташа.
- Вы пейте, пейте чай. Остынет ведь!
Она повиновалась.
- Говорят, мир когда-то существовал без интернета,- произнес Николай.
- Как это? Интернет был всегда! - запротестовала Наташа.
- А вот и нет. Когда-то люди то и делали, что разговаривали.
- И сейчас ведь разговаривают! Я вот недавно всю ночь болтала с одной девчонкой на музыкальном форуме. Вот здорово было!
Он сделал еще глоток чая.
- Нет-нет. Я имею в виду по-настоящему.
- Это еще как?
- Примерно как мы с вами сейчас, только гораздо более увлекательно.
Лицо Наташи выразило абсолютное удивление.
- А как это – «увлекательно»?
Николай поднялся со своего кресла, прошел по комнате.
- Как далеко вы живете?- спросил он.
- Часа пол езды отсюда.
- Что ж, тогда мне следует это записать,- он вытащил из кармана лист бумаги и ручку, сделал некоторые пометки и протянул бумагу Наташе.
- Что это?
- Я записал неизвестное вам слово. Отправляйтесь домой, и незамедлительно выясните в интернете его значение,- сказал Николай.
- А как же удовольствие? Я пришла сюда получить удовольствие!- было заметно: она возмутилась.
- Вы получите куда большее удовольствие, если вернетесь домой. Ваши друзья вас уже наверняка заждались.
- Вы меня выгоняете?
- Нет, что вы. Выгоняют паршивых собак под звездное небо, а я вас прошу оставить меня одного. Договорились?
На этом их беседа окончилась. Раздосадованная и возбужденная, Наташа отправилась восвояси. Видимо, ей таки придется отложить покупку G-Phone 11.
Бедноватой выдалась беседа с девушкой – короткая, но до жути изматывающая. Николай загрустил. Он провел несколько часов, облокотившись о спинку небольшого кресла и размышляя о людях, а так же о целесообразности затеянной им вещицы. Казалось, он гипнотизировал бежевую фарфоровую чашку, чай в которой уже давно остыл, и если бы не шорох у входной двери, то он, вероятно, так бы и просидел на одном месте до захода солнца, погрузившись в свои мысли.
Кто-то неуверенно топтался снаружи, а исходившие оттуда звуки шепота свидетельствовали о присутствии более чем одного человека. Николай не был любителем подслушивать за людьми, но тогда он считал, что располагает полным правом знать, о чем же шепчутся пришельцы. Он приложил ухо к двери и успел расслышать одну-две фразы, прежде чем раздался стук.
Перед тем как открыть, он выдержал паузу, сделал глубокий вдох. Двое – именно столько гостей пожаловало к Николаю.
- Это здесь получают удовольствие?- стеснительно произнес парень, стоявший позади плеча своей спутницы, которая, несмотря на свою ухоженность, выглядела не очень привлекательной. Особенно вызывал смущение цвет ее волос – темно-коричневый. Полноту ее губ подчеркивала бледно-красная помада, использованная своей хозяйкой явно с лихвой, но неплохо сочетавшаяся с яркими брюками того же тона.
На парне была белая футболка с восклицательным знаком, потертые темно-синие джинсы и сандали странного бирюзового цвета. Половину его лица скрывала довольно-таки густая щетина, а на носу красовались очки-хамелеоны.
- Вы пришли по адресу, господа. Добро пожаловать!
Следующей заговорила девушка: она держала за руку своего бойфренда. Было видно – она волнуется.
- А это действительно бесплатно?- спросила она.
- Не сомневайтесь! Более того, в качестве угощения я могу предложить вам восхитительный травяной чай. Хотите?
На их лицах промелькнула легкая улыбка.
- И что же, нам можно пройти?
- Разумеется, милости прошу.
Неуверенными шагами парочка направилась к тому месту, где еще совсем недавно Николай пытался вести диалог с Наташей.
- Могу я задать вопрос?- нахмурился тот.
- Да, конечно, задавайте! - девушка выпрямила спину.
- Вы всегда так реагируете на незнакомых людей?
- Оу, вовсе нет. Понимаете, мы просто давно не были ни у кого в гостях.
- Ах, вот в чем дело! Прошу вас, не волнуйтесь. Здесь вы можете чувствовать себя как дома!
Видно, последняя фраза ее несколько смутила. Парень по-прежнему хранил молчание.
- Что-то не так?
- Нет-нет, все в порядке. Просто у нас нет дома.
Николай отреагировал на это весьма неоднозначно.
- Нет дома? Вы, должно быть, шутите?
- Нисколько. На данный момент мы живем на складе в магазине, где работает Толя. А до этого мы полгода обитали в одном вшивом приюте на окраине города. Так себе местечко, если хотите знать.
- Жуть какая-то. Я думал, в нашем городе уже лет пять, как нет приютов.
- Мы тоже так думали.
Николай перевел взгляд на паренька в белой футболке.
- А вы, должно быть, Толя?
- Верно. Толя – это мое имя.
- У тебя испуганный вид, Толя! Что-нибудь произошло?
В разговор вмешалась девушка.
- Простите, но он не хочет об этом говорить. Помнится, вы предлагали чай?
- Конечно-конечно. Восхитительный травяной чай. Вам обязательно понравится!
После этих слов, Николай покинул поле зрения Толи и его подружки. Некоторое время они сидели в тишине. Первым, кто нарушил ее, оказался, как ни странно, Толя:
- Очень милое местечко у вас. Мне нравится.
Николай ответил на это улыбкой, которую его собеседник видеть, конечно же, не мог.
- Здесь всего одна комната?
- Да, всего одна. Разве этого не достаточно для спокойной, счастливой жизни? Никогда не понимал, на кой черт одиноким людям сдались большие дома.
- У вас нет семьи? - спросила девушка.
Николай задумался, как бы ему лучше ответить на этот вопрос. В конечном итоге, решил сказать правду:
- Моя мать умерла более двадцати лет назад, а отца своего я не помню. Есть брат, но едва ли я могу похвастаться нашей с ним близостью.
- А жена, дети?
- Нет, ничего такого. Я, знаете ли, не очень-то привлекаю женщин.
- Быть такого не может! Вам просто нужно попробовать другой подход.
Последнюю реплику Николай предпочел встретить глубоким молчанием. В свою очередь, девушка продолжила говорить:
- Если бы вы знали, как долго Толя ухаживал за мной, прежде, чем я по-настоящему обратила на него внимание!
- Как вы познакомились?
- Вы действительно хотите знать?
- Да, расскажите, пожалуйста.
Собеседница Николая перевела взгляд на Толю:
- Милый, почему бы тебе не поведать этому человеку нашу историю?
Толя слегка растерялся:
- Мне? Даже не знаю с чего начать…
Он сделал несколько глотков чая, а затем начал свой рассказ:
- Я очень хорошо помню день, когда впервые увидел Лизу. Судьба свела нас вместе в одном интернет-кафе неподалеку от Рыбинска, что в Ярославской области. Так уж сложилось, что мы с ней увлекались одной и той же видеоигрой; мне удалось подключиться к ее серверу и при помощи своего персонажа я начал завоевывать ее сердце.
Парень выпил еще немного чая.
- И что, завоевали? - спросил Николай.
- Как видите,- стеснительно произнес Толя,- мы стали играть вместе в одной команде; играем и по сей день. Я ее очень люблю.
- А вы, Лиза?
- А что я?
- Вы любите Анатолия?
- О, конечно! Очень сильно люблю!
- Это хорошо,- заметил Николай. Он уже осушил свою чашку и сейчас наполнял ее сызнова.
- Увлекаетесь компьютерными играми, значит,- продолжил он.
- Нет-нет! - вмешалась Лиза,- это не просто увлечение. Эта игра – наша жизнь!
Николай издал издевательский смешок.
- Да бросьте, ребята! Как можно говорить такое о какой-то виртуальной ерунде?
Это их явно задело.
- Ерунде? Вы, между прочим, о нашей жизни сейчас говорите! - девушка повысила голос.
- Ну, хорошо. А что еще вы можете рассказать о вашей жизни? Чем вы занимаетесь помимо игр?
Толя покраснел.
- Иногда мы занимаемся сексом. Знаете, в интернет-магазине есть столько интересных вещичек! Нам теперь даже не приходится тратить много усилий! Достаточно приобрести парочку умелых «кибер-штучек» и они все сделают за вас! Обычно мы с Толенькой просто смотрим друг на друга и возбуждаемся. Остальное делают «они».
Николай почесал затылок.
- Спасибо за такие откровенности, конечно, но это было совсем не обязательно. Позвольте задать один вопрос?
- Валяйте.
- Неужели эта ваша кибер-дурь в состоянии заменить полноценный половой акт?
- Не называйте это дурью! Да что вы вообще понимаете? Если бы вы хоть раз попробовали одну из их новинок, то к настоящей женщине, я уверена, не подошли бы и на метр! – возмущение Лизы росло.
- Простите, если обидел, но могу ли я попросить вас сбавить обороты? Я терпеть не могу крик.
Кажется, девушке стало немного стыдно.
- Вы первый начали,- насупившись, проговорила та.
- Вы читаете книги? - неожиданно спросил Николай.
Лиза и Толя в одночасье разразились противным хохотом; сомневаться не приходилось – еще чуток, и этот ядовитый звук превратит декоративный чайный сервиз, беззаботно покоившийся на небольшом столике, в груду осколков. Николай бездействовал.
- Книги! Вот это да! Ну, выдал!
- Ох, лет сто так не смеялся!
Эти двое не унимались.
- Хватит вам! Довольно! Что, черт подери, вам показалось таким смешным? - Николай не выдержал и прервал юмористическую вечеринку молодых. Можно сказать, что голос он повысил, во всяком случае, в сравнении с предыдущей умеренной манерой вести беседу. Это могло сойти и за крик. Ядовитый, режущий уши хохот молодых испарился.
- Я задал вам некоторый вопросик, господа. Могу ли я получить на него ответ? - он вновь стал похожим на прежнего себя.
- Ваш вопрос о книгах. Он показался нам… забавным,- промолвила девушка. Толя снова притих.
- Забавным? Это почему же?
- Ну, знаете, в нашем возрасте не принято иметь дело с книгами. А особенно читать их. Глупо задавать людям вопросы, ответы на которые изначально известны.
- Как же так! И неужели вы ни одной книги в своей жизни не прочли?
- Ни одной.
- И даже не держали в руках?
- Не-а.
Дивными, дивными казались Николаю эти люди. Однако он не отказывался верить в то, что у них имеется некоторый потенциал. Он поднялся со своего креслица и сделал шагов так пять – как раз к тому месту, где в его комнате находилась книжная полка. Его выбор пал на книгу в твердом переплете темно-синего цвета. Буквы на обложке практически полностью стерлись, и было совершенно невозможно разобрать название.
- Вы знакомы с творчеством Фёдора Достоевского?
- Боже, нет! Никогда не слышала более чудаковатого имени! - ответствовала Лиза.
- А вы, Толя?
Он покачал головой. От вида настоящей книги его просто перекосило.
- Что ж, ладно. Не беда,- он поставил книгу на место и зашарился в поиске чего-то иного. Двое молодых в замешательстве переглядывались.
- Может быть, Лев Толстой? Или Николай Гоголь? А как насчет Антона Павловича Чехова?
- Нет, ничего такого. Эти имена нам совершенно незнакомы.
Николай был потрясен – он уже давно смирился с мыслью о том, что стремительно набирающий обороты научно-технический прогресс вел человечество к неизбежной тотальной деградации, однако он и понятия не имел о столь молниеносной гибели общества.
- Полагаю, не имеет смысла спрашивать вас об Александре Пушкине или Михаиле Лермонтове,- пробубнел он себе под нос.
- Вы – чудак. Задаете странные вопросы, храните бумажные книги черт знает чьего авторства. Жутко как-то,- просипела Лиза.
- Вы тоже считаете меня чудаком, Анатолий?
Парниша сглотнул, почесал нос, а затем ответил:
- По-правде говоря, да. Извините, конечно, но я думаю, что ни один нормальный человек в здравом и трезвом уме не станет собирать всякий старый хлам, вроде бумажных книг. Раз уж на то пошло, то прогресс давно подарил нам разные электронные аналоги. Если уж сильно хочется, почему бы не использовать их? По-моему, вы просто больны.
- Вот-вот,- поддакнула Лиза.
- Болен, значит. Что ж, а вы, стало быть, здоровы?
Этот вопрос остался без ответа.
- Даже если вы правы, и я действительно болен, то у меня нет ни малейшего желания выздоравливать,- продолжил Николай.
- Очень зря. Думаю, сеанс кибер-секса или порция качественной синтетической травки пошли бы вам на пользу!
- Несомненно. Ребята, я думаю, вам лучше уйти,- промолвил Николай.
- Что значит уйти? Мы ведь еще не получили ни грамма удовольствия! Обещанного вами, между прочим! - возмутилась Лиза.
- Точно! Не хотите ли вы сказать, что у вас совсем нет наркотиков? - поддержал свою партнершу Толя.
- Простите, но у нас с вами, видимо, разные понятия об удовольствии.
- Так у вас нет наркотиков!
- Вы совершенно правы, молодой человек. У меня есть только чай и старые, бумажные книги.
Не малых усилий стоило Николаю выпроводить двух молодых здоровых людей–поклонников видеоигр и искусственного секса. В тот день к нему больше никто не пожаловал – он посчитал это добрым знаком - весь его остаток Николай предавался своим больным фантазиям, читая.
Всю следующую неделю желтая афиша с черными буквами снабжала его все новыми и новыми охотниками за бесплатными удовольствиями. Его навестила группа тинейджеров, находившаяся в поисках марихуаны или ее синтетического аналога, несколько озабоченных мамочек, какой-то немой итальянец, а также огромное количество блоггеров и людей, именовавших себя звездами интернета. Никто из тех, кто подарил Николаю свою душевную компанию, никогда не слыхал ни о Фёдоре Достоевском, ни об Александре Пушкине. Не получив свою частичку удовольствия, все покидали логово Николая разбитыми, поникшими, а иногда и страшно разъяренными. В сети появился ряд негативных отзывов о неком человеке – коллекционере бумажных книг и любителе застольных бесед за чашкой чая. Некоторые называли его «парнем, пудрящим мозги», другие - «психом-одиночкой».
После нескольких конфликтных ситуаций, произошедших между Николаем и его посетителями, веб-сайт местного полицейского отделения был завален письмами с жалобами и просьбами разобраться с душевнобольным самозванцем. Николай не был осведомлен в происходящем, но у него и так имелось достаточное количество причин для того, чтобы впасть в терзающую меланхолию. Ему не хотелось жить в одном мире с кучкой идиотов, повернутых на всем искусственном. За день до выхода в свет уже ставшего легендарным G-Phone 11, Николай решил завязать с чайными посиделками и уничтожить свою комнату.
Простому утру понедельника было суждено стать моментом осуществления задуманного. Он стоял у небольшого окошка, что являлось единственной связью между ним и внешним миром, и размышлял о том, как серо ныне бытие, как беспомощна история. Наверное, чувство, охватившее его разум, можно было назвать разочарованием. Спасение мира от полной, абсолютной деградации казалось ему недостижимым, надежда испарилась вместе с боевым духом Николая. Ну, он хотя бы попытался.
Ему захотелось полакомиться глоточком свежего воздуха - он был уверен, что сейчас же скончается, если не выйдет наружу и не позволит своим легким наполниться волшебным, сладостным кислородом.
Николай сделал всего один шаг, прежде чем уткнулся носом в чье-то плечо.
- Черт! - прорычал он.
- Простите, товарищ! Я не хотел причинить вам вреда. Моя вина! - перед ним стоял статный и высокий молодой человек со светлыми волосами и глазами, полными сочувствия. Рядом с ним виднелась любопытная физиономия еще одного парня. Ростом он был пониже и, быть может, чуточку упитанней, но черты его лица имели явно что-то общее с псевдообидчиком Николая. Братья?
- Вы кто? - спросил Николай, глядя на того, что повыше.
- Мое имя - Эдуард Шаров, а это мой брат - Гриша.
Да, они все-таки братья. Человек, представившийся Эдуардом Шаровым продолжил:
- Мы к вам пожаловали с почтительным визитом. Увидели ваше объявление, ну, знаете, с черными буквами на желтом фоне, и решили зайти. Мы не вовремя?
- Вообще-то, я не планировал сегодня никого принимать. Я, знаете ли, закрываюсь.
- Да что вы! Неужели мы проделали весь этот путь зря? Прошу вас, уважаемый, сделайте исключение. Для нас это будет большая честь! Верно, Гриша?
- Да-да, разумеется! После всех этих отзывов и рецензий мы не простим себе, если упустим шанс провести с вами хотя бы краткую беседу.
Отзывы? Рецензии? Николай ни о чем таком не слышал. Быть может, ему стоило почаще наведываться в интернет.
- Вы хотите поговорить?
- Да! Очень хотим. Мы будем бесконечно счастливы, если нам удастся похитить хотя бы пять минут вашего времени! Пожалуйста, милейший, всего пять минут!
С подозрением отнесся Николай к этим двоим – ему не хотелось принимать участие в очередном диалоге с малоразвитыми недоумками, но что-то в этих ребятах определенно было. Вежливость ли привлекла его в этих парнях или энтузиазм, с коим они старались выпросить у него беседу? Сказать было трудно.
Через секунду он принял решение.
- Проходите!- произнес он.
Дружественным рукопожатием поприветствовал он прибывших, и лучезарной улыбкой проводил их внутрь. Он был вынужден признать, что его настроение чуточку улучшилось.
- У вас очень уютно! - проронил Гриша.
- Благодарю! Мне хотелось, чтобы эта комната была проста и в то же время привлекательна. Ах, как жаль, что придется позабыть о ней!
- Но почему? В чем причина вашего нежелания ее сохранить?
Николай пригласил гостей присесть, а затем ответил на поставленный ему вопрос:
- Признаюсь, мне страшно не хочется этого делать. Я оборудовал эту комнатку всем необходимым для хорошей, душевной беседы, но в этом, как оказалось, нет ни грамма смысла.
- Это как же?
- Люди не нуждаются в беседах. Они не любят и не умеют разговаривать. В этом-то и вся беда, господа. Может быть, чаю?
- О, это было бы просто прекрасно, уважаемый.
- Ник. Называйте меня просто Ник.
Захватив три небольших чашки – тех самых, фарфоровых, он зашагал по направлению к чайному столику.
- Как такое может быть, что люди не любят, а тем более не умеют разговаривать? Это звучит, по меньшей мере, дивно,- ввязался в разговор Эдуард.
- Понимаете, в наши дни, люди проводят, как бы так помягче выразиться, чересчур много времени в интернете. Они предпочитают называть это общением. Конечно же, вы можете со мной не согласиться, и скорее всего вы так и сделаете, но я уверяю вас: они заблуждаются.
- Хм, почему же вы считаете, что мы с вами не согласимся? - с лицом, выражающим смущение, промолвил Гриша.
- Разве вы не молоды?
- Разумеется, молоды. И что с того?
- А чем же ныне занимается молодежь? Сутками пропадает в отравляющей мозг всемирной паутине, именуемой интернетом. Конечно, иногда они таки находят время на употребление наркотиков, кибер-секс или виртуальные игры, но это не делает картину нисколько ярче. Иногда случается, что им приходится взаимодействовать друг с другом, я имею в виду по-настоящему, в реальном мире.
- И что же тогда, по-вашему, происходит? - поинтересовался Гриша.
- Ничего не происходит. Ровным счетом ничего. У них выходит просто какая-то пародия на конверсацию. Ничего незначащие, глупые реплики. Проще говоря, пустой треп.
- Стало быть, и мы с вами сейчас занимаемся простым трепом?
- А это нам, ребятки, предстоит выяснить. Вот ваш чай,- сказал Николай, протягивая белокурым братьям их порции чая.
Какое-то время они провели в тишине, наслаждаясь ароматом согревающего напитка. Николай уловил взгляд Эдуарда, изучающего книжную полку, что располагалась неподалеку. Именно он и нарушил тишину.
- Видно, вы любите читать. Или это всего-навсего элемент дизайна?
- О нет, что вы! Дело вовсе не в дизайне. Я обожаю читать! Жаль только, что никто со мной не разделяет мою страсть,- Николай вздохнул.
- Не стану говорить за всех, но мы с Гришей те еще книжные черви. Бесконечно почитаем мастерство Тургенева и сердечно удивляемся таланту Джека Лондона. Ещё в детстве мама баловала нас главой-другой на ночь. Как мы сходили с ума по Буратино, это что-то! А любовь к Тому Сойеру и словами не передать! Он и Гек стали настоящими героями нашего детства.
- О да! Марк Твен всегда будет занимать в моем сердце особенное место,- подхватил Гриша.
У Николая попросту отняло дар речи. Как? К нему пожаловали чтецы! Люди, которые видят разницу между Буратино и Томом Сойером! Да как такое возможно? Ведь таких людей больше нет! Николай был убежден, что на всем белом свете не осталось ни одного такого сумасшедшего консерватора, коим являлся он сам. Во дела!
На его лице заблистала настоящая, живая улыбка. Он улыбался, и глаза его выражали чистое, неподдельное чувство радости.
- Невероятно,- прошептал он.
- Вы о чем?
- Невероятно,- повторил Николай,- вы занимаетесь чтением. Вы не деградировали! Потрясающе. Это просто потрясающе!
- Спасибо, конечно, но не могу понять, что вас так удивляет. Мы предпочитаем книгу компьютеру, и что с того? Так уж нас воспитали,- произнес Эдуард.
- Вы – настоящая жемчужина. Среди всех моих посетителей, а их, поверьте уж, было не мало, вы единственные, кто имеет дело с литературой. О, это поистине прекрасно! - эмоции Николая просто зашкаливали.
- Мы очень благодарны за столь лестные слова и такой теплый прием, но нам пора,- неожиданно промолвил Эдуард.
- Что? Но вы ведь только пришли! А как же чай? И потом, мне кажется, нам есть о чем поговорить! Впервые, за столько лет! - он засуетился,- прошу вас, пожалуйста, останьтесь,- Николай практически умолял.
- Мы ведь сказали, что похитим у вас всего пять минут.
Гриша и Эдуард встали со своих кресел.
- Вы едете с нами, товарищ Леонидов. Собирайтесь,- в один голос произнесли парни.
Они назвали его настоящее имя. Они знали. Ну и глупец же ты, Слава. Дурак, поверил в сказку о маме, читающей на ночь своим сынишкам. Какая глупость! Конечно, это ничего бы не изменило, но будь он внимательней, то наверняка заметил бы, что за все время их диалога, ни Эдуард, ни Гриша ни разу не моргнули.



Свидетельство о публикации № СП-34806 от 28.01.2017.

Читайте также:
Комментарии
avatar