Записки практиканта
14.12.2017 93 0.0 0

Мой Алтай. Я счастлива, что родилась здесь, выросла и живу. У каждого из нас своя малая Родина, каждому она дорога. Но я уверена – такой красоты и величия не сыскать больше нигде. По прошествии лет все видится иначе, чем в молодости. Полевая практика среди геологов научила меня многому – общению с настоящими людьми, бережному отношению к природе, умению видеть в ней не соперника, а союзника. Чуйский тракт, долина реки Чулышман, Телецкое озеро, плато Укок…Да разве есть на Алтае такое место, о котором нечего было бы сказать? Несколько маленьких заметок студентки на практике, будущего географа, несколько ярких воспоминаний… Очень хочется, чтобы кто-нибудь, пробежав глазами эти строки, захотел поближе познакомиться с моей золотой Родиной, моим золотым Алтаем.
Звень-гора.
Вы встречали когда-нибудь рассвет? Наверное, у любого был свой незабываемый миг наедине с природой, наедине с восходящим солнцем. Это помнится всегда. Рассвет в горах. Нет, нельзя передать словами, нет таких красок в нашем богатом языке, чтобы описать это. И все же я попробую. Раннее-раннее утро. Тишь стоит такая, что, кажется, время остановилось. Только чуть всплеснет хариус в быстрой речке, и опять тишина. Все еще спят, но мне нужно готовить завтрак. Впереди обычный рабочий день, расходимся по маршрутам, надо как следует подзаправиться. Выхожу из палатки. Ноги тонут в траве,мокрой от обильной росы. Да и роса ли это? Кругом разбросаны пригоршни чистейших алмазов, прозрачных слезинок ночи. Легкий ветерок чуть колышет травинки, но капельки держатся крепко. Есть немного времени и я чувствую себя словно в сказке. Вершины гор еще в тумане, и воображение рисует сказочные замки там, наверху. Кажется, сейчас из-за пелены тумана вынырнет огромный дракон с огнедышащей пастью. А вон там, на вершине, стоит крепость. Там живет бесстрашный рыцарь, готовый сразиться с этим драконом. А я – прекрасная принцесса… Так… Прекрасная принцесса поставила котел на огонь, можно мечтать дальше. Место, где находится наш лагерь, расположено неподалеку от поселка Акташ. Это название означает «белый камень». Но рядом с поселком высятся красные скалы.Красные, потому что киноварь, из которой они сложены, красного цвета. Вот солнышко еще робко начинает разбрасывать свои первые лучи.Поднимаясь из-за красных скал, высвечивает каждую капельку росы. Это так красиво! Миллионы маленьких радуг, вспыхивая, горят самоцветами, переливаются и, кажется, позванивают еле слышно. Самая большая скала загораживает еще восходящее светило, и оно будто просвечивает ее насквозь, раскрашивая киноварь самыми яркими оттенками красного. Все живое на мгновение замерло, торжественно встречая новый день. Даже таежная пичужка цвенькнула последний раз и умолкла. Вот уже солнце осветило вершину скалы короной ярких лучей. И зазвенела неслышно каменная громада, удивляясь собственной красоте. Звень-гора! Пройдут года, тысячелетия, а ты все так же будешь возвышаться над этой дикой тайгой, малиновым звоном встречая каждый новый день. Медленно поднимаясь, солнце разбрасывает брызги света и тепла по всей долине. И вот тишины уже как не бывало! Зашумела трава, пичужка вспомнила свою забытую партию, к ней присоединился хор кузнечиков. Речка заголубела, отливая пенистыми всплесками, побежала, кажется, еще быстрее. Нет таежной темени – все деревья светятся каждой хвоинкой, каждым листочком. И у меня уже готов завтрак. Подъем, народ! В путь! Мы уходим.До свидания, Звень-гора! Вечером увидимся. Будем вместе провожать этот удивительный летний день.
Таежная быль.
Сегодня мы работаем в Алтайском заповеднике. Здорово! Его территория начинается с правобережья Телецкого озера. Странно как-то… На левом берегу туристы и, естественно, последствия их пребывания. А здесь… Все вокруг другое - будто в параллельный мир попали. Даже трава, листья и хвоинки зеленее и нарядней. Вода в этой части озера чистая, незамутненная, настоящий изумруд! И горы здесь величественней и выше, как бы говорят – мы здесь хозяева! А ты, человек, коль пришел, добрым гостем будь! На территории заповедника можно находиться только по специальным пропускам. Здесь работают люди, влюбленные в этот край, в эту сказку, знающие все тропки и повадки здешнего зверья. Это егеря. Много интересных историй поведали они нам. Вечерами, когда сядет солнышко, все затихает вокруг. В сумерках горы кажутся каменными великанами, а озеро – огромным зеркалом. Трудовой день окончен. Мы сидим у костра. Потрескивают сучья, искры разлетаются в разные стороны. В такие минуты человека охватывает особое настроение. Чувствуешь себя маленькой песчинкой в этом огромном мире. И в то же время ты отвечаешь за каждую травинку, зверушку. Это нелегкая, но благородная миссия. Павел Иванович хитро прищурился.
– А не рассказать ли вам, ребятки, еще какую-нибудь таежную быль-небылицу? Что-то вы уж больно задумчивые… Ну слушайте. Осень в тайге – пора хлопотная. Звери спешат запасы на зиму приготовить, да удобные норы. Зима у нас длинная. У людей тоже свои осенние причуды – охота. Конечно, каждому хочется добыть зверя поинтереснее да побольше. Бахвальство это или что… Пойми их… Только забираются порой охотнички в такую глушь, что и сами потом не рады. Знать надо лучше лес и зверей, а потом уж и соваться! Ну да что уж говорить, коли без толку… Двое таких охотников решили рысь добыть. Вот непременно! Ну решили и решили, да только азарт дурной завел их в такие дебри… Дело к вечеру, видно сегодня уже не будет охоты. Надо становиться на ночлег. Сложили приятели ружья, один отправился за хворостом, другой остался лапник еловый готовить – спать мягче и теплее. Тот, что за хворостом пошел, заплутал. Знамо дело – места незнакомые. Видит – выбираться надо. Деревце за деревце - еще хуже, потерял дорожку наш охотничек. Начал он кликать друга – тишина в ответ. Встревожился, неужто так далеко ушел, или случилось что? Зверь здесь дикий, человека не боится.Мало ли…Плутал он долго, вышел, наконец, к заветной полянке. Вышел и замер от увиденного. Его друг стоял столбом, вытянув руки, а рядом кто-то копошился. Приглядевшись, охотник испугался не на шутку. Два медвежонка, чуть подросшие, облизывали ладошки человека, а тот, казалось, был парализован. Надо выручать! Да не тут-то было… Чуть поодаль охотник увидел под елью огромного зверя.Мамаша внимательно следила, как ее детки играют с человеком. Тот не мог пошевелиться. Малейшее движение тут же сопровождалось оглушительным ревом медведицы. Сколько это продолжалось, сказать трудно. Казалось, вечность. Наконец, медвежата натешились, и все семейство удалилось. Стало почти совсем темно. Человек на поляне по-прежнему не двигался. Его друг, бросив хворост, подбежал к товарищу и опешил. Перед ним стоял совершенно седой человек. Губы его тряслись, что-то шептали. В темноте лицо казалось белым пятном. Он медленно поднял руки ладонями вверх. Теперь вместо ладоней было кровавое месиво, кожа висела клочьями. Кое-как дождавшись утра, незадачливые охотники поспешили вон из тайги. Охота не удалась! Люди не заметили рядом с собой медвежье семейство. Хозяева тайги были у себя дома, человеком не пуганы. Да еще и запах привлек их на поляну. Животные, как известно, до соли охочи. А люди шли долго, умаялись да вспотели. Да и медвежата, увидев неведомую доселе игрушку на двух ногах, поспешили с ней познакомиться. Охотник сообразил, что лучше замереть и не двигаться. Медвежата учуяли запах соленых от пота ладоней человека. Медвежьи язычки, усеянные острыми бугорками, живо спустили кожу с ладоней. Человеку было очень больно, но пошевелиться он не смел. Запах крови еще больше раззадорил медвежью ребятню. Кому-то весело, а кому-то ох как страшно! Поседел человек в одночасье от пережитого, от боли да от страха. Вот так! Что ж приуныли? Думаю, ладошки зажили, а от такой встречи польза тем охотникам все же есть. Вряд ли ружьецо еще в руки возьмут. Тайге и зверю облегченье. А вы как думаете?
Мы молчали. А ведь прав егерь – мы здесь гости. И вести себя надо не по-свойски, а уважая хозяев. Тогда и встречи будут мирными и добрыми.
Урча.
Красивое имя, правда? Так зовут нашу лайку. В переводе с алтайского это означает «воровка». Вот не в бровь, а в глаз! Эта плутовка постоянно что-нибудь прячет. Стащит что-то вкусное, припрячет, а потом забудет. Вот кто-нибудь из звериного братства нашей Урче спасибо скажет, когда найдет припрятанную рыбью голову или пряник (!). Эта собака сразу мне приглянулась, красивая, светло-песочного цвета. Хвост этакой пушистой каралькой. Но особенно глаза! Хитрые, с искринкой, очень умные и добрые. Урча постоянно улыбалась, показывая поистине голливудский оскал белоснежных клыков. Ее улыбка производила неизгладимое впечатление на сильную половину собачьей братии. Как только мы попадали в какой-нибудь поселок, Урча исчезала на денек. Затем появлялась в окружении местных кавалеров, которые крутились у нее под ногами. Да, богатырей среди них явно недобор…Эта орда безошибочно шла на запах варева, усаживалась в сторонке, не надоедая, но надеясь.Ожидание обычно вознаграждалось, причем, пока кавалеры грызли в сторонке сухарики-печенюшки, наша дама сидела с независимым видом и, скучая, выслушивала очередную воспитательную речь нашего шофера Сани.
– Нет, ну гляньте, расселась!Где ты их собираешь-то? Все дворы обошла или еще где кого забыла?Последний раз говорю – еще приволокешь кого-нибудь, перестреляю всех к чертовой бабушке!
Где-то в середине словесного потока лайка, будто спохватившись, делала виноватую морду, уши враскос. А хвост уже мел в нетерпении. Выслушав нотацию, Урча срывалась с места, и скоро только по треску кустов да взлаиванию можно было определить, куда опять понесло наше чучело.
–Ну и че толку? – злился Санька. – Ведь все понимает, паразитка! Вот я тебе! Сама будешь своих алтайчат воспитывать!
Сашка ворчал, но мы-то знали, как он любит свою воспитанницу. Отец подарил щенка два года назад. Щенок был слабенький, Саня часто рассказывал, сколько он возился с маленькой лайкой. Мечтал вырастить настоящую охотницу. Ну да! Как-то не поддавалась Урча обучению. Ей было интересно поиграть со зверем. Она могла весь вечер гонять бурундука или крутиться вокруг пихты, увидев белку. Самое интересное, что звереныши будто дразнили собаку. Бурундук скрывшись за пенек, тут же появлялся возле поваленного дерева.А белка прыгала с ветки на ветку, не убегая далеко. Эти прятки сопровождались заливистым лаем, от которого вскоре все начинали тихо сходить с ума. Однажды произошло вот что. Всем надоела тушенка, и наши мужчины решили добыть козлика. Взяли винтовку и настроенные весьма решительно скрылись в тайге. Урча, естественно, увязалась следом. Что-то мне подсказывало, что охота будет лишь прогулкой, и все козлики вокруг могут дышать полной грудью. В ожидании добытчиков я решила набрать малины и сварить кисель. Прошло часа три. Я, задумавшись, сидела на бревешке, кисель остывал в речке. Вдруг из зарослей вылетела Урча, подозрительно счастливая. Неужели подстрелили? Послышалась какая-то перебранка, и вот на поляну вышли охотнички. Да… Интуиция меня еще никогда не подводила. Лица у всех были раскрасневшиеся.
–Убью паразитку! – Саня замахнулся и кинул камешком в сторону собаки. Но ее там уже не было. Урча пряталась на своем козырном месте – в палатке под моим спальником. Григорьич упал на бревешко и давай хохотать! Серега хохотать уже не мог. Оказывается, недалеко от лагеря охотники заметили вполне приличного козлика. В предвкушении шашлыка по-таежному уже потирали руки. Урча тоже прониклась важностью момента, лежала тихо. Козлик был уже близко, Григорьич прицелился и … Ну елочки зеленые! Урча поняла, что пришел ее звездный час.Сорвавшись с места, заливисто лая, она понеслась галопом к бедному козлику. Вот с этим поиграем! А то вокруг одна мелочь пузатая… Что там кричит хозяин? Не до него сейчас.
Я представила эту картину. Примерно то же, что происходит сейчас на поляне. Кто ругается, кто всхлипывает уже от хохота. Весь вечер потом Урча пыталась загладить свою вину. Она даже принесла Сане дохлого мыша огромных размеров ( где взяла?..). Не помогло… Дулся и ругался на нее. А ночью оба спали как убитые. Урча положила морду Саньке на грудь, а тот обнимал ее за шею . Прошло много лет, а я хорошо помню веселую Урчину мордаху, ее бесшабашный характер. Иногда во сне ко мне вылетает из кустов светло-песочный сгусток радости, хитрости и доброты. Глазенки горят, а теплый язык вылизывает мое лицо. И я плачу во сне…
Сегодня дождь…
Проснулась от мерного стука. Ну вот. Дождик, да какой… Что ж, завтрак все равно готовить. Одеваюсь и вперед! Да, ребята, сидеть в палатке всем до вечера. Перспективка! В пасмурную погоду в горах неуютно. Долина будто бы сжимается, каменные громады обступают и наступают, сам себе кажешься муравьем. Вершины утонули к непроглядном мареве, скучно и неприветливо вокруг. Речка тоже поменяла свой цвет – вода серая с металлическим оттенком. Правда, вкус такой же – с городской не сравнить. Выпьешь глоток – будто силы прибавилось. Хариусу дождь нипочем, даже наоборот – то тут, то там всплеснет, сверкнет чешуей. Играет! Вчера запекали хариуса в глине. Кто пробовал эту вкуснятину, меня поймет. В ресторане такое не подадут!
От приятных воспоминаний отвлекла шишка, упавшая прямо на голову. Кто там колобродит, кому не сидится дома, в уютной норке? Ветки качнулись, белка! Вот ведь шустрая, и дождь нипочем! Решила поиграть? Погодку ты выбрала, подруга… Белки здесь непуганые, впрочем, как и вся остальная живность. Непуганые, но осторожные. С рук есть не будут. Это правильно. Люди разные бывают.
Незаметно за размышлениями приготовила завтрак. Пока мои коллеги работают ложками, схожу наберу листьев дикой малины. Чай будет, закачаешься! Дикая малина не то, что садовая, такой аромат у ягод! А листья, добавленные в чай, придадут бодрости и настроения даже в ненастье. Иду знакомой тропкой. Дождик напоил каждую травинку, каждый кустик. Лиственичные хвоинки стали ярко-зелеными, будто весной. Пихтовые лапы распушились, густу усыпаны алмазами капель. Тихо, птиц не слышно, зверье тоже попряталось – все пережидают непогоду. В котелке кипит ароматный чаек. Можно не спеша насладиться живительной силой алтайской тайги. Нет, все же и в такой погоде есть свои плюсы. Отдыхаем. Сидим под тентом, подпеваем Григорьичу, который перебирает струны гитары. «Солнца не будет, жди, не жди, третью неделю льют дожди…» Ну нам это не грозит. Скоро, очень скоро кончится дождь, выглянет солнце, подарит новую жизнь этому сказочному уголку природы. Долина наполнится новыми красками, новыми звуками. Река заблестит бирюзой, еще звонче играя перекатами. А нас ожидает наша работа – не один километр пути. Это все завтра. Ну а сегодня – дождь…

Закончена летняя практика. Едем домой. Радости почему-то нет… Конечно, дома не была уже полгода, только вот очень не хочется покидать эти сказочные места. Сидим у ночного костра молча, каждый думает о своем. Лишь иногда, встретившись глазами, мы понимаем, что километры пути, запах тайги, рассветы и закаты, быстрые чистые реки с хариусом и тайменем – все это не забудется. Мы сдружились, стали частью удивительной горной страны. Урча тоже лежит молча, иногда поскуливает, понимает… Не в первый раз в такой обстановке. Спать не хочется. Я пытаюсь всеми легкими вдохнуть тот неповторимый аромат тайги, свободы и величия, который есть только здесь – среди каменных великанов, вдали от людей, суеты и рутины. Вернусь ли я еще сюда? Да конечно же! Ведь лучше гор могут быть только горы…



Читайте также:
Комментарии
avatar