Записки на испанском балконе часть 1
12.01.2018 86 0.0 0


 Записки на испанском балконе

- Зачем нужен коридор, если он не ведёт к лифту?
Наташа
1

Вот кого точно не интересовало, куда мы полетим отдыхать, так это Нурика. Вообще-то его полное имя Нурофен, но Наташа любила давать нежные окончания именам. Как только нас познакомили, я спросил, почему у него армянское имя. Наташа ответила, что вовсе не так. Маленький плюшевый бегемотик был для Наташи больше, чем простой талисман. Его добродушная улыбка до ушей и умнейшие глаза-пуговки несли, если не заряд бодрости, то умиротворения точно. Он сопровождал Наташу в каждой поездке, теперь терпеливо ждал нашего решения, покорно сидя на диванных подушках. А мы выбирали между Барселоной с одой стороны, и Австрией, Германией и Чехией, с другой. В конечном итоге выбор пал на Барселону, так как при этом раскладе мы бы жили на одном месте, во-первых, и, во-вторых, тут нас кормили бы три раза в день, причём стоимость обедов входила в стоимость путёвки, что тоже немаловажно.
Вылет был назначен на 06.40 утра, поэтому быть раньше 05.00 в Пулково мне казалось бессмысленным. Но Наташа, бывалая туристка, заявила, что надо быть там заранее, по случаю какого-нибудь форс - мажора. Такси было заказано на 03.00, до двух мы тщетно попытались заснуть, но из этого ничего не вышло. Ровно в три часа ночи мы вышли из подъезда на улицу. Нурик весело выглядывал любопытной мордочкой из Наташиного рюкзака. Таксист ждал нас возле своего железного коня напротив, задумчиво стряхивая пепел себе на ботинки. Задний номер машины был аккуратно разломан на три неравные части и был заботливо примотан к бамперу скотчем. Поездка задалась с самого начала. Багаж был оперативно уложен в багажник, и мы медленно тронулись по ночному Питеру навстречу первому совместному отпуску.
Добраться до Пулково от дома, где живёт Наташа, проще всего по кольцевой автодороге. Полчаса нам хватило бы за глаза и за уши. Однако за Вантовым мостом мы увидели интересную картину, - а именно: лежащий вверх колёсами бензовоз, возле которого хмурые и не выспавшиеся инспектора ГИБДД оперативно составляли протокол. Вокруг бензовоза лежали груды повреждённого металла, раскиданные по трём из четырёх полос движения, что вынудило любителей передвижений по ночам перестроиться в один ряд и передвигаться дальше гуськом.
- Вот пидоры гнойные - доходчиво резюмировал происходящее наш водитель - устраивают гонки по ночам, пока себе шею не свернут. Хорошо, что сейчас почти лето. Помню, как зимой передо мной машина с песком перевернулась. Я тогда затормозить успел вовремя и влетел в гору песка. А то мог бы и не выжить.
Разогнав остатки сна ночной поездкой, мы высадились в Пулково около четырёх часов ночи. Регистрацию ещё не объявляли, и Наташа отправилась на ознакомительную экскурсию по зданию аэровокзала, благо новый терминал открыли не так давно. Терминал понравился и до объявления регистрации мы сидели на чемоданах и разговаривали о нашем светлом будущем. За два часа до рейса нас, как и положено, позвали на регистрацию. Очередь выстроилась моментально. Уже по тому, с какой скоростью она увеличивалась, возникло ощущение, что вовремя мы не улетим. После прохождения таможни, в поисках нужного нам гейта, мы прошли мимо кампании солидных мужчин, которая оказалась золотым составом Зенита 1984 года – Желудков, Клементьев, Захариков, Дмитриев и Долгополов. Они сидели тесным кругом, оживлённо беседуя, совсем не узнаваемые другими пассажирами. Мысль подойти и взять автограф показалась мне довольно нелепой. А ведь всего тридцать лет тому назад весь город был готов их на руках носить…
Как и ожидалось, рейс наш задерживался на полчаса. Вместо 6.40 вылет назначили на 7.10. Однако в 7.10 стали только грузить пассажиров в автобусы, которые поочерёдно довозили нас до самолёта. Снаружи он показался совсем маленьким и тесным. По крайней мере, ноги мне в нём так и не удалось вытянуть.
Если Наташа летает спокойно всю жизнь, то я всю жизнь плохо себя чувствую на высоте. Поэтому о том, как перенесу полёт, старался не думать. Не лететь я не мог. Любовь, понимаете ли, и всё такое… Я просто старался не смотреть в иллюминатор, тем более, что там, кроме облаков, ничего видно не было почти всю дорогу.
А потом я обнаружил для себя странную вещь: стюардессы ходили по салону спокойно, разносили напитки и закуски, и их ничуть не смущало, что самолёт всё время дрожал и покачивался. И тут до меня дошло, что это абсолютно нормально. Вспомнив, как трясёт меня на дорогах в автомобилях, я понял, что разница не так уж и велика. После чего окончательно успокоился. Наташа, что было удивительно, спала мёртвым сном, прижав Нурика к груди. Я её разбудил только тогда, когда нам предложили закусить тем, что «Уральские Авиалинии» послали.
Это была жареная курица, чай, бутерброд, масло, сок и вино на выбор. Наташа убрала Нурика в рюкзак, сказав, что на высоте Нурик не ест. После чего попросила стюардессу сделать коктейль из томатного сока и яблочного. Такого подвоха та не ожидала. Навыков бармена ей явно не хватило. Она предложила Наташе самой намешать себе всё, что та захочет, и передала ей пакеты с соком. Наташа, вполне довольная собой, не торопясь нацедила себе томата, после чего плеснула в этот же стакан яблочного сока, и стала пить, зажмуриваясь от удовольствия. Затем включилась в увлекательную беседу с девушкой, сидящей у окна.
4 часа с копейками пролетели как-то незаметно, и вот мы совершаем мягкую посадку под аплодисменты в Барселоне. Обязательно звоним родственникам, что долетели благополучно. Собственно, это делает каждый второй пассажир. На паспортном контроле я чем-то не понравился пограничнику. Он долго вертел мой загранпаспорт, потом всё-таки поставил в него штамп, после чего кинул его в окно так, что тот пролетев сквозь окошко, упал на пол. Пока я наклонялся за ним, сверху раздались слова извинения. Я хотел сказать в ответ этому злому с утра каталонцу, что Реал лучше Барселоны, но сдержался. Впереди целых десять дней, ещё успею.
Аэровокзал Барселоны. Здание современное: сталь, тонированное стекло и бетон. А вот и сладкая парочка из турагентства, стоит в центре зала со списками отдыхающих. Мы оказались во власти миниатюрной, но очень говорливой и проворной тётечки, которая просила сегодня называть её Ритой. Синьорита Рита проверила нас по спискам дважды. Сначала просто по списку, все ли сели в автобус, а потом каждую фамилию по доставшимся им отелям. Наш отель оказался последним по списку, он же и последним по маршруту. Мы купили бутылку минеральной воды у водителя, сказав по-испански «Uno Aqua», и автобус тронулся с места.
Пейзаж за окном очень сильно напоминал Купчино, в том самом месте, где метро идёт рядом с электричкой, но через пару поворотов мы выехали на дорогу, которая была похожа на трассу Ялта – Симферополь, только без троллейбусов. Прошло ещё каких-нибудь 15 минут, и после длинного тоннеля, мы уже мчались вдоль побережья. Трасса Сочи – Туапсе была явно не за горами. Всю оставшуюся часть пути меня не покидала уверенность, что мы в Абхазии.
По пути Рита рассказала нам много интересного об Испании. Например, про сиесту. Это такой обед, растянувшийся на три часа. В это время все учреждения закрываются, а банки так вообще работают только до обеда. Позже мы увидели распорядок работы на одном из универсамов – с 9.00 до 13.00, а потом с 16.00 до 20.00. То есть три часа для еды по-испански, это норма. При этом обед готовить они совсем не умеют. Заговорили о зиме, и Рита вспомнила, что за те 20 лет, как она живёт в Испании, снег выпал в этих местах один раз, и это парализовало всё. Не ходили машины, люди не выходили на улицы, разве что бегали - в церковь молиться о тепле и солнце. Интересные подробности узнали мы о Каталонии. Например, что жители провинции хотят отделиться от Испании и готовят по этому поводу референдум.
Постепенно наш автобус въехал в череду прибрежных городков с отелями. Улочки были узкими, повсюду были видны открытые сувенирные лавки. Я с удивлением увидел футболку с изображением Касильеса. Что делает вратарь Реала здесь? Оказалось, что он тут не как вратарь Реала, а как сборной Испании. У меня сразу отлегло от сердца. За футболку с изображением Касильеса в форме Реала в Каталонии могут и убить.
Как я уже сказал, наш отель был последним в списке. Покрутившись по узким улочкам города Пинеда Ла Мар, что означает Пинеда на море, автобус остановился напротив входа, и мы вышли на улицу. Нас осталось всего шестеро из пятидесяти, севших в аэропорту. Рита передала нас из рук в руки портье и, широко улыбнувшись, напомнила нам, что завтра в отель прибудет наш местный гид от турфирмы, и мы можем задавать ему любые вопросы. После чего пошла с чувством выполненного долга поглощать свой законный трёхчасовой обед. Нас записали, выдали ключи от номера в виде магнитной карточки, выдали карточки для заказа напитков в ресторане и баре, а также карточки для того, чтобы заказывать напитки в обмен на пустые стаканы. Мы поднялись на пятый этаж, нашли наш номер, отрыли дверь, вошли внутрь, бросили вещи на пол, посадили Нурика на тумбочку возле Наташиной кровати и вышли на балкон.
До Средиземного моря было не более ста метров. Волны лениво щекотали берег, на котором так же лениво лежали отдыхающие. Судя по тому, что никто в воду не залезал, русских среди них не было. Я обнял Наташу за плечи, она прижалась ко мне и закрыла глаза. Сколько бы мы простояли в таком положении, никто не знает, но в нашу идиллию с грохотом ворвалась электричка, поделившая расстояние от моря до отеля на две равные части.
- Только этого нам не хватало - сказала Наташа и посмотрела на меня. - Ну, и как ты собираешься спать на балконе под такой грохот?
Дело в том, что спать со мной в одной комнате могут только те, кто совершенно во сне ничего не слышит. Наташа спит очень чутко и просыпается от малейшего шороха. Звуки моего храпа сравнить, практически, не с чем, так как сам я их не слышал, а остальные предпочитают об этом не вспоминать. Одним словом спать в одной комнате я с Наташей не мог, вот и предложил ночевать на балконе. Даже шум электрички не поколебал моих намерений, да и к тому же, думал я, электрички по ночам ходить не будут. Что касается Нурика, он ничего не имел против балкона, потому что сам ночевал под одеялом у Наташи.
Мы спустились на улицу, не доехав до первого этажа. То есть на кнопке была цифра один, но, по европейским понятиям, это был этаж второй. Мы спустились по лестнице пешком, вышли на улицу, принципиально подошли к пешеходному переходу, заставили остановиться автомобиль, перешли улицу и через подземный переход подошли к морю. Наташа легла на песок и закрыла глаза. Весь вид её говорил о том, что сейчас она хочет просто полежать и ничего не делать. Рядом с пляжем пролегала велосипедная, она же пешеходная дорожка. По ней не спеша прогуливались аборигены, что-то бормоча по-каталонски. Иногда проезжали велосипедисты или бегуны проводили свои тренировки. В общем, картина была типичная для Средиземноморья.
Однако надо было спешить на обед, до окончания которого оставалось меньше часа. Как нам объяснили в мини-баре ресторана, есть можно всё, что угодно, а вот пить только воду, вино, пиво, кока-колу и фанту в маленьких баночках. Остальное за деньги из расчёта 1 бутылка - 1 евро.
В центре ресторана стоял стол, на котором лежал десерт: апельсины, грейпфруты, арбузы, все изящно порезанные на мелкие кусочки. Тут же рядом сладкий рис, изюм, три вида йогуртов, которые черпались поварёшкой в специальные миски, три вида сладкого желе, которое я так за 10 дней и не попробовал.
Справа от входа, сразу за стойкой мини-бара, готовили на открытой плите, в основном жарили, то блины, то рыбу, то яичницу. Командовал этой жаровней высокий худой «финн», каких я видел десятью днями раньше в финском супермаркете «Лапландия», сразу за границей с Россией. Позже таких же «финнов» мы видели неоднократно праздно шатающимися по территории Испании.
Основная жратва стояла слева от стола со сладостями. Тут были помидоры, свежие и нашпигованные икрой, капуста свежая и тушёная, картофель фри как гарнир, картошка в мундире, мясо в грушах, салат в арбузах. Количество колбасок не поддавалось подсчёту. Наташа, которая приехала худеть, взяла с собой три тарелки с более 10 видами продуктов. Я взял всего две. Рядом с тарелками обедал Нурик, уткнувшись головой в порцию свежих овощей.
Если отбросить в сторону продуктовое изобилие, то внешне ресторан наш напоминал обычную питерскую заводскую столовку. Сказывалось и то, что в отеле отдыхали, в основном, пенсионеры из Испании и Франции. Остатки наполеоновской армии чаще всего встречались нам в лифте, всё норовя выйти к нам на этаж, хотя лифт всего лишь тормозил, чтобы нас подобрать по дороге на первый этаж, который значился на цифровом табло гордой цифрой 0.
После лёгкого обеда мы решили ещё раз подойти к морю. Но сначала мы решили подняться на крышу, но не в поисках Карлсона, в которого не верил даже Нурик, а посмотреть на бассейн. Мы поднялись туда и увидели горсточку туристов, лениво продавливающих лежаки. Бассейнов было два, один неглубокий, мне чуть выше пояса, второй – детский лягушатник, где я бы и один не поместился. Термометр уверял, что температура воды плюс 18. Купаться в них было интересно только детям, да и вода было слишком холодной для Испании. Разве что только загорать. Наташа сказала, что ей пока рано записываться в моржихи, и мы пошли на море. Напротив нашего окна на берегу находилась местная «тошниловка», где можно было глотнуть пивка и закусить местной шавермой.
Нам это было без надобности, а вот помыть ноги в морской воде было интересно. Вода была для меня очень тёплой, градусов 16 тепла, что для Испании на самом деле очень холодно. Как я уже сказал, вдоль пляжа была проложена железная дорога, а между ней и пляжем пешеходная и велосипедная дорожки. По обоим в обе стороны непрерывно или шли, или бежали, или катились на велосипедах местные аборигены. Видимо здоровый образ жизни у каталонцев не только в крови, но и в печёнках.
Нагулявшись вдоль воды, мы решили пройтись по местным магазинам, за витринами которых издевательски красовались дамские сумочки. Бык на корриде нервно курит в сторонке, глядя на то, как Наташа бросается на сумочку цвета розовой розы. Продавец, хрупкий юноша марокканского происхождения, немного говорил по-русски с индийским акцентом, но неплохо знал и английский. И без очков было видно, что Наташа ему нравится, однако делать скидку с одной сумки он категорически отказывался. Но поскольку это был наш первый день в Испании, то мы решили, что сегодня мы ничего покупать не будем.
За ужином, который не отличался ни в чём по количеству блюд от обеда, последовала ещё одна пешеходная прогулка. Теперь мы пошли в обратном направлении, то есть в сторону Барселоны.
В отдалении обнаружилась ещё одна разливуха, из которой одиноко и грустно звучал Kenny G. Было такое ощущение, что у них включено «Эльдорадио». Дальше смотреть было не на что - песок, бегуны, шум волн, и звонки велосипедистов. Стемнело достаточно быстро, и мы вернулись в свой номер. Там мы выяснили, что время оказывается уже два часа по Москве, то есть мы не спали уже целые сутки.
Я обещал Наташе, что буду спать на балконе, на нашем надувном матрасе, чтобы не мешать ей своим бодрым храпом. Но Наташа отключилась очень быстро, во-первых, и во-вторых стала храпеть сама. Так что надобность в матрасе на балконе отпала, и мы, наконец, счастливо заснули, чтобы проснуться за час до завтрака.



Читайте также:
Комментарии
avatar